Путин утверждает — депутатские мандаты продаются

Депутатом может стать каждый

Как и кем продаются мандаты народных избранников. Схема и действующие лица

 

Как и кем продаются мандаты народных избранников. Схема и действующие лица

 

О предстоящем катапультировании Владислава Суркова из кресла вице-премьера в Следственном комитете России узнали еще в середине апреля. А в пятницу, 19 апреля, уже после окончания рабочего дня, в 19.00 на сайте СКР появилось сообщение, что депутату Госдумы Константину Ширшову предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3. ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество).

По версии следствия, «Ширшов, имея умысел на хищение мошенническим путем денежных средств, действуя в соучастии с Вадимом Гуржием, Владимиром Мясиным и Леонидом Карагодом, требовал от предпринимателя 7 с половиной миллионов евро за обещание мандата депутата Госдумы. 7 июля 2011 года Ширшов получил от предпринимателя часть требуемой суммы в размере 66 миллионов рублей за обещание включить его в федеральный список кандидатов в депутаты Госдумы шестого созыва…»

Я уверен, отставка Суркова и предъявление обвинения депутату Ширшову связаны. По сведениям наших источников в ФСБ России, с 13 февраля, когда Ширшов был лишен депутатской неприкосновенности, фактически шел торг: довести дело о продаже мандатов в отношении депутата до судебного приговора или спустить на тормозах. Те, кто принял решение судить Константина Ширшова, понимают, что процесс может вылиться в скандальные разоблачения кураторов думских выборов 2011 года, включая одного из ведущих «архитекторов» политической системы Владислава Суркова. И, похоже, что «добро» на эти разоблачения получено на самой вершине политического олимпа.

 

О чем пока молчит депутат Ширшов

«Новая» подробно описала, как 7 июля 2011 года в номере № 418 гостиницы «Националь» офицеры 2-го направления 11-го отдела Управления по контрразведывательному обеспечению кредитно-финансовой сферы Службы экономической безопасности ФСБ России (Управления К) Высоколов, Бас, Трубин, Лесников, Комаров и другие пресекли сделку по «продаже мандата» на завершающем этапе — когда потерпевший Андрей Черняков передал «аванс»  66 миллионов рублей (к слову, полученных в кассе ФСБ) депутату Ширшову и его подельнику Мясину (подробности — в «Новой» № 15 от 11 февраля 2013 г.). Опубликовали мы и расшифровку аудиовидеозаписи, сделанную в тот день в номере № 418 гостиницы «Националь» (см. «Новую», № 17 от 15 февраля 2013 г.).

К моменту февральских публикаций «Новой» Мясин и Карагод уже были осуждены. Мясин к трем годам колонии общего режима, Карагод — к 2,5 года. В марте был вынесен приговор и Гуржию — 3 года лишения свободы. А вот судьбу депутата Госдумы Константина Ширшова пришлось решать на самом высоком уровне. Его, конечно, лишили депутатской неприкосновенности, но он по-прежнему остается депутатом. При этом заметным. А уж у себя на родине, в Краснодарском крае, Ширшов — один из самых видных представителей регионального политического истеблишмента.

До избрания в 2007 году депутатом Госдумы Ширшов работал помощником экс-губернатора края Николая Кондратенко. Напомню, что в 2000 году 60-летний Кондратенко — в самом расцвете политических сил — отказался от участия в губернаторских выборах и назвал своим преемником Александра Ткачева. Ширшов — из той же обоймы власти. Хотя формально они в разных партиях (Константин Ширшов — член центрального комитета КПРФ, а губернатор — в бюро высшего совета «Единой России»).

13 февраля, используя трибуну Госдумы, Константин Ширшов заявил, что готов «…представить в свою защиту имеющиеся у меня доказательства. Я отвергаю все выдвинутые против меня обвинения». О каких «доказательствах» предупреждал герой оперативной съемки ФСБ? Ширшов — не мелкий мошенник, его политический вес позволял действительно «решить вопрос» о включении претендента на депутатский мандат в региональный список «Единой России» по Краснодарскому краю. И был претендент на проходное место, готовый взять на себя расходы на предвыборную кампанию ЕР в регионе. Но окончательное решение — включать или нет того или иного кандидата в предвыборный список — принималось в Москве. Вот тут-то и всплывает демоническая фигура Владислава Суркова.

Рассказывает политолог Александр Морозов:

— Эта система сложилась еще в конце 90-х. С 2003 по 2008 год я работал в центральном аппарате «Справедливой России». В это время действовала практика, когда региональные организации искали себе какой-то «денежный мешок» для финансирования партийных расходов. Как текущих, так и в период выборов, когда эти расходы резко возрастали. На политические взгляды внимания не обращали. И чуть ли не единственным требованием к претенденту было отсутствие криминального прошлого. Это очень дотошно проверялось. В 2007 году несколько человек не попали в списки «Справедливой России» именно потому, что из аппарата Суркова поступило указание — эти люди не могут быть включены в список.

«Криминальное прошлое», к слову, тогда, в 2007-м, припомнили не только тем, кто собирался финансировать партийные расходы.

— Именно по требованию Суркова из предвыборного списка «Справедливой России» были исключены такие известные лидеры общественного мнения, как наркоборец Евгений Ройзман и бард Александр Новиков, — рассказывает Морозов. — Формально — в Кремле «вспомнили» их давно погашенные и снятые судимости.

А писателя Сергея Шаргунова и банкира Александра Лебедева Сурков потребовал убрать из списка «Справедливой России», вообще не объясняя своего решения.

— Сурков просто снял трубку, позвонил Миронову и сказал, что им не место в Думе, — утверждает Александр Морозов.

 

Путин утверждает — мандаты продаются

«Мандатный базар» — сезонный базар. «Горячий сезон» открывается примерно за год до думских выборов и работает для всех партий. Правда, покупателей мандатов всегда называли «спонсорами» партии. И это не большой секрет. Возьмите предвыборный список «Единой России» на выборах хоть 2007 года, хоть 2011-го. На проходных местах во многих регионах обязательно есть фамилии успешных бизнесменов. В конструкции, якобы выстроенной Владиславом Сурковым, омандачивание бизнесменов стало будничным явлением. Сегодня в Госдуме заседают 39 долларовых миллионеров. При этом большинство из них до того, как стали депутатами, в политической активности замечены не были. А в партийные списки были включены исключительно благодаря серьезным вливаниям в парткассу. Кто говорит, что это продажа мандатов? Спонсоры…

Менять сложившуюся систему не собирался даже миллиардер Михаил Прохоров. Когда он возглавил СПС, в региональные отделения партии поступило негласное указание, что избирательная кампания в регионах будет финансироваться по схеме 1+1 — на каждый рубль, привлеченный отделением партии, Прохоров планировал выделить один рубль из своих личных доходов. От желающих застолбить (или купить?) себе место в списке СПС не было отбоя, но на самом пике раскрутки партии самого Прохорова «исключили» из предвыборного списка СПС.

Один из офицеров ФСБ, участвовавший в оперативном сопровождении уголовного дела «о продаже мандатов», рассказал, что материалы «оперативного эксперимента» в гостинице «Националь» 7 июля 2011 года были засекречены. Но для высшего руководства страны подготовили справку, в которой расписали подробности операции, указав в том числе и партийную принадлежность подозреваемых (что Ширшов — депутат фракции КПРФ, а Карагод и Мясин — помощники депутатов Госдумы из фракции «Справедливая Россия»). Но, по всей видимости, из окончательной редакции справки убрали информацию, что «злоумышленники» продавали место в предвыборном списке «Единой России». И именно это, похоже, дало повод Владимиру Путину, в то время премьер-министру России, заявить, что «кое-кто кое-где у нас порой» торгует местами в партийных списках. Обвинение, растиражированное всеми федеральными телекомпаниями, прозвучало 25 августа 2011 года в Смоленске, где Владимир Путин встретился с активистами «Единой России».

И следствие попало в ступор. Что делать с Ширшовым? С одной стороны — пойман при передаче денег за мандат. С другой — уголовной статьи за продажу легального удостоверения народного избранника нет. В декабре 2011 года Ширшов снова стал депутатом на новый пятилетний срок. 18 месяцев следствие не инициировало процедуру лишения его статуса депутатской неприкосновенности. Хотя маховик уголовного преследования его «подельников» уже вовсю работал — не отпускать же бедолаг с извинениями?

Гуржий, Карагод, Мясин сидят за мошеничество (ст. 159 УК РФ), то есть — за обман клиента, которому пообещали устроить мандат, на самом деле не имея возможности сделать это. Но суть в том, что и они, и сам Ширшов имели такую возможность, учитывая их работу во власти, связи и опыт. А в политической конструкции (спонсорство!), выстроенной к слову, не без участия Владислава Суркова, продажа думских мест — законна!

За обещание продать мандат сажать можно. А за реальную продажу — нельзя.

 

Вот как это устроено

Я получил письмо от Владислава Калинина, отбывающего наказание в хозотряде СИЗО-4 г. Москвы. (Письмо мне передал сын осужденного — Никита Калинин.)

Владислава Калинина и проходящего по одному с ним делу Павла Попова осудили на пять лет лишения свободы каждого по той же мошеннической 159-й статье УК РФ за ту же «продажу мандатов» во время подготовки выборов 2012 года.

«Приговор был оглашен еще 4 мая 2012 года Хамовническим районным судом Москвы, а через семь месяцев, 5 октября 2012 года, в рамках кассационного обжалования был оставлен фактически без изменений, — написал Калинин. — Мосгорсуд исключил из приговора ссылку на то, что наше преступление было направлено на дискредитацию основ государственного строя и подрыв авторитета государственной власти. Нас обвинили в том, что мы под предлогом гарантированного избрания «потерпевшего» депутата ГД РФ за вознаграждение (то есть лично нам) в 10 млн рублей пытались мошенническим путем похитить у него деньги, не имея реальной возможности осуществить взятые на себя обязательства».

Политолог Александр Морозов считает, что Калинин и Попов стали жертвами полицейской провокации:

— Таких политтехнологов, как они, занимающихся консалтингом, продвижением, на московской площадке несколько сотен, но подставили именно их. О провокации говорит хотя бы даже то, что человек, который выступал в роли претендента на мандат, был действующим сотрудником МВД.

Была заключена сделка: Попов с Калинынм должны были провести работу по продвижению претендента, обеспечить встречи с людьми, занимающимися формированием предвыборных списков, организовать пиар-раскрутку кандидата. И за эту работу им пообещали деньги. Владислав Калинин в своем письме подробно описал весь обьем действий: «Попов взялся за дело так же серьезно, как и известный вам Карагод. «Поднял» связи, «отработал» контакты, благо занимается политтехнологиями и PR с давних времен и имеет серьезный опыт. Но при этом довольно четко и однозначно обозначил свою позицию. Все его (Попова и помощников) действия сводились к подготовке «кандидата» и его личных встреч (встреч кандидата) с людьми, принимающими решение (то есть лидерами партий и их ближайшим окружением). Именно после встреч с этими людьми и конкретного обсуждения всех вариантов «включения» кандидата в тот или иной список будет понятен бюджет и о каких возможных гарантиях пойдет речь. Не более того! Консалтинг, поиск и предоставление контактов, организация встреч. Был даже приготовлен план работы, который описывал эти действия (он, кстати, процитирован в приговоре как одно из доказательств вины)».

Владислав Калинин в кругу политтехнологов действительно известный человек. К слову, еще в 1999 году он зарегистрировал сайт putin.ru, права на которые до сих пор принадлежат ему. И сейчас именно на этом сайте выложены все материалы уголовного дела в отношении Попова и Калинина. «Из этих материалов абсолютно понятна вся суть провокации, сознательно спланированной сотрудниками ГУУР МВД, — написал Калинин. — По сути, полицейские были абсолютно уверены в успехе задуманного ими сценария, что забыли вообще о каких-либо рамках приличия. Сами придумали «преступление», подыскали и уговорили исполнителей, а затем сами же его и «раскрыли» (следствие вело ГСУ ГУ МВД)».

Калинин подчеркивает: «У Попова даже в глубоком бреду не возникла бы мысль обмануть клиента, направленного из «высоких сфер МВД». Тем более из тех же телефонных «прослушек» очевидны все «замыслы» Попова, направленные на выполнение взятых на себя обязательств. Например, за день до ареста он конкретно договорился о проведении ряда встреч в партиях…»

«Потерпевшим по статье 159 УК РФ становится полицейский, заинтересованный в исходе дела. Деньги не его. Их выдала ФСБ. Он не скрывает в суде инициативы со стороны спецслужб, несмотря на то, что именно это подтверждает факт провокации, — пишет Калинин. — Нет ни одного доказательства умысла хищения. Наоборот, масса доказательств желания выполнить взятые на себя обязательства. Но предположения о невозможности выполнить эти обязательства дает право применения статьи 159, предусматривающей именно наличие умысла, и так далее».

Автор письма очень убедителен. Понятно, что его цель — снять обвинения с себя и проходящего с ним по делу Попова. Это логичная цель. Как логична и вся цепочка его доказательств. Осужденный за «мошенничество» Калинин убежден, что его приговор — это, скорее всего, «попытка припугнуть рынок и слегка приглушить аппетиты определенных партий, понизив ценовые планки».

Это интересное предположение. Но еще интереснее, на мой взгляд, предстает вся схема хождения денежных мешков во власть. Она наглядно демонстрирует: путь открыт каждому, были бы деньги или спонсоры, в остальном — законы рынка. Вот вам вполне законный политтехнолог, вот вам на выбор продавцы мандатов из любых партий (можно прицениться, поторговаться) и вот вам, в конце концов, сам мандат народного избранника. И что особенно важно — вполне безопасный статус. Статус спонсора партии. И никакого криминала, никакой «дискредитации основ государственного строя».

А продавец — ненаказуем. Продавец — сама власть!

Автор: Ирек Муртазин

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/inquests/58110.html

15 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов