Что начальство видит в своем кривом зеркале

Странности нашей власти объясняются далеко не только тем, что о жизни она узнает из опросов, которые сама заказывает.


Провластная пропаганда превращается в архаику.© СС0 Public Domain

Считается, что сведения, которые наши руководящие круги получают о подведомственной стране, складываются из так называемых опросов общественного мнения, проводимых придворными поллстерами, из агентурных рапортов, а также из отчетов статистических служб и провластных экспертных центров. То есть все, что наверху знают, получено от приспособленцев, кормящихся из их же рук. Отсюда и нелепость принимаемых руководящих решений.

Сейчас мы с вами увидим, что это хотя и правда, но не вся. Возьмем для примера первый по значимости источник данных, питающих начальство, — соцопросы. Наркотическая привязанность к ним высшего руководства общеизвестна. Доклад, еженедельно доставляемый наверх самой респектабельной из опросных служб, фондом «Общественное мнение» (ФОМ), является там основой духовного рациона — одновременно и утешением, и сборником предвидений, и кладезем бесценных советов.

Чтобы понять ход мыслей начальства, посмотрим на фомовские цифры его глазами. Вот что из них можно узнать обо всем, что с кремлевской точки зрения, является важным.

 

 

О Владимире Путине

Во-первых, ФОМ докладывает, что если в президентских выборах будут участвовать те же персоны, что и всегда, то Путин эти выборы выиграет. Как сообщается в самом свежем отчете ФОМа, о согласии проголосовать за него сообщили опросной службе 65% респондентов. На втором месте Жириновский (9%), на третьем — Зюганов (5%) и. т. д., и т. п.

Во-вторых, согласно, опять-таки, новейшему опросу, Владимиру Путину доверяют (безоговорочно или в основном) 78% респондентов, а не доверяют 18%. Да, это похуже, чем в начале года (81% и 14%), но ненамного. Значит, причин тревожиться вроде бы нет.

Точнее, их не было бы, если бы не третий вопрос: «За последний месяц вы стали больше или меньше доверять Путину?». И тут вдруг оказывается, что 21% опрошенных «стал доверять меньше», а 25% — «больше». И тех, и других сейчас почти поровну.

Разумеется, именно этот, усыпляющий бдительность наших граждан вопрос, и только он один, приоткрывает подлинное соотношение довольных и недовольных в их рядах. А всего три-четыре месяца назад недовольных было выявлено всего 15%, а довольных — 27%. Расклад настроений меняется. Но это становится видно, только если не обращать внимания на автоматически даваемые верноподданические ответы на первые два казенных вопроса.

 

 

О Дмитрии Медведеве

Фигура якобы второго человека в стране и раньше не являлась сакральной, а с марта и вовсе обрела привкус комизма. Поэтому ответы публики на те же примерно вопросы выглядят непринужденнее.

Полностью или в основном доверяющих Медведеву сейчас 39%, а полностью или в основном ему не доверяющих 50%. В начале года соотношение было куда более сносным: 45% к 43%.

А в ответ на просьбу дать оценку премьерской работе Медведева, 41% респондентов выставили ему неуд, впервые превзойдя числом тех, кто одобрил его труды (39%).

И чтобы уж совсем стало ясно, 36% опрошенных сообщили, что в последнее время стали ему «меньше доверять», и только у 10% самых добросердечных градус доверия к премьеру вырос. Не знаю как насчет придворной его ценности, но даже и в зеркале ФОМа этот деятель стал ярко выраженным политическим пассивом.

 

 

Об Алексее Навальном

Может быть, вы удивитесь, но, скорее всего, нет. В еженедельных своих отчетах ФОМ не сообщает (или, по крайней мере, не публикует) о нем ничего. Зачем огорчать главного своего читателя?

Не присутствует Навальный и в упомянутых выше «президентских рейтингах». В предлагаемом списке фамилий его нет, а назвать его в качестве кандидата в президенты самостоятельно (такая графа формально предусмотрена), никому почему-то не приходит в голову. По крайней мере, в беседах с ФОМом.

Правда, в спецопросе, посвященном акциям 26 марта, о Навальном публику спрашивают и выясняют, что знают о его существовании очень многие (54%), но положительно воспринимают всего 4%. Остальные знающие о нем, делятся, по утверждениям ФОМа, на не одобряющих (21%) и на еще большее число безразличных к его персоне. Даже удивительно, как это человек, добившийся такого уровня известности, оказался настолько бесцветным, что самая многочисленная группа среди тех, кто о нем осведомлен, совершенно к нему равнодушна. Причем именно в разговорах с ФОМом.

Безупречно равнодушна к нему (в ФОМовском, опять же, зеркале) и молодежь (от 18 до 34 лет), изученная после тех же событий отдельно и на четырех весьма больших и представительных выборках. На вопрос, кто из известных людей является для них моральным авторитетом, 66% молодых людей якобы ответили, что никто. А из 29% респондентов, кого-либо назвавших (а разрешалось хоть нескольких), 11% вспомнили Путина, по 3% — Жириновского и Лаврова, 2% — Шойгу и по одному проценту — Соловьева, Кадырова, Медведева, Познера и т. п. А вот Навальный опять назван не был. Или, подозреваю, благоразумно упрятан опросной службой в анонимные группы «другие политики и общественные деятели» или просто «другие».

Так или иначе, самый страшный оппозиционер изображен поллстерами как величина, политически ненаблюдаемая. Правда, начальство, если судить по некоторым его поспешным действиям, именно этому заверению любимой своей опросной службы почему-то решило не верить. Что говорит не только о пугливости, но и о сохранении некоторого контакта с действительностью.

 

 

О молодежи

Интересно было бы узнать, верит ли наш правящий круг другому ФОМовскому наблюдению, сделанному в ходе «молодежного» опроса. А именно, что те, кому от 18 до 23 лет, узнают о событиях чаще всего из сетей (таких больше 60%) и только во вторую очередь из телевизора (около 40%). А также из новостных сайтов (около трети) и от родственников и друзей (тоже около трети). Все остальные источники сведений далеко позади.

Еще несколько лет назад такие расклады фиксировались лишь среди московской молодежи. Сегодня казенный телевизор отторгается молодежной аудиторией уже по всей стране. А завтра он проиграет и среди тех, кто старше. Провластная пропаганда превращается в архаику, и в этом ФОМу вполне можно верить.

О народном недовольстве

Предупредить, где и по какому поводу могут вспыхнуть протесты, это, в сущности, главная обязанность тех, кто докладывает начальству о народе. И именно на этом участке провал опросных служб особенно нагляден.

Со своей манерой задавать людям вопросы типа: «А не пойдешь ли ты, братец, бунтовать?», поллстеры всегда садятся в лужу. И они, и их заказчики ждут правдивых ответов там, где их не может быть никогда.

 

 

«Если в ближайшее время там, где вы живете, состоятся митинги, демонстрации противников нынешней власти и ее сторонников, то как вы, скорее всего, поступите?» Ну, разумеется, им охотно отвечают: «Пойду на митинг в поддержку власти» (9% опрошенных в марте и 11% в апреле). На «митинг против власти» тоже кое-кто на словах собирается. Но реже: 6% опрошенных в марте и 8% в апреле. А теперь сравните с тем, что на самом деле происходило и происходит.

Впрочем, расклад ответов на один вопрос, формально к протестам не относящийся, куда лучше объяснит ситуацию каждому, кто хочет что-то понять. «Какое настроение, по вашему мнению, преобладает сегодня среди ваших родных, друзей, коллег, знакомых — спокойное или тревожное?» Еще в январе соотношение было 54% к 40% в пользу «спокойного». А сейчас — 48% к 47%. Напряжение растет. Действия властей на самых разных участках словно бы нарочно такие, чтобы как можно вернее вывести людей из себя.

Почему? Из-за того, что зеркало, в котором они видят страну, кривое? Да, кривое, но мы убедились, что оно не всегда искажает и лжет. Иногда показывает и правду или хотя бы ее часть.

Но система безответственнее, самоувереннее и лицемернее самых кривых своих зеркал.

Сергей Шелин

http://www.rosbalt.ru/blogs/2017/04/25/1610670.html

25 Апреля 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов