Лезгинка с властью

 

В придачу к полномочиям главы Дагестана Рамазан Абдулатипов получил груз нерешенных проблем

Слухи о возможной отставке главы Республики Дагестан Магомедсалама Магомедова, распространявшиеся последние несколько дней, полностью подтвердились. Магомедов ушел со своего поста по собственному желанию и указом Владимира Путина назначен замглавы администрации президента. Временно исполняющим обязанности руководителя Дагестана назначен 66-летний депутат Госдумы Рамазан Абдулатипов, чья кандидатура называлась многими СМИ как наиболее вероятная.

Политическая карьера Магомедсалама Магомедова была тесно связана с родной республикой. До своего назначения главой республики он трижды был депутатом местного парламента. Карьерный взлет был предопределен: сын Магомедали Магомедова, который в разных должностях руководил республикой с 1983 по 2006 годы, с молодых лет обладал в Дагестане серьезным влиянием. Когда в регионе была учреждена должность президента, Магомедали Магомедов подал в отставку, а главным в республике стал Муху Алиев. Но всего через четыре года и он покинул свой пост, уступив место сыну прежнего руководителя Магомедсаламу Магомедову. Но и он пробыл в своей должности недолгое время, чуть менее трех лет.

Главной причиной нынешней отставки Магомедова многие эксперты называют его неспособность победить клановость и коррупцию в республике, преодолеть экономическую отсталость региона и покончить с вооруженным террористическим подпольем.

Карьера назначенного вр.и.о. главы Дагестана аварца Рамазана Абдулатипова в последние годы больше была связана с федеральной политикой. За последние 20 лет он успел побыть министром по делам национальностей, зампредом правительства, депутатом Госдумы, членом Совета Федерации от Саратовской области.

Как считает дагестанский политолог Руслан Гереев, перед новым руководителем будет стоять много серьезных проблем, но справиться с ними ему под силу:

– Никакого раскола дагестанского общества назначение Абдулатипова не вызовет. Большего раскола, чем сейчас есть, Дагестан просто уже не выдержит. Опасения, что будет хуже, тоже не оправданы: республика сейчас абсолютно социально неактивна и находится на самых крайних рубежах всей политической системы российского государства. Жители региона, наоборот, воспринимают новое назначение как некий шанс к исправлению ситуации. К тому же, Рамазан Гаджимурадович – это человек не из той среды межклановых противостояний, что сформировалась сейчас в Дагестане. Он больше приближен к московским государственным структурам. Абдулатипов уже доказал, что он – политический деятель, который может вокруг себя консолидировать общественность. Сегодня республика нуждается в экономических и политических реформах.

В первые же дни своей работы он столкнется с большим числом насущных проблем. Необходимо экономически поднять республику. Надо решить проблемы жителей анклавных сел на территории Азербайджана Храхоба и Урьяноба, которые сейчас никак не устроены. Это же касается аварцев, которые выдавливаются из Грузии, и переселенцев из Новолакского района. Необходимо поставить точку в этих конфликтогенных ситуациях, которые в случае продолжения могут серьезно осложнить взаимоотношения между муниципалитетами и даже народами.

В государственном аппарате необходимо провести тотальные чистки от коррупционеров. Народ устал от такого правления, ему нужно процветание. Дагестан не требует чего-то сверхъестественного, это – самодостаточный регион. Надо только правильно определить направления реформ. Власть должна делать ставку не только на крупный капитал и олигархов, а на средний класс, бизнесменов и предпринимателей. Я убежден, что Рамазан Абдулатипов – это умнейший политик, и он не оставит социальный сектор без внимания.

«СП»: – Сможет ли измениться в республике кардинальным образом система управления?

– Сегодня бюджеты районов формируются непонятным образом. Бюджет второго по значимости в республике города Дербента сегодня самый маленький из всех городов региона и в четыре раза меньше соседнего Избербаша, у которого население вдвое меньше. Это простой пример работы схем, действующих вне государства. Нам нужны генераторы новых идей, новые методы управления. Думаю, что ставка сейчас будет сделана на молодые умы. Сейчас у нас жуткая миграция из региона. Необходимо заняться возвращением людей.

Конечно же, нельзя оставить без внимания проблему вооруженного подполья. Компетентные ведомства показали свой полный непрофессионализм. Нужно заняться вопросами не силой, а методом изучения религиозных аспектов проблемы. Сейчас этим занимаются все кому угодно, но только не специалисты. Если подойти к вопросу вдумчиво, то все будет нормально, – говоритРуслан Гереев.

Рамазан Абдулатипов уже сказал, что намерен бороться с коррупцией, безработицей и проблемами безопасности в Дагестане. «Я намерен бороться с безработицей и коррупцией, предпринять все усилия для обеспечения безопасности в регионе. При этом мое кредо — честность и чистоплотность», – цитирует и.о. главы Дагестана издание «Кавказский узел» со ссылкой на агентство ИТАР-ТАСС.

В то же время, заведующая сектором Кавказа Института стратегических исследований Яна Амелина настроена не так оптимистично:

– Ни Абдулатипов, ни любой другой человек, назначенный таким образом, не справится перед проблемами, которые стоят перед Дагестаном. Современная система власти в республике уже неоднократно доказала свою полную нежизнеспособность в современных условиях, свое неумение решать проблемы. Абдулатипов вряд ли станет исключением. Проблемы Дагестана должен решать совершенно новый для республики человек, условно говоря, русский генерал-губернатор. Это был бы лучший вариант не только для Дагестана, но для многих национальных республик. В Дагестане необходимо обуздать исламистское подполье, и без силовых методов не обойтись. Абдулатипов вряд ли это сможет сделать, это под силу только силовикам. Но силовики подчиняются Москве, значит, нужен русский генерал-губернатор.

«СП»: – Возможно ли в современном Дагестане сформировать у жителей мотивацию к развитию?

– В советское время с этим не было никаких проблем. Людям надо показать, что на дворе XXI век, что клановые связи как система управления не актуальны. Не надо никого насильно никуда тянуть, просто необходимо показать людям, что у них не будет будущего, если они, к примеру, не будут учиться. Но для этого надо обуздать воровство и в Центральной России, поменьше проталкивать людей на разные должности за деньги. В Дагестане это тоже реально сделать, если употребить власть и закончить творящийся в республике беспорядок.

Справка «СП». Население Дагестана составляет почти 3 миллиона человек, более половины проживают в сельской местности. Демографическая обстановка характеризуется увеличивающимся год от года большим естественным приростом. По данным всероссийской переписи 2010 года, доля людей трудоспособного возраста с высшим образованием (19%) ниже среднероссийской (24%) . При этом доля граждан моложе трудоспособного возраста (27,3%) значительно выше, чем в среднем по стране (16,2%). Официальный уровень безработицы в республике составляет 13%. Уровень дотационности регионального бюджета в 2011 году составил 72,8%. По доходам на душу населения Дагестан входит в число самых отстающих регионов. В настоящее время республика в числе регионов с самым высоким уровнем терроризма. Сообщения о взрывах, убийствах и покушениях на жизнь приходят из региона почти каждый день.

http://svpressa.ru/politic/article/63729/

28 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ?

28 января 2013, 21:04

Когда я писал, что Дагестан – это место, где сбываются мечты политиков, то и не думал, что буду прав до такой степени! Посудите сами. Мечтал «Северный альянс», во главе с мэром Хасавюрта Сайгидпашой Умахановым и олимпиоником Сагидом Муртазалиевым «свалить» председателя Госсовета Магомедали Магомедова? Мечта в 2006 году сбылась.

Мечтал тогдашний спикер Народного собрания Дагестана Муху Алиев стать главой Дагестана? Мечта сбылась – он в том же 2006 году стал первым президентом республики.

Мечтал Магомедали Магомедов отомстить Муху Алиеву (за то, что тот «снял» с должности спикера НС РД его сына – Магомедсалама Магомедова) и сделать так, чтобы Магомедсалам Магомедов стал главой Дагестана? Мечта сбылась!

Мечтал Рамазан Абдулатипов возглавить Дагестан? Да, наверное, уже и не мечтал. Годы не те… А тут гляди как все удачно обернулось!

Жаль, только, что мечты сбываются у политических элит, а не у рядовых дагестанцев, мечтающих том, когда же в республике будет порядок! Не сталинский или путинский, а нормальный, человеческий порядок.

Слух о том, что глава Дагестана Магомедсалам Магомедов уйдет со своей должности, а его место займет Рамазан Абдулатипов, длился ровно две недели. За это время в дагестанском сегменте социальных сетей немало было сломано «копьев», клавиатур и «мышек» между теми, кто верил, что произойдёт смена в руководстве республики и опирался на анонимные источники в высоких кабинетах, теми, кто называл первых сплетниками и «онолитегами» и теми, кто предлагал оставить споры на суд времени: появится официальное подтверждение, тогда, дескать, и обсудим.

Спорам в сетях поставил точку Путин. Сегодня (28 января) он подписал три указа, решившие судьбы как Магомедова, так и Абдулатипова. Магомедова «снять» и «перевести» на работу в Кремль в качестве заместтеля руководителя администрации президента РФ, а Абдулатипова «назначить временно исполняющим обязанности» и… не задавать вопросы: «почему?»!

А этих самых «почему» в обществе очень много. Почему Магомедова забирают в Кремль (с это чем связано)? Чем он, назначенец Путина, делавший всё, что Кремль прикажет (привлечение инвестиций, борьба с безработицей и терроризмом, организация необходимых результатов на выборах и пр.) не угодил федеральному центру? И, в конце концов, почему назначают Абдулатипова? Политика, которого уже давно все списали со счетов и не являющегося крупным собственником, а также не имеющего опоры в различных финансово-политических группировках и кланах.

Кремль, судя по всему, решил, что если не Абдулатипов, то никто с Дагестаном не справится.

Теперь, уже бывшему депутату Госдумы, придётся наводить порядок в республике, но уже по своим правилам: кого то отправить в отставку, кого-то, чтобы не мешал работать, повысить и лишить реальных полномочий, а с кем-то и договариваться, заключая своего рода пакты о взаимном ненападении. Дипломат и искусный политик, как ожидают наблюдатели, с этим справится. Только есть сомнения, что он успеет к сентябрю 2013 года (дня выборов главы Дагестана) что-либо сделать в республике. «Уж не буферная ли он фигура?», – задаются вопросом в сетях различные пользователи…

http://www.echo.msk.ru/blog/magomedov_m/1000066-echo/

Отставка Президента Дагестана – шаг на пути восстановления СССР Авраам Шмулевич

http://avrom-caucasus.livejournal.com/240203.html

Драматическая досрочная отставка президента Дагестана Магомедсалама Магомедова и назначение на его место Рамазана Абдулатипова вызвали волну противоречивых оценок. Ведущие эксперты представили весь логически возможный спектр мнений.

"Абдулатипов - это тот тип политика, который способен спасти Дагестан. Говоря спасти, я имею в виду, что он обладает достаточным интеллектуальным потенциалом, чтобы плавно завершить трансформацию Дагестана в независимое европейское государство. Так как независимость Северного Кавказа неизбежна. Это может быть долгий кровавый процесс, но может быть и цивилизованный переход" – заявил в интервью корреспонденту «Голоса Америки» Фатиме Тлисовой Пол Гобл, возможно, лучший в США знаток ситуации на Северном и Южном Кавказе.

«Рассчитывать на резкие перемены к лучшему не приходится. Республиканская политическая структура формировалась уже более двадцати лет. Пролилось очень много крови, возникли очень опытные, жёсткие и сильные структуры — так называемые этнопартии, которые, конкурируя и договариваясь между собой, осуществляя силовые действия, в целом и определяют то, что происходит в Дагестане. Как можно разрушить или перевоспитать эти структуры, я плохо себе представляю. Вывести их из процедур принятия решений, лишить очагов реального управления невозможно» - считает заведующий сектором Кавказа Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Энвер Кисриев.

Главный редактор портала «Кавказская политика» Максим Шевченко: «Абдулатипов на данный момент является надеждой на восстановление конституционного закона, порядка, законности во всех её аспектах. Абдулатипов пройдет через прямые выборы, и это спасение для Дагестана и для России».

Но произошедшая властная рокировка имеет две стороны. Одним и тем же указом Президент РФ не только досрочно отправил в отставку Магомедсалама Магомедова, но и назначил его заместителем главы Администрации Президента, сообщила пресс-служба Кремля. То есть, снятый с должности главы Дагестана был назначен на одну из высших должностей федерального уровня, сейчас у Главы администрации Президента РФ имеется всего четыре зама.

Это назначение осталось вне поля зрения большинства комментаторов, но, как мне представляется, оно имеет огромное значение, много большее, чем отставка с поста Президента Дагестана. Отставок президентов было много – но это назначение уникально в системе российских властных отношений, и полностью меняет сложившиеся правила игры.

Катастрофическое положение в области экономики и безопасности, культурное отторжение большей части населения Северного Кавказа от метрополии и, наоборот, культурное и национальное неприятие выходцев из Северного Кавказа значительной частью населения собственно России - известно всем, об этом много писали.

Намного менее осознаётся другой процесс - отторжение северокавказской элиты.

Между федеральной и местными элитами существует зеркальный потолок, даже не просто зеркальный потолок, они движутся расходящимися путями, это два различных направления. Карьерные пути элиты национальных республик, в первую очередь, элиты Северного Кавказа, и федеральной элиты - совершенно различны.

В Советском Союзе элита национальных республик была интегральной частью общеимперской, общесоветской элиты, центральная и региональная номенклатуры не разделялись, это было единое целое. Ни у кого не вызывало никаких вопросов, когда, скажем, Алиев, Кунаев или Шеварднадзе занимали высшие посты во властной иерархии Советского Союза. Выходцы из Северокавказских регионов в высших эшелонах власти в Москве вообще воспринимались как нечто естественное. В современной России разговоры о том, что Рамзан Кадыров может стать общенациональным лидером, занять место в Кремле, вызывают у российского общества шок, это рассматривается как нечто абсолютно нереальное и даже чудовищное. То есть существует очень четкая граница между элитами северокавказских республик, вообще национальных республик, и элитами Федерального центра. Это непересекающиеся плоскости. И элита национальных республик не рассматривает Федеральный центр, как то место, с которым она органично связана.

В свою очередь, представители нацменьшинств, такие как Нургалиев, Шойгу, Собянин, Сурков, Лавров – выступают и рассматриваются только как представители федеральной элиты, никак не связанные с национальными республиками, к титульным этносам которых принадлежали их родители.

Касается это всех национальных республик, не только Северного Кавказа. Например, Минтимер Шаймиев. В Советском Союзе ему был бы обеспечен прямой путь в высший эшелон власти, а сейчас - он просто пенсионер. Можно вспомнить и Руслана Аушева, и многих других руководителей. Сейчас в высших эшелонах общероссийской власти нет ни одного представителя Северного Кавказа. Предшественник Магомедова, бывший глава Дагестана Муху Алиев, не получил после отставки вообще никакой должности на федеральном уровне. Чуть ли не единственный пример такого назначения - бывший президент Ингушетии генерал-лейтенант Мурат Зязиков. После отставки три года, с 31 октября 2008 по 26 января 2012, он занимал невнятную должность советника Президента РФ, затем был переведен в кресло заместителя полномочного представителя Президента в Центральном Федеральном Округе. То есть, даже в этом единственном случае речь идет о второстепенной должности.

На момент распада Союза и в первые пост-советские годы в общероссийской правящей элите были представители Северного Кавказа. Но в процессе дальнейшей эволюции режима все они были или полностью вытеснены из власти - ярчайший пример тут Руслан Хасбулатов, бывший руководителем парламента, или переместились на сугубо местный уровень, как Дзасохов. Не менее показательно и то, что среди представителей центральной власти в небольшом числе затесались и те, у кого в жилах течет "кавказская кровь", те, один из родителей которых был выходцем с Кавказа - например Сурков или Лавров. Но эти люди не просто не афишируют свое кавказское происхождение, но с усердием затушёвывают его. А их политические критики из числа "общественности", находящиеся вне властного поля (поскольку внутри этого поля публичное высказывание мнений невозможно), наоборот, всячески подчеркивают их происхождение. В случае господина Суркова это видно особенно четко. Хотя он никак не связан с Чечней, был увезен оттуда в раннем детстве (а по официальной биографии вообще никогда там не жил), одним из главных пунктов направленной против него пропаганды является то, что его отец, с которым он с детства не имел никаких контактов – чеченец. Сам этот факт в течение многих лет замалчивался, и получил полуофициальное подтверждение совсем недавно, что тоже характерно.

Более того, имеется и обратный процесс: Федеральный центр не может полностью контролировать назначения на уровни высшего эшелона власти на местах. Под относительно полным контролем Москвы остались лишь назначения в спецслужбах, хотя здесь также происходят достаточно интересные процессы. МВД подконтролен Центру в значительно меньшей мере.

То есть, кризис российской системы власти выражается и в том, что Федеральный центр уже не может назначать элиту на Северный Кавказ, и вообще в национальные республики. Имеет место не только невозможность рекрутинга кадров из республик в Москву, но и невозможность назначения Москвой своих людей во многие национальные регионы без согласия их элит. Собственно говоря, этот процесс начался еще в последние годы существования СССР, и стал одной из причин его окончательного распада. То, что в СССР процесс приобрел необратимый характер, и Москва утратила контроль над местными элитами, стало ясно после попытки назначения Геннадия Колбина в Казахстане в 1986 году, после чего уже этих попыток не предпринималось. А в новой России это произошло в феврале 2003 года с попыткой силовиками-спецслужбами предложить своего кандидата на выборах президента Башкортостана.

«Пускай Путин в Воронеже или Москве меняет губернаторов, а к нам лезть не надо. Мы сами разберемся с тем, кто будет у нас стоять у власти, и у нас есть чем за себя постоять» – заявил один из депутатов дагестанского парламента во время организованных уходящей властью волнений, предшествовавших отставке Магомедсалама Магомедова.

Разрыв элит – смертельно опасен для существования единого Российского государства. Даже более опасен, чем экономические трудности, взаимное культурное отчуждение масс и ведущаяся на Кавказе диверсионно-террористическая война, которую центр не в состоянии подавить.

Назначение Магомедова и назначение Абулатипова меняют это положение.

Абдулатипов – чиновник и государственный деятель именно федерального уровня. Большая часть его карьеры, начиная с 1978 года, протекала не на Кавказе, а в собственно России - в Ленинграде, Мурманске и Москве. Он не является ставленником внутри-дагестанских группировок, и не имеет серьезной этно-клановой опоры в республике. То есть, это именно человек из федеральной элиты, поставленный Кремлем на ключевой пост местного уровня.

Если обе эти трансплантации – Магомедов в Москве и Абулатипов в Махачкале – окажутся жизнеспособными, и за ними последуют другие, им подобные – то можно будет говорить об историческом переломе. Это будет означать, что Путину удалось остановить один из самых разрушительных для сохранения единства Российской Федерации процессов, по сути – начать процесс воссоздания существовавшей в СССР системы организации власти, сделать первый реальный шаг на пути реставрации Советского Союза.

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов