М.Делягин.Свободу Дмитрию Медведеву!

«Я мог бы трепаться бесконечно». (Д.А.Медведев в беседе с журналистами после телеэфира 7.12.2012)

дмитрий медведев председатель правительства димон премьер министр
 
  Дмитрий Медведев  
  фото: Александр Астафьев  

Как только ни издевались над бывшим президентом и действующим премьером всея Руси. И «Лжедмитрий», и «Нанотольевич», и «Айпад», и даже «Симеон Бекбулатович» — по имени касимовского хана, шутовским образом на 11 месяцев посаженного на престол Иваном Грозным. А когда его пресс-секретарь заявила, что недопустимо звать Председателя Правительства РФ Димоном, в Рунете началось нечто невообразимое... Через несколько мучительных недель премьеру пришлось отказаться от любимого айпада в пользу блокнота, а затем и разрешить называть себя Димоном (пока, правда, только в Сети).

Попробуем понять, что случилось. За что заклевали человека? Ведь что ни говори, а на фоне других «эффективных менеджеров» он отнюдь не самый ужасный.

Раскрутка Медведева как федерального политика началась в ноябре 2005 года, когда специально для него восстановили пост первого вице-премьера. Об успехе курируемых им и забытых ныне «национальных проектов» — «здоровье», «образование», «развитие АПК» и «доступное жилье» — можно судить по нынешнему состоянию этих сфер. Но Медведев не стесняется публично гордиться даже самым провальным из них, который в силу нежелания власти ограничивать произвол монополий увеличил не столько предложение жилья, сколько цены на него, и был прозван народом «недоступное жилье».

Затем он торжественное провозгласил новые приоритеты власти — также забытые «пять И»: институты, инфраструктура, инновации, инвестиции и лишь потом, что характерно, интеллект. Поигравшись с этими лозунгами (реальное отношение к интеллекту выражает заявление о том, что студенты должны подрабатывать), Медведев провозгласил развитие нанотехнологий и «Сколково», ставшее не только девелоперски-спекулятивным, но и, судя по претензиям правоохранительных органов, криминальным проектом. Так, член попечительского совета бизнес-школы «Сколково» инвестбанкир Гупта после гомерических вознаграждений в России получил в США два года тюрьмы.

Когда и «Сколково» не заладилось (дорога к нему, по признанию самого Медведева, за полтора года пришла в негодность), наш герой возгласил о борьбе с коррупцией — и принял от «резидентов Комеди Клаб» айпад, демонстративно нарушив свой же запрет чиновникам принимать подарки дороже 3 тыс. руб. А став премьером, создал «открытое правительство» во главе с «эффективным менеджером» Абызовым, ставшим миллиардером на чубайсовской реформе электроэнергетики.

Таким образом, политическая стратегия Медведева напоминает хлестаковскую: бросить оглушающий лозунг, затеять что-то новое и, «замутив движуху», вовремя соскочить и заняться следующим, тоже обреченным на забвение проектом. Но еще интереснее стратегии отдельные меры, предпринимаемые премьером в связи с частными проблемами.

Народ, все еще не излеченный либеральными реформами от проклятого советского наследия в виде школьного образования, шокирует война Медведева с законами природы. Мы принуждены жить зимой по летнему времени, максимально — на 2 часа — отличающемуся от природного. По данным интернет-опросов, это уже два года создает неудобства трем четвертям народа и нравится лишь пяти процентам. Но, конечно, Интернет нерепрезентативен, особенно если начальник хочет быть властелином времени, — и Медведев утверждает, что сторонников и противников противоестественной жизни в стране примерно одинаковое количество.

Другое проявление неприятия им объективной реальности — пресловутое «нулевое промилле», которое делает водителей заложниками технической погрешности прибора (не говоря уже о кефире и квасе). Гадания, какое именно вещество породило сию законодательную инициативу, беспочвенны: действие любого стимулятора проходит, а Медведев продавливает абсурдное правило, стимулирующее коррупционный беспредел на дорогах, с последовательным упрямством. Оно тем более поразительно, что премьер отличается редкой даже для бюрократа способностью, выявляя проблемы, не пытаться их решать. Много лет назад Медведев признал, что триллион рублей, выделенных на госзаказ, по сути, уходит «налево», — но ситуация ничуть не улучшена.

Медведев покровительствует сомнительным, если не откровенно криминальным кругам. Когда Путин критиковал Билалова за подготовку к Олимпиаде-2014, люди из окружения кавказского бизнесмена, по данным СМИ, уверенно утешали себя тем, что премьер решит их проблемы. В итоге не решил, но к тому времени сделано было уже немало. Кстати, именно он уничтожил управление МВД по борьбе с оргпреступностью, причем после того, как борцы с мафией нанесли ей ряд болезненных ударов. Будто в насмешку их переориентировали на борьбу с «экстремизмом», которая вылилась в подавление «недостаточно восторженного образа мыслей».

И это не случайный антидемократический эксцесс либерала Медведева: ведь именно он как юрист и глава Администрации Президента имел прямое отношение к ограничившим права граждан законам, заклейменным титульными либералами как «путинские».

Возможно, невольным, но однозначным покровительством криминалитету обернулась и чудовищная «либерализация» Уголовного кодекса. Теперь за «нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего» (например, если человека забили насмерть ногами, но не сознались в умысле) можно лишать свободы лишь на 2 месяца. А контрабанда — по сути, преступление против государства, — вообще перестала считаться уголовным преступлением, что привело не только к возврату в Россию ряда «авторитетных бизнесменов», но и к усилению китайского влияния за Уралом.

Однако вершина гуманности к преступникам (и подавления их жертв) — это введение выплаты штрафа за коррупцию. Пойманный взяточник может заплатить из прошлых взяток штраф за ту взятку, на которой «погорел», — и смеяться на свободе над государством.

Новация Медведева снизила долю лишенных свободы коррупционеров (из числа доведенных до суда, а это и так в основном «стрелочники») с 25 до 14%, но даже этот показатель официально считается чрезмерным. И то верно: если признать коррупцию основой государственного строя, сажать за нее как-то нетолерантно.

Впечатление подрыва государственности производит и внешняя политика Медведева. Исключение — начало грузинской войны. Тогда Медведев сломал «грозненский синдром» у наших военных. Но, увы, затем последовал оскорбительный отказ выполнять договор с Ираном по поставке С-300 (со ссылкой на решения ООН, не требовавшие такого отказа) и сдача Ливии. Необоснованная передача Норвегии шельфа с запасами газа и нефти на 30 млрд евро не просто нанесла ущерб нашей стране, но и лишила Норвегию стимулов к участию в разработке российского шельфа, а нас — доступа к норвежским технологиям.

В политике Медведева очевидны психологическая неустойчивость и неспособность исправлять совершенные под влиянием эмоций ошибки. Именно так выглядит отставка с лишением всех чинов, званий и наград посла в Ливии Чамова. Его правота стала очевидной сразу, но осталась его личной проблемой. Понятно, что значил этот урок для подчиненных Медведева — как и увольнение Кудрина за рутинное указание на соотношение сил в «тандеме» с самоуничижительным криком души президента: «Я сам могу позвонить премьеру!».

Со временем Медведев стал немил практически всем. Есть претензии к нему и у либеральной элиты. Ведь, возможно, искренне изображая альтернативу Путину, Медведев возбудил надежды у многих серьезных людей, а отказавшись от борьбы, страшно подставил их. Борьбу за власть можно проиграть, но отказываться от нее нельзя.

И тем не менее будущее Медведева в отличие от России прекрасно. Он играет необходимую роль «всеобщего аллергена», которую при Ельцине на ином уровне выполнял Чубайс. «Козел отпущения», фокусирующий на себе недовольство общества ошибками его руководства, — редкий и ценный ресурс, который берегут до самого черного дня. Согласитесь, не каждый может быть аналогом резиновой куклы начальника, которую ставят в комнатах отдыха иные японские корпорации, чтобы подчиненные срывали на ней свое негодование. В неблагополучных корпорациях такие куклы быстро изнашиваются. Но то ли в нашей сувенирной демократии все в порядке, то ли технологии хотя бы в политике получше японских: Дмитрий Анатольевич до сих пор как новенький.

Важно помнить: Медведев не зло и даже не худший премьер России. Он, например, выгодно отличается от того же Кириенко: еще не довел страну до финансово-политической катастрофы. Да и как человек он симпатичен — и успешно демонстрирует это. Беда в том, что в сфере своих обязанностей Медведев демонстрирует настолько иные качества, что просто просится в соответствующую его способностям частную жизнь. Пока не сотворил в сфере госуправления чего-нибудь фундаментального, что заставило бы Россию вспоминать «киндердефолта».

Пожалейте человека, Владимир Владимирович. Он ведь не кукла. Подарите ему свободу.

 

материал: Михаил Делягин MK.RU

Вероятно, именно после получения сообщения о намеченной "Московским комсомольцем" публикации этой статьи, Д.А.Медведев сделал свое заявление о том, что ни одно правительство не бывает вечным, и он тоже когда-нибудь уйдет в отставку.

НТВшное «Центральное телевидение» в лице ведущего Вадима Такменева провело один день с пока-еще-председателем правительства Дмитрием Медведевым. Поскольку самое интересное в передаче – видеоряд, если у вас есть 40 минут свободного времени, обязательно посмотрите передачу. Одни интерьеры чего стоят. «Государственный стиль». 



Вот краткое содержание для тех, у кого времени нет. 

  • Утро Медведева начинается с айпэда, на котором он читает о себе гадости в интернете. Потом велосипед (зимой и летом) и контрастный душ – это Путин научил (интересно, а зубы чистить – тоже Путин?). Потом легкий завтрак (семья в завтраках участия не принимает – сын учится, а про жену то ли Медведев не рассказал, то ли Такменев вырезал).
  • Затем работа с документами в зале с Петром I на стене – секретари раскладывают бумаги по разноцветным папочкам (в красных, например, совсекретные), а Медведев их подписывает. Вроде бы даже читает.
  • На работу Медведев теперь летает на «фжщи-и-у». Вертолет «взлетит, немножко подвиснет и пойдет вперед». 15 минут вдоль «родного Кутузовского» – и уже в Доме правительства.
  • Встреча, встреча, два часа заседания правительства, встреча, встреча, день прошел.
  • С Путиным «были, есть и остаются товарищеские, хорошие отношения». Если бы Медведев с Путиным были разными людьми, как их пытаются представить, «вряд ли я бы приехал из Петербурга в Москву в 1999 году» (ну и намеки у вас, Дмитрий Анатольевич).
  • К отставке любой человек, и особенно министр, должен готовиться с первого дня. «Отставка правительства обязательно состоится, какие сомнения в этом. Обязательно будет, вопрос в том, когда». Так что Медведев сказал министрам, что не надо «постоянно себя в этом плане "возбуждать"», надо просто работать.
  • О решении не идти на второй срок Медведев не жалеет. Пообещал, что когда-нибудь напишет о моменте принятия этого решения мемуары.
  • За «болотным делом» и «делом Навального» Медведев особо не следит. Так, в новостях читает иногда. Но спрашивает: почему по другим делам с обысками можно приходить, а по этому нельзя? Оппозиционеры что, особенные что ли? «Тривиальная вещь».
  • Ну и, конечно, «Димон». Да а чего ждать от этих, в интернете-то. «Вы знаете эту среду: Димон  это самое мягкое обращение, которое только можно себе представить в интернете».Slon

Материалы по теме:

«Я — Димон, но я не юрист, я — председатель правительства»

«Политбюро 2.0» .«Год правительства Дмитрия Медведева»

 

27 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов