Смерть российской политики

 

Некролог от Екатерины Винокуровой

 
 
 

 

Она умерла. Нет больше никакой политики в России - по крайней мере, так мне видится в последние месяцы.

 

Умер жанр кулуарной сплетни – «вот, тут говорят». Теперь сплетен нет - что пришлют из администрации, то и пришлют, а уважаемые депутаты только пожмут плечами: мол, простите, не могу сейчас оперативно рассказать, еще не читали, что нам предстоит защищать.

 

Нет «Единой России». Да, мы держим курс на конкурентоспособность и открытость, - повторяют который год все те же лица. Но лица не меняются. Этот карточный домик трепещет при любой внештатной ситуации. Звонишь им, говоришь, что оппозиционера побили, - в ответ слышишь холодное «надо разбираться». Значит, еще не прислали руководство к действию из администрации. А потом – пошло-поехало: «А он сам на нож упал, и так пять раз», «рядом с ним была женщина смутного происхождения». Пришли, значит, вводные данные, и то хорошо. Жаль, мнения своего нет у взрослых людей.

 

Нет Госдумы. «Скажите, а что вы далее планируете делать с НКО?» - интересуюсь я у ряда вполне вроде как компетентных депутатов. Они разводят руками - что из администрации пришлют, то и примем. Вот да, через две недели у нас - 20-летие принятия Конституции. Обещали амнистию. Мыслей у депутатов на эту тему нет - проект готовится под покровом тайны в администрации президента, их мнения на эту тему не спрашивают. Как пришлют - так сразу вам скажем.

 

Нет и оппозиционных партий, потому что представителей этих партий слишком восхищают встречи с тем же Владимиром Путиным. Они, конечно, пожалуются ему на «перегибы на местах» (эти жалобы, если честно, успели надоесть), но так и не спросят главного – «когда же вы уйдете?».

 

Нет независимых СМИ - тех самых, которые делали онлайн-репортажи с Болотной площади. Мы все чинно взрослеем, хвастаемся друг другу в узком кругу, кто и с кем из ньюсмейкеров больше «на ты», и задаем им все менее острые вопросы, потому что «надо написать нормально». Среди нас все больше тех, кто сменил наше нестабильное нервное журналистское настоящее на спокойное бытие чиновника. Что толку пытаться лишний раз разжечь и столкнуть всех лбами? Лишат «эксклюзивных сливов», да и смысла великого нет, все равно ничего не изменить.

 

Да, есть рациональные объяснения этой смерти. Мол, в условиях экономической рецессии важнее тарифы ЖКХ и пенсионная реформа, чем наша любима политика и партии. Мне сейчас представляется все это фейком и подменой понятий. Почему сфера ЖКХ должна полностью подменить собой политику? Почему дискуссия о пенсионной реформе должна полностью убрать с политического поля дискуссию о законодательстве в сфере НКО? Почему, наконец, не могут в одном поле сосуществовать интересы простых аполитичных граждан с ЖКХ и интересы активной части общества про партии и выборы? Нет ответа из гроба российской политики.

 

Мосгордумы тоже нет. Я иногда звоню столичным единороссам и интересуюсь, решили ли они, как проводить выборы в МГД. Ответа нет. До выборов меньше года, как начальство примет решение менять правила игры - мы вам расскажем. И для тех же московских единороссов в этом диалоге нет ничего не приличного.

 

Итого. Поздней осенью 2013 года мы хоронили российскую политику. Мы провожали ее бессмысленными пресс-релизами «Единой России» о том, что учение Путина всесильно, потому что оно верно, мы разочаровывались во всех СМИ вместе взятых и равно презирали всех фигурантов политического процесса.

 

Одно оставалось непонятно в этой осени. Вы зачистили все, что могли. А кто заполнит пустоту?

 

 

 

Екатерина Винокурова, фото РИА Новости / Евгений Биятов  

http://znak.com/urfo/articles/27-11-17-55/101574.html

 

27 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов