Алексей Чадаев:"Начальник с 2%-м рейтингом - это казус!"

Многопартийность не прижилась: теперь кого-то назначат начальником партии власти, а кто-то подберет "революцию норковых шуб""Начальник с 2%-м рейтингом - это казус!" 

 

 

Многопартийность не прижилась: теперь кого-то назначат начальником партии власти, а кто-то подберет "революцию норковых шуб"

Граждане России не хотят голосовать за новые партии, к такому выводу пришел фонд "Общественное мнение" (ФОМ) в конце июля, когда в 204 населенных пунктах 64 регионов специалисты провели инициативный опрос 3 тыс. россиян.

В 2012 году после массовых акций протеста, когда народ, вооружившись "инстаграммом" и "твиттером", вышел на всем известную площадь с желанием власть менять, власть, в лице Дмитрия Медведева, тогда еще президента РФ, "испугалась" (по крайней мере, по мнению толпы) и сдалась - Медведев запустил реформу, позволяющую создавать столько партий, сколько народу захочется – значительно облегчив путь регистрации. 

Поправки в Федеральный закон "О политических партиях" в апреле 2012-ого спровоцировали бум "партийного строительства". На начало 2013 года заявок на регистрацию подали почти 200 партий, из них на данный момент Минюст зарегистрировал уже 72. Но теперь выясняется, что подавляющее большинство электората против появления новых партий: в январе таких было 53%, сейчас — 54%, огласил цифры директор ФОМ Александр Ослон. Многопартийность же важна только для 24%, но за новую партию готовы проголосовать только 2%. Видимо, те же 2% и готовы голосовать за "Народный альянс", но только потому, что часто слышали фамилию лидера партии, рейтинг остальных — от 0 до 1%. Зато реформу, как брошенную надоевшую народу игрушку, подобрали политтехнологи и с удовольствием начали ее использовать – каждый по-своему. Так появились партии-спойлеры, то есть подставные партии, главная цель которых не победа на выборах, а оттягивание голосов конкурента, создание региональных представительств по "франшизе", а необходимых партий, которые заполнили бы пробелы в политической системе - все нет и нет. Почему провалилась еще одна реформа Медведева, рассуждал политолог, экс-руководитель политического департамента ЦИК ВПП "Единая Россия" Алексей Чадаев в интервью корреспонденту Накануне.RU.

Вопрос: Как выяснил фонд "Общественное мнение", большинство россиян против многопартийности, а те, кто выступают за новые партии, не готовы за них голосовать. То есть, после всех акций и митингов власть пошла навстречу народу - облегчила процедуру регистрации новым партиям, а тому же народу голосовать за новые и не хочется совсем. Как объяснить такую народную противоречивость?

Алексей Чадаев: Честно говоря, из всех демократических институций многопартийность у нас прижилась хуже всего. Еще президент – понятно, алексей чадаев|Фото: Накануне.RUпарламент – да, а вот разные всякие партии, это то, что люди не понимают, зачем нужно. В чем смысл делиться на партии в разных регионах страны по-разному? На Кавказе многопартийность приводит к тому, что один этнос целиком записывается в одну партию, а другой – в другую, а дальше они начинают друг друга резать, или на выборах, как минимум, возникают разные казусы. А в других местах самый распространенный сценарий – это так называемая политическая "франшиза", когда какой-нибудь региональный предприниматель, хозяин какого-нибудь завода для того, чтобы на него меньше наезжали конкуренты или власть, по сути, покупает в той или иной форме у московского федерального политика право представлять его партию в своем регионе. Затем он записывает всех сотрудников своего завода в ряды своей партии, и все - с тех пор он уже в своем регионе не просто хозяйствующий субъект "Пупкин", а уважаемый человек, политик, руководитель областного отделения федеральной партии. И теперь так запросто к нему не придешь с проверкой, с полицией, налоговой - это уже станет политическим событием. В этом смысле, да, закон вполне оправдал свою специфическую полезность.

Второй сценарий - когда это какой-то городской сумасшедший для повышения своего веса и статуса, когда у партии никого другого в регионе нет, становится представителем этой партии. И при этом он несет ересь, никакого отношения к партии не имеет, а просто самоутверждается. Вот два основных сценария того, как устроено партийное строительство в регионах. Был совсем экстремальный случай, когда я был в республике, называемой Чеченская, встречался там с депутатами местного парламента, это был 2009 год. Там один из депутатов, который, не поверите, был депутатом от "Союза правых сил", судьба его такая: он был в сопротивлении, был одновременно министром обороны в "Ичкерии", потом он амнистировался, его простили, но поскольку он "бывший враг" - на него повесили миссию, чтоб была демократия в Чечне, соответственно, чтоб была многопартийность. Поэтому он вынужден нести бремя депутата от "СПС". Он очень просил, чтоб ему "дали" какую-то более приличную партию, и его можно понять.

Вопрос: Про отношение самих людей что можно сказать - люди на митингах боролись за появление новых сил, но не совсем поняли, нужно им это или нет, и даже не интересуются списком новых партий, партстроительством?

Алексей Чадаев: Подождите, за что боролись люди - это надо еще разбираться, на самом деле, и боролись ли они вообще за что-то? У меня ретроспективно по событиям 2011-12 годов есть ощущения, что тут речь идет скорее о психоневрологической составляющей. То есть люди не столько за что-то конкретное боролись, потому что они так и не сумели сформулировать, что им нужно, сколько нашли именно такую форму выплеска раздражения. То есть этот бунт носил характер тетки в супермаркете, которую обсчитали и она требует жалобную книгу, и ей даже в голову не приходит взять и встать по ту сторону прилавка. Это была не какая-то борьба за изменение правил, это был именно потребительский бунт: сделайте нам красиво и цивилизованно. А то, что накидали бюллетеней или не так посчитали – это просто смотрите, какая у нас политика некультурная и нецивилизованная. У нас в магазине продукты хуже, и с потолка капает, а мы хотим, чтобы как в Европе - были блестящие витрины и яркая упаковка была. Вот за это и боролись, потому что реальная профессиональная политическая деятельность требует огромного количества специально обученных людей, специальных компетенций, денег, времени, сил и так далее. Дело долгое, неблагодарное, и нигде этому не учат - как быть организатором, администратором, партстроителем, именно тем, кто может создавать политические структуры.

Вопрос: Вот вы описали, как получаются партии в регионах, но еще есть и партии-спойлеры, и их большинство, то есть новые силы все-таки не регистрируют партии, а льготой пользуются старые силы в политтехнологическом смысле?

Алексей Чадаев: История партий-спойлеров – она на самом деле про что? Она про медиа. Поскольку у нас в силу убогого и неразвитого состояния рядовых гражданских структур большая часть политических кампаний происходит в медиа – на экране, в прессе. И в медийной части очень важную роль играют информационные поводы. А информационные поводы состоят из ряда ритуальных, театральных постановок некой актерской труппы. И в этой ситуации, да, действительно возникает такой кандидат в мэры Москвы, как Сергей Паук, например. Это происходит в отсутствие дискуссий по программам, которых нет и не может быть, нет агитационной программы даже хотя бы такой, как была у коммунистов в 90-ые - "от двери к двери". В этой ситуации, в общем, основной деятельностью кампании остаются ужимки и прыжки набора нанятых клоунов, и их основная задача - "make fun", веселить публику.

Раньше у нас таким один Жириновский был в этой функции, сейчас у нас на каждых выборах в председатели советов, сельсоветов – их штук пять. Если брать список любых кандидатов на любые выборы, далеко ходить не будем, есть один "основной начальник", который и займет пост, три-четыре кандидата от думских партий, которые нужны для "мебели", и шуты. Причем в списке шутов есть еще отдельная категория шутов – это так называемая "непримиримая оппозиция". Однако, они как бы шутят всерьез, дико, страшно вращают глазами, говорят, что будут бороться с режимом, что они когда придут – всех посадят, и честно собирают свои 5% электората. И это придает выборам легитимность: "Как нет оппозиции? Вот – на оппозицию". А когда эта оппозиция кричит "давайте сделаем революцию", то 70% населения заведомо бегут вприпрыжку голосовать за действующего начальника. В этом смысле Навальный такой же столп путинской стабильности, как и Сергей Семенович Собянин.

Вопрос: Несмотря на все новые партии, в политическом пространстве остаются ниши, которые никем не заняты. Что скажете о нише националистической?

Алексей Чадаев: Единственная такая история из нашей политической жизни - это история с партией "Родина" и Рогозиным. Они представляли такой умеренный, респектабельный национализм в европейском стиле. Но проблема его опять же в том, что он выделял, кто "наши", а кто - "не наши", он оказался бессодержательным в программном смысле. Да, он не отвечает на острые вопросы, которые реально волнуют большинство русского населения, да, это не вопросы по поводу "русский – не русский", это как правило вопросы другого плана, социальные вопросы, типа "почему я получаю 30 рублей, а мой сосед 50, когда я работаю 10 часов в сутки, а он, кажется, совсем не работает". Или - почему дороги плохие? Подавляющая часть реальных вопросов, которые реально волнуют большинство, находятся далеко от повестки национализма. И все попытки объяснить наличие ям на дорогах, коррупции, текущих труб, социального неравенства терпят неудачу. Это слишком сложно объяснить национальной проблемой.

Но есть действительно вопрос массовый, это вопрос отношения к мигрантам, особенно там, где их много – особенно Москва и Подмосковье - яркий тому пример. Если брать реальную статистику криминала, то 70% - это пьяная бытовуха, 6% - организованная этническая преступность и так далее. Но, конечно, сама ситуация, когда у тебя под боком живут люди в скотских условиях, как наши гастарбайтеры, которые работают за копейки, их обманывают работодатели, потому что рабочие на полубесправном положении, понятно, что это такой новый пролетариат, это потенциально очень опасная среда.

Неважно какого цвета у них волосы или глаза, просто сама социальная ситуация, в которой они находятся, превращает их в гремучую взрывоопасную среду, в которой вполне могут распространяться и криминальные, и радикальные, и любые другие идеи и сети, что, конечно, создает угрозу обществу. Но я считаю, что здесь корень проблемы с мигрантами нужно искать в экономике – в том, что работодателям в строительном комплексе, торговом комплексе легче и удобнее пользоваться трудом мигрантов, чем пытаться брать местные кадры.

Вопрос: Что касается партий региональных?

Алексей Чадаев: С сепаратизмом дело интересней, потому что по факту он есть, но он весь сплошь и рядом сосредоточен в недрах самой же правящей партии. По сути, он упакован в сети непрерывной торговли региональных лиц с центром за те или иные преференции, то есть "мы вас поддержим, а вы нам за это дадите то-то и то-то". По сути, наши главные региональные сепаратисты, не публичные, а которые реально тянут одеяло в свою сторону, как правило, сидят в местных отделениях "Единой России" и жестко блюдут свои интересы. 

Вопрос: Все равно до следующих думских выборов в стране останутся те же основные четыре партии, которые представлены в парламенте сейчас, никто не вырвется вперед из "новичков"?

Алексей Чадаев: Ну, до выборов еще далеко, понятно, что история с Навальным рано или поздно разовьется в какой-нибудь партийной форме, которая будет собирать свои проценты, история с Прохоровым чем-то закончиться должна, может быть, даже эти две истории склеятся. Кто-то должен подобрать эту "революцию норковых шуб" и упаковать ее в какое-нибудь электоральное гнездышко в размерах своих 7-8%. Кроме того, возможны существенные подвижки в перестройке в самом главном ядре нашей политической системы, а именно - в партии власти. Потому что эта нынешняя двойственность "Единой России" и ОНФ должна чем-нибудь да разрешиться.

Вопрос: И чем же она может разрешиться, как Вы считаете?

Алексей Чадаев: Это уже зависит от сугубо аппаратной борьбы в верхах между группами влияния. Между финансовыми, аппаратными, промышленными группами, административными, силовыми. Это некий приз – кого у нас в следующем цикле назначат "партией власти". Потому, что все уже благополучно забыли о том, что у нас Медведев начальник партии власти – а он, между прочим, все еще начальник. Вот такой казус, начальник с 2%-м рейтингом. Рейтинг власти – больше половины, рейтинг "ЕР" – около 40%, а рейтинг ее лидера – 2%. Что-то должно поменяться.

http://www.nakanune.ru/articles/17996/

6 Августа 2013
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 6 Августа 2013
Разве это казус? Вот человек-президент-прокладка и всё это в одном лице, в одно время и в одном месте - вот это, казалось бы, казус! Но ничего, в России и такое бывает.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов