Как Шойгу победил Собянина

По итогам последнего единого дня голосования, а точнее — серии выборных кампаний, будет сделано и уже сделано много выводов различными политическими игроками. И вокруг этих результатов, безо всяких сомнений, уже разыгрываются вполне серьезные аппаратные игры, чтобы не сказать войны.

Вот, например, по ходу московской кампании не раз и не два и от людей сторонних, и от людей «вхожих в», приходилось слышать хитрую интерпретацию — вся история с допуском на выборы Алексея Навального является лишь отзвуком кабинетных баталий. Ставка в этой борьбе — следующая операция «преемник», которая уже стартовала и как-то незаметно вошла в жизнь политического окружения Путина. То есть: никто еще не знает, чем дело обернется, но уже расписываются сценарии, прописываются шансы, плетутся интриги против потенциальны конкурентов. Тут тебе и страннаянедоотставка Владимира Якунина, и вся история с московскими выборами. 

И по последнему пункту интерпретация предлагалась следующая: допуск Навального на выборы — игра одной из «кремлевских башен» (как это было принято обозначать в середине 2000-х, когда натурально акторов кампании вычислить поименно было сложно) против президентских амбиций Сергея Собянина, которые столичный мэр вроде бы демонстрировал. Дескать, условный Вячеслав Володин (ответственный за внутреннюю политику) показывает низким процентом Собянина место последнего. Не может убедительно победить на выборах мэра — где уж тут держать всю Россию. Причем, и убедительно в смысле жутких «лужковско-чеченских» процентов у Собянина победить шансов не было, ибо в таком случае ему был бы предъявлен счет на поствыборные протесты. Цугцванг, или по-русски, принуждение к ходу, при котором любое решение ухудшает позицию. 

Андрей Воробьев и Сергей Собянин. Фото: Дмитрий Лекай/Коммерсантъ

Впрочем, на вопрос о том, кто же с Володины ведет такую хитрую игру против столичного градоначальника и путинского выдвиженца, любой из предлагавших такую версию мог лишь туманно рассуждать о некой коалиции, но конкретики никакой под этим не было. Хотя идея сама по себе занятная.

В политическом пространстве смыслов, где идея зачастую сильнее реальности, и впрямь возможна интрига на ровном месте. И в этом пространстве в вину Собянину можно поставить хотя бы и высокий — под 80 процентов — результат Андрея Воробьева на выборах в соседнем Подмосковье. Мы об этом уже подробно говорили, здесь же коротко тезис: объективных обстоятельств, почему Воробьев набрал 80 процентов, а Собянин едва перевалил за 50, довольно много. Первое и главное в том, что Воробьев вел кампанию без противников и боролся сам с собой, а вот Собянин был поставлен в конкурентные условия и был вынужден де-факто отказаться от активной кампании, чтобы не было хуже, чтобы не подставиться под огонь критики конкурентов, прежде всего, Алексея Навального.

На выходе, однако, мы можем получить картину, слабо учитывающую «объективку» и чисто субъективные выводы на базе полученных процентов. Скажем: Воробьев — настоящий управленец будущего. Бизнес, партийная карьера, молод, хорош собой, остановится ли такой на посту губернатора, пусть и одного из крупнейших регионов страны? Тем более, при том доверии, что он успел получить у населения, будучи губернатором меньше года.

Тут уже вопрос можно ставить: а не было ли Подмосковье стартовой площадкой для Воробьева? Стартом к чему-то гораздо более масштабному, в перспективе — так может быть и к самому главному креслу в стране. Тем более, если продолжать сравнение с Собяниным, у Воробьева есть ряд преимуществ. Во-первых, он — русский. Собянину свое происхождение из «оренбуржских казаков» (была такая версия в ходе его еще предвыборной борьбы за пост губернатора Тюмени) надо еще доказывать, а у Воробьева сам нос картошкой — отличное доказательство. 
Во-вторых, и это наверно главное — он представляет интересы «клана Шойгу» (его отец Юрий Воробьев, если кто вдруг не в курсе — многолетний соратник бывшего министра по ЧС, а ныне министра обороны). Когда Шойгу спешно перебросили на Минобороны, он, по сути, оставил регион «в семье» - не бросил, ответственно поступил.

Юрий и Андрей Воробьевы

А ведь надо понимать, что «коллективный Шойгу» - это продукт внутривидового компромисса, в то время как Сергей Собянин — личный выдвиженец, даже личный «проект» Владимира Путина. И эти 80 процентов, взявшиеся как бы из ниоткуда, для «коллективного Шойгу» - несомненный успех на фоне скромного собянинского «еле-еле за 50 процентов». В выборном поле наметившийся еще полтора года назад конфликт Шойгу против Собянина разрешился в пользу Шойгу и его людей. Дескать, умеют ребята решать непростые задачи. Умеют народу нравиться. Что еще нужно сегодня на крупной федеральной должности? Нравиться начальству и народу.

Опять-таки Воробьев молод — ему всего 42 — это политик завтрашнего или даже послезавтрашнего дня. Команда у губернатора тоже не из пенсионеров состоит — ребята деятельные, профессиональные и амбициозные. На его фоне главная надежда (ну по номиналу) «Болотной оппозиции» в Подмосковье бывший депутат Геннадий Гудков выглядел попросту «старпером» и отживающим продуктом предыдущей эпохи. Хороший, в общем, Воробьев кандидат на вырост. Особенно если реализует хотя бы часть из заявленных им в предвыборных текстах планов и не ухитрится влипнуть в какой-то крупный внутрнэлитный конфликт в регионе и/или на федеральном уровне.

Это все, конечно, чисто гипотетическое рассуждение, но вот именно так и может выстраиваться логика транзита власти в России. Опять-таки: хоть кастинг «преемников Путина» еще даже не в проекте, но застолбить свои позиции и разыграть какие-никакие предварительные комбинации игроки уже пытаются. И поляна «политик будущего», освобожденная списанным в утиль Дмитрием Медведевым ныне, кажется, вполне свободна.

http://polit.ru/article/2013/09/10/voroviov/

12 Сентября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов