Путин озвучил лукавые цифры экспортной статистики

 
Продай оружие!. Путин озвучил лукавые цифры экспортной статистики

Продай оружие!

 

Выступая на заседании комиссии по военно-техническому сотрудничеству с иностраннымигосударствами президент Владимир Путин сообщил о том, что российский экспорт вооружений с начала 2013 года вырос на 15% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Путин заверил, что государство и впредь продолжит поддерживать производителей оружия и военнойтехники, которые не только обеспечивают обороноспособность страны, но и являются значимым источником пополнения бюджета. «За последние три года из федерального бюджета только в виде субсидий им было выделено более 27 миллиардов рублей», - озвучил президент цифру госинвестиций в ВПК.

Напомним, в ходе предыдущего заседания комиссии по ВТС президент констатировал, что Россия занимает более четверти мирового рынка вооружений.

 

Директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов считает, что рост доли России на международном рынке вооружений имеет под собой объективные основания. В первую очередь он называет растущие геополитические амбиции целого ряда государств. Речь главным образом идет о Бразилии, Индии и Китае. Сюда же относятся Малайзия, Иран, Венесуэла и Алжир. Часть этих стран (такие как Китай или Иран) являются антиамерикански настроенными. Другие (такие как Индия - крупнейшая демократия в мире) гораздо более лояльны США. Но, так или иначе, все они хотят проводить независимую внешнюю и оборонную политику. В отличие от стран, входящих в НАТО. В этом контексте им не подходит натовское оружие. В отличие от какой-нибудь Чехии или Польши.

«СП»: - Россия в качестве поставщика в отличие от американцев не выдвигает политических требований. Это плюс?

- Несомненно. Это одна из причин, по которым все эти страны являются нашими клиентами. Таким образом, несмотря на то, что в Америке и Европе (за исключением Польши) сокращаются оборонные бюджеты, то среди наиболее динамично развивающихся экономик военные бюджеты растут. Потому что их руководство хочет подкреплять экономический рост военной мощью. И все это, естественно, наши клиенты.

«СП»: - Какие еще факторы позволяют нам не просто оставаться на плаву, но и наращивать экспорт вооружений?

- Россия в отличие от целого ряда стран не только продает вооружения, но и готова передавать технологии. То есть мы перешли от парадигмы покупатель-продавец к формату совместной разработки и производства вооружений. Конечно, такой подход таит в себе опасность. Но в то же время только так можно удержать лидерство на рынке вооружений. Хотя мы знаем историю с китайцами и корейцами, которые воспользовались нашей помощью, чтобы вывести на рынок свой переносной зенитно-ракетный комплекс. Они даже выиграли тендер на поставку этого вида вооружений в Перу. С другой стороны, «волков бояться, в лес не ходить». Другие экспортеры тоже взяли на вооружение такую схему, но гораздо позже нас.

«СП»: - Известны случаи, когда технологический трансфер оборачивался против нас

- Это трудно отрицать. В свое время мы помогли полякам сделать переносной зенитно-ракетный комплекс «Гром». Самая сложная часть в ПЗРК это головка с оптикой. Мы передали полякам технологию с Ломо. А потом они продали свои «Громы» грузинам. Одним из таких комплексов был сбит наш самолет. Но опять таки это неизбежные издержки. Третья важная предпосылка наших успехов это личная увлеченность главы российского государства и многих чиновников в продвижение нашего оружия. Если поручителем выступает Путин, то даже если у тебя что-то не слишком хорошо или дороговато, шанс сбыть технику очень высок.

«СП»: - Какая товарная номенклатура обеспечивает нам экспортный успех?

- Россия традиционно очень активно продает самолеты семейства Су-30. Причем, временами у нас появляются такие экзотические покупатели как Уганда, которая раньше все время «сидела» на МИГах. После того как американцы разбомбили Югославию, оккупировали Ирак и Афганистан, расправились с Ливией, а сейчас угрожают Сирии, в мире появился огромный спрос на системы ПВО. Россия делает уникально предложение по переносным ЗРК. Вплоть до комплекса Антей-2500, который отчасти является системой противоракетной обороны. Ну и, наконец, наши корабли (особенно подводные лодки) также расхватываются на ура. География предельно широкая: Вьетнам, Алжир, Венесуэла.

Заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин обратил внимание, что реализация многих сделок рассчитана на годы. В связи с чем возникает статистическая путаница. Самая крупная сделка с участием российских оружейников связана с продажей шести подводных лодок Вьетнаму. И совершенно непонятно, как по годам будет расписываться прибыль.

«СП»: - За счет чего российский ВПК продолжает оставаться конкурентоспособным на фоне общей производственной деградации?

- Мы держимся благодаря тому, что у нас есть эксклюзивные партнеры. Например, Венесуэла, которая больше нигде ничего купить не может. Зато у нас она оптом закупает большие партии оружия. Скорее всего оно ей никогда не понадобиться. Однако, с точки зрения наших интересов как экспортера, это сразу дало огромный прирост. И на этом рынке у нас практически нет конкуренции, если не считать Китая, который тоже начинает продавать оружие в Венесуэлу. Мьянма это тоже такой рынок, где нашим единственным конкурентом является Китай. Американцы и Запад в целом не продают этим странам оружия. Соответственно, они освобождают рынок для нас. Это не зашоренность. У каждой страны есть свои противники. Мы же не продаем оружие Грузии. Поскольку это наш потенциальный противник. Оружие не является таким же безобидным товаром как игрушки.

«СП»: - Экспорт оружия для России это больше чем просто зарабатывание денег?

- Для нас это единственный высокотехнологичный товар, который мы способны продавать. Его значение невозможно переоценить. Просто потому что ничего другого у нас нет.

Военный обозреватель Виктор Баранец отметил, что за последние лет сорок военная отрасль чуть ли не ежегодно обновляла собственный рекорд продаж. По его словам не было ни одного года, когда продавцы оружия не отчитывались бы перед властями о своих выдающихся успехах. При этом итоговая цифра как правило является завышенной.

«СП»: - С чем это связано?

- Когда начинаешь разбираться, то зачастую реально заключенные контракты и предварительные договоренности сваливаются в одну кучу. Это докладывается наверх и мы слышим очередной победный марш. Сложилась традиция, когда российские экспортеры преувеличивают свои успехи. Чтобы покрасивше выглядеть в глазах власти. Поэтому к данным об экспортной выручке всегда нужно относиться с серьезной настороженностью. И «брать на зуб» каждую цифру. Только тогда мы получим объективную картину.

«СП»: - По Вашим данным, какова динамика присутствия России на глобальном рынке вооружений?

- Наши позиции выглядят, как сейчас модно говорить, неоднозначно. До недавнего времени основными потребителями наших вооружений были Индия и Китай. Мы насытили эти рынки так, что у них пошла «отрыжка». Более того, Китай закупает мелкие партии наших вооружений, а потом копирует их и выставляет на рынки. Где начинает нещадно демпинговать. Как Пушкин это «солнце нашей поэзии», точно также Су-27 сегодня это «солнце китайского самолетостроения». Они скопировали наш самолет, и теперь на международном рынке появился абсолютный двойник, который китайцы предлагают с большим дисконтом. Естественно, что покупатели предпочитают брать более дешевый аналог. Точно таким же образом мы насытили и Индию. Поэтому два главных покупателя нашего оружия приобретают все меньше.

«СП»: - Что в такой ситуации делают наши экспортеры?

- Они переориентируются на менее насыщенные рынки. Как азиатские (Малайзия, Индонезия), так и южноамериканские (Венесуэла, Бразилия). А между ними находится Ближний Восток. Это три главных рынка, на которые мы стремимся проникнуть. А за ними «маячит» четвертый. Это страны третьего порядка, для которых любое российское вооружение представляет чудо техники. Они готовы брать старые образцы вооружений потому, что они в любом случае лучше имеющихся. В то же время было бы несправедливо утверждать, что российские вооружения не пользуются успехом у крупных стран. У того же Китая или Индии. Например, на горизонте появились наши новейшие вооружения. Например, оперативно-тактический комплекс Искандер-Э. Это уникальное сверхточное оружие, в очереди за которым уже толпятся и Китай, и Индия, и другие страны. Но есть одна проблема. В 1990-е годы имело место явление, которое я называю «предательский экспорт». Это когда новейшие системы (типа С-300) продавались зарубеж больше, чем для родной российской армии. В годы правления Путина было принято постановление, в котором российской армии отдавался приоритет. Но принципы бизнеса все равно берут свое. Несмотря на постановление правительства наши экспортеры стремились побольше продать вооружений заграницу. Причина простая- чем больше иностранных заказов, тем больше поступает иностранной валюты. А значит, появляется возможность спасти нашу родную оборонку. Резюмируя, можно сказать, что иностранные заказы в 1990е годы спасли наш ВПК от полного развала. Потому что родное российское государство держало этот сектор на голодном пайке.

 

Фото ИТАР-ТАСС/ Марина Лысцева

http://svpressa.ru/society/article/70010/

27 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов