Правительство отказывается от стратегии экономического развития

Максим Орешкин предлагает некий живой документ как руководство к действию

В мае правительство должно представить президенту восьмилетний план действий. Тогда же Алексей Кудрин покажет президенту свою новую концепцию. Накануне знаменательных событий россияне ловят каждое слово министров в надежде увидеть свет в конце затяжного кризиса. Но ловят, похоже, зря. Конструктивных рецептов услышать от министров на прошедшем в Красноярске Экономическом форуме не удалось. Отличались чиновники лишь некоторыми шокирующими перлами. Минпромторг собрался «выталкивать» предприятия на внешний рынок, введя для них план по экспорту. Прозвучали советы – отбирать партбилеты у не справившихся. А в Минэкономразвития (МЭР) хотят отказаться от  внятных стратегий, заменив их коротким «живым документом». Эксперты удивлены подобными инициативами министров и считают, что проблемы страны происходят как раз потому, что у нас нет действенной стратегии.

На Красноярском экономическом форуме чиновники озвучили сенсационные предложения. В отсутствие премьера и президента министры разговорились и попали в горизонтальную реальность, где они не просто сидят за общим столом и отчитываются каждый за себя перед начальником. Во-первых, было отмечено, что сейчас в России уникальная ситуация: никогда в стране одновременно не готовилось столько стратегий развития экономики, каждая из которых претендует на свое место в президентской программе-2018 (вероятно, имеется в виду, что нынешний заказчик этих стратегий – президент Владимир Путин – использует их в своей предвыборной аргументации во время выборов нового президента в 2018 году).

Минэкономразвития готовит план повышения темпов экономического роста до 2025 года, Центр стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина работает над программой стратегического развития России на период 2018–2024 годов. Параллельно Столыпинский клуб, возглавляемый бизнес-омбудсменом Борисом Титовым, разрабатывает свою «Стратегию роста». Есть еще проект стратегии от Торгово-промышленной палаты.

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин и экс-министр финансов, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин впервые сошлись в прямой дискуссии на Красноярском экономическом форуме. Они признали, что их стратегии конкурируют между собой, однако именно эта конкуренция, мол, и должна обеспечить в итоге высокое качество работы и идей. Правда, оказалось, что конкуренция эта на уровне междусобойчика, материалы и идеи из одной стратегии свободно перетекают в другую. «Многие сотрудники МЭР работают в рабочих группах ЦСР, мы пользуемся и смотрим те материалы, которые нарабатывают коллеги. Мы в некоторой степени ведем параллельную работу, и это хорошо, потому что когда две фабрики идей, то общий пул идей, из которых потом можно будет собрать единое целое, становится гораздо больше и гораздо качественнее», – сказал Орешкин.

Впрочем, даже перерождение системы управления не станет гарантией, что стратегия ускорения роста будет реализована. Для начала ее надо просто понять, а, судя по спорам во время форума, ее не понимает не только бизнес, но и сами члены правительства. 

«Я ничего не понимаю: в чем у правительства России экономическая повестка до 2025 года?» – спрашивал министр по делам открытого правительства Михаил Абызов.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов теперь защищает не только программу Столыпинского клуба, но и вообще все стратегии. 	Фото с сайта www.rost.ru
Бизнес-омбудсмен Борис Титов теперь защищает не только программу Столыпинского клуба, но и вообще все стратегии. Фото с сайта www.rost.ru

И вот тогда Орешкин сделал, пожалуй, самое сенсационное, заявление – он предложил вообще отказаться от существующего формата стратегий развития России. «Стратегии в том виде, как мы это исторически понимаем – толстый документ по основным направлениям что и как делать, – с управленческой точки зрения неэффективный подход», – заявил глава МЭР. Вместо этого он предложил некий план, при подготовке принципов внедрения которого реализуются новые управленческие подходы, связанные с тем, что «план сам по себе должен быть «живым документом», – сказал Орешкин. Он пояснил, что будет некая стартовая версия плана, «но она будет постоянно жить, реагировать на изменения внешних условий, смотреть, как экономика реагирует на эти изменения, и иметь обратную связь». Он добавил, что к осени уже будут протестированы принципы нового подхода к управлению, которые впоследствии будут предлагаться на уровень правительства. 

По мнению главы Минэкономразвития, важно выработать и правильные управленческие механизмы внедрения плана в жизнь. Один из таких механизмов неожиданно для многих предложил все тот же Абызов. Он призвал возродить в системе госорганов советскую практику ответственности за результат, когда чиновника исключали из КПСС и увольняли с работы за невыполненное важное поручение. «Ответственность за результат в культуре российского госуправления отсутствует как класс уже многие десятилетия. В советское время все было четко и понятно, была ответственность за результат: не сдал завод вовремя – партбилет на стол, уволен! Мы потеряли эту систему с 1990-ми годами. Ее необходимо возродить», – сказал Абызов.

Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович поддержал предложение, но предложил не рубить повинные головы чиновников за первую ошибку. «Конечно, не должно быть права на вторую и третью ошибки. Это перебор. Но на одну ошибку уж точно должно быть право», – сказал Дворкович.

Вспомнить времена СССР заставили идеи чиновников о директивном планировании экспорта. «Мы должны выталкивать наши предприятия на экспорт. Одно из предложений Минэкономразвития – обязать участников программ господдержки системно экспортировать продукцию. По ряду инструментов мы уже это делаем», – объявил на форуме замглавы Минпромторга Василий Осьмаков.

Об эффективности работы чиновничества привел конкретные цифры Алексей Кудрин. «Количество совещаний и поручений – как президентских, так и правительственных – за последние шесть лет выросло на 50%, но экономика не ускорилась за этот период», – сказал Кудрин. По его словам, ЦСР провел оценку качества системы госуправления, в ходе которой выяснилось, что лишь 38% государственных служащих занимаются своими прямыми функциональными обязанностями. «В остальных случаях они занимаются каким-то тушением пожаров, имею в виду авралы, выполнение хаотичных поручений, которые идут от конкретной ситуации», – заявил глава ЦСР.

Как известно, закон обратной силы не имеет, поэтому безнаказанными останутся те чиновники, кто не выполнил Стратегию-2020, впрочем, ее на всякий случай официально и не утверждали. Майские указы тоже уже нереально выполнить, и кто понесет за это ответственность, кто положит партбилет «Единой России» на стол? Неясно также, что стало с планом «модернизации» экономики. Вот на днях Дмитрий Медведев отчитывался о работе перед Госдумой и представил планы на будущее. Если раньше, еще в должности президента, Медведев говорил о концепции «четырех «И»: институты, инфраструктура, инновации и инвестиции, то теперь количество приоритетов развития сократилось до трех, а сами они поменялись: человеческий капитал, инфраструктура и безопасность. Как пишут блогеры, институты, инновации и инвестиции выпали из мейнстрима: инновации стали немодными, инвестиции невозможными, а институты неэффективными. Кстати, Орешкин тоже предложил свою троицу. По его мнению, российской экономике для дальнейшего развития необходимы три «П»: понятность, прозрачность и предсказуемость. На что тут же получил кучу вариантов в соцсетях, которые предлагают, например, обратить внимание на три «К»: кумовство, коррупцию, казнокрадство.

Как бы предвидя такие предложения, Кудрин отметил, что стратегия ЦСР в большей степени затрагивает сферы, которые не слишком широко отражены в плане Минэкономразвития. Среди них он назвал геополитические риски, реформу судебной системы, работу с правоохранительными органами и оценку преступности.

Программа ускорения роста Минэкономразвития предполагает 10 ключевых направлений для развития. Это в том числе налоговая политика, поддержка экспорта, формирование предсказуемых условий на макро- и микроэкономическом уровнях для бизнеса. 

Однако резкое заявление Орешкина о кардинальном изменении в подходах к подготовке стратегий не осталось незамеченным в политической и бизнес-среде. На него, в частности, отреагировал бизнес-омбудсмен Борис Титов. «Тут налицо подмена понятий. Стратегия – это направление, смысл, ценности. Без направления никаких живых документов быть не может, может быть только суета. Алгоритм такой: сначала стратегия, в ее развитие – проекты, поддержанные «дорожными картами». Вот «дорожные карты» как раз и должны быть живыми, реагировать на меняющуюся ситуацию. А стратегии на то и стратегии, что они определяют главные цели, принципы и направления реформ. И меняться они не могут», – написал Титов на своей странице в Facebook.

Директор Института стратегического анализа Игорь Николаев солидаризируется с бизнес-омбудсменом. «Это категорически неправильно. Стратегия – это основополагающий документ, который описывает принципиальные вещи, без знания которых непонятно куда зайдешь, – сказал он «НГ». –  На недавнем Совете при президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам обсуждалась необходимость структурных изменений. В частности, чтобы решить проблему повышения производительности труда, глава МЭР предложил… создавать центры компетенции. А вот если бы рассматривать этот вопрос в рамках стратегии, то надо было бы учесть все факторы, влияющие на эту проблему: технические, технологические, факторы подготовленности кадров и их мотивации… На мой взгляд, сегодняшние проблемы страны происходят именно потому, что у нас нет действующей действенной стратегии», – сказал Николаев. 

 

http://www.ng.ru/economics/2017-04-24/1_6980_strategia.html

24 Апреля 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов