Алексей Чеснаков - о судьбе элиты и ошибках оппозиции

«Неверно думать, что власть глупа и труслива»

Соратник Суркова и Володина, бывший замсекретаря президиума Генсовета ЕР Алексей Чеснаков - о судьбе элиты и ошибках оппозиции.

За последние время много талантливых россиян, ранее бывших лояльными власти и искренне старавшихся помочь ей, отошли от Кремля подальше. Один из них – пришедший во власть при Владиславе Суркове бывший замсекретаря президиума генсовета «Единой России» Алексей Чеснаков. Он покинул партию около месяца назад и теперь рассказывает в интервью Znak.com о том, в каком состоянии сегодня находятся партия и российские элиты.

 

- Скажите, как и когда вы приняли решение выйти из «Единой России»? Почему именно сейчас?

 

- Прошло больше месяца после объявления о выходе, а решение мной было принято в конце 2012 года. Была январская договоренность, что я уйду в середине мая, после совместного заседания Высшего и Генерального советов, до начала летней избирательной кампании.

 

Конечно, для меня это было непростое решение. Это как уйти от жены. Оно ведь не в один день приходит. Начинается с мелочей. То борщ холодный, то беспорядок в доме, то у нее голова болит. В конце концов оказывается, «она конченая дура». Так и с партией. Сошлись по любви. Расстались по совокупности. Остатки чувств держим при себе.

 

А если серьезно, то за время работы накопились стилистические разногласия. Несмотря на то, что в принципиальных вопросах, в видении задач развития страны у меня в партии много единомышленников, в ее действиях последнего времени я вижу больше вреда, чем пользы. «Единая Россия» перестает быть политической организацией, превращаясь в безвольный придаток власти. Хотя это проблемы не только партии, но и власти.

 

Бороться с этим, находясь внутри партии, создавать внутреннюю оппозицию в «Единой России» считаю неправильным. В нынешней ситуации такой подход будет работать на ее врагов, уничтожать ее изнутри. Время внутрипартийных дискуссий на подобные темы закончилось. 

 

- Вы сказали о стилистических разногласиях с партией. Каких именно?

 

- Об этом уже многократно говорилось. Попытаюсь объяснить на двух актуальных примерах.

 

Первый касается предстоящих выборов. «Единая Россия» вдруг стала то тут, то там поддерживать представителей других партий. Мало того, что не выдвигает свои кадры, да еще и демонстративно гордится этим. Я имею в виду Забайкальский край. Для партии, которая активно поддерживала предыдущего губернатора, которая имеет большинство в Заксобрании, это - катастрофа. Чего уж тут удивляться самовыдвиженцам в других регионах. Это не просто позор. Это – самоуничтожение.

 

Другой пример. Законопроект о включении в Уголовный кодекс статьи,  устанавливающей ответственность «за пропаганду нацизма». За пропаганду нацизма нужно наказывать! Кто бы спорил. Но инициатива в итоговом виде не обсуждалась в партии и сформулирована таким образом, что, например, ученые не могут публично сомневаться в действиях наших союзников. Как быть с целесообразностью бомбардировки Хиросимы? Выдвигаются какие-то примитивные аргументы, дескать, «вы неправильно читаете закон, это касается только отрицания решений Нюрнбергского трибунала». Так сами прочитайте, что написали, и приведите примеры: кто в нашей стране, где и сколько раз в последние годы призывал пересмотреть решения этого трибунала. Тогда и разговор будет по существу. А в данном случае критики законопроекта как раз все считывают правильно. Для того чтобы это понять – достаточно посмотреть на реакцию  «группы поддержки» закона. Настрой простой: вот сейчас мы вам всем покажем, «за можай загоним»! Безусловно, это статья может превратиться в инструмент репрессий по отношению к тем, кто не согласен с навязываемыми некоторыми «патриотами» примитивными трактовками истории. В ее формулировках присутствуют и явная угроза обществу, и намерение заткнуть рот оппонентам – их теперь можно будет за критику Сталина обвинять в пропаганде нацизма. Понимаете, в этой сфере законодательные ограничения - самый примитивный и плохо работающий инструмент. Чем их больше, тем глупее выглядят власть и правящая партия. Получается, что она не может разъяснять и убеждать, а может только принуждать. Вот из таких «мелочей» и накапливаются стилистические разногласия. Подобных примеров можно привести сколько угодно.

 

- Насколько я понимаю, излишне агрессивная стратегия власти вызывает сомнения даже у граждан, в том числе, представителей элит, изначально ей лояльных. Это верное ощущение? Или дело не в агрессии?

 

- Для того чтобы понять, в чем состоит проблема, нужно вернуться на два года назад. К старту избирательной кампании. Вернее, к старту двух кампаний – по выборам в думу и по выборам президента. А еще точнее - к моменту создания Общероссийского народного фронта. После создания фронта нужно было предъявлять врага и демонстративно, реально бороться с ним.

 

До этого переломного момента была возможность реализовать одну из двух стратегий. Первая – инклюзивная. Она предполагала сохранить более мягкий режим сосуществования с теми, кто в принципе не против власти, кто ее критикует, но не готов к радикальным действиям против власти. Вторая - эксклюзивная. Она предполагала жесткое противостояние консервативного большинства с либерально настроенным оппозиционным меньшинством. Из него формировался и целенаправленно поддерживался образ внутреннего врага, и с этим врагом предлагалось бороться тем, кто за Путина. Сейчас принято идентифицировать эти стратегии с именами Суркова и Володина соответственно. Выбрана была вторая стратегия. На самом деле все сказанное не означает, что первая стратегия была бы по целям принципиально иной. Она была другой по методам. И там и там были бы преследования тех, кто перешел границу политического экстремизма. И там и там были бы свои несогласные и, может быть, были бы свои «Болотные». Но в первом случае власть была бы более открытой, более современной, более толерантной, более гибкой. Эта стратегия предполагала не силовые, а политические инструменты как способ решения проблемы. Цитируя того же Суркова: «От принуждения общество постепенно переходит к убеждению, от подавления – к сотрудничеству».

 

Поскольку возобладала логика второй стратегии, серых зон и полутонов стало меньше. Более того, эти зоны и полутона не сами «отмирают», они сознательно уничтожаются. Это стало задачей нынешней власти. А между тем настоящая политика всегда делается в серых зонах и полутонах. В черно-белом мире нет места политике. Есть только место войне. Выбранная стратегия имеет серьезный минус: она сужает пространство для маневра. Выход предполагается только на последней остановке, как бы сильно вас ни тошнило. Власть, конечно, может повоевать с частью общества. Но начав воевать по-серьезному, запустив машину подавления, она уже не сможет остановиться. И чем больше она будет использовать подавление несогласных как инструмент консолидации сторонников, тем хуже будет ей самой – она все больше будет зависеть от формируемых ею настроений и псевдореальности. Придется играть на самых низменных чувствах. В нашей истории это уже не раз бывало. В России политическая борьба - это не игра по правилам, не соревнование, это реальная борьба за выживание. По логике, следующей мишенью вслед за несогласными будут представители элиты и самой власти.

 

- Насколько общество и элиты сейчас на грани серьезного раскола? Каков, на ваш взгляд, запас стабильности нынешней системы? В чем риски?

 

- Раскол? Серьезный раскол? Это все красивые фразы. Элита на самом деле не расколота, а напугана. Потому что труслива и, как говорил один классик, никакой она не «мозг нации». Элита и даже ее часть не будет объединяться против власти, а наоборот, ее представители будут уничтожать друг друга, используя близость к власти. Как, впрочем, и действуют те «элиты», которые стали таковыми благодаря власти, а не формировали власть. По сути, лозунг нашей элиты: «ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак». Сегодня они числятся элитой по должности, а завтра, если власть захочет, будут никем. Они это хорошо понимают, и от этого жизнь их становится им еще более противной. Но сделать ничего не могут. Такова судьба социальных прокладок.

 

Запас стабильности у нынешней системы довольно большой. Режиму в ближайшие годы ничто не угрожает. Политическая система работает. Рейтинги у власти высокие. Уменьшение запаса стабильности или запаса прочности может произойти только по двум причинам. Первая – внешняя. Мировой экономический кризис в случае перехода в острую стадию неизбежно приведет к пересмотру внутренней экономической политики и имеет все шансы сломать комфортную и безальтернативную пока сырьевую модель. Затем настанет черед политических реформ. Вторая – внутренняя. Опасно отсутствие у власти долгосрочной и эффективной стратегии. Как бы вы ни были устойчивы, вы не можете развиваться, молясь на стабильность. На нынешнем этапе задача сохранения стабильности - это не стратегия. Это признание ее отсутствия. 

 

- «Болотное дело», эмиграция, защита чувств верующих. Насколько эти тренды являются приметой времени для элит? Или для них сейчас есть другие маркеры, описывающие ситуацию?

 

- Давайте разобьем на два пункта. Первый. Есть ли за этими «трендами» реальные проблемы. Конечно же, есть. И все эти резонансные дела отражают действительно волнующие людей темы. Люди хотят жить в справедливом и свободном мире, чувствуя себя защищенными. Верующие хотят, чтобы их не оскорбляли танцами в храме. Обыватели хотят, чтобы на площадях не было стычек с ОМОНом. Власть не может пройти мимо их запросов. А уж кто и как маркирует эти запросы, это другой вопрос. Так называемая элита чувствует консервативный тренд. И при этом она же чувствует, что нет никакой позитивной повестки. Появляется повестка негативная или ситуативная. Все проблемы рассматриваются через призму возникающих конфликтных ситуаций. Идеология режима выстраивается не на принципах, а вокруг ответа Puss’ям.  Можно по каждому случаю напринимать законов и постановлений. Но проблема в том, что современное общество уже не воспринимает эти инструменты. Проблема страны куда серьезнее. У нас не сложилась единая гражданская нация, и мы до сих пор не знаем, как ее создать. Запретительными методами и ограничениями создаются не нации, а массы. Национальное строительство должно строиться не на разделении людей, а на их объединении.

 

- В чем была ошибка протестующих в декабре 2011 года? Почему протест почти сошел на нет?

 

- Протест отнюдь не сошел на нет. На нет сошла его видимая часть, связанная с массовыми уличными действиями. И только к ним сводить протест было бы неправильным. Он поменял свои формы. У протестующих сегодня естественный этап критического осмысления своих действий. Ожидать радикального развития событий в данной ситуации было бы глупой самонадеянностью. После выборов президента и его инаугурации большая часть протестующих потеряла ориентир. Они же не глупые люди. В результате сейчас пришли к тому, с чего и нужно было начинать – с выборов в регионах и муниципалитетах. Работа не столь веселая, как бороться с ОМОНом на Болотной, зато в итоге более эффективная.

 

Что касается ошибок декабря 2011 года, то их было много. Сложно протестующих за это осуждать. Они были исполнителями чужого сценария и, надо признать, сыграли свою роль блестяще. Они не просто «попались под руку», они сознательно выталкивались на Болотную. Они позволили власти продемонстрировать реальную опасность внутреннего врага. Кому-то из них сейчас вдвойне неприятно это сознавать. Кто-то будет еще долго убеждать себя, что это его выход на площадь «подвигнул» власть на реформы и может подвигнуть еще и еще. Но реальность другая. Ключевые ошибки протестующих не в тактике и даже не в стратегии. Ошибки – в психологии. Их две. Первая – убежденность в том, что власть слаба и ее можно легко свалить (знакомая история политика-подростка - «стена, да гнилая, ткни – и развалится»). Вторая – активисты протеста считали, что власть глупа и пуглива. Власть может быть цинична, хитра, непоследовательна, самовлюбленна и даже примитивна. Но она умна и ничего не боится. Это нужно осознавать, борясь с ней. Лозунг «мы здесь власть» налагает куда большую ответственность, чем кажется на первый взгляд. Это – вызов. Бросили вызов – получите по полной. Не хотите получать по полной – не бросайтесь подобными лозунгами. Власть, которая терпит такие лозунги, мгновенно перестает быть властью, и она это очень хорошо понимает.

 

- Если говорить об «Единой России», видите ли вы для нее перспективу, учитывая создание ОНФ?

 

- В ее нынешнем состоянии о перспективах «Единой России» говорить сложно. Налицо процесс деградации партии власти. Конечно, она еще долго может существовать, и временами даже очень неплохо существовать и побеждать на выборах. Но делать она это будет не благодаря своей энергии, своим интеллектуальным ресурсам, а благодаря поддержке администрации.

 

Сегодня «Единая Россия» уже не определяет свою судьбу. Раньше от нее было невозможно отказаться. Теперь от нее уже можно избавиться. Партия делает все, чтобы эта возможность стала необходимостью. И складывается ощущение, что многие партийцы ждут этого с большим удовольствием.   


 

- Чем лично вы планируете заниматься в ближайшее время?

 

- Исследовательской работой. Готовлю книгу о российской политике последних лет.

 

Вопросы – Екатерина Винокурова, Газета.Ru, специально для Znak.com

27 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов