Спасибо, Маша. «Раз Путин такой слабый, нужно самой становиться главной»

 
Спасибо, Маша. «Раз Путин такой слабый, нужно самой становиться главной»Фото: EPA / ИТАР-ТАСС

В зале в голос засмеялись, а пресс-секретарь Дмитрий Песков одернул: «Маша, будьте любезны, микрофон, пожалуйста, отдайте!» Тогда, в декабре прошлого года, Владимир Путин давал свою очередную большую пресс-конференцию, которая продолжалась 4,5 часа и изобиловала новыми перлами президента. Особенно запомнилась телезрителям беседа с главным редактором владивостокской газеты «Народное вече» Марией Соловьенко, которую и прервал Песков.

 Как вас зовут? – поинтересовался у Соловьенко Путин.

– Мария.

– Садись, Маш.

– Спасибо, Вова!

Мало кто помнит вопрос, заданный Марией Соловьенко на конференции Путина еще в 2007 году, но тогда она обратилась к главе государства: «Я здесь несогласованная, сама в зал прошла. Здравствуйте, несравненный Владимир Владимирович!» То высказывание даже вошло в ежегодный рейтинг журнала «Коммерсантъ-Власть» «Лизость к телу», где традиционно собираются самые звонкие похвалы в адрес Путина. На выходных стало известно, что теперь Соловьенко, выпускающая еженедельную газету тиражом 1 тысяча экземпляров, баллотируется в мэры Владивостока. Slon поговорил со звездой пресс-конференций Путина о том, зачем ей понадобились выборы.


 

– Почему вы собрались баллотироваться в мэры?

– Так вышло, что я всю свою жизнь шла к этому решению. Каждый раз, когда выбирают нового мэра, я, как и все люди, надеюсь, что он справится, и жить станет лучше. Но у них ничего не получается, а, возможно, даже с каждым разом все хуже, хуже и хуже. У нас во Владивостоке на всех последних мэров заводились уголовные дела, и затем шли суды. А по нынешнему мэру (единороссу Игорю Пушкареву. – Slon) – также постановление, что он совершил преступление, отобрав чужой бизнес, 14 лет назад. Но, к сожалению, срок давности по этому преступлению – 10 лет, и дело закрыли по нереабилитирующим обстоятельствам. Но это не самое страшное. Самое страшное, что вместе с саммитом АТЭС во Владивосток пришли большие деньги, треть из них была разворована. Несмотря на то, что в город пришли деньги, Владивосток в ужасном состоянии – дороги, аэропорты, университеты, а в районах невероятная разруха и грязища. Но огромные деньги не нужны. Ведь когда даже дома немного денег, хозяйка может просто навести порядок, накормить семью и хорошо ее одеть. Настало время хорошей хозяйке прийти в город.

– На ваше решение участвовать в выборах повлияло общение с Путиным на пресс-конференциях?

– В каком-то смысле, да. Когда была последняя пресс-конференция, и я спрашивала про Сердюкова, как у него в ведомстве все разворовали, то решила: раз президент такой слабый – остается самой стать главной в этом городе и попытаться бюджетные деньги все-таки пустить на народ. Хотя, признаюсь, что я приняла решение о выдвижении с не очень большой охотой: я люблю свою работу, у меня замечательная газета, а кроме того, я пишу книжки. Шесть лет назад начала писать роман, никак его закончить не могу. Называется «Смущенный президент».

– Видимо, там речь как раз о пресс-конференции 2007 года с «несравненным Путиным»?

– Да, пять лет назад я придумала сюжет: женщина-хозяйка помогает и помогает этим государственникам, а у них ни черта не получается! Либо воры, либо просто дураки. Женщина плюет на все это дело и сама становится главой города, наводит порядок – хотя бы в одном городе. И решила воплотить этот сценарий в жизнь, когда Путин фактически во второй раз ликвидировал выборы губернаторов. Мне тогда так обидно стало! Потому что еще одно дело, когда дураки заслуженно страдают за то, что они навыбирали себе негодяев, но еще хуже, когда этого негодяя им назначают. Меня крайне унижает та позиция, что мы не дозрели до демократии.

И теперь я подошла к тому, что с этим надо что-то делать. Здесь живу я, мои друзья, дети – и самой неприятно ходить по такому грязному городу. Видно же, что денег очень много, а их воруют управляющие компании. Вокруг остаются только горы мусора. Тратят только на фейерверки и на самую дорогую елку в стране, которая тут же падает. Я устала от того, что власть не слышит людей, и им приходится обращаться в мою газету. Если на выборах были бы нормальные кандидаты – я бы даже не пыталась. А нынешний мэр от «Единой России» уже вовсю проводит избирательные встречи, хотя он не зарегистрирован даже как кандидат и нарушает закон, это безобразие. Люди это прекрасно видят и говорят, а что толку – ничего не меняется. И меня очень порадовало, что когда я заявила о своем выдвижении, люди вокруг этим воодушевились. За две недели надеюсь собрать нужные две тысячи подписей, даже без всяких денег, потому что их попросту нет.

– А газету, в которой вы работаете главным редактором, выпускаете на свои деньги?

– На свои, без каких-то инвесторов. И делаю ее всю. Когда у меня спрашивают, кто у меня крыша, я показываю пальцем вверх. Спрашивают: «Путин, что ли?» Я говорю: «Нет, берите выше!»

– Вы говорите, что во власти либо воры, либо дураки. А Путин тогда к кому относится?

– Не дурак. Далеко не дурак, но это все, что я вам скажу.

– Расскажите, как вы попали на первую пресс-конференцию в 2007 году?

– Да не было у меня большого желания туда ехать. Просто открыла интернет и увидела, что эта пресс-конференция будет проходить, даже не знала, что они и раньше были. Отправила заявку и забыла. И вдруг оказалось, что мне ее за два дня до проведения подтвердили, и мне срочно нужно вылетать, чтобы успеть из Владивостока попасть в Москву. Даже не знала, лететь или не лететь, посоветовалась и решила, что все-таки поеду. Прилетела туда, а на входе в зал с конференцией меня уже не пускают! Пресс-секретарь администрации нашего края узнал, что я туда полетела, и как-то подработал, чтобы меня не пустили. У меня был телефон одного высокопоставленного сотрудника кремлевской пресс-службы, и он меня провел.

– А почему тогда назвали Путина «несравненным»?

– У нас тогда только протрубили про саммит АТЭС, и я знала, что все наши помощники губернатора Дарькина уже попилили этот бюджет. Мне так обидно было: такие деньги выделяют, а они опять уйдут в пустоту. И чтобы привлечь внимание Путина, я встала и выпалила это «несравненный». Но это было сделано просто, чтобы вызвать эффект и привлечь внимание к вопросу. Точно так же было полгода назад с «Вовой» и «Машей». Но ведь не это было не главное, главное – это вопрос о Сердюкове.

– Вы же наверняка знаете, что с той цитатой угодили в рейтинг «Коммерсанта-Власть» «Лизость к телу». Не обидно?

– Не знаю, я не видела. Но если люди недалекие, то и бог с ними. Как хотят – так пусть и считают: на чужой роток не накинешь платок. И тем более, пускай так считает «Коммерсантъ-Власть», который сам не без греха, – не им меня критиковать. Все рожи лощеные, которые они там ставят, – это точно «лизость к телу». Ну, говорят и говорят. В последнее время я, можно сказать, человеком-новостью стала.

– Сами этому рады?

– Нет, меня это тяготит, честно скажу. Я же не какая-то артистка, чтоб на этом деньги зарабатывать. Когда здесь вот выглянет солнце, и я быстро сбегаю на набережной искупаться, ко мне подплывают и говорят: «Ой, это вы, которая Путина Вовой называла?» Ну неприятно это. Или на улице иногда мужики просто подходят – и раз! – пытаются обнять. Я им: «Тихо-тихо, да, это я, проходите дальше». Хотя бывает, что какой-нибудь начальник инспекции скажет, узнав меня: «Давайте я там что-то проверю, чтобы у вас с документами там все было в порядке». Так что даже иногда, видите, помогает.

– Не жалеете, что от ваших вопросов Путину помнят только те забавные моменты про «несравненного» и Вову с Машей?

– Нет. К тому же в первый раз я сама так пошалила, а во второй раз Путин был сам виноват, это ведь он меня спровоцировал и назвал Машей. Я понимаю, что надо не помогать так ему шуточками, а взять розги и надавать по ему по рукам. Президент, имея такую огромную армаду силовиков, не способен ничего проконтролировать. По мне, такой хозяин должен получать розгами. И необязательно так орать, как на Болотной, – хотя я понимаю их чувства, – нам пока еще разрешено участвовать в выборах.

– А при следующей встрече Путина Вовой назовете или Владимиром Владимировичем?

– Я не хочу больше с ним встречаться, он мне неинтересен. Я не вижу результатов от этих встреч. После первой встречи он стал принимать закон о коррупции, но треть средств на АТЭС-то все равно разворовали. Да и с Сердюковым ничего не вышло: его эта мадам уже по магазинам модным ходит. Путин, что называется, обещал, но не женился. Не верю я больше ему, мне обидно.

– Расскажите про свою предвыборную программу.

 

– Программу я, дорогой мой, придумала в стихах – чтобы людей не грузить, а хоть немного развеселить. «Принципы моей программы и для мужчины, и для дамы». Вам пока скажу только первый пункт – все равно меня еще не зарегистрировали, поэтому не надо, может, торопиться. А пункт такой: 

Пред законом все равны: 

От Путина, Чубайса до Сердюкова. 

Хоть Толиками их зовут, 

Хоть, простите, Вовой.  

 

http://slon.ru/russia/spasibo_masha_raz_putin_takoy_slabyy_nuzhno_samoy_stanovitsya_glavnoy-966165.xhtml

17 Июля 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов