Опасное раздвоение президентской личности

Валерий Коровин о феномене "электорального сбоя" на фоне внешнеполитических побед 



 

Опасное раздвоение президентской личности

Приостановку агрессии США против Сирии, вхождение Армении в Таможенный союз и в целом плотный график международных поездок Владимира Путина некоторые политические комментаторы уже охарактеризовали как смену приоритетов внимания Путина с внутренней политики на внешнюю. О новом тренде президента России, в котором международная повестка преобладает, пишут даже западные СМИ, задаваясь вопросом – почему внешняя политика на сегодня приоритетнее для президента России?

Собравшись с силами

Связано это во многом с тем, что Владимир Путин наконец-то набрался сил, на что ему понадобилось 12 лет, для того, чтобы полноценно включиться в решение внешнеполитических вопросов. И не просто текущих проблем – их Путин довольно активно решал и прежде, с самого первого дня своего первого президентского срока, но именно для позиционирования России как самостоятельного актора на внешнеполитической арене, как возрождающегося геополитического субъекта. Чего раньше не было в силу того, что, видимо, по представлению Путина, Россия не обладала достаточным потенциалом для того, чтобы оказывать влияние на продвижение своих национальных интересов в мире и участвовать в решении крупных международных проблем.

России необходимо было набрать потенциал, в том числе силовой, а также некую геополитическую массу, восстановиться до критического минимума, что происходит как раз сегодня, в момент складывания Евразийского союза. И заявление Армении о присоединении к Таможенному союзу с перспективой вхождения в ЕврАзЭС оказалось как нельзя кстати, создав необходимый критический минимум геополитической массы России для того, чтобы серьёзно включиться в решение международных проблем. Этому также способствует наличие достаточного военного потенциала, который, наконец-то, восстановлен, как минимум, приведён в рабочее состояние, и в принципе Россия имеет сегодня возможности и военным образом участвовать, демонстрируя силу как необходимый в таких ситуациях сдерживающий аргумент.

Сказалось, безусловно и то, что ситуация с готовящейся американской агрессией против Сирии вынудила действовать быстро и решительно, не дав возможности ещё на неопределённый срок отложить вхождение Путина в большую игру в качестве полноценного, пребывающего в минимально допустимых силах игрока. Собственно, именно демонстрация силовой готовности к противостоянию – вхождение российских военных кораблей в Средиземное море – и заставило дрогнуть и остановиться американскую военную машину, до этого успешно перемалывавшую одно суверенное государство за другим.

12 лет Путин сосредоточивался, собирался с силами, параллельно решая первоочередные внутриполитические вопросы, которые угрожали целостности страны и могли вылиться в распад нашего государства. На сегодня внутриполитическая модель более-менее пересобрана, она худо-бедно функционирует, хотя всё ещё недостаточно устойчива. Пришло время заняться главным, потому как невозможно осуществить серьёзное обустройство России, не устранив внешней угрозы. Это всё равно, что делать евроремонт в разваливающемся доме, на который движется торнадо, грозящее его снести полностью, разметать в щепки. То же самое сегодня испытывает Россия. Не остановив катящуюся на нас волну американской десуверенизации, невозможно сосредоточиться на внутренних проблемах.

Главный вопрос – справедливый мир

Для начала надо решить главный вопрос - установление справедливой модели мироустройства, которое имело бы достаточное количество рычагов, сдержек и противовесов для разрешения сложных ситуаций по справедливому сценарию. По тому сценарию, который соответствует представлением всех основных силовых полюсов. Сегодня же все решения принимаются исключительно вследствие одностороннего волюнтаризма, который проявляется со стороны США, по сути, в грубой форме навязывающих решения любых вопросов исключительно в своих интересах, не считаясь ни с международным правом, которое, в свою очередь, дизавуировано несколькими последними агрессивными военными кампаниями, ни с Организацией объединенных наций, которая выполняет на сегодня функцию прислужницы американским интересам, ни с мнением других государств, в том числе довольно сильных государств, обладающих значительным экономическим потенциалом, таких как страны БРИКС.

Пока не сложится справедливая система мироустройства, не будет восстановлен баланс сил, дающий возможность решать вопросы не в интересах одной стороны, а в интересах всего мирового сообщества, до этих пор невозможно погрузиться серьёзно и основательно в решение внутриполитических вопросов внутри России. Это понимает президент России, включая Россию в глобальные процессы определения судьбы человечества в качестве второго полюса – полюса надежды для тех, кто не в состоянии в одиночку остановить американского зверя.

Справедливое мироустройство связано исключительно с установлением модели многополярного мира, в котором будет создано несколько цивилизационных полюсов, решающих на основе консенсуса крупнейшие проблемы, встающие перед человечеством. Такой многополярный мир будет более устойчивым и справедливым.

Угроза выборов?

На фоне увлечённости Владимира Путина большой игрой, внутри страны проходят эксперименты с выборами. Пресса пишет о провале новой тактики "допущения" оппозиции, что "Путин по итогам выборов в Москве лишился преемника", Ройзман стал мэром Екатеринбурга, в Красноярске и Петрозаводске взращивают "двойников ОПС “Уралмаш”".

Угроза внутриполитической разбалансировки действительно существует, однако исходит она не от молчаливого большинства, а от активного меньшинства, представляющего внутри России американские сети. Связывать эту угрозу с выборами, и в частности с волеизъявлением масс – крайне наивно, ибо это сознательно оттеняет то технологическое воздействие, которое американские сетевые представители оказывают на внутриполитическую стабильность, в том числе, находясь и во властных структурах.

Сами же выборы в России в принципе имеют номинальное значение. Скорее это некая ширма для того, чтобы успокаивать наших западных коллег и снимать один из вопросов, по которому чаще всего выдвигаются претензии в отношении внутриполитического устройства России. Т.е. выборы – это чисто фасадный, номинальный элемент, никакого реального выбора, по сути, в ходе этой процедуры не происходит, происходит утверждение заранее принятого решения единственным политиком в России, который всё ещё имеет значительный вес легитимности. И народ, по сути, либо пассивно принимает его решения, либо дополняет его таким явлением, как поход на избирательный участок, и то, скорее воспринимая это как некое бытовое развлечение. В России давно уже никто не верит в то, что его голос на что-то влияет. Отсюда низкая явка. Честнее было бы выборы совсем отменить, но это повлечёт за собой последствия на внешнеполитической арене, что в нынешних условиях крайне нежелательно.

В то же время среди "избирателей" существует и некая миноритарная группа несогласных, которая ходит на выборы, дабы продемонстрировать своё наличие, своё существование. Выражая отрицательное мнение, она демонстрирует несогласие с волей единственного политика в России, поэтому их участие имеет скорее социологическое значение для власти, представляя своего рода форму обратной связи, послание сигнала отрицания. Однако всё это никак не отменяет всё ещё значительную легитимационную поддержку абсолютного большинства в отношении действующего президента Путина. В итоге выборы – это явление формальное, не имеющее ключевого значения для российской внутриполитической системы и не имеющее возможности как-то серьёзным образом трансформировать ход политических событий внутри России, в отличие от активности американских либеральных контрагентов, которые воспринимают каждый электоральный эпизод как шанс на включение в процесс, на его корректировку, как некий триггер дестабилизации.

Если же рассматривать конкретные ситуации, возникшие по итогам выборов в Екатеринубрге, Петрозаводске, Красноярске, в Петербурге, то из них вряд ли можно сделать выводы о том, что что-то изменились в подходах власти к электоральному процессу, тем более не стоит считать произошедшее "ошибками на выборах", о чём поспешили заявить некоторые эксперты.

Всё, что произошло в этих регионах, укладывается в допустимый зазор, который не позволяет кардинальным образом изменить политику, реализуемую федеральным центром. Но позволяет, в то же время, снизить накал страстей и интегрировать несогласных в систему власти, поставив их под контроль и снизив градус нетерпимости по отношению к федеральному центру. Это довольно разумная модель в силу того, что последние 20 лет федеральная элита вообще не ротируется, а региональная элита ротируется незначительно, что приводит к неустойчивости всей системы, так как накапливается критическая масса контрэлиты, которая в определённый момент может снести всю элиту целиком. И тогда уже речь будет идти не о ротации, а о революционной смене элит, к чему мы подходили несколько раз довольно близко.

Ротация необходима, и если уж она не происходит естественным путём, сознательным включением патриотических, пассионарных, идеалистически настроенных кадров во власть, то пусть она хотя бы осуществляется путём "допустимого сбоя" на выборах. В любом случае необходимо впускать новые кадры внутрь политической системы для большей её устойчивости и при этом, понимая, что делаться это должно небольшими порциями, чтобы эти новые "не заказанные" кадры были не в состоянии кардинально изменить курс системы и, скорее, ассимилировались ей, интегрировались внутрь системы, принимали установленные внутри неё правила и начинали действовать системно, при этом выражая альтернативную, более свежую, может быть, более креативную точку зрения, реализуя новые модели, которые взбодряют политические процессы, освежают ситуацию и вдохновляют население.

Однако же если в результате такого "электорального сбоя" в систему будут проникать лишь либеральные кадры, представляющие собой яд для российской государственности, то даже учитывая небольшие дозы, количество этого яда будет со временем накапливаться, что в конечном итоге так же убьёт весь организм, но уже иным образом, не полным снесением извне, а постепенно, изнутри. Всё это должно заставить наконец задуматься о возможности контролируемого впуска в организм государства не только либерально настроенных представителей оппозиции, но и патриотически-настроенных оппозиционеров. Их ассимиляция в систему будет такой же, но последствия для государства будут совершенно иными, что лишь укрепит его и даст действительный толчок к развитию.

Директор Центра геополитических экспертиз Валерий Коровин специально для Накануне.RU

 
 

http://www.nakanune.ru/articles/18111/

18 Сентября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов