«Происходит революция в сознании людей»

 

Ирина Прохорова — о противостоянии российской власти и думающих людей

 

Главный редактор издательского дома «Новое литературное обозрение» Ирина Прохорова и лидер партии «Гражданская платформа» Михаил Прохоров
Главный редактор издательского дома «Новое литературное обозрение» Ирина Прохорова и лидер партии «Гражданская платформа» Михаил Прохоров

Фотография: Денис Вышинский/ИТАР-ТАСС

 | 
 

Член федерального гражданского комитета партии «Гражданская платформа», главный редактор журнала «Новое литературное обозрение» и глава одноимённого издательского дома Ирина Прохорова рассказала «Газете.Ru» о причинах управленческого кризиса нынешней власти, о роли протестного движения в самоидентификации граждан, а также о том, чем опасна для российского общества ностальгия по СССР.

— Ирина Дмитриевна, давайте начнем со слухов и сплетен. По моей информации, в окружении мэра Москвы Сергея Собянина обсуждается вопрос о том, чтобы в 2014 году в случае, если «Гражданская платформа» и Михаил Прохоров пройдут в Мосгордуму, дать ему пост председателя в обмен на обещание не баллотироваться в мэры Москвы в 2015 году.

— Комментировать сплетни – дело неблагодарное, ничего на сей счет не могу сказать (смеется).

— Кстати, мобильным телефоном и интернетом Михаил Прохоров, уже обосновавшись в политике, пользоваться научился (в 2011 году Прохоров признавался, что у него нет мобильного и он не умеет пользоваться глобальной сетью)?

— Знаете, у Михаила хорошее чувство юмора, и не стоит принимать его слова за чистую монету. Неужели вы действительно верите, что он, современный и успешный человек, не умеет пользоваться мобильным телефоном и интернетом? Просто ему необязательно весь день самому сидеть в интернете, чтобы взаимодействовать с окружающим миром, у него есть другое пространство для деятельности, поэтому интернетом он пользуется редко и в свое удовольствие. Мобильный телефон у него, разумеется, есть для узкого круга родных и друзей.

— Я неспроста спрашиваю про мобильный телефон. Одна из претензий, которая сейчас предъявляется власти – это ее полная потеря контакта с реальностью, неумение даже холодильником воспользоваться без помощников и не понимание реальности, в которой существует страна. И у избирателя Михаила Прохорова возникает логичный вопрос: не проголосует ли он за замену одних небожителей на другого такого же?

— Я не понимаю, почему у вас такие опасения. У моего брата большой жизненный опыт;

мы росли в семье советских служащих, мы хорошо помним унизительные тяготы советского быта.

Наши родители рано умерли, и Миша, еще будучи студентом, вынужден был стать главой семьи, зарабатывать деньги. Он начал с разгрузки вагонов, потом организовал кооператив и т.д. Он начинал свою карьеру с нуля, видел многое, и понимание жизни у него есть.

Весь вопрос в том, что вообще есть такое – понимание жизни общества. Необязательно ведь перепробовать все, чтобы обрести это понимание – не надо рыть котлован, чтобы понять, как сложно нашим мигрантам. У политика должно быть просвещенное сознание, широта мышления и твердая система ценностей. Ценностным приоритетам для моего брата являются человеческая жизнь, достоинство и безопасность личности. На этом этическом фундаменте формируется совершенно иная политическая программа, нежели та, что господствует сейчас. Если мы стоим на гуманистических позициях, то и будем действовать так, чтобы обеспечить людям достойную жизнь, возможность творческой самореализации, защиту от властного произвола.

Если же политик руководствуется идеями, что «государство — это я», а все должны жертвовать собой ради геополитических фантазий правящей клики, то какой бы опыт этот человек не имел, он все равно превратит страну в тюрьму народов.

— Ваш брат и вы, как его сторонник, пришли в большую политику в период протестных митингов. Как вы сейчас оцениваете уличные протесты, что они дали стране? Ведь та же «Гражданская платформа» регулярно делает заявления в поддержку митингов, но не приходит на них.

— Ну, во-первых, наши сторонники на митинги ходят регулярно, и я всегда хожу. К сожалению, 6 мая не было меня в Москве, я была в командировке по делам издательства и фонда. Я отношусь к людям, которые выходят на митинги, с большим уважением, выход на протестную демонстрацию — это проявление гражданского мужества и личного достоинства, это способ публично выразить свое мнение, это, собственно, цивилизованная форма диалога общества с властью.

Ненормально, когда люди на митинги не выходят или когда им это запрещают. Я внимательно читала соцсети после последнего митинга 6 мая (на Болотной площади в Москве — «Газета.Ru»), и смотрела фото, и, честно говоря, мне непонятен тон самобичевания, когда люди жалуются, что все стали слишком серьезными и все было плохо. Мне кажется, что как раз все позитивно. Если сравнивать ситуацию год назад и сейчас, то прошлые митинги во многом были перформансом, в них было много игры, веселья. Это был важный момент единения среды, когда люди знакомились, узнавали друг друга и с изумлением обнаруживали, как их неожиданно много.

До того многие считали себя городскими сумасшедшими и вдруг узнавали, что единомышленников, которые не хотят мириться с ситуацией куда больше, чем они думали. Разгон митинга 6 мая прошлого года, аресты активистов, череда мракобесных законов заставили всех посерьезнеть.

Те, кто приходит на Болотную, теперь понимают, что это может быть опасно, что это уже не просто общение с друзьями, а серьезный гражданский и политический жест. Общество взрослеет, пытается найти новый язык для разговора на социальные темы. Вчера (с 18 на 19 мая) была Ночь музеев, и я полночи ходила по городу. И вот меня потрясло, что в Политехническом музее, где читали стихи поэтов-шестидесятников, послушать их собралась огромная толпа народу, причем молодых людей. Еще несколько лет назад представить себе было невозможно, чтобы молодые люди шли слушать стихи Беллы Ахмадулиной или Евгения Евтушенко. Как филолог, я могу сказать, что происходит революция в сознании людей, в тех же соцсетях стало появляться много ссылок на стихи. Это признак поиска нового языка для осмысления происходящего, это важный этап, через который перепрыгнуть нельзя; в общем, все идет логическим и правильным путем.

— Вы говорите о языке, о культуре. От представителей власти мы при этом часто слышим, что есть две России: одна живет внутри МКАД, другая за МКАД, с разной жизнью и ценностями. Вы в это верите?

— Это ерунда. Как издатель и благотворитель (я 9 лет управляю Благотворительным фондом Михаила Прохорова, который поддерживает культуру в российских регионах) я могу твердо утверждать, что

нет никакой пропасти между Москвой и, так называемой, провинцией.

По всей стране огромное количество людей хочет быть причастными к культуре, творчеству, свободе. К сожалению, мы любим выносить приговоры на основании стереотипов и предубеждений, никак не подтверждаемых ни серьезными исследованиями, ни жизненной практикой. Мы собственной страны не знаем. Когда мы приглашаем столичных людей в крупные города, к ним приходят толпы пообщаться, поэтому с народом у нас все в порядке. К сожалению, площадок для такого общения немного. Но крики о том, что никому, мол, ничего не надо – это проявление удивительной слепоты.

— Не у меня одной есть ощущение, что провоцируемое противостояние искусственное между «столицей и регионами» по разным векторам рискует привести общество к расколу, к холодной гражданской войне. Как вы считаете, есть ли такая угроза?

— Я бы сказала так: «противостояние» Москвы и остальной страны – это давняя традиция централизованного государства, в этом мы от Европы принципиально не отличаемся. Там часто тоже говорят, что Лондон – не Англия, Вена – не Австрия, Париж – не Франция. Подлинное противопоставление находится совсем в другой плоскости. В «Новом литературном обозрении» сравнительно недавно вышла книга «Холодная гражданская война», это — сборник статей венгерских интеллектуалов о драматической ситуации в их стране, которую можно легко приложить и к современной России. Это противостояние между реваншистски настроенной частью общества, стремящейся восстановить тоталитарный образ жизни, и демократической общественностью, которая этому сопротивляется. Водораздел проходит через все социальные страты, через все поколения. В России это противостояние нарастает, потому что

последние 15 лет эксплуатируется самоубийственная идея ностальгического возвращения в СССР. Мне кажется, это разрушает все основы современного общества.

Я прекрасно при этом понимаю людей, которые эмоционально поддались этому искушению: когда рушится привычный уклад жизни, то даже знакомое зло кажется предпочтительней незнакомого добра. Но играть на этом преступно, потому что так мы лишаем собственную страну будущего.

— «Гражданская платформа» себя позиционирует, как партия, которая не «против», а «за», которая несет конструктивную повестку. Но эта конструктивная повестка предполагает постоянные переговоры с властью, притом, что в обществе есть точка зрения, что с этой властью идти на переговоры уже нельзя – все грани пройдены.

— Я не очень понимаю, что вы имеете в виду под переговорами. Сама деятельность партии, когда люди избираются в органы управления – уже диалог с властью. Если вопрос стоит так – работать ли в подполье, как Ленин, или пытаться эволюционным путем приводить во власть образованных людей…

— А эти образованные люди с властью не срастутся?

— Да почему это должно произойти? 90-е годы, которые скомпрометированы в общественном сознании, на самом деле дали стране мощный толчок к развитию. Это как у Пушкина: «Между тем, росла, росла, поднялась и расцвела». Например, выросла новая генерация управленцев, которым сейчас всего лет 35-45, которые обладают куда более широким кругозором и высокими профессиональными навыками. Наша партия утверждает, что ее приоритет – культура, и вот почему. Создайте идеальную модель управления, но если люди будут ей неадекватны, то в итоге мы получим снова коррумпированную тоталитарную страну. У нас, к примеру, не столь ужасное действующее гражданское и уголовное законодательство, но оно не выполняется, потому что те, кто призван его соблюдать, как правило, живет в иной системе координат.

Если не придут новые люди и не выдавят старых, ничего не изменить.

— Ну, хорошо. Давайте представим, что в 2017 году ваша партия проходит в парламент и, например, вам надо голосовать за закон «Об иностранных агентах». И тут к Прохорову или к вам приходит человек из администрации президента и говорит: голосуйте за этот закон, а то на следующие региональные выборы не допустим к участию ваших кандидатов ни в одном регионе. Все равно ведь размен получается?

— Вы сейчас изначально придумываете ситуацию, которой нет, и никто не сказал, что на это кто-то пойдет.

— Я не придумываю, я работаю парламентским корреспондентом и наблюдаю эту систему в действии, я вижу, как деградируют даже прекрасные и умнейшие люди.

— Потому что эти умнейшие люди там в одиночестве. В любой партии есть какое-то количество здравомыслящих личностей, но они не составляют слаженной силы политической. Посмотрите, кто приходит в парламент. Чаще всего — это тотально зависимые люди, у которых нет ничего своего за душой, они в этом смысле бесправны.

Те люди, у которых есть свое дело, профессия, не пойдут на сговор, а лучше уйдут из власти. Власть сейчас сознательно и планомерно понижает уровень депутатского корпуса, потому что по-старинке считает, что управлять такими людьми проще.

Но в итоге выясняется, что сама ситуация становится неуправляемой. Пока простую истину, что управлять образованными людьми легче, чем невежественными, не все понимают. Посмотрите, что происходит: по факту система уже неуправляема. Издаются какие-то законы, а репрессивная машина работает уже сама по себе, не слушая, что говорят наверху. Это – закономерный результат такого управления. Поэтому многие сейчас приходят к выводу, что надо бороться за власть, надо выдавливать старых людей из системы, менять на думающих людей. Если мы уходим в кочегары – это крайняя ситуация.

Конечно, был в истории СССР пример героического самопожертвования целого поколения, которое не считало для себя возможным иметь дело с преступной системой и работать в ней. Я глубоко уважаю этих людей, их самопожертвование недооценено и не вознаграждено по достоинству. Они, казалось бы, в совершенно безвыходной ситуации сумели выстроить параллельную систему существования и образ жизни, систему этических ценностей. Но это далось им слишком дорогой ценой, за этим великим отказом стоит огромная социальная и личная трагедия.

Сейчас идет наступление на новое, свободное поколение, его пытаются оттеснить на обочину жизни, загнать на кухни.

Я считаю, что нельзя допустить повторную маргинализацию передовой части общества, надо бороться за место под солнцем – пусть те, кто подталкивают, сидят на своих кухнях, а мы не будем.

— Эта конструкция выглядит довольно идеалистично. Получается, «Гражданская платформа» — партия идеалистов, которые готовы бороться за эволюционное изменение системы?

— Почему идеалистов? Мне кажется, как раз наоборот, это – прагматичная позиция. Знаете, возьмите историю любой европейской страны, которую мы называем цивилизованной. Каждая из них прошла трудный и долгий период борьбы нарождающегося светского, а потом и гражданского общества с государственным, клерикальным и прочими формами деспотизма. Этот процесс занял не одно десятилетие и даже столетие. Развитие независимых общественных и культурных институций, политических партий, расширение гражданских и личных свобод – это потребовало от общества огромной интеллектуальной работы, выработки новых форм солидарности, навыков публичного протеста, т.е. освоения нового социального опыта. И было много ошибок и реваншистских периодов, чего только не было.

Давайте перестанем питаться иллюзиями, что сейчас появится лидер-освободитель и в одночасье решит все наши проблемы.

Положение в стране действительно серьезное, но мы недооцениваем наш собственный потенциал и потому зачастую занимаем пораженческую позицию. Не допустить новой социальной катастрофы, найти и поддержать точки общественного роста – это позиция реалистов.

Газета.ru

20 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Михаил Прохоров рассказал о «новых политических реалиях»

В воскресенье «Гражданская платформа» (ГП) собрала своих кандидатов из регионов, чтобы научить работе на предстоящих выборах 8 сентября. Для партии это первая избирательная кампания, и ее лидер Михаил Прохоров решил объяснить коллегам, как вести себя «в условиях новых политических реалий», ожидаемо обозначив в качестве главного конкурента «Единую Россию». ГП собирается громко заявить о себе, чтобы к выборам депутатов Госдумы в 2016 году иметь не менее 60 фракций в парламентах страны.

Накануне официального старта избирательных кампаний в стране «Гражданская платформа» собрала своих представителей из 26 регионов на форум, чтобы вдохновить на победу над «Единой Россией». Лидер ГП Михаил Прохоров же во вступительной речи подчеркнул, что эти партии отличаются друг от друга так же, «как Google от «Газпрома». Политик признал, что у оппонентов самые громкие громкоговорители, но, по его словам, сила не у тех, кто владеет телевидением и административным ресурсом, а у избирателей, которые делают выбор.

«Не надо ломать, нужно обновить политическую систему и привести новых людей, — сказал г-н Прохоров. — Людям не нужна оппозиция катастроф, им нужна альтернатива. Мы должны показать каждому, что, если он захочет, он может стать лидером. Сначала лидировать, а потом править и управлять».

Руководитель федерального штаба партии Рифат Шайхутдинов рассказал, что вместе со своими помощниками давно работает без выходных, и призвал регионалов забыть про отпуска, поскольку ГП нужно создать сильные отделения на местах и позаботиться об узнаваемости партийного бренда. «8 сентября ничего не заканчивается», — отметил он.

Свой рабочий настрой продемонстрировал мэр Ярославля Евгений Урлашов, победивший на выборах в прошлом году под знаменами «Гражданской платформы», а теперь активно принимающий участие в кампании на выборах в облдуму. «Усталости нет вообще. Усталость в голове. Человек обладает гигантским запасом энергии. Вбейте себе в голову, что вы не устаете и не голод­ные. Никаких Лазурных Берегов и озера Байкал», — призывал мэр с трибуны. Молодых политиков он предупредил, что их ожидают проблемы с женами из-за постоянной занятости и возвращения домой в состоянии выжатого лимона, чем вызвал смешки и аплодисменты зала.

Кроме активных личных встреч с избирателями кандидаты намерены сосредоточиться на раскрытии основного партийного сигнала о создании альтернативы действующей власти, который непонятен многим людям за пределами столицы, особенно сельским жителям. Михаил Прохоров считает, что загадывать в политике еще более неблагодарно, чем в спорте, но, несмотря на это, ставит перед коллегами задачу организовать за ближайшие три года фракции в 60 парламентах страны. Итогом сентябрьских выборов должны стать фракции в 14 регионах, среди которых Яро­славская и Иркутская области, Бурятия и Екатеринбург.

Мотивируя других, партийный лидер решил проверить и свои силы. Он намерен пойти на выборы в Мосгордуму как кандидат по одномандатному округу в СВАО столицы. «Во многом это предопределит мое участие в дальнейших выборах», — сказал он.

Также Михаил Прохоров проанонсировал возможное выдвижение кандидата на пост губернатора Подмосковья. «Фильтр по Московской области находится в руках у «Единой России», никакой кандидат не может быть зарегистрирован без согласования с ней, — отметил политик. — Есть интересный кандидат. До седьмого числа есть время, чтобы понять, есть ли муниципальные депутаты, которых можно отколоть от правящей коалиции. Если получится собрать нужное количество, мы выставим своего кандидата».

http://www.rbcdaily.ru/politics/562949986995807

Общество взрослеет, нужно время.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов