В кабинете №1 решают, сделать ли Сердюкова козлом отпущения

Недаром  Александр Бастрыкин обещал, что в деле «Оборонсервиса» произойдут радостные изменения. Следственный комитет возбудил в отношении  Анатолия Сердюкова  уголовное дело по статье «Халатность». По версии следствия, экс-министр обороны нанес государству ущерб в 56 миллионов рублей. Политолог Глеб Павловский, адвокат Сергей Бадамшин, социолог Ольга Крыштановская и другие рассказали «Снобу», «сольют» ли Сердюкова, или он опять выкарабкается

Иллюстрация: РИА "Новости"
Иллюстрация: РИА "Новости"
+T-

Глеб Павловский, политолог:

Меня забавляет, как публика ждет показательных процессов. Клеймит власть за ее жестокость и антилиберализм, а сама требует наказаний. Хотя в итоге сама займет место осужденного.

Следственный комитет пытается превратить себя в главную секиру власти в стране, главного ньюсмейкера. Они хотели увести Сердюкова в сторону, но население не удовлетворилось бриллиантами Васильевой и попросило его обратно. Министр обороны — слишком громкое имя, чтобы им не заинтересоваться.

Надо сказать, Сердюков не оправдал доверия в качестве центральной фигуры этого дела. Насколько я знаю, себе лично он ничего не брал. У нас в стране «коррупцией» называют, когда человек сам что-то крадет. А когда он превращает свою деятельность в притон, но сам при этом не ворует — это «халатность». И теперь, по политическим же причинам, Сердюкова обвиняют в том, в чем он действительно виноват — в халатности. Но это детская статья. Думаю, он действительно понесет наказание, и его таким образом выведут из скандала.

Николай Сванидзе, историк, публицист:

Речь идет о конкуренции между разными башнями Кремля. Разные лоббистские группировки решают, что сделать с Сердюковым. Ясно, что к нему масса вопросов коррупционного свойства. Ясно, что такого рода вопросы есть не только к Сердюкову. Но именно он оказался крайним. В кабинете №1 решают, сделать ли Сердюкова козлом отпущения. Пока что решили идти навстречу общественному мнению, которое жаждет крови, в данном случае крови Сердюкова. Пошли навстречу, но по минимуму — по самой мягкой статье с совершенно безобидным наказанием. 56 миллионов — смешная сумма, люди такого уровня отдают эту сумму на карманные расходы своей любовнице. Возможно, в Кремле сказали: «Старина, извини, у нас другого выхода уже нет, мы тебя не тронем, может, даже условно дадим». Но какое решение будет принято в кабинете №1 в последний момент, сказать никто не может.

Дмитрий Орешкин, политолог:

Общественное мнение возбуждено, но наверху решили, что Сердюкова трогать не будут. Была придумана абсолютно прозрачная схема: Сердюкова обвиняют не в чем-нибудь, а в халатности. Халатность — это всего лишь ненадлежащее исполнение своих обязанностей, а вовсе никакое не хищение и не коррупция, просто он ненадлежащим образом, несерьезно отнесся к 56 миллионам казенных рублей и построил дорогу на дачу себе или своему родственнику. В чем прелесть этой схемы? С одной стороны, ему что-то предъявили, и даже замаячил страшный срок в три месяца или год общественных работ, а с другой стороны, в любом нормальном суде обвинение в халатности развалится со всей очевидностью. Это решение позволяет не наказывать правильного человека. В то же время народу доказали, что Фемида добросовестна и беспристрастна. (Полную версию см. здесь.)

Сергей Бадамшин, адвокат:

Между СК и законностью я не вижу ничего общего. Правосудие у нас работает только в отношении избранных. И даже если исходить из тех формулировок, которые использует Следственный комитет, я не вижу оснований для привлечения к уголовной ответственности Сердюкова. Я крайне сомневаюсь в объективности Следственного комитета. Те действия, которые он предпринимает в отношении фигурантов дела «Оборонсервиса», вызывают огромное количество вопросов.

Подобными необдуманными действиями СК больше привлекает внимания к этому делу, настраивая общественность против его фигурантов. Я не за то, чтобы Сердюкова и других фигурантов этого дела посадили. Я за то, чтобы всех остальных, кто незаконно и необоснованно находится в следственных изоляторах, выпустили на свободу. Все умницы и прекрасно понимают, что к чему в деле «Оборонсервиса».

Алексей Чеснаков, политолог:

Власть вынуждена считаться с обществом, а в нем сложилось жесткое неприятие и лично Сердюкова, и тех процессов, которые проходили при нем в министерстве. С момента отставки Сердюкова власть так и не дала полноценного и внятного объяснения. Не могла или не хотела — другой вопрос. Но факт остается фактом: общество полно домыслов, чего же на самом деле хочет власть в процессе Сердюкова, Васильевой и Министерства обороны.

У власти очень ограниченный набор возможных реакций. Ей надо довести это дело до конца — и чем раньше, тем лучше. Безусловно, надо будет пойти на жесткие меры в отношении тех людей, которые попались на коррупции. Будет ли это сам Сердюков или люди из его окружения — вопрос к следственным органам. В любом случае просто так спустить дело на тормозах не получится. Если дело Сердюкова будет похоронено, в обществе сложится мнение, что власть не хочет сдавать своих, даже если их виновность очевидна.

Ольга Крыштановская, социолог:

Это беспрецедентный случай: в нашей новейшей истории человек такого уровня не подвергался судебным преследованиям. По моей информации, СК не собирается останавливаться, ищет дальше, и, может быть, ему удастся что-то еще раскопать.

Так борются с коррупцией. Многие недоверчиво к этому относятся, но объем чиновников, которые понесли какое-то наказание, уже большой. Система не позволяет действовать совершенно решительно. Ибо в таком случае каждый, кто находится на госслужбе, может быть посаженным в тюрьму. Это будет настоящий чиновничий геноцид. Раньше правила игры для них были другие: зоны умолчания того, что как бы нельзя, но как бы можно, система кормления и так далее. И если действовать резко, это дестабилизирует страну. Поэтому сейчас создают прецеденты, которые бы показывали: раньше так было можно, но теперь уже нельзя. У нашей политической практики и законодательства всегда было двойное дно, но сейчас глубина этого двойного дна уменьшается.  

Яков Гилинский, криминолог:

Я не думаю, что Сердюкова посадят. Он слишком много знает. Закрытый процесс из этого всего вряд ли получится, а допустить того, чтобы он заговорил, они не могут.

http://www.snob.ru/selected/entry/68552

29 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Еще одно мнение , 29 Ноября 2013
Лисовский: Меня вообще не интересует Сердюков как таковой. То, что мы его так много обсуждаем, много чести. Но я могу сказать, что когда 2014 году у нас в сентябре будут выборы, и я буду работать, чтобы наша партия победила, я знаю, что половина вопросов моих избирателей будет об этом деле. И я бы хотел, чтобы мы услышали ответ. Макеева: Как вы считаете, их удовлетворит ответ «год общественных работ за халатность»? Лисовский: Меня как гражданина он не удовлетворит, потому что в советские времена подрыв обороны страны – это государственная измена и каралась высшей мерой. Кстати, во всех развитых странах это, наверное, самое тяжкое преступление. Даже убийство не карается так жестоко и жестко, как подрыв обороны страны и предательство родины. http://tvrain.ru/articles/sergej_lisovskij_senator_ot_kurganskoj_oblasti_ja_by_hotel_chtoby_serdjukov_sel-357735/
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов