"Прокурор и судья знают, что обвинение — полная чушь"

Человек по фамилии Фарбер

KermlinRussia о процессе над Ильей Фарбером, шелесте пятытисячных купюр и неисправимой судебной системе. 
 

В последнее время, когда я смотрю видео знаковых российских судебных процессов, я думаю: «Когда же появится этот чувак и заставит прокуроров, следователей и судей засунуть палец в нос?». У нас здесь не просто любопытный городок, а огромная любопытная страна — хочешь в Москве, хочешь в Кирове, хочешь в маленьком провинциальном Осташкове. 
 

Photo 01 cover fab.jpg



Прокурор и судья знают, что обвинение — полная чушь. Но первый продолжает ее нести, а второй делает вид, что эта чушь — достаточное основание, чтобы дать отцу троих детей семь лет колонии строгого режима. 

Обвинительное заключение Илье Фарберу невозможно в судебной системе, в которой присутствует понятие презумпции невиновности. Оно основано на показаниях всего одного свидетеля, который явно испытывает личную неприязнь к Фарберу и должен был быть отстранен от процесса, как предвзятое лицо. В качестве доказательства используется магнитофонная запись, на которой прокурор слышит шелест — внимание! — пятитысячных купюр. С такими данными ему нужно или в психиатрическую лечебницу или в битву экстрасенсов. 

Этот процесс над Фарбером уже второй. Первый приговор был отменен, в том числе потому, что на предыдущем суде прокурор приводил в качестве аргумента в пользу виновности подсудимого его фамилию (или национальность?), спрашивая у присяжных: «А может ли человек по фамилии Фарбер бесплатно помогать деревне?» 

Усиливает впечатление то, что это представители все той же российской судебной системы, в которой зачастую не принимают в качестве доказательств записи видеорегистраторов. Это та же самая судебная система, которая выносит условные приговоры замешанным в коррупции на миллионы и миллиарды рублей или сенаторам, насилующим 16-летних девочек. 

Подозреваемый во взятке на 432,6 тыс. руб. Илья Фарбер (сумма почему-то настолько некруглая, что уже почти квадратная) два года теряет здоровье в СИЗО и карцере, а подозреваемая в хищении миллиардов рублей Евгения Васильева находится под странным домашним арестом, в рамках которого можно шляться по бутикам в Столешниковом переулке. А ее бывший начальник Анатолий Сердюков, без ведома которого такие хищения были невозможны, и это очевидно всем, и вовсе разгуливает на свободе. 

Эту систему не могут исправить ни тонны обличающей публицистики, ни списки Магнитского. Страх продемонстрировать нелояльность и потерять должность не перебить ни страхом общественного порицания, ни страхом быть изолированным от мира. Эта система как будто настойчиво требует, чтобы однажды в зале суда появился мужчина, обвязанный взрывчаткой, и потребовал от всех, кто в курсе, что обвинение ложно, засунуть палец в нос. 

 

 

АВТОР: @KERMLINRUSSIA, 2 АВГУСТА 2013 Г.

http://www.gq.ru/blogs/politblog/48260_chelovek_po_familii_farber.php

 

БЛОГ
Все блогиВерсия для печати
Владислав НагановЧлен Координационного Совета российской оппозиции

СУДЕБНАЯ СИСТЕМА РОССИИ БРОСАЕТ ВЫЗОВ ОБЩЕСТВУ

01 августа 2013, 20:56
 

Смотрите: Фарберу дали 7 лет за якобы взятку в 432 тыс. руб. - а ущерб в 1 миллиард долларов суд у насоценивает в 2,5 года колонии общего режима.

Вы понимаете? За $1 млрд, утаенный от бюджета, ответил гендиректор компании - и получил всего 2,5 года колонии! А вот ещё недавно экс-депутат Мособлдумы вообще получил 6 лет условно за хищения на 15 млрд рублей. Это - самые свежие примеры, и прямо на их фоне Фарберу дали 7 лет строгача и 3 миллиона рублей штрафа!

И это мы ещё абстрагируемся от того "малозначительного" обстоятельства что Фарбер, насколько можно судить, вообще невиновен, а дело против него шито белыми нитками.

А что там, кстати, с Сердюковым и Васильевой? Что там с игорным делом подмосковных прокуроров, где прокурор Игнатенко?!

Всё это как может быть?

Как это можно назвать - если не дерзким вызовом всему российскому обществу?

Я уже как-то писал, и повторяю: отличительной чертой российского судопроизводства является возможность говорить всё, что угодно в ходе судебного заседания и предъявлять какие угодно доказательства. Но на решение суда это никак не влияет, словно ничего и не было заявлено или предъявлено. Более того, суд нагло напишет в решении вывод, прямо противоречащий фактическим обстоятельствам дела. И суд каждой последующей инстанции прилежно перепишет решение предыдущей - независимо от любых доказательств и аргументов, и независимо от того, насколько всем очевидна заведомая неправосудность решения. Пусть даже все всё видели в прямом эфире.

Даже если вы найдёте самых лучших в мире адвокатов, заплатите им миллион долларов, и они проведут лучший судебный процесс в мире – это ничего не изменит. Но судьи, выносящие заведомо неправосудные решения, плюют не только на адвокатов - они плюют на закон, они плюют в лицо всем нам.

Мы имеем дело с продуманной системой. Эта система самовоспроизводится уже много лет и пожирает более четырёх миллиардов долларов в год. При этом не только не имея никакого авторитета в обществе – а балансируя между всеобщим презрением и брезгливостью, граничащей с ненавистью. Какая уж тут, к чёрту, "ваша честь"...

Выход я вижу только один - сделать так, например, как это, согласно широко распространенной легенде (которая слишком хороша, чтобы не быть правдой), сделал президент Франции Шарль де Голль: в течение одной ночи уволил всех судей Франции, назначив на их места выпускников юридических факультетов.

ВУЗы России ежегодно выпускают 800 тыс. юристов – так что желающих занять освободившиеся тридцать тысяч судейских мест на зарплату более чем 100 тысяч рублей в месяц будет более, чем достаточно.

И, кстати, это даже нельзя будет назвать "зачисткой" судебной системы - ибо судебной системы у нас в стране, по большому счёту, просто нет. Фактически речь может идти о создании судебной системы в России. С нуля. С полного нуля.

И нарочито издевательские, демонстративно вызывающие приговоры, подобные тому, как мы видим в деле Фарбера, приближают момент, когда это случится.

http://echo.msk.ru/blog/naganov_v/1127482-echo/

2 Августа 2013
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 2 Августа 2013

ИЗ КОММЕНТАРИЕВ МАКСИМА ШЕВЧЕНКО НА ЭХО МОСКВЫ

О.ЖУРАВЛЁВА: Я могу сказать, что мне сегодня удалось поразить Максима Шевченко в самое сердце – он не знал, какой приговор был вынесен сельскому учителю Илье Фарберу. И как мне кажется, реакция, ну, в общем, понятная.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, просто шок, честно говоря. Шок и абсолютное просто какое-то чувство беспомощности и апатии перед этой зловещей беспощадной бессмысленной юридической машиной. Понимаете, Илья Фарбер... Я помню, когда Первый канал снимал программу «Пусть говорят», то мы вызвали в студию (я участником был этой программы) всех – и местных деятелей, которые против него были. Кстати, это вся номенклатура была сельского уровня, сотрудницы разных государственных институтов. И жители, и дети приезжали, и жена, с которой он расстался ради там любви с местной руководительницей.

В ходе программы выяснили (это стало очевидно), что мотивом преследования Фарбера со стороны ФСБ именно, которая его арестовывала по даче взятки, было то, что там были романтические отношения у этой женщины, которая была глава этого местного поселения. Она такая видная, красивая женщина (тут нет вопросов), но до Фарбера она ушла от одного из местных фсбшников, у которого был роман.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть это чистый Шекспир и абсолютно личные мотивы.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, по крайней мере, у нас есть такая версия. Я не утверждаю окончательно, но просто в приговоре, в котором там за попытку дачи взятки при ремонте сельского клуба, на котором Фарбер не наживался точно, 100 тысяч рублей, получать 7 лет – тут кроме личного ничего быть не может. А что личного?

Я, допустим, допускаю, что в Осташковский район в последнее время приезжают разные начальники отдыхать. И Селигер там, и все такое. И местные фсбшники просто отморозились настолько, что им сам черт не брат. А чего? Они сидят в центре Тверской области, понимаете, там рядом какие-то бывшие стратегические регионы, какие-то там бывшие ракеты, полигоны и все такое прочее. Они там, как бы, сейчас чувствуют себя при деле, потому что к ним приезжает большое начальство, у них там стреляет глухарей, тетеревов, ловит щук. Им, как говорится, вообще закон не писан.

И посадить человека на 7,5 лет строгого режима за то, что он учил детей... В приговоре нет ни о том, что он шпион, ни о том, что это особо крупное хищение, ни о том, что он какой-то злодей, пристававший к детям.

Вот в той программе просто видно было: номенклатура против него, начальники разного масштаба, а народ за него, ему очень симпатизировал народ. Ну, говорили «Ну да, ну, странный там он...» Как бы, с детьми у него были инновационные педагогические разные приемы, там, урок страха, например, дети в закрытой комнате, чего-то какие-то инсценировки. Как бы, непривычно было людям там в деревне, понятно. Но все относились к нему как к человеку, который, безусловно, любит детей и с ними работает не для того, чтобы нажиться, а от чистого сердца, от души, потому что любит Россию, любит детей и как, знаете, такой интеллигент-народник в XIX веке пошел в народ, потому что у него, как бы, свербела душа. И на пути к народу его как и в XIX веке останавливают жандармы.

«Знаете, нас венчали не в церкви» - это вот про Фарбера. Это помните такой был фильм потрясающий про то, как учитель-народник полюбил девушку дворянскую, и там песня на стихи Окуджавы прекрасная «Нас венчали не в церкви»? Это вот абсолютно такая же история. То есть мы вернулись в XIX век. Пока государство имитирует из себя империю какую-то, изображает и заигрывает с символами монархии, жандармы... Но те-то жандармы XIX века – это были культурные люди, которые в сауны с девками не ходили, водку не пили, понимаете, с приезжими сенаторами, губернаторами и разными начальниками 3-го отделения. Трудно представить себе Александра Христофоровича Бенкендорфа при всех его минусах, который приезжает и, там не знаю, развлекается, понимаете, как у нас теперь любят развлекаться начальники.

И честно говоря, Герцен описывает в «Былом и думах», когда он был в Новгороде, когда там пожаловались, что во время аракчеевского сыска так называемого, когда убили любовницу Аракчеева, как там шел такой, жестокий сыск. И как он довел это до Петербурга, до 3-го отделения и там люди распорядились и наказали тех, кто забивал людей до смерти, запытывал.

Кто накажет тех, кто забил до смерти прилюдно при всей стране Илью Фарбера, забил до смерти? 7,5 лет хрупкому человеку! Строго режима! Это убийство просто перед всей страной.

О.ЖУРАВЛЁВА: Максим, у вас есть ответ?

М.ШЕВЧЕНКО: Я вам дал ответ. Я считаю, это беспощадная...

О.ЖУРАВЛЁВА: Мы просто говорим о том, что у нас есть вертикаль, которая всюду распространяет свои щупальца.

М.ШЕВЧЕНКО: Нет вертикали. Нет вертикали.

О.ЖУРАВЛЁВА: Где же она?

М.ШЕВЧЕНКО: Это беспощадная, безжалостная, бесчеловечная система, которая лишена закона, которая лишена человечности, которая лишена всего кроме инстинкта рвать, кусать, грызть и уничтожать. Все то, что, как им кажется, стоит на их дороге. Я не вижу рационального объяснения.

За 100 тысяч... Ну, не знаю. Ну, хотите наказать? Ну, допустим, он виновен, вот такое предположим, по-человечески. Ну, 3 месяца тюрьмы ему дайте. Ну, если он виновен. Ну, предположим, Фарбер, на самом деле, хотел дать там при ремонте клуба что-то. Ну, полгода дайте. Но 7,5 лет! Ну, это безумие в чистом виде.

То есть ни Первый канал, когда вся студия была за Фарбера и вся страна была за Фарбера, судя по рейтингам той программы, ни публикации в прессе, ни общественное мнение для них не указ. Просто гнут свое. Ну, кто-то разберется с этим? Ну, не знаю там, Бортников, ну, разберитесь с вашими этими псами, которые просто уже в Тверской области стали людей вот так вот рвать.

Почему его арестовывали сотрудники ФСБ? Почему? Почему не Следственный комитет, не милиция, не прокуратура? Какое отношение ФСБ имеет к ремонту сельского клуба?

О.ЖУРАВЛЁВА: Много вопросов, я согласна с вами.

М.ШЕВЧЕНКО: Вопросов два, собственно говоря. Почему его арестовывали ФСБ и почему дали такой приговор?

О.ЖУРАВЛЁВА: Максим Шевченко, журналист со своим особым мнением. Меня зовут Ольга Журавлёва. Наш телефон для связи +7 985 970-45-45. Мы уходим на небольшой перерыв. Никуда не уходите – мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, наш гость – Максим Шевченко и мы продолжаем.

М.ШЕВЧЕНКО: Я хочу договорить эту тему, если позволите еще несколько.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да, да.

М.ШЕВЧЕНКО: Я просто считаю, что эта ситуация позорит реально тех людей, в том числе и из ФСБ, которые кладут свои жизни, борясь с терроризмом. Понятно, что в Осташковском районе Тверской области с терроризмом бороться не надо совершенно, что там совершенно по другим мотивам сидит такая толпа еще с советского времени, нерасформировавшаяся, в таком масштабе.

Но просто у меня вопрос. Нас сейчас слушают, наверняка, честные, порядочные, благородные офицеры, которые, на самом деле, защищают свою родину в рамках ФСБ. Вы как к этому приговору относитесь, к тому, что ваши коллеги, скорее всего, повинны в том, что человеку дали 7,5 лет, учителю, приехавшему в деревню (я ясно формулирую?), не связанному (по крайней мере, в суде этого не было) ни с иностранными разведками, ни с терроризмом, ни со злостными злодеяниями, за то, что там было не учтено 100 тысяч по обвинению местного бизнесмена, очень загадочного тоже бизнеса, 7,5 лет. Я считаю, это просто позорит, понимаете, эту службу, которая призвана защищать родину. Такие приговоры явно наносят удар по безопасности нашей страны.

О.ЖУРАВЛЁВА: Согласна. Насчет безопасности абсолютно согласна. Но мне кажется, что есть еще несколько сфер, потому что, как пишет нам Игорь, предприниматель из Петербурга, «посадил его не фсбшник, а тот самый суд, в который нас постоянно посылает президент».

М.ШЕВЧЕНКО: Но арестовывали-то его ФСБ, вели-то дело ФСБ. На каком основании?

О.ЖУРАВЛЁВА: Это понятно. Но когда судья получает такое дело, судья, будучи живым человеком, профессионалом, юристом, он выносит, в конце концов, этот приговор. Это значит, либо ему угрожают все те же самые люди, которые организовали это дело, по вашему мнению.

М.ШЕВЧЕНКО: Либо это такая гоголевская ситуация. Провинциальный городок, знаете ли, все живут под городничим. Здесь Земляника, здесь, понимаете ли, почтмейстер, здесь Бобчинский и Добчинский. И все, как говорится, заодно. Где-то есть некий городничий или не городничий, а кто-то, кто дал приказ, там не знаю, купцам бороды остричь, понимаете, как там у Гоголя «Высечь», да? И вот это вот... Ну, просто это Салтыков-Щедрин и Гоголь, но только безнадежные абсолютно. Тогда была надежда, страна менялась. Сейчас надежды нет. Вот, честно говорю.

О.ЖУРАВЛЁВА: У вас тоже нет надежды?

М.ШЕВЧЕНКО: Вот с этим приговором она просто исчезает, потому что я не знаю, как систему. Я только считаю, что внутри себя (вот, еще раз говорю), мне кажется, ФСБ должна публично с этим разобраться, почему арестовывали сотрудники, почему они вели дело по взятке в сельском клубе и правда ли там, на самом деле, замешаны личные отношения – не поделили женщину, из-за которой человека упекли в тюрьму?

О.ЖУРАВЛЁВА: Фрогги пишет «А давайте отобьем учителя от извергов? И как это сделать?» У нас вообще на вашей памяти были случаи, когда общественное возмущение помогало в каком-то из судебных, скажем, дел? Я вот чего-то не вспомню.

http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/1126676-echo/

Аноним , 2 Августа 2013
А к чему в заставке фото зала украинского суда? Тверская область уже там?
Кузнецов Анатолий , 2 Августа 2013
суд..он и в африке - суд))
Светлана , 2 Августа 2013
Самый гуманный суд в мире... подонки!
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов