Политолог Борис Межуев — о том, как обновить бюрократию

«Контракт с эпохой», или принуждение к эффективности

Российская пресса не часто в последнее время дает повод к содержательной дискуссии: позиции большинства авторов и изданий, как правило, довольно предсказуемы и потому не слишком интересны. Одним из тех немногих экспертов, чью точку зрения по любому вопросу бывает невозможно предсказать заранее, является директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев. Лишнее тому подтверждение — опубликованная газетой «Ведомости» его статья «От путинского консенсуса к контракту с эпохой».

 

Сразу обращу внимание на один стилистический недостаток этого текста: по своему языку и терминологии он как будто возвращает нас в эпоху так называемого тандема. Вот тогда были очень востребованы выражения типа «контракт с обществом» или «договор с современностью», цветистые и несколько двусмысленные обороты речи, позволяющие чуть-чуть прикрыть от внимания профанов вполне конкретное и практическое экспертное предложение. Сейчас у нас время простых слов и простых решений, поэтому я бы прежде всего перевел суть того, что хочет сказать Иноземцев, на свой собственный не слишком замысловатый язык.

Высказывает он на самом деле три мысли. Мысли эти мне кажутся в целом правильными, но требующими нормального внятного обсуждения, без эвфемизмов, уточнения и дополнения. Первая мысль состоит в следующем: нынешний режим столкнулся с необходимостью принуждения низовой бюрократии к эффективности. Ранее все действия власти были подчинены задаче укрепления и сохранения стабильности. Сегодня эта задача в целом выполнена, но ее обратной стороной явилась системная коррупция, которая не позволяет власти эффективно решить ни одну практическую задачу. Автор не очень утруждает себя примерами, но ссылка на «Олимпстрой»и проблемы «Газпрома»в общем дает понять, что конкретно он имеет в виду. Итак, война бюрократии объявлена всерьез и надолго. Отступать некуда. Условно говоря, впереди Сочи.

Однако — и в этом состоит вторая мысль Иноземцева — существует вполне зримая опасность, что раскрученная на полную мощность кампания по борьбе с коррупцией приведет к новому небывалому в постсоветской истории усилению репрессивных органов. Со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами — массовыми доносами, тюремными посадками не только нечестных, но и под замес нелояльных граждан, произволом усилившихся спецслужб и т.д. Власть сама, явно опасаясь чего-то подобного «тридцать седьмому», может не решиться на серьезные шаги, ограничившись полумерами, что лишь пошатнет ее легитимность в глазах населения. Возникает дилемма: нынешний полузастой, или смелый шаг навстречу новому сталинизму. Как мы знаем, недостатка в экспертах, предлагающих выбрать последнее, в нашем свободолюбивом обществе нет.

Владислав Иноземцев — и это главный вывод его текста — предлагает выбрать вариант своего рода «сталинизма light» — это его собственное выражение. Он советует отменить наказание за получение взятки или отката в виде тюремного заключения, ограничившись лишь большой денежной компенсацией для взяткополучателя с условием его непременного ухода со всех постов без права возвращаться на государственную службу. Как пишет Иноземцев, это снимет у доносчиков страх за судьбу тех, кого они выводят на чистую воду, а с другой стороны, откроет низшим слоям бюрократии дорогу наверх. Как говорится в одном мультфильме, это и охота, и зверей убивать не надо.

Думаю, главный аргумент остается непроговорённым: верховная власть будет в этом случае более спокойна относительно того, чтобы процесс принуждения бюрократии к эффективности не привел к волне тюремных посадок, в том числе многих если не хорошо знакомых, уважаемых людей, то их родственников, друзей, жен, детей и т.д. 

Статья Иноземцева интересна тем, что публично обнажает ту дилемму, которая сегодня реально стоит перед руководством страны и которая требует какого-то ясного решения. Ноавторне отвечает, пожалуй, только на один вопрос — на вопрос о кадрах. Если все-таки решиться и начать кампанию бюрократического самоочищения, что, полагаю, возможно осуществить при наличии политической воли, где найти в большом количестве молодых, образованных, компетентных и при этом некоррумпированных людей, способных занять освобождаемые взяточниками места в тех или иных административных структурах?

Очевидно, что партия «Единая Россия» сегодня уже едва ли может рассматриваться полноценным кадровым резервом для низовой бюрократии — у одних там не все в порядке с научными степенями, у других — с недекларированными доходами. Но, пардон, если не из ЕР, то откуда взяться десяткам тысяч честных и незапятнанных? Боюсь, что если ограничиться предложениями Иноземцева, эти десятки тысяч в обязательном порядке придут из силовых структур. Из разных низших подразделений разнообразных репрессивных ведомств.

Получается, что те люди, которые будут расследовать случаи мздоимства, или их сослуживцы, они же и будут рассматривать себя в качестве кадровой скамейки для замещения должностей. Едва ли это и есть чаемый Иноземцевым «контракт с современностью». Широкий набор в бюрократию представителей бизнес-элиты возможен, но, во-первых, здесь имеется требующий подведения итогов опыт ныне действующего правительства, а во-вторых, переход выходцев из экономического класса в кресла номенклатуры должен быть в том числе как-то политически опосредован. В ином случае мы опять будем иметь дело с родовыми, региональными, а то и этническими кланами.

Поэтому, прежде чем начинать раскручивать маховик бескровных репрессий, следует продумать и отладить систему меритократического кадрового отбора, хотя бы типа того, что существовал в царской России, который позволил занимать высшие позиции в администрации наиболее успешным выпускникам столичных и провинциальных университетов. А значит, как мы и писали на страницах «Известий» еще в начале третьего срока Путина, главными задачами власти должны стать: политическая реформа, которая даст начало полноценной электоральной конкуренции массовых партий, а также кадровая политика, в которой основное внимание должно быть обращено на каналы рекрутирования в административную элиту недавних студентов и аспирантов. К этому я бы сегодня добавил также создание новой идеологической рамки, которая могла бы позволить исправить известные перегибы борьбы с «белоленточным движением» и вернуть власти поддержку широких слоев «городского среднего класса». Известия

От путинского консенсуса к контракту с эпохой

Пора переходить от «компромиссов со страной» (точнее, с теми, кто выдает себя за нее) к контракту с современностью

 

Хотя сейчас принято считать, что в основе успеха Владимира Путина как политика лежит своего рода консенсус, или договор, объединивший разные части общества, речь должна скорее идти о наборе «вольностей», которыми вождь пожаловал некоторые социальные группы. Бизнесу обещались относительно комфортные условия (низкие налоги, возможность вывода активов за рубеж, улучшение имиджа в мире) в обмен на политическую лояльность и готовность соблюдать правила игры.

Населению была предложена относительная сытость и рост благосостояния в обмен на закрывание глаз на обогащение элиты и окончательную приватизацию страны. Чиновничеству и силовикам был предоставлен carte-blanche на кормление за счет бизнеса и граждан и практически полный иммунитет от следования каким бы то ни было законам и правилам. Не «вписавшимся» в систему было разрешено негромко возмущаться и без проблем выезжать в те края, порядки и образ жизни в которых им больше нравятся.

Следует признать, что система оказалась весьма эффективной — и даже то, что в ее основе лежали произвол и воровство чиновничьего класса, не могло ее до поры до времени подорвать. Бизнес и граждане давно уже поняли, что в России взятка — не проклятие, а шанс: без нее в таком косном государстве, как наше, вообще ничего не решить. Поэтому народ был благодарен Путину за то, что он дал ему возможность относительно дешево откупаться от бюрократии, а бюрократия — за то, что она могла доить население. Вождь мог делать практически все, что ему было угодно, даже уходить на время с трона, что в иные времена было бы крайне неосмотрительно. Но полтора года назад стало понятно, что система дает сбой. Что же случилось — и, что важнее, можно ли восстановить ее работоспособность?

Сегодня в обществе доминирует мнение о «восстании» среднего класса, который хочет перемен и свободы. Если бы это было так, то власти достаточно было посмотреть на численность манифестантов, на биографии их лидеров, на уровень их поддержки — и перестать обращать на происходящее внимание. Но проблема, на мой взгляд, в ином. Недовольство улицы — симптом, но не диагноз. За ним две более значимые проблемы.

 

Не поддается реставрации

 

Во-первых, экономически система становится все менее и менее эффективной. Раньше рост расходов и инвестиций мог решить любую проблему. Сейчас это не так. «Газпром» добывает все меньше газа. Дорога из Москвы в Санкт-Петербург так же далека от готовности, как и 10 лет назад. Олимпиада дорожает в несколько раз, но будет ли все построено в срок, не ясно. Регионы требуют все больше денег, но экономический рост замедляется. Причина ясна: «вольности» бюрократии распространились настолько, что воровство зашкаливает за 30, а то и 50%; для повышения доходов нужны новые налоги, которые душат бизнес; никакие кредиты не компенсируют бегства капитала из страны. И недовольство горожан — не только от недостатка свободы. Оно — от прекращения роста доходов, фундаментальной основы путинской стабильности.

Во-вторых, две части «элиты», предприниматели и чиновники, которые раньше были едины в поддержке режима, ныне близки к конфликту. «Дань», которой бюрократия и силовики обложили бизнес, становится неподъемной, а прямое участие чиновников в предпринимательской деятельности — слишком раздражающим избирателей. Путин пытается разделить бизнес и власть, но чем сильнее они разделятся, тем жестче будет их столкновение; тем меньше они будут уверены в своем будущем; тем зримее будет их общее недовольство «гарантом». Таким образом, причина проблем едина: общество не может обслуживать аппетиты друзей президента и друзей его друзей в их нынешнем объеме, а экономика не способна демпфировать их вопиющую некомпетентность.

Отсюда вывод: законсервировать систему не удастся. Предпринимая «реставрацию», Путин рискует. Ужесточение режима не сделает его эффективнее и не принесет выгод обывателям, зато увеличит аппетиты силовиков и окончательно сделает президента заложником бюрократии. Сейчас приходит время опираться не на людей, а на механизмы, но Путин не способен на это. Он не военный, убежденный в силе приказов и власти устава; он разведчик, знающий цену вербовке и не верящий никому, кроме ранее набранных им агентов. Он верит в то, что непрофессионал, которому он лично заглянул в глаза, сумеет решить задачу, но не в то, что незнакомый ему человек, находящийся на своем месте, может сделать это более эффективно. Поэтому его система — это система, в которой он сегодня может просить, но не приказывать. И это становится слишком заметно, чтобы надеяться на то, что она может пережить очередные кризисы.

 

Отказ от старого договора

 

Путин не может требовать эффективности, потому что он обещал бюрократии неприкосновенность — и не может нарушить этот принцип, так как это чревато бунтом; он не может начать борьбу с коррупцией, но не может не говорить о ней, если хочет оставаться электорально привлекательным. Путин не может идти на диалог с оппозицией, так как в таком случае он сдаст свою «агентуру», хотя на деле этот диалог был бы решением многих проблем. Иначе говоря, он не может избавиться от друзей, которые давно стали обузой для его режима. Есть ли выход из такой ситуации? Я думаю, есть: он состоит в отказе от прежнего консенсуса, или договора, и в формировании действенной и эффективной управленческой системы.

Когда Путин начинает говорить о борьбе с коррупцией, он улавливает правильный момент, но ошибается в постановке перспективной цели. Сейчас эта «борьба» выступает средством успокоить общество, но людям не нужны показательные процессы и «посадки», к которым призывает президент. Им нужна уверенность в том, что воруют меньше; нужны деньги, которые пойдут на повышение пенсий и зарплат. Борьба с коррупцией должна стать экономически мотивированным процессом, решающим три задачи. Во-первых, повысить эффективность управления и снизить долю расхищаемых средств до «приемлемого» уровня. Во-вторых, запустить обновление аппарата и стимулировать позитивный кадровый отбор вместо постоянного ухудшения качества чиновничества. В-третьих, возродить доверие к власти в обществе, не приводя при этом к резкому «восстанию элит».

Чтобы борьба с коррупцией принесла значимые результаты, она должна вестись с поддержкой самого аппарата и не быть слишком жестокой. Власти следует разрушить ныне существующую круговую поруку бюрократии — и тут жестокость не помощник. Чем сильнее будут карать коррупционеров, тем сплоченнее будет бюрократический криминалитет. Поэтому правильнее отменить для коррупционеров уголовную ответственность в виде лишения свободы, но ввести статьи, требующие компенсации ущерба, а также запретить коррупционерам пожизненно занимать должности на госслужбе и участвовать в управлении любым бизнесом. Кроме того, стоит освободить от ответственности взяткодателей. Это даст два результата. Во-первых, мы увидим вал компромата из недр самих бюрократических структур — ни один подчиненный не станет покрывать начальника-взяточника, если знает, что тому не грозит тюрьма, а самому ему светит повышение. Это напоминает… сталинские времена, но если уж Путин заигрывает со сталинизмом-light, то это как раз лучшее из возможных использование прежних практик. Во-вторых, мы увидим ажитацию предпринимательского сообщества и гражданского общества — они внесут свою лепту в разоблачения чиновничества, что выбьет серьезный козырь из рук оппозиции, так как позволит набрать столько компрометирующих сведений за несколько месяцев, сколько тот же Алексей Навальный не накопает за годы. По выявленным фактам фигурантам будут предъявляться обвинения, взыскиваться ущерб (что, замечу, не станет для них катастрофой, так как речь пойдет об одном или нескольких эпизодах, тогда как богатства накоплены за годы), появится каста неприкасаемых, которые, вероятно, распродадут остатки активов и покинут страну. Итогом станет не бессмысленная «национализация» вороватой «элиты», о которой сейчас мечтают, а прощание с ней.

 

Продемонстрировать реальные результаты

 

Залогом успеха кампании могут стать два обстоятельства. С одной стороны, в бюджет должны возвратиться значительные суммы — и доходы тут могут оказаться намного большими, чем от запланированных приватизаций. Должен быть показан реальный эффект в виде снижения цен государственных контрактов и работ, оплачиваемых из бюджета, что снизит бюджетные расходы и высвободит средства на социальные нужды. Наконец, необходимы повышение предпринимательского доверия, открытие новых бизнесов, либерализация экономики и сокращение серого сектора. С другой стороны, граждане должны будут увидеть серьезное обновление управленческого класса и повышение его компетентности. Важным условием этого будет, наверное, утрата нынешней их власти значительным числом членов путинского «политбюро» — но это лучше, чем столкнуться с серьезными проблемами в случае неконтролируемого распада режима. Даже ограниченность электоральных свобод может быть компенсирована ощущением сменяемости элиты, компетентности власти и конкурентности в госслужбе — этому, собственно, учит и китайский опыт. Система начнет самоочищаться, тем более что уже нынешнее поколение бюрократов сделало свою работу настолько высокооплачиваемой и связанной с такими привилегиями, что желать карьерного роста можно и без надежды украсть.

Конечно, Путину, который так часто обращается к проблемам нравственности, на такой шаг трудно будет решиться. Потому что отказываться от услуг даже проворовавшихся друзей неэтично, нехорошо и непривычно. Это противно его существу. Но, наверное, именно на таких поворотах «нужно, чтоб душа была тверда, здесь страх не должен подавать совета». Почитателей у авторитарного лидера всегда будет достаточно, а настоящих друзей, скорее всего, нет уже сейчас. Поэтому пора переходить от «компромиссов со страной» (точнее, с теми, кто выдает себя за нее) к «контракту с эпохой», становиться хотя бы немного более современным. Ибо лишь становясь более современным, можно рассчитывать, что современность станет для тебя самого более комфортной.

Автор — директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев

 Ведомости

20 Марта 2013
Поделиться:

Комментарии

Мим , 20 Марта 2013
Глубоко убежден -политическую элиту ,как впрочем и любую другую,выращивают КРОВЬЮ,на полях сражений. Эта непреклонная истина сформулирована не мной. Прежде чем претендовать на роль элиты,любой индивид должен завоевать это высокое звание в бою с врагами Родины,омовить свои руки кровью этих самых супостатов. И только так То что сегодня позиционирует себя на роль элиты-обычная торгашеская сволочь,которая должна быть тупо уничтожаться за любое пренебрежение интересами государства,как впрочем и вся родственная линия,если не докажет свою преданность .Как !? Читай обзац №1
Вы меня извините, но о чем вы тут пишете и какую дискуссию позиций вы тут предлагаете??? Это все настолько далеко от наших Российских проблем, насколько вы далеки от народа проживающего в этой стране. Что бы я хотел сказать - всем страждущим с современнейшими мыслями о новом видении экономики, рвущимся в сказать свое слово и обосновать, что все прошлые понятия о ней устарели. Всем ШОУМЕНАМ ОТ НАУКИ с не оперившимся кандидатам от нее, со своей теоретической базой с трагическими для страны опытами ГАЙДАРА и прочими конструкторами, за 100 - 200 дней и клоунадой ЖИРИНОВСКОГО, с его моделью - всем печь ПИРОЖКИ по ФИНЛЯНДСКОЙ МОДЕЛИ - ХВАТИТ изгаляться в своих "высоких" познаниях словоблудия и откровенного трепачества о том в чем вы ГОСПОДА абсолютно не разбираетесь, так как ни когда и не где не работали в практическом производстве. Вы льстите этой власти с ее "современнейшими" познаниями в области этой "рыночной" экономики. Необходимо раз и навсегда усвоить, что любая приходящая власть со всеми своими политическими амбициями - это всего лиш ПРИХОДЯЩАЯ, КАК И УХОДЯЩАЯ. Все они в своем рвении хотят показать себя умнейшими, чем все остальные до них и пытаются конструировать под себя новые экономические реформы, а если (как у нас) - не получается, то и свои законы, обставляя их изменениями в Конституции и законодательной Думой по принципу ОДОБРЯМС, с усилением доходчивости наращиванием внутренних войск. Какой контракт и с какой эпохой - это элементарное словоблудие и непонимание или не желание понять, что этот курс "рыночной" экономики по путински ведет страну к полному обвалу и потери государственности. Без индустриализации страны, мы попадаем в полную экономическую зависимость заинтересованных доброжелателей наших соседей. Имея колоссальные ресурсы мы беспомощны и не умеем распорядится ими и, наконец, слезть с халявной трубы. Почему обладает правом решать наш экономический курс развития один человек не наделенный хозяйственными навыками управления экономикой? О какой борьбе с коррупцией, которую породили этой бесхозяйственностью? Но настоящая экономика это не приходящее и уходящее, как власть - это сложившиеся веками наработанные законы ее постоянного развития на современнейшей базе науки с применением и совершенствованием СИСТЕМЫ ПЛАНИРОВАНИЯ, УПРАВЛЕНИЯ с помощью средств автоматизации и информатизационного контроля за исполнением поставленных задач в процессе ее реализации. В любом деле, даже при посещении базара, вы планируете свои покупки, как и их грамотную реализацию. Только по этому каждый раз наши властные структуры, с недоумением, попадают в подобные ситуации и ведут страну к гибели. Пора бы это вам давно понять и как следует усвоить. Развитие и совершенствование экономических методов - это наработанный труд профессиональных ученых с соответствующими институтами и творчество инженерных кадров на производстве. У нас же многие пытаются самостоятельно выстраивать свою конструкцию, доходящую до абсурда. Заканчивайте эти свои эксперименты. Просто стыдно за вас господа.
И куда делся мой комментарий, может он кому-то не понравился, но извините.
Представьте себе на время, что у нас уже было, снижение потребности энерго ресурсов и где будет это правительство со своей спекулятивной рыночной экономикой. Нас держат на поводке стоимости нефти и будут держать - удлиняя или укорачивая его, что бы мы не слезли с халявной трубы. Вот наша ахиллесова пята. И не обижайтесь на меня за строгую критику, по другому будет не доходчиво. Идет обсуждение моей статьи - "Позвольте сказать свое слово - человеку образца 1937 года" в ТЕМЫ ДНЯ - приглашаю, очень интересная и критичная дискуссия.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов