Что думают о своей работе фсбшники?

Такие же люди, как и все

 

Федеральная служба безопасности  – одна из самых закрытых и загадочных организаций. Кто там работает, почему, как они воспринимают окружающую действительность, как относятся к государству, СМИ, людям? Корреспонденту «Полит.ру» удалось поговорить с одним из сотрудников оперативных подразделений ФСБ.  

Как ты вообще пришел к такой работе? Что повлияло, возможно, чей-то пример?

У меня отец военный, мама тоже военный врач. Выбирать между экономистом и менеджером не хотелось.

Сыграл роль некий романтический момент?

Да, в какой-то мере сыграла романтика. Тем более, когда я выбирал образование, было мне 16 лет, вот думал: приду в спецслужбы, там машины, буду, как Джеймс Бонд... Реальность оказалось немного другая, но куда деваться, мой крест, надо нести до конца.

А в какой момент ты понял, что все немного не так?

Не поверишь, в первый день как я приехал на курс молодого бойца, я понял, куда я попал. Приезжаешь, сразу стоишь в строю. Все, как в армии. Я никак еще не мог понять, в чем здесь связь между спецслужбами и армией, до сих пор не совсем понимаю.

То есть не можешь понять, почему такие порядки введены?

Да нет, на тот момент было не понятно, почему такой уровень военщины нужен.

А как повлияла твоя работа на отношения с друзьями, родственниками? Может, кто-то был против?

Кто-то отговаривал, но, как правило, все спокойно к этому относились. И я не был заинтересован, чтобы кто-то влиял на мой выбор. Раз выбрал...

А друзья уважают твой выбор? Может кто-то откололся?

Выбор мой уважают. У меня не так много друзей было в школе. Поэтому не с кем было поспорить на эту тему. Вот был парнишка, который ушел в милицию. В ОМОН. Не закончил академию МВД, к сожалению. Три года убил и вылетел. Обидно за парня. Попал в спецроту, потом в ОМОН, потом уволился и попал в ГРУ. Вот с ним общаемся на общие темы...

У всех у нас меняются некие представления о плохом, хорошем? А с тобой произошло что-то подобное?

Одним словом – радикально все поменялось. Во время учебы не так, но как на работу вышел, начал понимать... То, что раньше ценил, обесценилось и наоборот.

Понимаешь, я столкнулся, во-первых, с тем, что работа в силовых структурах, в частности, в моей - это самая неблагодарная работа, которая вообще бывает. Ты видишь свою работу, а вокруг никто не видит. Все видят только отрицательный результат. Вот тебе скажут по телевизору: за минувший год предотвращено 92 преступления террористического характера. Ты скажешь: ну да. Но зато, когда взорвут метро, ты скажешь: вот, кто не доглядел, вот они. Но в жизни всякое бывает, ты ничего не можешь с этим поделать. У нас работают такие же люди, как и все. Не уникальные, с болезнями, не совсем в порядке с головой уже у кого-то, но он все равно делает свое дело и хорошо делает.

А возможно ты бы хотел, чтобы в обществе как-то по-другому воспринимали твою работу?

Честно говоря, не хочу. Я хотел бы, чтобы все так и оставалось, чтобы слово ФСБ для всех оставалось загадкой. Так и надо.

Тебе так лично комфортно или считаешь, что это хорошо для эффективной работы?

И то, и то. Мне как оперативнику гораздо комфортней работать, когда люди не представляют, что из себя представляет наша структура, на что она способна, на что не способна.

А эта загадочность не сужает твой круг общения?

Ты знаешь, наоборот. Люди, которые узнают о моей профессии (друзья, знакомые)... Им становится интересно, начинают спрашивать. Ну, навешиваешь им лапши на уши, как правило, не будешь же всю правду рассказывать. Загадочность только помогает.

 

А насколько у вас дружеские отношения в вашем коллективе? Или наоборот -стараетесь дальше товарищеских отношений не идти?

Без дружеского отношения коллектива не будет. Товарищеский коллектив – это не коллектив. Это класс в школе, который собран из людей, которые друг друга не знают. Товарищество – это не то, без дружбы ты никуда не вылезешь. Я же говорю, всякое бывает в жизни, такие же люди абсолютно работают. Без дружеских отношений никуда. Устаешь на работе, пошутишь с кем-то, выпьешь накрайняк, у кого-то день рождения. Это правильно, без этого никуда. Это мужской коллектив. Вот женский – это страшная вещь. Подковерные игры... У нас это резко осуждается.

А в других подразделениях так же?

У нас просто такая линия работы, опасная. Всякое может случиться и случается. В других коллективах, там бывают и разлады, но, как правило, такого нигде нет.

А вы общаетесь с работниками других подразделений?

Общаемся, все в одном борще варимся. Дружим, встречаемся, регулярно общаемся. Со многими учился, считай, в одной казарме жили, чего бы нам не встречаться.

Когда ты пришел, тебя, наверное, окружали старшие товарищи. Как строились отношения? Они тебе привили понятия дружбы или поначалу старались держаться строго, как-то дистанцироваться? Вообще чувствуется ли разрыв поколений в работе?

Абсолютно никакого. Когда я пришел... Сидишь, делаешь элементарные вещи, к тебе может подойти старший и спросить: «Ну что, брателло, как ты? Может помочь?» Никакого напряжения или разлада не было. Все очень комфортно.

Какая у тебя сейчас основная мотивация продолжать службу? Контракт держит?

Контракт не держит, даже не знаю, что именно держит. Каждый раз по-новому находишь какую-то мотивацию. Раньше – романтичность. Сейчас – ощущение, что чего-то добился. Хочется большего. Кто-то потерял мотивацию, ничего не делает. Каждый по-разному. Я для себя пока вижу мотивацию...

Она карьерная или связана с какой-то миссией?

Карьерный рост понятие такое деликатное. Карьерный рост в любой сфере – это какие-то достижения по работе. Здесь достижение одно – чем больше предотвращено терактов, чем больше поймано преступников, это достижение. Мне с людьми приходится работать, это не всегда порой легко. Они могут быть религиозными, на своей волне, на своих темах, часто безграмотные. Поэтому не всегда все получается, и я отношусь к карьерному росту пока спокойно. Сейчас я для себя хочу стать профессионалом, чтобы я мог разрулить любую ситуацию в правильное русло, как мне надо.

А есть какой-то высший мотив твоей деятельности, миссия? Вот ты постоянно упоминаешь, что важно, чтобы было меньше преступлений...

Это для всех должно быть важно, кто идет в силовые структуры. Надо серьезно к этому относиться особенно в наше время, когда становится модно носить кепки 228, я вообще не понимаю, что это под собой несет, или поднимать пальцы вверх, избивая других людей (как было 2 года назад в метро, когда азербайджанцы в метро на кого-то напали). Я на самом деле не понимаю, почему это становится модным. Я лично считаю, что это все от безделья. Если человеку нечем заняться... И эти негативные тенденции не дают тебе шанса сказать, что ты не хочешь это исправить. Зачем ты сюда шел тогда? Занимать место?

Про другие структуры. Насколько ты ощущаешь близость с другими силовыми ведомствами или, наоборот, не чувствуешь связи с ними?

Все заняты одним, конечно, каждый тянет одеяло на себя, так не принято, хотя так происходит. Каждый хорош в своем: МВД - в своем, мы - в своем, прокуратура - в своем, все это понимают.

А вот ты упоминал друга из ГРУ, вы с ним нормально общаетесь?

Да, он понимает, чем я  занимаюсь, я понимаю, чем он занимается. Разноплановая работа, никогда у нас с ним конфликтов не было. Даже когда он в милиции служил, у нас никаких проблем не было.

20 декабря – день работников органов ФСБ. Некоторые, кто с бумажками работают, напиваются, ходят в орденах непонятных, говорят, что стрелок, спецназовец. Это бывает. Мы тоже радуемся, но никто не представляет: я не лучше, чем другие и т.д.

А себя видишь в какой-то другой структуре в дальнейшем? Может где-то, где больше платят?

Нет. Все это не из-за денег. Если бы у меня был ребенок сейчас, не знаю, чтобы я сейчас делал. Я ухожу из дома в 7 утра и прихожу, как получится, могу в 4 утра, могу в 8 вечера, в 10, в 12. Деньги получаю как менеджер «Макдональдса» средненького в области. Это смешно, это неуважение к нам.

Последние годы активно говорят о том, что вам увеличат поддержку со стороны государства, повысят зарплаты, дадут какие-то социальные льготы. Ощущаешь какие-то такие изменения на себе?

А что считать поддержкой государства?

Ну, вот сотрудники КГБ говорили, что у них было ощущение, что их тылы защищены...

КГБ – это была совсем другая машина. Там и отбор какой был, они цеплялись за сотрудников. Сейчас чуть ли не с улицы порой берут.

То есть сейчас поддержки государства, ты не испытываешь?

Не то что не испытываю, я даже не понимаю, что это. Взять ипотеку – это что ли поддержка государства? Получать копейки?

А нет ли ощущения, что наверху не уважают вашу работу и, более того, готовы отдать на растерзание общественности, как это уже бывало?

Да, и сейчас такое бывает. Вот в одном из управлений было, что человек внедрился в среду молодежного экстремизма, фашистов, и его на судебном процессе целиком раскрыли. Прям кинули откровенно. Я видел этого парня, он не знал, чего делать. Он мог придти домой, а его по дороге убить могли. Я до сих пор не знаю, что с ним. Надеюсь, что он уехал куда-то из страны и живет счастливо. А насчет, нужна ли наша работа сверху - как я уже говорил, наверху смотрят только на результат твой и твоего руководства. Они требуют только результат, а как ты его будешь добиваться – это твои проблемы.

А с этим парнем что в итоге? Просто пропал?

Он уволился сам. Как дальше жить-то? Сколько врагов себе нажил. За один момент, сразу. 

А разве нет никакой программы защиты для таких случаев?

Его знают в лицо, знают его адрес домашний, знают его семью, как жить-то дальше? Что делать? Ты в один прекрасный момент выйдешь отсюда и понимаешь, что какая-то часть населения Москвы и России тебя хочет просто убить. Потому что ты посадил их людей. Чего делать? Бежать. Я бы не хотел на его месте очутиться. И каждый из нас боится этого. Так не должно быть. Или у меня у знакомого в командировке в Ингушетии сотовые телефоны, взятые у боевиков, в руках взорвались. Его сразу же выслали в Москву. И кроме того что положили в госпиталь, не было сделано ничего. Сказали: полгода реабилитационный период, а дальше смотри сам. Ничего. Я надеюсь, конечно, что его починят, все и деньгами скидывались, и сколько операций уже прошло.

У вас есть определенная касса взаимопомощи?

А без этого никак. А еще семья, жена. Бедная женщина. Муж уезжает на 2 месяца в командировку, на северный Кавказ, в леса. Приходится врать порой, что едешь во Владивосток, в среднюю Россию. Больше всего жалко близких. А куда деваться?

А у тебя самого планы насчет семьи есть?

Знаешь, есть, я хочу, но не знаю, как это сделать. Детей уже хочу. А то я так никогда не соберусь.

У тебя такие мысли пришли на работе или ты сразу был нацелен именно на такой путь?

Конечно, я пришел к этому, в 18 лет - какая семья, лишь бы нагуляться. Даже не думал, когда академию заканчивал. Уже когда вышел на работу. Просто хочу, чтобы, когда прихожу с работы, меня кто-то ждал. К своей семье начал относиться по-другому. Но я даже не знаю, чем это объяснить. Перекладывание рабочих моментов на жизненные, как стоит себя вести. Пришел к этому сам. У нас холостых практически нет на работе.

А как ты обрел подобные семейные ценности?

Работа помогла. Сейчас такое время, что люди не ценят семью. Подростки заморачиваются учебой, те, кто стал постарше, не хотят жить дома, хотят ходить по клубам, пить, курить, принимать наркотики. А тут сама работа тебя учит принимать ответственные важные шаги, которые кроме тебя никто не примет, ты знаешь, что только ты за них в ответе. И ты тоже самое переносишь на жизнь. Понимаешь, что вести беспорядочные половые связи нельзя, потому что это плохо. Человечность на меня оказывает сильное влияние. Да, я могу выпить с друзьями, наркотики никогда не употреблял и не буду употреблять. Работа наносит сильнейший отпечаток.

То есть она даже воспитала в тебе какую-то гуманность?

Гуманность – странное понятие. Гуманность к кому? Себя жалеть нельзя, врага жалеть нельзя, в принципе жалость – плохое чувство. Гуманность для меня что-то заоблачное. Не понимаю некоторых положений у нас в работе: уважать права человека, амнистия, как можно амнистировать человека, который убивал твоих товарищей. Никто из нас этого никогда не поймет.

А как, кстати, у тебя отношение к правозащитным организациям? Негативное?

Конечно, чего греха таить. Когда человек работает год, чтобы пресечь группировку преступную, целый год убил на это. С утра до вечера. Раскрыл все, завел уголовные дела. А потом один из адвокатов этих организаторов подает жалобу в прокуратуру, целый год после этого он получает люлей, от правозащитных организаций в том числе.

Работал, а в итоге еще и по голове за это получаешь. Конечно, переживаешь, но куда деваться, с подводной лодки не бегут.

Есть ли у тебя ощущение занятости важным делом, замкнутости на нем?

Я сам себя на этом замыкаю. Если ты каждый момент будешь думать о том, чтобы завтра написать заявление, тогда долго не протянешь там, не будешь видеть цели перед собой. А надо себя замкнуть на этом, другого пути нет: смотреть вперед, не назад. Что было, то было. Да, там поругали, прокуратура пальчиком погрозила, появилась статья, что фсбшники беспредел творят, бедных олигархов обыскивают. Все это терпимо, можно пережить.

Кстати, а ты слышал о забастовке фсбшников в начале недели?

Слышал, все друг другу звонили и спрашивали, кто это. Никто не знает. Скорее всего, это просто придумал кто-то, по крайней мере, я об этом не знаю. 

Кстати, в этом случает работников ФСБ в СМИ и в интернете представили тоже как-то не с положительной стороны. Тебя это не задевает?

Да у нас часто такое бывает. Работа-то неблагодарная. Порой думаешь, вроде у нас законы есть, как люди не понимают, что вот это наш враг.

Не мешает ли в жизни определенная критика?

Я очень спокойно к этому отношусь, даже в голову не беру. Пишут и пишут. Просто с этим никогда никто не сталкивался. Не работают, не знают. Не хочу никому влезать в голову, пусть все будет так, как оно есть.

А какие враги более опасны, и каких больше, внутренних или внешних?

Везде хватает. Человек ради денег готов на все. Большинство преступлений любого характера, все из-за денег. Тот же мировой терроризм. Аль-Каида. Хизб-ут-Тахрир... Кто туда входит? Афганистан, Ирак, Таджикистан, Узбекистан. Страны не особо богатые. В Афганистане рядовому бойцу платят около 50 долларов за выстрел из гранатомета в сторону федеральных сил любых, и не важно, попадешь или нет. Для них это очень большие деньги. Все захотят этих денег.

А есть ли силовые структуры, где бы ты не хотел работать?

Прокуратура.

Почему?

Ну не нравятся они мне, это невозможно объяснить, это надо прочувствовать. Оценивая нашу работу, у нас есть прокурорские проверки. Когда приходит парень моего возраста с огромным животом, знает одну статью, по которой можно хоть как-то придраться. И вот начинается. Качание. Это неприятно. Я не понимаю, зачем это. Хотя в целом не могу сказать о них ничего плохого, хотя не хотелось бы туда пойти.

А есть какие-то гражданские профессии, к которым ты ощущаешь близость? На которых бы смог работать?

Я учил китайский всю свою жизнь, мне нравится этот язык, я бы себя связал с переводом. Лингвистом может... Статьи переводить, писать статьи, что-то такое. Просто сидеть на месте с бумажками точно бы не смог. Менеджером и т.д. Скучно. Ну и смысла жизни не вижу.

А в перспективе вообще не собираешься уйти из силовых структур?

Честно говоря, пока нет. Я даже не представляю, как это выглядит. Поживем-увидим, но пока в мозгу даже мысли такой не было. Но чего загадывать. Всякое бывает.

Что помогает справляться в каких-то личных кризисных ситуациях? Какие-то убеждения?

Девушка помогает. Все равно нужно, чтобы кто подбодрил, сказал: не сдавайся. Сам тоже находишь какие-то мысли, что это нужно. Бог испытания самым сильным посылает.

А много у вас верующих на работе?

Много, хотя есть и те, кто не верит. И у нас не только православные, еще и мусульмане. Нормально общаемся.

Сейчас считаешь, что твое мировоззрение сложилось окончательно?

Кардинальных изменений у меня не будет. Есть понимание нужности работы. И лет мне уже не 18, не 16, не 20. Поэтому радикальных, кардинальных изменений не будет.

У вас часто есть доступ к личной информации о человеке? Считаешь ли ты, что это необходимо?

Конечно, любая деталь о человек, что угодно, влияет очень сильно. Кажется, что это незначительно. Например, человек гей или больной. Ты не знаешь и не понимаешь, почему он реагирует на что-то. В семье проблемы. Это очень важно. Ты должен это знать.

Кстати, насчет людей нетрадиционной ориентации? Как ты к ним относишься?

Ну, честно говоря, не очень. Это болезнь, не природа. Бог создал женщину и мужчину, это природа.

У вас работают люди с разным образованием?

У нас нельзя, чтобы человек пришел просто с какого-то ВУЗа. Будет переподготовка. Хотя есть не кадровые работники, которые порой умнее кадровых. Раньше КГБ умело выбирать правильных людей, сейчас не умеют. Бывают такие, что ты удивляешься, как он вообще сюда попал. Человек, который не умеет работать на компьютере, составить предложения правильные.

Насколько ты надеешься, что будет воссоздана некая школа подготовки кадров качественная?

Я очень надеюсь на это. Насколько это возможно? Понимаешь, здесь вопрос, как правильно преподносить это. Как нам это преподносили, объясняли и как на самом деле – это разные вещи. У нас были преподаватели далеко за 60, которые говорили по-старому. Нету правильной морально-патриотической основы. У нас нет средств, как у ФБР и ЦРУ. Надо знать, как это обходить, как делать все в срок и правильно, процессуально правильно и законно, но пока до этого уровня далеко.

Кстати, помогло образование в работе или пришлось заново учиться?

Самые основы, конечно, пригодились, но в жизни все по-другому. Если человек не может найти общий язык с человеком, результата не будет никакого.

А вот дисциплина и военщина нужна такая?

На начальной стадии это полезно. Если погоны на плечах носишь, это нужно. Не думал, что это сразу в лоб все будет, но так получилось. По выходу с учебы, это, конечно, лишнее. Скажем, для меня. Это дисциплинирует, тупеешь немножечко, конечно, но куда деваться. Сейчас все более-менее. В светском режиме работаем. Бывают, конечно моменты... Все мы там офицеры в конце концов.

А что с самодисциплиной?

Да, она нужна, чем бы ты не занимался. Будь то спорт, работа. Спортом надо заниматься, даже если куришь, пьешь.

У человека должно быть профильное образование, чтобы занимать руководящие позиции в твоих структурах?

Конечно. Надо знать как все и почему, а не ставить на верха человека, который никогда этим не занимался. Как можно руководить не самым последним органом в стране и не знать работы изнутри? А то все удивляются, как с Сердюковым все получилось. Он же занимался торговлей, сельским хозяйством, а потом вдруг стал министром обороны, а чего вы еще хотели от него?

А с военными чувствуешь близость?

Да, конечно, все мы офицеры. Есть в армии золотые люди, чисто на энтузиазме выезжают. К ним можно относиться только с уважением. До конца остаются верными себе.

Никто не хочет связывать свою жизнь с вещами, которыми я занимаюсь, это печалит. Предлагают работать в органах, а люди говорят: сейчас я уйду туда - и на всю жизнь.

Ты считаешь, что это неправильно? Должна быть какая-то другая информационная политика?

Не знаю. Каждый занимается своим делом, каждому свое. Но если человек всю жизнь тяготел к этому, то почему бы не рискнуть. Избегать этого как огня – я этого не понимаю. А так... кого-то заставлять. Надо заниматься тем, что любишь. Это мужская работа. Кто не хочет, тот не попадает.

 Полит.ру

3 Апреля 2013
Поделиться:

Комментарии

без комментариев , 3 Апреля 2013
http://www.newsru.com/crime/03apr2013/fsbbeatfsbalcomsk.html В Москве майора ФСБ до полусмерти избил на собственном дне рождения сослуживец
ФСБ , 28 Октября 2014
Да ты гонишь! =D
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов