Никита Кричевский: Путин против старорежимной бюрократии

Началось осовременивание архаичного управленческого менталитета


 

 

Прошедшим летом ваш автор вознамерился посетить деревню Поминово (ударение на первом слоге) Тургиновского сельского поселения Тверской области. Для тех, кто не в курсе, Поминово и его окрестности — родные края Владимира Путина: там жили его предки по отцовской линии, а в нескольких километрах поодаль в деревне Заречье родилась его мать.

 

Путин против старорежимной бюрократии 
фото: kremlin.ru
 

Меня предупреждали, что дорогу к деревне перекрывает шлагбаум, на посту круглосуточно дежурят полицейский офицер и частный охранник (формально — рядом режимный объект «Завидово»), и пересечь блокпост могут только счастливые обладатели регистраций, владельцы местной недвижимости и письменно приглашенные лица. Но надежда, умирающая последней, мотивировала. Впрочем, безрезультатно: не пустили.

К слову, по итогам того путешествия сложилось впечатление, что путинское Поминово накрыто «Куполом» (есть такая спецслужбистская программа по ограничению доступа к специфической информации) — ни один навигатор искомую деревню не обнаруживал и приводил к другому Поминово, расположенному в нескольких десятках километрах от президентских пенатов.

Местные краеведы и религиоведы уверяют, что в былые времена преимущественно беспоповское Поминово было частью т.н. старообрядческого пояса вокруг Москвы. Наиболее известные территории того «пояса» к востоку и юго-востоку от столицы — Гуслицы, включавшие не только части Московской, но и Владимирской, Ивановской, Рязанской областей (в XIX в. там были расположены крупнейшие фабрики старообрядцев), а на северо-западе — поповский Ржев, беспоповские Кимры или также беспоповская деревня Верхняя Троица, где родился сталинский «всесоюзный староста» Михаил Калинин.

Своеобразность мировоззренческого бытия обитателей бывших беспоповских селений подтверждается многими незначимыми для несведущего деталями: закрытостью, неприхотливостью, потребительской аскетичностью жителей, сохранением девичьей фамилии невесты при замужестве даже при принятии некоторых никонианских обрядов, восьмиконечными раскольничьими крестами на могилах и даже прежним обычаем фотографироваться на похоронах рядом с открытым гробом с непременным крестом на видном месте (в советское-то время!), да так, чтобы покойник был виден.

Конечно, не все тверские жители и их потомки были старообрядцами, но за несколько постраскольных веков у тамошнего населения сформировался своеобразный менталитет, в целом совпадающий с жизненными принципами противников государственно-никонианской реформации XVII века из других регионов страны. Причем историки считают, что истинными православными предстают как раз беспоповцы (верующие, не посещающие храмы за отсутствием таковых), своеобразные наследники русского ведичества, для которых знание первично, а обряды — вторичны. Поповцы же, когда-то основавшие собственную епархию, не более чем соперники официальной никонианской церкви (современной РПЦ).

Вот некоторые черты менталитета старообрядцев, до революции составлявших не менее трети русского социума, характеристики, полностью или частично распространившиеся на всю нацию.

1. Безграничный и безусловный патриотизм как радение о благе Отечества, дарованного свыше: вспомним фразу из гимна «Хранимая богом родная земля». Данная ментальная черта спасла русское государство от развала в конце XVII —начале XVIII вв., когда по стране огнем и мечом катился Раскол. В экономике — это следование этатизму (активному участию государства в экономической жизни общества), солидарность и коллективизм.

2. Консерватизм до ретроградства в мировоззренческих, государственных, поведенческих аспектах. Особенность, проистекающая из природы Раскола, — неприятие какой бы то ни было реформации симулякров (обрядов, символов), а также, что немаловажно, отказ от постоянных контактов с иностранцами. Сюда же нужно добавить пренебрежение образованием, расширением компетенций.

3. Приверженность не столько официальным, сколько неформальным правовым уложениям (с приоритетом понятийных установок). В этом сходство старообрядческих согласий как с секретными службами, так и с организованной преступностью. Деловые и житейские взаимоотношения старообрядцев строились, в том числе на нравственном приоритете личной ответственности перед своим замкнутым сообществом, персональных ручательствах и круговой поруке, внутреннем правоприменении, формировании нелегальных фондов (общаков), подчинении собственным лидерам.

4. Склонность к решению мировоззренческих и хозяйственных проблем нестандартными, незаконными способами: взаимоотношения с государством (в первую очередь с синодальной церковью) часто регулировались при помощи коррупции, что распространилось и на другие стороны жизни, напрямую с духовными аспектами не связанные.

5. Замкнутость, противоречивость, способность идти на компромиссы, уступая в малом, но оставляя незыблемым главное. В продолжение — осторожность, нерешительность, игра «вторым номером», постоянное, вплоть до параноидального, ожидание опасности. Здесь же корни внутренней собранности, перекликающейся с тщательностью и добросовестностью в обыденной, духовной и коммерческой жизни.

Несмотря на кажущуюся привлекательность отдельных ментальных черт, многие из них давно стали экономической и коммуникационной архаикой. Самое яркое подтверждение — крах старообрядческого предпринимательства в начале ХХ в., когда в России начали активно развиваться обезличенные рыночные отношения, в приоритете оказалось не явное или скрытое противостояние, а конструктивное взаимодействие с государством, роль же иностранных специалистов, капитала, технологий стала определяющей. То отторжение изменившихся общественно-экономических реалий стало одной из причин известных революционных потрясений, когда старообрядцы, стремясь сохранить рубежи и в то же время жестоко отомстить роду Романовых, поддержали экстремистов.

Зачем такая обширная историческая справка, спросите вы? Просто эти факты нужны для понимания современности. Долгое время казалось, что нынешняя система государственного управления сложена по устаревшим мировоззренческим лекалам. Клановость властной верхушки, незыблемая цепь взаимной ответственности друг за друга, собственный «устав», некие денежные фонды, слухи о которых ходят с начала нулевых, — все это и многое другое, памятуя о печальном финале столетней давности, навевало тревожные мысли о закономерном повторении жизненного цикла наличествующей властной конструкции.

Однако формальные и, главное, принятые обществом результаты недавней выборной кампании показали ложность этих опасений.

Во-первых, по итогам региональных выборов произошло масштабное обновление губернаторского корпуса, причем сегодня этот процесс еще далек от завершения. Среди новых губернаторов есть как опытные чиновники, так и относительно молодые люди, которые во многом благодаря поддержке президента получили солидный кредит доверия.

Во-вторых, публичный, непредвзятый конкурс кандидатов во власть по различным направлениям, опробованный в ходе прошедших выборов и при формировании региональных команд — не что иное, как перезапуск того самого социального лифта, о поломке которого в последние годы говорили конструктивные критики власти. Мало того, Путин отдельно поручил своей администрации организовать работу по открытому отбору кадров на всех уровнях исполнительной власти.

В-третьих, кадровая ротация должна принести в систему государственного управления современные, в том числе взятые из иностранных практик, управленческие решения, необходимые для поддержки авторитета государственной власти, повышения качества жизни людей, развития экономики территорий.

Мир стремительно развивается, логистическое и информационное пространство сужается, прозрачность становится нормой. В новых условиях прежде эффективные подходы к государственному и корпоративному строительству становятся не просто бесполезными, но превращаются в препятствие в конечном счете для улучшения жизни людей.

В то же время процесс «осовременивания» бюрократического менталитета будет непростым, особенно на первых порах, когда в системе региональной и федеральной власти все еще будут сильны отжившие свое архаичные подходы. И так будет до тех пор, пока их носители в силу возраста или утраты полезности не отойдут на второй план.

Будем надеяться, что процесс кадрового обновления не остановится в регионах и распространится на федеральные структуры, при этом деловые качества новых кандидатов будут сверяться по соответствию первому, «патриотическому» пункту нашего менталитета.

22 Сентября 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов