Впервые за два десятилетия власти решили бороться с выводом активов из страны


финансы, офшоры / Глава Экспертного управления при президенте РФ Ксения Юдаева верит в успех деофшоризации. Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru
Глава Экспертного управления при президенте РФ Ксения Юдаева верит в успех деофшоризации. 
Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

Власти решили бороться с офшорами очень необычным способом – через поддержку российского фондового рынка за счет государственных резервных фондов. И главным действующим лицом здесь должно стать новое ОАО «Росфинагентство». По мнению наблюдателей, такие меры могут обернуться еще большей офшоризацией.

Россия оказалась в числе лидеров среди развивающихся стран по темпам выхода бизнеса из национальной юрисдикции. В течение 2010–2012 годов 80% размещений акций компаний РФ прошло за рубежом. На втором месте после России – ЮАР, где этот показатель достиг 29%, на третьем – Индия, показатель равен 14%. Далее следуют Китай (8%) и Бразилия – 7%. Почти 20% оборота акций на Лондонской фондовой бирже обеспечивают российские компании. Такие данные, как передает Интерфакс, обнародовала в пятницу глава Экспертного управления при президенте РФ Ксения Юдаева. По ее словам, бизнес уходит из-под российской юрисдикции разными способами: «Это прежде всего регистрация собственности в иностранных юрисдикциях, совершение сделок, использование иностранных рынков капитала, все чаще – использование иностранных систем судебной защиты».

Деофшоризация российской экономики стала новым лозунгом вновь избранного президента. Напомним, в декабре 2012 года в своем Послании Федеральному собранию президент Владимир Путин заявил следующее: «Притчей во языцех стал офшорный характер российской экономики. По некоторым оценкам, девять из десяти существенных сделок, заключенных крупными российскими компаниями, включая, кстати, компании с госучастием, не регулируются отечественными законами. Нам нужна целая система мер по деофшоризации нашей экономики».

В минувшую пятницу специалисты из Экспертного управления президента РФ назвали примерный перечень таких мер. Среди них не только облегчение налогового режима для инвесторов и стимулирование приватизации внутри РФ, но и создание специального международного арбитражного суда в рамках Таможенного союза, который будет заниматься разрешением финансовых споров, а также частичное перенаправление государственных резервных средств и пенсионных накоплений в российский фондовый рынок.

«Возникла идея, и мы ее поддерживаем, это идея создания специального суда, центра международного арбитража в рамках Таможенного союза», – пояснила Юдаева. Предполагается, что в такой суд будут приглашаться иностранные арбитры, что он будет пользоваться высоким доверием и поможет улучшить судебную практику в стране. Однако как эта красивая идея будет воплощена в жизнь – пока не понятно. Ведь надо будет добиться, чтобы решения суда признавались на территории Таможенного союза, и не только.

Еще одним инструментом борьбы с офшорами должно стать инвестирование средств суверенных фондов и пенсионных накоплений на Российской фондовой бирже. Вопрос о целесообразности такой меры дискуссионен, признала Юдаева, однако она добавила, что «в международной практике очень активно суверенные фонды инвестируют средства в свой собственный рынок». И тут власти возлагают большие надежды на создание Росфинагентства. Как уже писала «НГ», новость о решении властей передать некоторую долю резервных фондов под управление ОАО и частных управляющих компаний ранее уже вызвала шквал критики (см. «НГ» от 28.01.13).

Несмотря на спорность некоторых мер, Экспертное управление президента РФ уже обнародовало целевые показатели деофшоризации. Так, в 2015 году 50% пенсионных накоплений и 15% средств резервных фондов должны инвестироваться в акции на российском фондовом рынке. Доля локального рынка в общем объеме торгов ценными бумагами российских компаний должна вырасти с примерно 50% в 2011 году до более 90%. Ожидается также, что уже в 2015 году на российской площадке пройдет около 50% размещений компаний из стран СНГ, в 2011 году не было зафиксировано ни одного такого размещения.

Наблюдатели задаются вопросом об истинных целях провозглашенной деофшоризации. Ведь около 20 лет российская экономика постепенно перетекала в офшоры, и это мало кого волновало из руководителей страны. Объяснений может быть несколько. Во-первых, проблема дыр в бюджете не решена, стоит нефти подешеветь, как случится разбалансировка всей финансовой системы страны. Деофшоризация помогла бы вернуть в страну часть налоговых сборов. Во-вторых, для нынешнего руководства страны остро стоит проблема методов воздействия на частных инвесторов и собственников. Ушедшие в иностранные юрисдикции собственники фактически не подконтрольны российской власти, на них невозможно воздействовать – в том числе в режиме ручного управления, когда бизнес вынужден что-то делать не по запросу рынка и не по велению закона, а по желанию чиновника.


Большая часть российских бюджетных денег оседает на Кипре.
Фото Reuters

Однако, судя по всему, даже не эти задачи ставят перед собой власти. Разговор о деофшоризации оказался, по мнению наблюдателей, лишь очередной популистской риторикой или «вечной шарманкой». Пример из того же ряда – идея создания в России Международного финансового центра (МФЦ), под нее оказалось очень удобно списать изъятие земель в Московской области. И главный парадокс в том, что власти, судя по всему, планируют списать под борьбу с офшорами еще большую офшоризацию экономики.

В частности, первый зампред думского комитета по бюджету Оксана Дмитриева убеждена, что еще большему перетеканию экономики в офшоры будет способствовать порочный в своей основе закон о создании ОАО «Росфинагентство», под управление которого попадет определенная доля средств Резервного фонда, Фонда национального благосостояния и, возможно, пенсионных накоплений. С одной стороны, создаваемая государством коммерческая структура будет призвана вложить деньги исключительно внутри страны, но с другой – из-за возможности учреждать целые цепочки доверительного управления эти деньги могут быстро выйти из-под контроля. Наверняка посредники постараются первым делом вывести их в офшоры. «Я за то, чтобы деньги от экспорта нефти и газа вкладывались в отечественную экономику, но нужно это делать напрямую через бюджет», – говорит Дмитриева.

По ее словам, методы борьбы с офшорами лежат на поверхности. Достаточно заставить все компании с госучастием перерегистрироваться в России, запретить офшорную регистрацию, взять за правило, что бюджетную помощь смогут получать только зарегистрированные в РФ компании. Кстати, замечает Дмитриева, именно этого требует и международное законодательство – в том числе по присоединению РФ ко Всемирной торговой организации. Однако создается впечатление, что именно эта мера у властей не популярна, ведь среди основных любителей офшоров крупнейшие российские компании с гос-участием. Не менее странной выглядит, по словам Дмитриевой, идея создать международный арбитражный суд. Зачем создавать новый институт, когда в мире уже действуют в рамках международных соглашений подобные организации. «Большой вопрос – будет ли иметь такой суд авторитет, будут ли его решения признаваться», – говорит Дмитриева.

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин высказал сомнения в компетентности специалистов Экспертного управления. «Сугубо спекулятивная мера – перевести пенсионные накопления на биржу. Там невозможно будет обеспечить их сохранность», – отметил он. Делягин также обратил внимание на довольно забавный момент: предложение инвестировать пенсионные накопления на бирже противоречит недавнему призыву президента вложить пенсионные накопления в «долгосрочные надежные облигации для финансирования инфраструктурных проектов». Конечно, и эта идея президента тоже вызывает некоторые вопросы, но удивительно, что Экспертное управление предлагает фактически противоположную меру. «По крайней мере если вложить пенсионные накопления, например, в модернизацию ЖКХ в крупных, средних и богатых мелких городах, то это гарантировало бы их высокую доходность в течение пятнадцати лет», – полагает эксперт. ng.ru

Около 20 лет российская экономика постепенно перетекала в офшоры, и это мало кого волновало из руководителей страны.

Объяснений может быть несколько. Во-первых, проблема дыр в бюджете не решена, стоит нефти подешеветь, как случится разбалансировка всей финансовой системы страны. Деофшоризация помогла бы вернуть в страну часть налоговых сборов. Во-вторых, для нынешнего руководства страны остро стоит проблема методов воздействия на частных инвесторов и собственников. Ушедшие в иностранные юрисдикции собственники фактически не подконтрольны российской власти, на них невозможно воздействовать – в том числе в режиме ручного управления, когда бизнес вынужден что-то делать не по запросу рынка и не по велению закона, а по желанию чиновника.

Но, судя по всему, даже не эти задачи ставят перед собой власти. Разговор о деофшоризации оказался, по мнению наблюдателей, лишь очередной популистской риторикой или «вечной шарманкой». Пример из того же ряда – идея создания в России Международного финансового центра (МФЦ), под нее оказалось очень удобно списать изъятие земель в Московской области. И главный парадокс в том, что власти, судя по всему, планируют списать под борьбу с офшорами еще большую офшоризацию экономики. http://delyagin.livejournal.com/883882.html