Кампания крайностей. Куда ведет коммунистов Павел Грудинин

 

На президентских выборах три ключевых интриги. Первая: какова будет явка в относительном выражении и какой результат у очевидного победителя (не только в процентах, но и в абсолютном количестве голосов). Вторая: будущее демократического движения после выборов. Третья, не менее важная интрига: будущее основной партии парламентской («системной») оппозиции – КПРФ.

Коммунисты выдвинули в президенты не своего бессменного лидера Геннадия Зюганова, а беспартийного бывшего депутата Московской областной думы, бывшего члена «Единой России», доверенное лицо Владимира Путина в 2000 году, бизнесмена-агрария Павла Грудинина. В основном политологическая дискуссия о его кандидатуре касается ее приемлемости для протестного голосования некоммунистических избирателей. На самом деле проблема и шире, и острее, а развилка, которую символизирует Грудинин, намного символичнее.

 

Кампания Грудинина ⁠началась «за здравие», вызвав у многих ⁠избирателей явный энтузиазм. Кандидат казался ⁠перспективным, прагматичным, способным обновить партию, ⁠сделать ее более современной и близкой большинству. Речь шла о том, чтобы ⁠соединить поддержку электорального ядра партии и более широкого круга протестно ⁠настроенных избирателей. Очевидно, что электоральное ⁠ядро сократилось, но все равно существует некоторое число избирателей, готовое голосовать за любого кандидата от КПРФ. Как представляется, таких избирателей сейчас по разным регионам от 7% до 12%. При этом за счет новизны самого кандидата можно было привлечь дополнительные голоса избирателей, которые не являются коммунистическими, разочарованы и во власти, и в оппозиции и хотели бы видеть кого-то нового. Таких избирателей довольно много (как представляется, до 20%, а может, больше). Часть их привлечена Алексеем Навальным и обычно на выборах выбирает разные варианты голосования от противного. Повышение известности Грудинина должно было увеличивать его шансы привлечь эти новые голоса.

Однако чем дальше идет его кампания, тем больше кажется, что она идет «за упокой», а энтузиазм сменяется скепсисом, причем как в базовой для него электоральной нише, так и среди некоммунистического избирателя. Все больше возникает ощущение, что либо кандидат изначально просто не был готов к избирательной кампании, либо происходит «электоральной самострел» со стороны кандидата, его штаба или части руководства КПРФ. Противоречия образа кандидата, его реальной биографии и слов, которые он говорит, все сильнее.

При этом проблемами в кампании кандидата активно пользуются критики. То, что против Грудинина началась активная информационная борьба, совершенно очевидно. Начиналась она шаблонно с довольно бестолковых передергиваний, подтасовок и провокаций, от которых «никакого вреда, кроме пользы» в виде повышения узнаваемости кандидата, но постепенно критики явно нащупали реально проблемные места.

Проблема №1. Двусмысленность образа

Первой и ключевой проблемой кандидата стало расхождение слова и дела.

Странно, когда кандидат-бизнесмен обещает национализацию, контроль над ценами и одновременно – защиту бизнеса. Зачем-то кампания строится вокруг близкой очень узкому сегменту сельских избирателей (которые в основном патерналистски настроены и голосуют за власть) темы «директора совхоза», хотя совершенно понятно, что в реальности речь идет о крупном частном бизнесе (ЗАО), который является «совхозом» только по названию. Рассказы про приватизацию и судьбу земельных паев явно показывают, что ситуация в совхозе имени Ленина мало чем отличалась от множества других историй про приватизацию бывших совхозов и колхозов. Зачем рассказы про «оазис социализма», когда любому разумному человеку понятно, что один из истоков успешности бизнеса – продажа под торговые центры дорогих земельных участков. Дополняют картину явных стилистических диссонансов «советские» президиумы на встречах, пение «Интернационала» и т.д.

Основной избиратель КПРФ давно не сельский, а вполне городской – городская интеллигенция, малый бизнес, служащие и т.д. В этом, кстати, и была электоральная проблема Зюганова – его личный образ был более патриархален, чем образ КПРФ в целом.

Странно, когда кандидат начинает по поводу и без повода поминать Иосифа Виссарионовича, рассказывая, что это был «лучший правитель России на 100 лет», поддерживая запрет фильма «Смерть Сталина», и при этом пытается претендовать на голоса критически настроенных к власти образованных горожан, мягко говоря далеких от идеализации тоталитаризма и явно не поддерживающих расширение запретов и цензуры.

В рамках ставки на ортодоксию Грудинин предложил закрыть Ельцин-центр, хотя для Свердловской области фигура первого президента России является символической. Странно приезжать в регион и критиковать его символы, как бы к ним ни относиться. Тем более что Ельцин-центр построен согласно федеральному закону и на федеральные средства и стал для региона настоящим подарком, на сегодня это один из главных туристических объектов города.

Получается, что вроде бы современный человек, от которого ждали отказа от устаревших идеологических клише, «политического нафталина», из-за которого КПРФ теряла поддержку избирателей, наоборот, стал делать ставку на агрессивную архаику.

Хотя мы уже несколько раз видели на региональных и федеральных выборах, как КПРФ привлекает новых кандидатов, но затем распугивает независимых избирателей чрезмерными и ненужными апелляциями к своему прошлому. Попытка обновления оказывается в противоречии с мифологемами, которые исповедует часть партийного ядра.

Проблема №2. Сила и слабость новизны

Новизна кандидата дает как новые электоральные перспективы, так и новые риски, связанные с эффектом контрагитации. Специфика негативной агитации (легальной агитации против кандидата, его критики) и «черного PR» (диффамации и клеветы) в том, что они всегда более эффективны против новичков, которых избиратель еще не знает и у которых нет сложившегося образа. Когда постоянно годами однообразно мочат одного и того же кандидата, избиратель привыкает к этому, в конечном счете такие кампании перестают давать эффект прямо пропорционально тому, насколько избиратель лучше узнает этого кандидата и формирует собственное к нему отношение. Формируется политическая тефлоновость, при которой новые кампании борьбы с кандидатом лишь мобилизуют его сторонников. Это уже многократно наблюдалось на примерах Евгения Ройзмана, покойного Виктора Черепкова и других. Кстати, сейчас такая же ситуация возникает с Алексеем Навальным. С новичками ситуация другая – личного знания нет, и избиратель как минимум задумывается исходя из житейских «дыма без огня не бывает», «ничего не понятно, но ясно, что дело темное». Несомненно, что новички могут пробуждать в избирателях новые надежды, но у них нет и тефлоновости.

Помимо восприимчивости к контрагитации, новизна Грудинина может принести еще одну проблему, так как явно будут зарегистрированы Максим Сурайкин от партии «Коммунисты России», а также Сергей Бабурин, которого в 2016 году в Госдуму выдвигала сама КПРФ. Увидев в бюллетене две новые фамилии от коммунистических партий, не следивший за кампанией избиратель может и запутаться. Тема взаимных обвинений о том, кто настоящий, а кто ненастоящий коммунист, явно возникнет.

Конечно, контрагитация одновременно повышает уровень узнаваемости Грудинина. Вопрос в том, насколько контрагитация будет сбалансирована, с каким знаком будет узнаваемость и каким будет антирейтинг.

Проблема №3. «Коалиция наоборот»

Как правило, кандидаты стремятся расширить базы своей электоральной поддержки и избегают токсичных тем и союзников, способных распугать потенциальных партнеров и избирателей. Зачастую биться за фанатов каких-то радикальных групп нет смысла, так как они, во-первых, обычно не имеют более приемлемых альтернатив, а во-вторых, радикалы малочисленны и имиджевый вред от союза с ними несопоставим с ничтожностью электоральных бонусов.

Так, в 2015 году в Иркутской области победа на выборах Сергея Левченко стала возможна в условиях формирования им широкой коалиции, куда вошла, например, региональная организация правой «Гражданской платформы» Александра Битарова, ставшего затем председателем правительства области.

Кто же является союзниками Грудинина? Расширяют ли они поле его поддержки? Более умеренных сил, чем сам Грудинин, там нет, а вот более радикальных все больше.

Странно за спиной кандидата от КПРФ, призывающего к расширению народовластия в рамках республики, выглядит образ ультранационалиста и монархиста Андрея Савельева, бывшего депутата Госдумы РФ от блока «Родина», а затем лидера незарегистрированной партии «Великая Россия». В 2005 году Савельев стал первым депутатом Государственной думы в новейшей истории страны, принесшим присягу на верность главе дома Романовых Марии Владимировне. Дело не только в монархизме, но и в антисемитизме (любой желающий может посмотреть в интернете видеоролики Андрея Савельева).

Возрождается в ходе кампании Левый фронт Сергея Удальцова. Призвал поддержать Грудинина полковник Владимир Квачков, в прошлом отсидевший по обвинению в покушении на Анатолия Чубайса, а затем вновь арестованный и осужденный по обвинению в организации вооруженного мятежа и терроризма. Жена Квачкова Надежда участвует в агитационных мероприятиях Грудинина.

Коммунистические риски

Таким образом, сейчас стратегия кампании Грудинина фактически направлена не на расширение, а на сужение его электоральной ниши. По сути, он делает все, чтобы получить как можно меньше за пределами традиционного левопатриотического электората.

Соединение поддержки ортодоксов и сторонников перемен требует большого политического искусства, готовности вести реально активную кампанию, благоприятного стечения обстоятельств и отсутствия грамотной контркампании. Возможно, именно обороняясь, Грудинин сужает кампанию до привычной электоральной ниши. Однако не исключено, что контркампания против Грудинина может привести к деморализации традиционного избирателя КПРФ и голосованию его части за действующую власть. Не секрет, что Владимир Путин в значительной степени выполнил традиционную патриотическую программу КПРФ (особенно после крымских событий) – персонально в его адрес критики от партии давно не было, многие бывшие местные функционеры партии сами давно перешли в «Единую Россию». В оставшейся части сторонников на фоне оттока собственно левых будут все больше доминировать националисты.

Худший вариант для Грудинина, когда контркампания про него как «капиталиста» оттолкнет от него часть левых избирателей, а переизбыток в его собственной кампании апелляций к советско-коммунистическим ортодоксальным символам не позволит привлечь в нужном объеме некоммунистический электорат. К примеру, уже заявил о выходе из партии депутат законодательного собрания Ростовской области Игорь Беляев. По словам Беляева, решение покинуть КПРФ он вынашивал достаточно долго, а последней каплей стало выдвижение Павла Грудинина, которое он расценил как политику «двойных стандартов». В начале года о своем выходе из регионального отделения партии заявил другой яркий коммунист, Николай Ларин, который даже стал доверенным лицом кандидата в президенты Бориса Титова в Ростовской области. В Башкортостане получивший недавно мандат от КПРФ в горсовете Александр Баутский принял участие в мероприятиях, явно направленных против Грудинина, и теперь его требуют лишить мандата.

В то же время пиар-кампания против Грудинина может привести к росту его поддержки среди некоммунистического избирателя, части тех, кто изначально намеревался поддержать Алексея Навального. Это крайне опасный сценарий, так как может привести к политическому усилению явно ассоциирующихся с кампанией Грудинина маргиналов-ультранационалистов. И тут не имеет значения, является ставка на радикалов ошибкой в стратегии кандидата и его команды, технологией власти (которой выгодны идеологически экстремальные позиции Собчак и Грудинина) или же искренней позицией кандидата.

Усиление радикальных националистов внутри КПРФ и ослабление умеренного крыла партии в результате президентской кампании может стать одним из ее важнейших итогов. Вместо эволюции КПРФ в нормальную социал-демократическую партию мы можем получить ее дальнейшее смещение в националистическую нишу. Изменение партии может состояться, но совсем не то, на которое многие рассчитывали на старте кампании.

https://republic.ru/posts/89377?code=20f415466bd9075b45ce2da8d0599ec5
 

 

8 Февраля 2018
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов