Бег опальных принцев

Политолог Борис Межуев — о Сергее Гуриеве и судьбе «либеральной фронды»

Бег опальных принцев

Борис Межуев. Фото: ИЗВЕСТИЯ

Слухи об отставке и чуть ли не эмиграции ректора Российской экономической школы Сергея Гуриева не случайно стали мегасенсацией. До сих пор Россию навсегда покидали находящиеся под следствием бизнесмены, иногда недовольные отечественными порядками деятели культуры, но не либеральные экономисты. «Системные либералы», к числу которых несомненно относился Сергей Маратович, казалось, были настолько «системны», что их положению в стране ничто не угрожало.

Немедленно выяснилось, что примерно месяц назад Гуриев был вызван как свидетель в Следственный комитет по делу ЮКОСа в связи с тем, что некоторое время назад в печати он подверг критике известное судебное решение. Хотя либеральная пресса и склонна связывать отставку и отъезд Гуриева с его публичной позицией по делу ЮКОСа, эта связь выглядит сомнительно — отношение к судебному приговору, даже если оно и неудобно для власти, преступлением не является и основанием для уголовного дела быть не может. Однако, судя по всему, СК заинтересовался, находился ли Гуриев в каких-то финансовых отношениях с Михаилом Ходорковским и организованным им благотворительным фондом «Открытая Россия».

Честно говоря, всё это в общем излишне. Принимая во внимание и позицию Гуриева, и его общественное положение, трудно представить себе, что он мог бы публично поддержать обвинительный приговор Ходорковскому, даже если никогда не получал от него и его структур ни копейки и ни разу не встречался с бывшим главой ЮКОСа. Разумеется, вся проблема в том, что Сергей Гуриев являлся одним из ключевых представителей той части либерального экономического истеблишмента, которая примерно с 2009 года перешла в открытую фронду официальному экономическому и политическому курсу. Причем Гуриев зашел настолько далеко в этом фрондировании, что решился поддержать оппозиционера № 1 Алексея Навального и даже пожертвовать какие-то деньги в его Фонд борьбы с коррупцией.

В 2012-м либеральная фронда проиграла свое генеральное сражение и многие ее представители попали под пристальный взгляд Следственного комитета и налоговых органов. Ирония состоит в том, что несостоявшийся ее лидер продолжает спокойно возглавлять правительство, в то время когда его соратники покидают страну. Но фронда — не революция, она порождает относительно мягкую реакцию.

Сергей Гуриев, конечно, больше чем экономист, я даже думаю, что он был и не экономистом в точном смысле слова — он был создателем академического лобби экономистов. Гайдар, Чубайс, Авен, Кох — всё это были в основном люди практические, без стопроцентного авторитета в научном мире Запада. Гуриев сделал из научного сообщества силу, респектабельную как в западных академических кругах, так и в сфере менеджмента. Европейский университет в Петербурге  попытался организовать нечто подобное из сообщества политологов, но гораздо менее удачно. Экономисты школы Гуриева могли гордиться большим индексом цитирования в англо-саксонских научных изданиях, прекрасными связями в академических кругах Запада и признанием на мировом уровне своих теоретических трудов. Популярность РЭШ достигла своего пика, когда в 2009-м в стенах этого образовательного учреждения читал свою лекцию Барак Обама. В конце концов, на базе РЭШ, Московской школы управления и других структур возникла своего рода интеллектуальная империя, состоящая из людей, блестяще владеющих самыми разными математическими методами исчисления экономических показателей, большинство из которых были заведомо недоступны профанам.

Мне всегда казалось странным несоответствие между сложностью и изысканностью методологического аппарата представителей этой школы и сравнительной простотой их публичных экономических рецептов, главным из которых было требование максимального снижения доли государственного сектора в хозяйственной сфере. Где действуют государственные компании и корпорации, там царствует коррупция, говорили Гуриев и его соратники. Мне кажется, что этот ответ был слишком краток, чтобы схватывать суть дела. 

На самом деле проблема состояла в том, что мы пользуемся терминами и концепциями XXI века, хотя живем реально в веке XVII. И с точки зрения того века, в котором мы живем, Сергей Гуриев — отнюдь не глава экономической школы, а владелец большого ресурсного поместья, которое, как и любое другое поместье в нашем веке, так или иначе подарено ему властью. И как граф де ла Фер во время французской Фронды, Сергей Гуриев в минувшем столкновении сделал ставку на один феодальный клан против королевского двора, итогом чего стала его неминуемая опала. Если бы победил клан, на который поставил Сергей Гуриев, аналогичной опале подверглись бы владельцы других поместий. 

Сегодня бессмысленно было говорить о коррупции, пользуясь терминологией американских либертарианцев. Увы, все наши частные корпорации — точно такие же жалованные властью поместья, как и госкомпании. Я, конечно, не эксперт в области экономики, но, по-моему, в этом отношении разница между «Газпромом» и, условно говоря, «Альфа-групп»— чисто стилистическая. Такая же, как между МГУ и РЭШ.

На мой скромный и, надеюсь, в меру беспристрастный взгляд, всё, что произошло с Гуриевым, — это следствие не столько его политических ошибок (как свободный человек он имел полное право занимать ту позицию, которую он занимал), сколько его ошибок как социального мыслителя. В прежние годы ему надо было, наверное, не бичевать госкапитализм и рекламировать модернизационный опыт Южной Кореи, а говорить одну и только одну вещь: России нужен наконец нормальный и дееспособный парламент, который мог бы реально ограничивать исполнительную власть. Потому что только с этого шага — с парламентских свобод — и начинается современность и приходит к своему завершению Старый порядок.

Но Фронда принцев всегда относилась к Фронде парламентов с пренебрежением, и по этой причине принцы после поражения удалялись в изгнание, а «третьему сословию» оставалось дожидаться созыва Генеральных Штатов еще целых два столетия. Будем надеяться, что у нас история потечет побыстрее.

http://izvestia.ru/news/551158

Скатертью дорога: мнения тех, кому Гуриева не жалко

Сергей Гуриев уезжает из страны и уходит с должности ректора лучшего экономического ВУЗа России. Это трагедия для российского образования и удар по имиджу России. Тут наглядно показан вклад Российской экономической школы в экономическую науку нашей страны. Впрочем, некоторые люди доказывают, что отъезд Гуриева – это благо для России. Slon пытался понять их позицию.

 
 


Сергей Васильев, председатель совета директоров инвестиционной группы «Русские фонды», о Гуриеве и экономическом образовании в России

Что такое современное экономическое образование? Начиная с 90-х наши типа экономисты, которые во ВШЭ и РЭШ, начали обучать студентов, говорили  им, что капитализм строили в стране, не зная базовых терминов, а теперь, мол, мы будем вас обучать. Потом они внедрили в сознание академической среды, что незнание терминологии приводит к печальным последствиям. Раньше идеологию марксизма-ленинизма нам впаривали, теперь другие впаривают эти экономические термины. Причем делают это люди, далекие очень от бизнеса: не только от какого-нибудь металлургического производства, но и от современного бизнеса – интернет-бизнеса. Практика показывает, что это образование ничего не дает для реальной практики, в тех же банках, например, или нефтяных компаниях. 

Почему с проблемами сталкивается бизнес-школа «Сколково»? Потому что нет новых студентов, никто не платит за эту чушь. Я чушью называю далекое от жизни... Когда у тебя деньги есть, то ты можешь себе купить первый, второй, третий, четвертый и пятый айфон. Но когда денег нет, то ты пятый не купишь, обойдешься и третьим. Образование – из набора таких штучек, без которых можно и обойтись. И люди от этого отказываются. Ситуация в современном мире говорит, что это образование не является необходимым. Лучше больше бы учили строительству, химии, физике, а мы учим огромное количество экономистов и финансистов. 

У меня один сын заканчивает Сент-Эндрюсский университет в Великобритании, а другой учится в ВШЭ. И если совсем откровенно – и там, и там учат чушь. Эта чушь может помочь – если ты закончил Сент-Эндрюс или Гарвард – получить работу в Goldman Sachs или Merrill Lynch. Но это касается десятой или сотой части процента выпускников. 
 
Если хочешь работать в Goldman Sachs, то нужно, конечно, и закончить соответствующее учебное заведение, чтобы быть профессионалом в этой словесной эквилибристике. Но открыть маленький ресторанчик, построить цех, наладить производство и продажи можно и без Гарварда. 
 
Такое образование получают, когда есть избыток денег. Это касается и Запада. У них тоже огромный кризис: уменьшается количество студентов, количество академических программ сокращается. Это я знаю по тому же университету Сент-Эндрюс. Они выживают за счет того, что принимают студентов из других стран. Британские студенты выходят на митинги из-за роста стоимости обучения на 30%, а их плата за обучение в 5 раз ниже, чем у иностранных студентов. Кризис привел к тому, что британцы в основном зарабатывают на китайцах, арабах и русских. Иностранцам нужна корочка, и они едут за ней, потом на третий день работы в реальном бизнесе забывают, чему там учили. 
 
Чему надо учить? Я закончил Физтех, а потом занимался финансами. Правда, потом я учился в Нью-Йорке в университете и слушал около месяца какие-то курсы, но больше всего мне помогла какая-то простая книжка по бухучету. Если бухучет освоен, то все остальные термины можно понять и по ходу. А сейчас слушаешь студентов – они набрались каких-то терминов, а сути баланса предприятия понять не могут. Ну и зачем тогда их всему этому учили? 

Проблема в том, что из людей типа Гуриева и ВШЭ состоит сегодня либеральная наша верхушка экономической власти в ЦБ, Минфине, правительстве. РЭШ и ВШЭ – это два столпа экономической науки, они определяют, какой будет экономика в стране. 

Поэтому я не вижу проблемы в отъезде Гуриева. Нужна некая свежесть, проветривание этих кабинетов, появление каких-то других курсов или даже просто исчезновение старых. 

Я не знаю, почему Гуриев уехал. Возможно, там простые экономические причины – не договорились, меньше заплатили, прикрытые борьбой с режимом. 
 
 



Михаил Хазинруководитель компании экспертного консультирования «Неокон», о Гуриеве и «Сколково»

К экономической мысли Гуриев не имел никакого отношения. Гуриев руководил пиар-кампанией, которая пропагандировала либеральные концепции в России. Экономикой он не занимался. 

Я, как Вы понимаете, за Гуриевым не слежу, он мне не очень интересен, но могу предложить версию. Где-то год тому назад пара-тройка человек, которые пытались придать какую-то осмысленность инновационному центру «Сколково», сказали мне, что там часть влияния отдана Гуриеву. И люди, которые пытались придать этому какой-то смысл, оттуда ушли. После того как там вскрылось эпохальное воровство... может быть, в этом причина отъезда Гуриева. 

Единственное, что меня удивило – Гуриев абсолютно включенный во власть человек, который был членом совета директоров чуть ли не половины крупных госкомпаний. Я не понимаю, почему столь приближенный к власти человек решил уехать. Ему никогда на Западе не будут платить столько, сколько платило здесь государство. 
 



Борис Кагарлицкийдиректор Института глобализации и социальных движений, об отсутствии давления на Гуриева

Непонятно, почему он куда-то вдруг решился уехать, но это его личное дело. Я не вижу здесь какой-то темы для обсуждения. Если человек так испугался, что его фамилия фигурирует не там, где нужно, то, во-первых: он бы мог этим не заниматься. Во-вторых, есть куча людей, у которых гораздо больше проблем, и никто из них никуда не уезжает. Тем более что, насколько я понимаю, никто не обыскивал его квартиру, не пытался снять с должности. Если бы его начали прессовать, тогда бы его сняли с поста. Но если он сам уходит со своего поста, то у него все очень хорошо – в этом плане. 

Slon

Материалы по теме:

30 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов