10 ЛЕТ БЕЗ ПАРЛАМЕНТА

 
Владимир Кара-Мурза мл.член политсовета РПР-ПАРНАС, историк, публицист

 

06 декабря 2013, 10:12
 
2003-й был поворотным годом в становлении путинского режима, годом перехода от полуавторитарной «гибридной» политической системы к полноценному авторитаризму. Летом Кремль прекратил вещание последнего независимого телеканала, осенью, с арестом Михаила Ходорковского, послал сигнал об окончательном подчинении судебной системы и бизнеса своей политической воле. Оставалась последняя преграда – Государственная дума, продолжавшая существовать как самостоятельный орган власти, хоть и с устойчивым прокремлевским большинством, но с реальной оппозицией и реальными дискуссиями. 

Эту «проблему» успешно решили парламентские выборы 7 декабря 2003 года, по незабываемому определению европейских наблюдателей – «свободные, но несправедливые». Внешние приличия были соблюдены: почти все оппозиционные силы были допущены до выборов (сегодня та кампания выглядит верхом демократизма), с дистанции сняли лишь список «Либеральной России» во главе с экс-спикером Государственной думы Иваном Рыбкиным и политэмигрантом Борисом Березовским. Две крупнейшие партии тогдашней либеральной оппозиции – «Союз правых сил» и «Яблоко», представленные в нижней палате парламента, – пошли на выборы-2003 отдельными списками, что было, вне всякого сомнения, непростительной ошибкой, дорого обошедшейся стране. Январская попытка Михаила Ходорковского объединить СПС и «Яблоко» в один демократический блок (тогда это еще было возможно) с первой тройкой Борис Немцов – Григорий Явлинский – Ирина Хакамада успехом не увенчалась, каждая из сторон позже обвинила в неудаче другую. Впрочем, социологические опросы на старте кампании показывали, что в Думу проходят обе либеральные партии: 6% у «Яблока» и 5% у СПС при пятипроцентном барьере. Коммунисты могли рассчитывать на 28% голосов, поддержанная Владимиром Путиным «Единая Россия» – на 23%, то есть на столько же, сколько пропутинское «Единство» получило в условиях плюралистичной избирательной кампании 1999 года. 

Но в 2003 году, в отличие от 1999-го, все федеральные телеканалы управлялись из одного центра и работали на одного игрока. В заключительном докладе ОБСЕ дипломатично отмечается, что российские телеканалы «не смогли выполнить своей законной обязанности предоставлять равноправные условия для всех участников избирательного процесса». По данным ежедневного мониторинга основных СМИ, проведенного в период с 1 октября по 6 декабря 2003 года в рамках исследования центра «Трансперенси Интернешнл – Р», на долю партии «Единая Россия» пришлось 44% всех упоминаний, на долю КПРФ – 21%. Причем если упоминания партии власти носили позитивный или нейтральный характер, то освещение коммунистов было подчеркнуто негативным. На партии демократической оппозиции пришлось 12% упоминаний в СМИ (8% у СПС и 4% у «Яблока»). Кроме того, центральные телеканалы каждодневно освещали деятельность лидеров и кандидатов ЕР в качестве министров, губернаторов и пр. – другими словами, вели незаконную агитацию. Согласно выводам экспертов «Трансперенси Интернешнл – Р», «подобное освещение “Единой России” является предвыборной агитацией, и если бы она была оплачена, как того требует закон, то стоимость составила бы сумму, намного превышающую максимальные расходы, разрешенные на кампанию в целом». 

Другая выраженная характеристика выборов-2003 – откровенное сращивание «Единой России» и государственного аппарата, проявившееся как в ходе кампании, так и при голосовании и подсчете голосов. Во многих случаях штабы ЕР и ее кандидатов располагались в зданиях местных администраций и использовали административную инфраструктуру в предвыборных целях. В списки ЕР вошли 29 глав субъектов Федерации; после выборов все они немедленно отказались от мандатов, передав их практически не известным избирателям людям. В день выборов 7 декабря были отмечены все те нарушения, которые восемь лет спустя, в других политических условиях, приведут к стотысячным акциям протеста: манипуляции с досрочным голосованием, открепительными удостоверениями и переносными урнами, вбросы бюллетеней, переписывание протоколов и отказ выдавать наблюдателям заверенные копии протоколов. По оценке экспертов фонда ИНДЕМ, «граждане на прошедших парламентских выборах в результате доминирования административного ресурса оказались практически исключенными из процессов определения победителей на них, от них требовалось только прийти на выборы и проголосовать, а результат голосования был предрешен». 

1083331 
По данным параллельного подсчета голосов, проведенного в рамках проекта FairGame, обе либеральные партии в декабре 2003 года прошли в Государственную думу (на фото слева - лидер СПС Борис Немцов, справа - лидер «Яблока» Григорий Явлинский) 

Согласно выводам объединенной миссии наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ, Парламентской ассамблеи ОБСЕ и Парламентской ассамблеи Совета Европы, на выборах 2003 года российские власти нарушили как минимум два ключевых обязательства в рамках Копенгагенского документа ОБСЕ: п. 5.4 («четкое разделение между государством и политическими партиями») и п. 7.8 («беспрепятственный доступ к средствам массовой информации на недискриминационной основе для всех политических группировок и отдельных лиц, желающих принять участие в избирательном процессе»). Заключение наблюдателей: «выборы в Государственную думу не соответствовали многим обязательствам, принятым странами–членами ОБСЕ и Совета Европы в отношении демократических выборов». 

К слову, автор этих строк знает об особенностях административного ресурса на выборах-2003 не только по докладам европейских наблюдателей. В декабре 2003 года я был единым кандидатом в депутаты Государственной думы от партий СПС и «Яблоко» в Чертановском округе Москвы. Административная машина исправно работала на заранее назначенного победителя – бывшего чекиста и «олигарха» столичного масштаба Владимира Груздева (сегодняшнего тульского губернатора). Рекламные агентства упорно отказывались размещать наши плакаты; на тех немногих билбордах, которые нам удалось арендовать, по вечерам исправно гас свет; газета с нашей рекламой так и не дошла до жителей округа; расклеенные листовки исчезали со стендов в считанные минуты; а во время моего выступления на местном телеканале «по техническим причинам» пропал звук. Ровно половину отпущенного на агитацию времени нашему штабу пришлось отбивать попытки оппонентов снять мою кандидатуру с выборов, а 7 декабря на избирательных участках были зафиксированы случаи незаконного голосования жителей других районов. Подобные и еще худшие примеры «предвыборной борьбы» повторялись сотнями и тысячами во всероссийском масштабе. 

Результат «свободных, но несправедливых» выборов хорошо известен: «Единая Россия» получила первое место по партийным спискам (37,6% голосов) и благодаря «независимым» депутатам-одномандатникам заняла 68% мест в Думе; коммунисты потеряли половину своей фракции (значительная часть голосов КПРФ ушла к сколоченному в Кремле блоку «Родина»); а демократическая оппозиция была и вовсе вышвырнута из парламента. Параллельный подсчет голосов, проведенный штабом КПРФ в рамках системы FairGame, показал, что на выборах 7 декабря 2003 года было вброшено 3,5 млн бюллетеней, а данные подсчета с 60 тыс. избирательных участков (две трети от общего числа) не совпадают с официальными результатами. 

По данным параллельного подсчета, в Государственную думу прошли обе либеральные партии: «Яблоко» получило 5,9% голосов, СПС – 5,1% (официально – соответственно 4,3% и 4,0%). Такой результат давал двум демократическим партиям полсотни мест в нижней палате парламента. Эта количественно незначительная фальсификация имела решающее значение: «зачищенная» от либералов Дума – первый в постсоветской России парламент без демократов – стала тем самым «не местом для дискуссий», безропотно проштамповала «бесланскую контрреформу» 2004 года и низвела законодательную власть в России до уровня подотдела администрации президента. Последующие (уже и несвободные, и несправедливые) выборы 2007 и 2011 годов лишь закрепили тенденцию. 

Десять лет Россия живет без легитимного парламента. За эти годы словосочетание «Государственная дума» – когда-то символ российской свободы, символ победы гражданского общества над самодержавием – превратилось в издевательско-ругательное. Настолько, что, по данным последнего опроса «Левада-центра», 43% российских граждан полагают, что Госдума не нужна вовсе. Это, разумеется, выражает отношение общества не к парламенту и парламентаризму, а к той карикатуре, в которую превратилась нынешняя Дума, «взбесившийся принтер» четвертого путинского срока. Восстановление поруганного авторитета народного представительства должно стать одной из главных задач будущей российской власти, которая рано или поздно придет на смену сегодняшним кремлевским обитателям. 

Оригинал на сайте "Институт современной истории"

http://echo.msk.ru/blog/karamurza/1212409-echo/

6 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов