М.Веллер. Особое мнение.


23.04.2013 19:08
ОСОБОЕ МНЕНИЕ
Гости:
Михаил Веллерписатель, публицист
Ведущие:
Ольга Бычковажурналист "Эха Москвы"

 
 
О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение». У микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – писатель Михаил Веллер. Михаил Иосифович, добрый вечер. 

М.ВЕЛЛЕР: Добрый вечер. 

О.БЫЧКОВА: Ну, у нас вот сегодня на Новом Арбате что-то взорвалось. 

М.ВЕЛЛЕР: Да вы шутите? 

О.БЫЧКОВА: Да. Тут недалеко прямо от нас. И 2 человека оказались ранены, к несчастью. 

М.ВЕЛЛЕР: Вы серьезно? 

О.БЫЧКОВА: Но потом выяснилось, что это какая-то канистра газовая там с чем-то взорвалась и что это был не теракт, ничего подобного. И сразу прямо отлегло, честно говоря. Потому что, вот, уже кажется, что все остальное переживем, лишь бы только никто не пришел к нам сюда с бомбой и ни что-нибудь нам устроил. Дожили. 

М.ВЕЛЛЕР: Да нет, к нам не придут. Это от нас идут во все концы Земли. Здесь-то уже все... Но старый оборот «взрывоопасная обстановка» приобретает совершенно буквальный смысл. Да, так оно и есть. Лиха беда начало, посмотрим, что будет дальше. Меры принимать надо. 

О.БЫЧКОВА: Ну, белгородского-то человека, который пострелял там на 6 трупов, до сих пор не поймали еще. Сегодня следим вот за этим уже вторые сутки, но... 

М.ВЕЛЛЕР: Ну, тут вам не Чикаго, моя дорогая. Понятно, что не поймали. Первое. А если б его уже повесили, то он бы никого не убил. Я ни в коем случае не призываю к законам шариата, не-не-не, никогда. Я ни в коем случае не призываю за воровство рубить руки. Хотя, быть может, иногда эта мера оказывается очень эффективной. Но если бы ему, судимому неоднократно за кражи нечем было бы спускать курок, то, может быть, жизнь сложилась бы иначе. Это первое. Второе. 

О.БЫЧКОВА: А он взял оружие у своего отца. Отец-то не виноват. 

М.ВЕЛЛЕР: Отец лыжи ворует, а я отвожу. Вы знаете, тот. кто хочет, оружие найдет всегда. Это все не проблема. Много говорили сторонники свободного обращения оружия у населения, причем законного, отрегулированного, что практически все преступления в странах, где стреляют, осуществляются из оружия незарегистрированного, которое находится в нелегальном обороте. Все легальное оружие в Штатах работает на оборону. Все криминальные убийства в Штатах совершаются из оружия нелегального и незаконного. Но это, кстати, об оружии. 

Что касается этого парня, я боюсь очень, что через пару недель нам предъявят чей-нибудь труп и скажут, что это он. В принципе, искать можно долго. Поскольку за это, видимо, не заплатят ничего, кроме зарплаты, то трудно сказать, когда его найдут, к великому сожалению. Опять же, невозможно не сказать. Если бы у кого-то оказался револьвер в кармане или в сумочке, то, возможно, он бы уже давно лежал там, где ему полагается, в морге. 

О.БЫЧКОВА: Ну да. Потому что, конечно, есть такая статистика, что чем больше свободного оружия ходит в стране на руках легального, тем меньше всяких вот таких уличных преступлений. 

М.ВЕЛЛЕР: Категорически меньше, потому что честных людей примерно в 100 раз больше, чем преступников. И когда на одного преступника 100 вооруженных честных, то, как правило, преступник не идиот, он остерегается. 

О.БЫЧКОВА: Ну, может, их даже не 100, например, но он не знает, у кого что в сумочке лежит. 

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно справедливо. Такова возможная статистика. Тогда он переквалифицируется и начинает добывать деньги какими-нибудь законными методами, ну, например, идет в банкиры. 

О.БЫЧКОВА: Тоже мило, да. А вот эта история белгородская у вас вызывает мысли о продаже оружия, на самом деле? Потому что... 

М.ВЕЛЛЕР: К сожалению, такие счастья бывают всегда. 

О.БЫЧКОВА: Как бы, у разных людей разные ассоциативные ряды возникают в связи с этим. 

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, ассоциативный ряд когда-то лучше всех выразили Ильф и Петров в бессмертной книге «12 стульев». «Дожили!» - сказал попугай. Гадалка в страхе бежала. Вот это «дожили» сказал попугай, вот первейшая ассоциация. 

К сожалению, такие истории могут быть всегда. Так же, как бывают психопаты, бывают маньяки, бывают падения с высоты, обрушиваются мосты, которые только что ровно стояли. Все иногда бывает. Но вот тут правоохранительные органы должны как-то работать. Ну, пожелаем им удачи – сейчас они покажут, как они работают. 

О.БЫЧКОВА: Ну, бостонских-то тоже ловили 3 дня, по-моему. 

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, это 9 тысяч человек, которые перекрыли огромный район. Учитывая, что Бостон – это мегаполис, нашпигованный студентами. Да там половина населения студенческого возраста, из них половина – парни, понимаете. Так что его нарыть было очень и очень непросто. Но, понимаете, смогли. Как не нужен полицейский, смотришь в Америке, да его нет нигде. А как он нужен, это же надо такая толпища. Я себе не представляю 9 тысяч милиционеров. Только 9 тысяч омоновцев, которые, грозно сверкая дубинками, надвигаются на митинг. А так 9 тысяч я себе даже представить не могу. Какая-то дивизия Дзержинского на параде. Ее никто не видел никогда. 

О.БЫЧКОВА: А вам жалко этого Джохара Царнаева? Вот, 19-летний парень, который вполне себе, видимо, как-то адаптировался в Штатах, которого, видимо, судя по тому, что сейчас поступает информация, видимо, старший брат, вот, сбил с толку? 

М.ВЕЛЛЕР: Знаете, вообще-то 19 лет – сознательный возраст. В это время в армию берут, учат убивать, владеть оружием. Принесли присягу, обязаны убивать профессионально, умело, до последней капли крови. Мне очень жалко тех несколько десятков несчастных, которым ноги поотрывало. Потому что раненые... Что раненые? Ноги оборвало. Вот это вот реально. Не то, что жалко. Ну, ужасное совершенно чувство. А что касается этого, то, конечно, как минимум повесить. А что еще ему нужно сделать? Выдать шоколадную медаль Конгресса, чтобы он ее сосал в камере, что ли? 

О.БЫЧКОВА: Ну вот много разговоров, тем не менее, сейчас появляется, в интернете разговоров в первую очередь, что это не они, что их подставили, что там вообще много непонятного во всей этой истории. 

М.ВЕЛЛЕР: Конечно! Это не Гитлер начал войну, это его английские империалисты подтолкнули и подставили. И это не какие-то там саудовские исламисты взрывали небоскребы, это американские спецслужбы их подставили. 

О.БЫЧКОВА: Нет, американцы и сионисты, не забывайте. 

М.ВЕЛЛЕР: Конечно! Это унтер-офицерская вдова сама себя высекла. Мы это все совершенно понимаем. Ну, не в чем не виноваты. Абсолютно понимаем. 

О.БЫЧКОВА: Перерыв на одну минуту в программе «Особое мнение». С нами писатель Михаил Веллер. Через минуту продолжим. 

РЕКЛАМА 

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Михаил Веллер. Дмитрий спрашивает вас как знатока человеческих душ: «Скажите, чего не хватало братьям Царнаевым и белгородскому стрелку?» 

М.ВЕЛЛЕР: Я вам больше отвечу! Чего не хватало декабристам, князьям, графьям, прославленным поэтам, блестящим гвардейским офицерам, которые поперли на площадь бунтовать против батюшки-царя. Им чего не хватало, на самом деле? Люди не потому, что им чего-то лично не хватает, а потому что у людей есть социальный инстинкт, потому что они чувствуют себя частью, частицей малой, но неотторжимой чего-то большого, мощного, единого. И, вот, ради этого единого они своим собственным жертвуют. Вот так вот устроены люди. 

Здесь интереснее другое. Когда у нас говорят, что «мы всех знакомых, родственников, единоверцев, единокровников и так далее, всех просим нисколько не беспокоиться и нисколько не волноваться, к вам никто хуже относиться не будет – это только они», с одной стороны, это правильно, а с другой стороны, это вовсе даже неправильно. Потому что ни одна страна, ни одно государство не способно содержать армию, составляющую более 10, максимум 12 процентов численности всего народа. Потому что любой солдат (а хоть бы любой террорист) должен быть кем-то зачат и кем-то рожден. Ему необходим отец, чтобы кормил, защищал и мать, чтобы вырастила, учитель, который дал образование, и врач, который лечил. Рабочий, который сделал ему оружие, и крестьянин, который вырастил ему хлеб. Вот необходимо минимум 10 человек, чтобы 11-й из них пошел воевать или пошел совершать теракт. И, вот, 11-й, который террорист, это лишь коготь вот от этих 10-ти. Эти 10 – это основа. Если мы не будем обращать внимание на эти 10 и говорить «Тигр не причем. Это только 2 клыка и 10 когтей на передних лапах, а остальной тигр не причем», то так мы, конечно, до многого додумаемся и будем стричь когти всю оставшуюся историю, пока солнце не распухнет до земной орбиты. 

Нужно понимать, что любой террорист – это бойцовая единица значительного социума. Уже все показали в 2001 году, когда население на арабских, средневосточных, ближневосточных территориях бурно радовалось взрывам близнецов. Нет, тем не менее, террорист – это отдельно. Так что говорить нужно о явлении в целом. А явление в целом – это, в общем и целом... Христианство находится в стадии загибания, оно бы, может, и не загибалось, но общественное мнение, когда Папу Римского закидывают в Испании помидорами, потому что он не одобряет браки и так далее... А, вот, в исламе эти шутки не пройдут. 

О.БЫЧКОВА: Извините, пожалуйста. Оно находится, может быть, в стадии чего угодно. Но только когда новый Папа Римский заступал на свой престол в Риме (только что мы это наблюдали), то весь мир сидел и смотрел просто как привязанный к телевизорам, как это происходит. 

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, да. Церемония типа Оскара, совершенно верно. 

О.БЫЧКОВА: И все в Twitter’е писали, как это круто. 

М.ВЕЛЛЕР: Это могучее, понимаете ли, шоу, конечно. Похороны Маргарет Тэтчер, восшествие Папы Римского, взрывы в Америке и присуждение премии Оскар. С точки зрения телевизионного шоу это явления, разумеется, одного масштаба. 

Видите ли, если католический священник растлевает мальчиков, то, в принципе, католический священник должен быть кастрирован и посажен на кол. Это мое особое мнение. Оно пока нигде не записано, а жаль. В таком случае будет большое уважение к церкви и ответственность прелатов. Но тут же побежит общественность, закричит «Да как вы можете! А где же права человека?» Нет у него никаких прав. Как только преступник выходит за территорию закона, закон его перестает охранять и никаких прав у него нету. А равно за него... 

О.БЫЧКОВА: Ну, так оно и есть. 

М.ВЕЛЛЕР: Не-не-не... 

О.БЫЧКОВА: Тех священников, которых, их... 

М.ВЕЛЛЕР: Нет, вы ошибаетесь. Вам любой юрист скажет, что любой преступник – он гражданин и у него есть права. Ему зубы стоило бы спилить напильником, а ему Миранду зачитывают. Ну, всегда колебания из одной стороны в другую. 

О.БЫЧКОВА: Чего-то я как-то потеряла нить, честно говоря. 

М.ВЕЛЛЕР: Нить очень простая. Что касается террористов, нужно смотреть не на них как на каких-то вообще марсиан, пришельцев индивидуальных. Чего им не хватало? Нужно смотреть на всю среду, выходцы из которой они есть. И нужно смотреть на всю систему взаимоотношений этой среды, то есть радикального исламского фундаментализма, с другой средой, то есть современной западной христианской толерантной цивилизацией. И эти поступки могут быть поняты только на уровне взаимоотношений этих двух систем и никак иначе. А в противном случае можно всплескивать руками и говорить «Боже мой, да что это такое?» То есть свою дурость прикрывать своим прекраснодушием. 

О.БЫЧКОВА: А вот вы знаете, если говорить о педофилии, то тут как раз сегодня вот ровно на эту тему, ровно о том, что вы сказали, есть история, что депутат Яровая обратилась... 

М.ВЕЛЛЕР: Неужели? Не может быть! 

О.БЫЧКОВА: Да, да, да. 

М.ВЕЛЛЕР: Она или ее? 

О.БЫЧКОВА: То есть глава комитета по безопасности потребовала от коллег до конца марта, то есть уже, вот, прямо сейчас рассмотреть ее законопроект о защите прав потерпевших, который лежит в парламенте с осени прошлого года. И там одна из центральных идей – вывести дела о преступлениях против детей и педофилии из судов присяжных, чтобы явные преступники не смогли избежать наказания. То есть, видимо, идея состоит в том госпожи Яровой, что суды присяжных... 

М.ВЕЛЛЕР: Могут оправдать? 

О.БЫЧКОВА: ...могут оправдать, могут как-то, вот, неквалифицированно... 

М.ВЕЛЛЕР: А так судье позвонят, и он чего надо, то и приговорит, да? 

О.БЫЧКОВА: Ну да. Потому что она говорит «Вот, там сидят люди в суде присяжных... 

М.ВЕЛЛЕР: Можно разжалобить. 

О.БЫЧКОВА: ...которые не обладают квалификацией, чтобы отличить одно от другого». 

М.ВЕЛЛЕР: Не обладают. Во всем мире обладают, у нас – нет. 

О.БЫЧКОВА: Ну да. Ну да. 

М.ВЕЛЛЕР: Ну да. Ну, дурак народ, оружие нельзя, присяжные нельзя. Совершенно справедливо. Во-первых, я сам был бы очень рад ознакомиться с этим законом, потому что у нас законы составляют люди, которые, по-моему, вот. в восторге, прежде всего, от тезиса Ленина «Каждая кухарка должна уметь управлять государством». Науправляли. Это во-первых. 

Во-вторых. Что касается судов присяжных. Знаете ли, суд вообще-то, представляет народ. И народ, вообще-то, как решил, так и будет. Из-под юрисдикции суда присяжных могут быть выведены преступления только одного типа. То, что проходит по линии преступлений, совершенных на уровне введения чрезвычайного положения, военного положения, то, что может являться терроризмом, то, что должны рассматривать тройки военных трибуналов. Рассматривается в 24 часа, и в следующие 24 часа приговор приводится в исполнение. 

О.БЫЧКОВА: Это когда военное положение. 

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно справедливо. Или приравненное к нему. Что касается всего остального, что касается педофилии, то как раз присяжные предложат их на куски разрывать. А что касается без присяжных, понимаете, ну, я бы хотел встретить человека, который сказал «Старик, я суду верю. Вот, нет, суд честен. Вот, суд не коррумпирован. Вот, суд – он говорит правду». Да вы с ума сошли! О чем вы говорите? 

О.БЫЧКОВА: Вот, если у нас что-то есть плохого там разного, но только не суд. 

М.ВЕЛЛЕР: Только не суд. 

О.БЫЧКОВА: Вот, суд вот – это наше всё. 

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, я имел наслаждение почитать запись беседы госпожи Яровой с господином Познером. Это же одно наслаждение. Такие прокуроры нам нужны. Она объяснит, что Топтыгин меда не ел, потому что у него зубы иначе устроены. Что пчелы с медом борются, потому что у них лапки прилипают. Замечательный-замечательный человек. Вот они нам насудят. Заметьте, об этом говорили тысячу раз. Наш самый гуманный суд в мире отличается тем, что он никого никогда не оправдывает. Вот, святой туда придет и в крайнем случае он получит условный срок или ему дадут срок, в зачет которого пойдет предварительное заключение. Не оправдывают российские суды, вы понимаете? Попасть под суд – это все равно, что попасть в тюрьму. 

О чем здесь может идти речь? Можете рассматривать закон. Ну, не знаю, народ менять невозможно, тем более, что и на голландцев уже нельзя – Петр Первый сейчас бы у них не учился. У них уже тоже всё распадается. 

Я вам скажу, что ситуация тяжелая. 

О.БЫЧКОВА: Ну, голландцев мы не любим. Сейчас мы уже не учились бы у них ничему. 

М.ВЕЛЛЕР: Мы не любим голландцев? 

О.БЫЧКОВА: Мы не любим голландцев. 

М.ВЕЛЛЕР: Всех?! 

О.БЫЧКОВА: Конечно. 

М.ВЕЛЛЕР: За что? 

О.БЫЧКОВА: За аморальность, за однополые браки, за то, что у них все распалось. Это же у нас духовная скрепа, понимаете? А у них все распалось. 

М.ВЕЛЛЕР: Может быть, у них еще не все распалось? Не знаю, вот у нас духовные скрепы – это, вот, действительно... 

О.БЫЧКОВА: У нас скрепы. У нас сплошная скрепа. 

М.ВЕЛЛЕР: То есть, понимаете, воруют больше, чем везде. Суды чудовищно несправедливы. Верить ничему написанному, напечатанному нельзя. Но мы – самые духовные! Вот, они – жадные, а мы – духовные. Мы воруем больше. Но это они – жадные, а мы – духовные. 

У нас оставляют детей брошенных больше, чем где бы то ни было в мире. Но мы – духовные. А они – жадные, хотят наших сирот. Это очень интересное такое самоутешение. Это чисто психологический, психоаналитический момент, такая вот компенсаторная аутоложь, потому что иначе же невроз охватит. А то что-то не то происходит в доме Облонских, в Датском королевстве. 

О.БЫЧКОВА: Ну, тогда продолжаем новости из Государственной Думы. У нас есть еще парочка. Например, фракция КПРФ, оказывается, в том же 2012 году вносила законопроект с тем, чтобы вернуть в паспорт графу «Национальность». 

М.ВЕЛЛЕР: Поддерживаю. 

О.БЫЧКОВА: Которая заполнялась бы по желанию гражданина. А Госдума... Вот, вы ее называете словами разными, Госдуму... 

М.ВЕЛЛЕР: Это не я. Вы меня перепутали с Познером. 

О.БЫЧКОВА: Ах, да. 

М.ВЕЛЛЕР: Да. 

О.БЫЧКОВА: Госдума отклонила законопроект, не будет вам графы «Национальность». Не надейтесь. 

М.ВЕЛЛЕР: Не любит коммунистов. 

О.БЫЧКОВА: Не надейтесь даже. 

М.ВЕЛЛЕР: Значит, графу «Национальность», графу «Партийная принадлежность», графу «Лояльность», графу «Вероисповедание», графу... 

О.БЫЧКОВА: «Сексуальная ориентация». 

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно необходимо «Сексуальная ориентация». А также основные антропометрические данные и отпечатки пальцев как у них на Западе, цвет глаз, размер того-сего, длина, объем. 

О.БЫЧКОВА: Это куда нужно вносить? В паспорт? 

М.ВЕЛЛЕР: Конечно. И сразу по паспорту видно, кто чего стоит. Это вот совершенно справедливо. 

О.БЫЧКОВА: Но можно сразу нашивочки нашивать какие-нибудь разноцветные. 

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, можно, можно. Можно хотя бы на подкладочку. Так открыл, там что-то. Хоть бы партия КПРФ вносила какие-то реальные, вы понимаете, статьи, которые, действительно, можно было бы продвинуть. 

Потому что, на самом деле, педофилия была всегда. Хотя, она строже наказывалась, если ловили. И воровство было всегда, хотя не в таких размерах. Основная проблема сегодня, что продолжает разворовываться в небывалых масштабах, в небывалых размерах страна, а население стараются всячески отвлечь от этого разворовывания. Поговорите, ребята, о том, о сем, о пятом и десятом, а мы тем временем раздербаним весь этот Стабилизационный фонд, Фонд развития, переведем его в это... Как это?.. Росфининвест или как? Чтобы они увели, наконец, это бабло и чтобы никто не думал, что оно когда-нибудь вернется на родину. Ну, так что вот... О чем мы говорим? 

О.БЫЧКОВА: То есть вы считаете, что фракция КПРФ – она принимает участие вот в этом спектакле по заморачиванию нам голов? 

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, что касается графы «Национальность», я боюсь, что это чисто пиаровский ход, потому что значительное количество населения проголосует за. В основном, написаны консервативно. 

О.БЫЧКОВА: Не, а там написано «по желанию гражданина». 

М.ВЕЛЛЕР: Но все это не имеет настолько никакого значения, это никак ни на что не повлияет. Это судьбы страны изменить никак не может. Потому что главное, о чем сегодня стоит говорить, это, вот, о происходящем в мире и России в контексте происходящего в мире. Потому что... Помните этот чудесный лозунг на газете «Правда» на всем на свете «Пролетарии всех стран соединяйтесь»? Не соединились, не срослось. Но, вот, олигархи всех стран давно соединились. Тезис «Преступник национальности не имеет» - наглая ложь, мы об этом говорили. А, вот, олигарх, действительно, национальности не имеет, потому что родина олигарха – деньги. И интерес олигарха, как стрелка компаса, в ту сторону, где деньги быстрее растут. И олигархи всего мира уже объединились в транснациональные корпорации, гоняют свои деньги туда, где они растут быстрее, имеют виллы, яхты, школы в одних и тех же районах мира. Они друг другу братья. Они защищают интересы друг друга. Но пока люди наивные этого не поймут, они не поймут, в чем дело с Евросоюзом, кому это выгодно, для чего это делается. А поскольку олигарх в среднем гораздо умнее журналиста, то журналисты щелкают клювиками и совершенно не понимают, а в чем дело в Евросоюзе? 

О.БЫЧКОВА: На всякого олигарха найдется свой Кипр, вы знаете? 

М.ВЕЛЛЕР: Э, вы знаете, я боюсь, что не совсем так, потому что экспроприации на Кипре – они в интересах олигархов, а не простых людей. 

О.БЫЧКОВА: Перерыв сделаем на несколько минут. Это программа «Особое мнение» с Михаилом Веллером. 

М.ВЕЛЛЕР: Не дадут вам олигархи перерыва. 

НОВОСТИ 

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – писатель Михаил Веллер. И вот вас спрашивают... Знаете ли, тут на сайте прислал Испави (не могу прочитать) 61 что-то. Ник очень много букв, извините. Спрашивает вот этот человек, он спрашивает: «Вы за или против Ливанова? Почему такие бурные страсти вокруг министра образования? Может быть, не вписался в систему власти?» 

М.ВЕЛЛЕР: Я думаю, что в систему власти он вполне даже вписался. Понимаете, у нас министр образования – это примерно как в простые советские времена управдом или директор комиссионного магазина. Это фигура, которую открыто и много можно критиковать, и ничего страшного не произойдет. Это вам не Сечин Игорь Иванович. 

О.БЫЧКОВА: В смысле министр для битья такой? 

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно справедливо. Вот, такой вот, понимаете ли, пудель для плевания. Насколько я понимаю, сам министр, ну, ректор бывший, он ничего не решает. 

О.БЫЧКОВА: Да ладно? 

М.ВЕЛЛЕР: Был прошлый министр образования, прошлый министр культуры. Ну и что? Что есть министр образования? Он есть функция реального правительства в области образования. Менять надо не министра образования, а политику в этой области. Чтобы менять политику в этой области, нужно менять политику страны вместе с теми, кто ее осуществляет. Таким образом Ливанов будет не хуже и не лучше любого другого. И в Думе не идиоты же сплошные клинические сидят, хоть это иногда многим и кажется. Они – нормальные люди, они все понимают. Но есть свой уровень критики. Ливанова критиковать можно. Есть люди и повыше – они уже менее можно, чтобы их критиковать. Вот он и отдувается, вот и вся история. 

О.БЫЧКОВА: А некоторых совсем не можно. 

М.ВЕЛЛЕР: Да. Я это имею в виду. Что касается нашего образования, это не только наше, это во всем мире, кстати. Это аспекты схлопывания цивилизаций, как это ни ужасно. 

Понимаете, вот, по новостям все эти ратификация парламентом однополых браков и усыновлениями детей во Франции... Дело же не в этом само по себе. Это один из аспектов схлопывания. Таким Макаром еще 2 поколения, еще 50 лет и не останется этой культуры, ибо некому будет жить ее носителями. Большинство будет принадлежать людям другим. 

Кроме того, все это... 

О.БЫЧКОВА: Каким? Каким? Какой культуры останутся? 

М.ВЕЛЛЕР: Людям иного этноса, иной культуры, иной религии, иной ментальности, иного мировоззрения. Вам привет от братьев Царнаевых. 

Значит, когда мы говорим об этих самых браках, это движение (забываю все время эти буквы) ...БТ. 

О.БЫЧКОВА: ЛГБТ. 

М.ВЕЛЛЕР: Да. А за что борются транссексуалы? Они уже перешли в другой пол. А за что борются бисексуалы? За то, чтобы групповые браки, что ли? То есть мужчины и женщины одновременно? 

О.БЫЧКОВА: Нет, я могу вам сказать, за что они борются. 

М.ВЕЛЛЕР: За что? 

О.БЫЧКОВА: Они борются за то, чтобы быть людьми среди людей. Почему нет? 

М.ВЕЛЛЕР: А они кто что? И им надо... Что им надо признать? Что они хотят в своей адрес в Конституции? 

О.БЫЧКОВА: Когда они требуют признания однополых браков, в том числе возможности усыновления детей, они просто пытаются таким образом признать свои социальные права. Что тут странного? 

М.ВЕЛЛЕР: Так, они, бисексуалы хотят присоединиться к гомосексуалам. Тогда пусть они не говорят, что они – бисексуалы. Они хотят жить и с теми, и с другими одновременно. А когда власть сменится через 2 поколения, их будут сажать на кол. Это будет совершенно ужасно. Только не их, а их потомков-последователей. 

Так вот это один из аспектов общей толерантности, общей мультикультурности, которая есть. Мы смешаем все языки и культуры, но будем продолжать строить Вавилонскую башню. Этот опыт уже ставился. Она не строится, она рухнет как те самые двое близнецов. Потому что социум – это не аморфная смесь, суп с клецками. Это единая человеческая система. Социум спаян единством взглядов, единством языка, единством ментальности, единством традиций. Всегда есть элементы консерватизма и новаторские, которые борются между собой, но это в рамках одного социума. 

Когда вы смешиваете все социумы и говорите «Ничего. Это есть мультикультурализм», то у вас взрывают Бостонский марафон и людям отрывает ноги. Тогда прибегают либералы и кричат «Боже! Мы же за всё хорошее! Почему?» А потому что им не надо всё ваше хорошее. Потому что многое то, что вы считаете хорошим, они считают растлением, уничтожением духа и человечества. Может быть, они ошибаются. Но они так считают. Вот вам результаты. 

И они с вами сделают, чего хотят. Потому что одна из глупостей – это свою терпимость распространять на людей, которые принципиально отрицают терпимость по отношению к вам. Вот это основной парадокс сегодняшних христианско-исламских в смысле западно-радикальных отношений. 

Но если человек – идиот, то это надолго. 

О.БЫЧКОВА: То есть вы считаете, что... Правильно ли я вас понимаю, что архаичной и нетерпимой структуре и архаичному и нетерпимому обществу можно противопоставить только такое же архаичное и нетерпимое? Поэтому если нам предлагают нетерпимость, мы должны на это отвечать той же нетерпимостью? Там, давайте все пойдем в XV-й век. 

М.ВЕЛЛЕР: Смотрите, в чем здесь ошибка. Истина и архаика – не одно и то же. Вечные истины и архаичные представления – это не одно и то же. Дерево, которое растет корнями в землю, а кроной кверху, можно считать архаичным и попробовать сделать наоборот. Это будет вполне в русле авангарда и модернизма. 

О.БЫЧКОВА: А, может, оно просто растет в Австралии. 

М.ВЕЛЛЕР: Да-да-да. Но толку с этого никакого не будет. Можно, разумеется, попробовать поступать образом антиестественным, сказав, что естественный образ – архаичный. Но это та самая подмена контекстов. Можно сказать, что питаться – это архаично, нужно кушать песок. Это очень современно. Но лошадка от этого сдохнет. 

Что касается нетерпимости, терпимость существует до определенных пределов. Когда я вижу убийцу, то по отношению к нему никакой терпимости не существует. Он должен быть уничтожен в кратчайшие сроки и каждый, кто будет проповедовать терпимость в его адрес, это соучастник убийства. Только и всего. 

О.БЫЧКОВА: Лошадку жалко, да. 

М.ВЕЛЛЕР: Да. 

О.БЫЧКОВА: Ну и вас многие спрашивают по поводу того, что завтра Алексей Навальный снова отправляется в Киров и там будет очередной сериал из этого судебного сериала про Кировлес. 

М.ВЕЛЛЕР: Завтра? 

О.БЫЧКОВА: Прогнозы будут? 

М.ВЕЛЛЕР: А послезавтра Путин отвечает на вопросы. 

О.БЫЧКОВА: Да. 

М.ВЕЛЛЕР: Вот, жалко. Лучше бы в один день. И кто-нибудь спросил бы. Я не сомневаюсь, что он бы удачно... 

О.БЫЧКОВА: У кого из них двоих? 

М.ВЕЛЛЕР: Да, разумеется, у Путина. У Навального будут спрашивать иначе. Разумеется, они хотят сделать из него Нельсона Манделу. Или кто там у нас (вылетело из головы) стрелял в губернатора Трепова из народоволок будущих? 

О.БЫЧКОВА: Ну, понятно. Так? 

М.ВЕЛЛЕР: Да. Вот, бывает иногда, заклинило вдруг. Все слушатели знают. 

О.БЫЧКОВА: Но Навальный-то – мирный адвокат. 

М.ВЕЛЛЕР: Нет, это к тому, что, конечно, это продолжают ему делать биографию, потому что разумные ребята-политтехнологи Кремля находят перед выбором: или придавить оппозицию, потому что в самом деле может снести крышку котла, или ее разрешить, но если разрешить, может снести. Или Навального посадить, чтобы все боялись, или пусть работает дальше, но тогда оппозиция может совершенно выйти из-под контроля. Вдруг там умные люди появятся? Есть же, все-таки, в стране умные люди. То есть оба решения неверные. Положение власти тяжелое, и оба решения неверные. Из двух зол, из двух этих решений власть решила выбрать то, которое хуже. 

О.БЫЧКОВА: Хуже – в смысле сажать? 

М.ВЕЛЛЕР: В смысле меньше, но в смысле хуже. Я не думаю, что большая часть населения поверит в то, что Навальный что-то украл. Но если долго убеждать, то, конечно, могут поверить. Всему могут поверить. Полгода убеждать... Вот, сколько людей до сих пор знают слово «троцкизм»? В чем дело, понятия не имеют, но знают, что троцкизм – это плохо. Так что могут посадить и, в общем, это будет одним из шагов к окончанию власти. Вне всякого сомнения. 

О.БЫЧКОВА: Казалось бы, причем здесь Путин. 

 

24 Апреля 2013
Поделиться:

Комментарии

М.ВЕЛЛЕР: Да все совершенно верно, абсолютно не причем. Пусть судит наш независимый российский суд. Что касается завтрашних вопросов, вот, вопросов у меня нету. Какие могут быть вопросы? А, вот, пару-тройку ответов я бы охотно дал. Но они, разумеется, никого не интересуют – сначала надо стать президентом, а потом давать ответы. Я согласен.

О.БЫЧКОВА: Но вы мне скажите, что у вас спросить как президента Путина, я вас спрошу, а вы ответите.

М.ВЕЛЛЕР: Все, что угодно, по части того, что «ребята, у нас плохое положение, ребята», как гневно писал пролетарский писатель Бабель. И продолжая возвращение денег в Россию, показательные судебные процессы отдельным, особо отличившимся властным олигархам, категорическая сменяемость всей власти не реже, чем раз в 8 лет, не больше, чем 2 срока подряд 4-летних пребываний у власти. И так далее, и так далее, и так далее.

О.БЫЧКОВА: Это вы хотите, чтобы Путин выступил послезавтра с манифестом, вот, просто вышел на трибуну с флагом и все это произнес.

М.ВЕЛЛЕР: Нет. Помнится, у нас манифест в 1905 году окончился расстрелом в 1918-м. Они историю-то, они, ведь, знают. Но всё, что... Это моя любимая фраза из старого итальянского триллера, признание прокурора полиции комиссару республики. «Все, что он скажет вам завтра, я скажу вам сейчас», - говорит старый комиссар.

О.БЫЧКОВА: Ну, конечно, Вера Засулич, пишут нам. Ну, разумеется.

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно справедливо.

О.БЫЧКОВА: Но речь не об этом, да.

М.ВЕЛЛЕР: Да.

О.БЫЧКОВА: Хорошо. Все. Спасибо. Все варианты плохие, получается.

М.ВЕЛЛЕР: Вот. Вот на этой фамилии зловещей мы окончим наш сегодняшний разговор.

О.БЫЧКОВА: Да, да.

М.ВЕЛЛЕР: Всех хочу поздравить с приближающимися первомайскими праздниками.

О.БЫЧКОВА: Ура.

http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/1058859-echo/

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов