Не верь, не бойся, не проси

 

Бездействие правоохранителей заставляет людей самим бороться с преступлениями

В прошлом году российская полиция, по данным портала Criminal Justice, вошла в десятку самых коррумпированных полиций в мире. Наши стражи порядка оказались среди коллег из Гаити, Судана, Бирмы, Узбекистана, Кении и ряда других стран. О российской полиции сказано так: «Насилие, вымогательство, аресты невиновных…»

Вряд ли стоит ожидать, что и в нынешнем году ситуация кардинально изменится. В МВД как брали, так и берут взятки, как издевались над задержанными, так и продолжают издеваться, как затягивали расследования так и затягивают. Дошло до того, что потерпевшие часто вынуждены сами искать своих обидчиков.

- Пришлось это делать, например, женщине-врачу из города Арзамаса Нижегородской области, - говорит председатель Межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» Игорь Каляпин. –Три года назад она, немного выпив, поконфликтовала в квартире с мужем, который не придумал ничего лучшего, как вызвать милицию. Женщину привезли в вытрезвитель, где стражи порядка ее избили, а затем изнасиловали. Пострадавшей длительное время отказывали в возбуждении уголовного дела. Она самостоятельно собирала доказательства, раз за разом обжаловала постановления об отказе в возбуждении дела и, наконец, добилась привлечения к ответственности милиционеров, избивших и надругавшихся над ней. Двух их них - Аношина и Шуягина, суд приговорил к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком на два года. Третий, Буханов, был приговорен к шести годам и шести месяцам лишения свободы в колонии общего режима. В ходе этой борьбы женщина получила юридическое образование и ныне работает адвокатом.

«СП»: - Но это давнее дело. Может, сейчас все изменилось? Как-никак реформа МВД прошла

- Реформа мало что изменила. По крайней мере, рвения к работе сотрудникам правоохраны она не добавила. Вот недавняя история: во дворе одного из жилых домов Нижнего Новгорода двое полицейских в штатском очень жестоко избили мужчину, которого подозревали в краже велосипеда. Мы сделали то, что ни один из полицейских делать не стал бы, хотя это предписано им должностными инструкциями: прошлись по квартирам жителей, окна которых выходят во двор, и отыскали довольно много свидетелей расправы над человеком. Получили их письменные свидетельства, после чего наш юрист, вступивший в уголовный процесс в качестве представителя потерпевшего, заявил ходатайство о приобщении показаний к материалам дела и о допросе установленных нами людей.

«СП»: - Какие еще есть способы повлиять на объективность следствия?

- Мы имеем возможность, даже до возбуждения уголовного дела, посодействовать в освидетельствовании потерпевшего на предмет выявления телесных повреждений. Из бюро судебно-медицинской экспертизы получаем документ, который по процессуальному статусу нельзя назвать заключением судебно-медицинской экспертизы, поскольку она сделана не по поручению следователя. Однако наш юрист вначале заявляет ходатайство о приобщении к уголовному делу этой бумаги, затем ходатайствует о проведении судмедэкспертизы. Таким образом, мы закрепляем факт совершенного преступления. А следователи часто направляют пострадавших на экспертизу спустя неделю-две после того как они пострадали. В это время уже невозможно поставить точный диагноз, невозможно определенно установить механизм получения повреждений.

Если следователь отклоняет наше ходатайство о допросе очевидца, – идем в суд и обжалуем его действия. В основном судьи встают на нашу сторону. Отмечу, что аналогичные действия может совершить любой пострадавший самостоятельно в случаях, когда следствие волокитит дело. Это совершенно легальные юридические приемы, вынуждающие следователя проводить расследование эффективно. Для этого не нужны ни соответствующий диплом, ни «корочки». Организация «Комитет против пыток» тоже не имеет никаких особых полномочий. Правда, гражданам нужно знать определенную часть Уголовно-процессуального кодекса.

«СП»: - Имеют ли возможность граждане самостоятельно заявлять ходатайства о приобщении какой-либо информации к уголовному делу?

- Такое право имеют и заявители, и их представители. Последним может стать любой человек, которому заявитель оформит доверенность.

Некоторым людям мы оказываем консультативную помощь, помогаем составить заявления, а дальше они действуют сами. Надо отметить, что даже при наличии доказательств, следствие часто выносит отказы в возбуждении уголовных дел. До этого оно не проводит никаких следственных действий, не назначает экспертизы, не выявляет очевидцев, не допрашивает свидетелей. Не делает ни-че-го! Но затем пишет: «Не собрано достаточных доказательств».

Приходится обжаловать эти постановления. Суды, как я уже сказал, в большинстве случаев соглашаются с нами. Следственные органы после этого якобы проводят дополнительные расследования и снова выносят незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовных дел. Порой такая практика продолжается годами. Одно дело у нас тянулось восемь лет.

Следователи, «штампующие» десятки незаконных постановлений, продолжают работать, их повышают в должностях и званиях. Если бы рабочий на заводе 3-4 раза подряд «запорол» какую-нибудь заготовку, его отлучили бы от станка. А людям, находящимся на государственной службе, наделенным серьезными полномочиями, «запарывания» всегда сходят с рук.

Можно ли положить этому конец? «Можно, - считает председатель Ассоциации адвокатов России «За права человека» Евгений Архипов - Но для этого деятельность правоохранительных органов должна быть подконтрольна обществу. А это возможно лишь при условии демонополизации политической системы.

Сегодняшняя партия-монополист состоит из людей, занимающихся бизнесом. Это олигархическая коррупционная вертикаль. Она не заинтересована в реальной реформе правоохранительных органов. Если органы выйдут из-под контроля этого клана, то в первую очередь обратят внимание на его деятельность, - говорит Евгений Архипов - Еще один момент: клан формирует кадровый резерв полиции и прокуратуры. Поэтому у нас существует несменяемость в этих структурах, из которой исходит рост коррупции.

А при политическом многообразии люди получат возможность, менять не только правительство, губернаторов и мэров, но и влиять на назначения в руководстве полиции и прокуратуры.

Необходима свобода слова, при которой центральные телеканалы могли бы критиковать действия власти и правоохранительных органов. Сейчас эта свобода сведена до минимума, свободно выражать свое мнение люди могут лишь в интернете.

Государственный аппарат будет всячески противиться общественному контролю со стороны общества, поэтому сам политику менять не станет. Лишь когда наш народ осознает, что никто кроме него не может управлять государством и контролировать правоохранительную систему, тогда начнет меняться политическая система, тогда начнут меняться полиция и прокуратура».

 

Фото: Александр Миридонов/Коммерсантъ

 

http://svpressa.ru/society/article/58762/

 

23 Сентября 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов