Особенности интерпретации понятия «власть» Мишелем Фуко

 

Современная тенденция повышения роли коммуникаций в политике приводит к изменению привычной формы демократического представительства на представительство интересов. Данная трансформация связана с тем, что появляются новые влиятельные акторы – группы интересов, влияющие на властные структуры, причем оказывающие свое воздействие без участия в выборах. Их действия выступают не только в качестве одного из основных факторов, влияющих на процессы разработки и принятия политических решений на различных уровнях, но и как сила, способствующая смене традиционного понимания термина «власть». Растущая роль коммуникации между различными акторами политического поля становится феноменом, позволяющим нам с уверенностью говорить о формировании нового взгляда на процесс получения и удержания политической власти. Происходит постепенная смена парадигмы политической науки.

М. Фуко можно назвать основоположником нового подхода к интерпретации термина «власть». Его взгляд интересен тем, что Фуко отказывается от традиционного подхода к пониманию «власти» как жесткой системы субъектно-объектных отношений. Он видит «власть» как «множественное, автоматичное и анонимное» начало. М. Фуко выделяет два уровня проявления властных отношений: «малые или локальные формы власти, – власти, находящейся на нижних пределах своего проявления, когда она касается тела индивидов», и «великие аппараты», т.е. государственные структуры принуждения и социальные институты, формирующие мировоззрение индивидов и настаивающие на необходимости общественного одобрения поведения личности (институты семьи, церкви, высшей школы).

М. Фуко показывает, что общество отличается особой системой власти – «властью над живым как биологическим видом». Такая «власть» функционирует как механизм, стремящийся к максимальной эффективности и всеобщему контролю.

В своих работах французский философ не исследует истоки «власти» как феномена, а обращает свое внимание на проблему ее проявления в обществе и на реакции субъектов на ее воздействие. «Власть» как институт проявляет себя в форме государственного аппарата и системы оппозиции. Мишель Фуко заявлял о необходимости критиковать эти властные органы и проводимую ими политику, позже данная точка стала весьма распространена среди постмодернистов и послужила основой для формирования нового понимания «власти» как подавляющего индивида начала, способного проявляться на различных этапах межличностных отношений.

М. Фуко говорит о двух способах реализации «власти»: «власть как подавление» и «власть как закон». «Власть как подавление» представляет собой борьбу двух независимых субъектов, у каждого из которых есть возможность победить. «Власть как закон», по Фуко, зачастую выступает как побуждение к конформизму. Так, научный прогресс и научное знание относительны, т.к. их результаты подлежат постоянному пересмотру. Предлагая обществу корректные на данный момент результаты, наука фактически навязывает знание, от которого откажется через некоторое время, которое с позиции «абсолютной истины» ложно. «Знание» становится эквивалентно «власти». «Воля к знанию неспособна постичь универсальную истину: человеку не дано уверенно и безмятежно господствовать над природой. Напротив, она непрестанно увеличивает риск, порождает опасности повсюду... ее рост не связан с установлением и упрочением свободного субъекта; скорее она все больше порабощает его своим инстинктивным насилием». М. Фуко признает единство власти и знания, по-разному проявляющееся на протяжении истории. Так, Фуко пишет в своей работе «Надзирать и наказывать», что «властные» отношения выражаются через различные формы подчинения и приводит в пример применение пыток, т.е. ситуацию, в которой наказуемый, по сути, становится объектом применения власти с целью получения знания.

«Власть – знание» – это феномен, развивающийся посредством сбора информации об индивидах, выполняющих функцию объектов власти. Помещение людей в дисциплинарные институты является одним из способов, с помощью которых государство познает основные модели поведения человека. Следовательно, подобная позиция государства по отношению к своим гражданам говорит о том, каким образом государственный аппарат видит свою роль в жизни общества. Таким образом, имеют место не просто «властные отношения» индивида и государства, а особый феномен, который М. Фуко обозначает как «власть – знание».

Можно утверждать, что М. Фуко разработал особое представление о «политической власти». Его концепции «власти – знания» и «власти как дисциплины» во многом определили дальнейшее развитие политической науки и наложили опечаток на современную политическую мысль.

М. Фуко показывает, что система языка и других знаковых систем, с одной стороны, и система власти и социальных институтов, с другой, будучи тесно взаимосвязанными, подвержены взаимному влиянию и изменению. Власть не имеет центра, не принадлежит каким-либо конкретным индивидам или группам, так как каждый одновременно и обладает властью, и подчиняется власти других. Политику М. Фуко рассматривает не как отношение социальных групп, а как особый культурный способ выработки и распространения знания. М. Фуко предпочитает писать не о структуре, а о дискурсе. Дискурс – это социально обусловленный порядок рассуждения, организация системы речи и действия. Господствующая в данной культуре форма дискурса тесно связана с господствующей формой власти, распространяется посредством и в интересах власти, лежит в основе власти. В связи с этим М. Фуко вводит понятие власти-знания. Главные объекты власти-знания – это язык и тело человека. Власть навязывает определенный дискурс, определенное самоописание человека и общества, власть управляет действиями человеческих тел во времени и пространстве. Историческое изменение власти-знания обозначает изменение отношения к человеческому телу. М. Фуко демонстрирует это, анализируя историю появления в Европе психиатрических клиник, больниц, фабрик, регулярных армий, школ, тюрьм, историю появления современной сексуальности как особого отношения к телу. Новые институты принципиально отличаются от средневековых, и в основе их – воспитание человеческих душ и дисциплинирование тел. Наиболее очевидные примеры – школьное обучение и армейская муштра. Уходят в прошлое жестокие показательные казни и пытки. Наказание приобретает новый, дисциплинирующий и нормализующий характер, совмещается с поощрением и постоянным надзором. Появляются гуманитарные науки. Военные смотры и медицинские комиссии, экзамены и аттестации, нормоконтроль на производстве, антропологические, психологические и социологические исследования описывают людей по определенным правилам, вводят их в мир документации, делают их жизнь материалом для делопроизводства и архива. Каждый человек проходит через школьное обучение, медицинские процедуры, служебные санкции и поощрения – и тем самым дисциплинируется в интересах власти.

М. Фуко говорит о внешнем, «внедискурсивном» мире, институциональной структуре, которая воплощает в себе «дискурсы», создающиеся и развивающиеся за ее рамками. Высказывания фиксируются властными отношениями, имманентно им присущими. Он, вслед за Ф. Ницше, переворачивает обыденное представление об отношениях власти и знания, доказывая, что последние есть высшая власть, власть определять весь остальной мир. Таким образом, знания перестают выступать способом освобождения человека и становятся способом его порабощения. Рассматривая в своей «Истории сексуальности» «викторианскую эпоху», М. Фуко утверждает, что развитие медицины и психиатрии поставило сексуальность «под контроль», выразившийся в неприличности рассуждений о сексе, пуританизме и сделавший эту эпоху символом асексуальности.

Итак, дискурсы включают в себя знание, знание имманентно обладает властью. Следовательно, существуют определенные правила, содержащиеся в высказываниях, определяющие кто и в каком контексте может эти высказывания создавать. Имеющий власть (тот, кому правила, лежащие внутри высказываний, позволяют это сделать) может зафиксировать хаотически перемещающиеся значения и определить остальные субъекты и объекты в собственных понятиях. Мир, по М. Фуко, состоит из мириадов властных отношений, и каждое обладание властью порождает противодействие; поэтому мир – это мириады различных конфликтов по поводу власти.

По стратегии построения теории, постструктурализм более всего схож с теорией конфликта: и здесь и там мы имеем дело с небольшим числом собственно теоретических предположений о высказываниях (дискурсах), значениях и власти. Они отражают на более высоком уровне абстракции все те же представления об изменчивой и калейдоскопической природе социального мира. Следующим шагом выступает описание этого мира, основанное на эмпирических обобщениях. Не случайно наиболее интересные работы М. Фуко посвящены исследованию отношений знания и власти в развитии различных наук – психиатрии, медицины, криминалистики.

 

http://becmology.ru/blog/phylosophy/poststruct06.htm

18 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов