«У таких парней права воровать нет»

Бывший лидер кремлевского молодежного движения Максим Мищенко оказался на скамье подсудимых

Несколько дней назад политизированные пользователи соцсетей публиковали одну фотографию. Коротко стриженный человек в камуфляже сидит в зале суда, уставившись в пол. Большинство тех, кто делится снимком, знакомы с ним лично. Это — Максим Мищенко, бывший депутат Госдумы от «Единой России», бывший лидер одной из заметных прокремлевских молодежных организаций середины нулевых, «Россия Молодая» («Румол»). Сейчас его судят за мошенничество в Новомосковском суде Тульской области.

Впрочем, постаревший человек в камуфляже кажется на него непохожим. Я сама хорошо помню темно-русого молодого мужчину крепкого телосложения, обычно державшегося крайне уверенно.

Максим Мищенко на скамье подсудимыхМаксим Мищенко на скамье подсудимыхАвтор неизвестен

В 2014 году Мищенко занял пост замминистра министерства Тульской области по внутренней политике и развитию местного самоуправления. На этой должности он продержался около года и уволился по собственному желанию. А через несколько месяцев стало известно о возбуждении уголовного дела по статье «Мошенничество» в отношении Мищенко и председателя Союза защиты инвалидов и участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС города Новомосковска Геннадия Ефимова. Следствие считает, что они вывели на счета подставных фирм бюджетные деньги, полученные НКО в виде гранта. О преступлении заявил сам Ефимов, он признал свою вину, возместил ущерб и пошел на сделку со следствием.

Znak.com ознакомился с материалами дела и решил вспомнить весь путь ныне сгоревшей «звезды» прокремлевских «молодежек» середины нулевых.

Надувные шары с эмблемой радиации

Бывший замминистра внутренней политики Тульской области Александр Лучин несколько месяцев работал с Мищенко в одном кабинете. Как-то Мищенко уехал в отпуск на Кипр, а на пороге кабинета оказался Геннадий Ефимов, вспоминает Лучин. Он сказал, что хочет заявить в правоохранительные органы о преступлении.

«Сообщить о преступлении Ефимову посоветовала его гражданская жена, Ольга Суслова, — рассказывает Лучин. — Он пришел, спросил, где Мищенко. Я объяснил, что Мищенко в отпуске, спросил, в чем дело. Ефимов начал говорить, что его обманули, что попросили взять грант на нужды организации чернобыльцев, а средства потом вывели. Я сразу понял, что дело серьезное и отвел его к вице-губернатору по взаимоотношениям с правоохранительными органами, Сорокину. Так началось это дело», — рассказал Лучин. Ольга Суслова с Ефимовым впоследствии разошлась, сейчас они судятся за дом в Подмосковье. И Суслова изменила свои первоначальные показания — теперь она дает их в пользу Мищенко.

У Лучина (он теперь работает в агентстве Regnum) впечатление о бывшем коллеге Мищенко осталось негативное. Говорит, он был очень скрытным и привирал по мелочам.

«Например, губернатор Владимир Груздев любил встречаться с жителями (в августе 2016 года Груздева сменил Алексей Дюмин. — Прим. ред.). Мищенко подал идею: пусть на встречи ходят не только бюджетники, но и обычные жители. Министр по внутренней политике это одобрил. Предполагалось изготовить 300 тысяч листовок, анонсирующих встречи с главой региона, и раздать их тулякам. Мищенко на это дали 60–70 тысяч рублей. Он взял деньги, пошел на первый этаж правительства области, где была небольшая типография для правительственных нужд, и все распечатал бесплатно, а министру деньги не отдал», — рассказал Лучин. 

Иногда Мищенко удивлял коллег чересчур креативными идеями. На одном из совещаний, когда обсуждали мероприятие в поддержку присоединения Крыма к России, все высказывали идеи по организации праздника. Мищенко предложил губернатору Владимиру Груздеву: «А давайте вас скинем на центральную площадь на параплане, а сзади будет флаг России развеваться».

Показания Ефимова оказались очень важны для следствия. Если бы не они, доказать, что мероприятия на выделенный грант в реальности не проводились, было бы сложно, рассказывает источник, знакомый с ходом следствия. 

Согласно показаниям Ефимова (выдержки из них есть в распоряжении редакции), в начале марта 2015 года он присутствовал на некоем совещании в администрации губернатора Тульской области. После совещания помощник губернатора Наталья Зыкова попросила его остаться и познакомила его с Мищенко. Тот предложил пройти в его кабинет, женщина ушла, и Мищенко с Ефимовым остались вдвоем. Далее Мищенко расспросил Ефимова об организации чернобыльцев и дал контакты других председателей аналогичных организаций в регионе. 

Максим Мищенко в Общественной палате РФ, 2012 годМаксим Мищенко в Общественной палате РФ, 2012 годРуслан Кривобок / РИА Новости

«Далее Мищенко стал мне говорить о том, что Правительство Российской Федерации дало указание на отмену чернобыльских льгот. Губернатор Тульской области выступил против этого и попросил правительство Тульской области его поддержать. Как выразился Мищенко, в связи с этим необходимо провести ряд мероприятий, митингов, протестов, направленных против отмены данных льгот», — рассказывал Ефимов следствию. После того как общественник признал, что идея хорошая, Мищенко заговорил, что на это понадобятся дополнительные средства и предложил получить грант. Сперва Ефимов, согласно его показаниям, отказался. Но в итоге Мищенко его уговорил. Пакет документов Ефимову помогли собрать знакомые Мищенко, и через несколько дней он уже шел с ними в правительство области.

«Я так понял, обо всем уже заранее договорились. На третьем этаже в приемной документы у меня взяла какая-то женщина, фамилия была какая-то немецкая. Женщина спросила меня, от Зыковой ли я, я ответил положительно, та забрала пакет», — гласят выдержки из показаний Ефимова.

Через несколько дней Мищенко позвонил Ефимову и сказал, что грант одобрен, хотя был расстроен, что дали меньше, чем ожидалось — всего 650 000 рублей.

Денег пришлось ожидать дольше, чем планировали Мищенко и Ефимов. При этом в годовщину аварии на Чернобыльской АЭС организации чернобыльцев традиционно проводят митинги. Денег не было, гласят показания Ефимова, и Мищенко помог Ефимову в их организации, лично написав речи выступающим и приобретя и передав Ефимову «надувные шары со знаком радиации».

Деньги гранта пришли в начале мая, и Ефимов с Мищенко снова встретились.

«Мищенко находился в кабинете один. Он предоставил мне документы, а именно договоры и платежные поручения, и сказал, чтобы я их подписал. Данные договоры я толком не читал и подписал документы на общую сумму 650 000 рублей. В тот момент я сомневался в подписании договоров, но Мищенко уверял меня, что все мероприятия будут в обязательном порядке проведены. Когда я попросил у Мищенко вторые экземпляры договоров, он мне сказал, что передаст их после того, как экземпляры будут подписаны второй стороной... Я увидел, что организации, с которыми заключаются договоры — московские. На что Мищенко ответил мне, что мероприятия будут проводиться в Москве, чтобы достучаться до Правительства Российской Федерации», — дал потом показания Ефимов.

Потом, уже приехав домой, Ефимов обнаружил, что перевести нужную сумму 650 тысяч рублей не получится, так как в договорах не учтены комиссии за перевод. Договоры и платежки переделывали несколько раз. Согласно показаниям Ефимова, их переделывала помощница Мищенко Диана Латыпова.

При этом Ефимов несколько раз снимал мелкие суммы — например, 40 тысяч рублей на ремонт автомобиля, 5 тысяч рублей на замену батареи. В сумме получилось 55 тысяч рублей.

В деле фигурируют ряд компаний и многочисленные платежные документы: ООО «Альянс», ООО «МотоМакс», ООО «ВолдТрейдСервис». Именно им как подрядчикам были перечислены деньги.

Согласно данным СПАРК, по юридическому адресу Тверской бульвар, 18, зарегистрированы ООО «Альянс» и ООО «МотоМакс». ООО «ВолдТрейдСервис» зарегистрировано по адресу Сокольническая площадь, 4А. Владелец и ООО «ВолдТрейдСервис», и ООО «МотоМакс» — один и тот же человек, Алексей Ключников. Учредителем ООО «Альянс» является ООО «Сегментстрой», также принадлежащее Ключникову. Директором компании действительно значится некая Нина Александрова.

«Директора этих организаций отрицают аффилированность с Мищенко, но на самом деле они с ним знакомы. Все эти компании аффилированы с некоей Александровой, а Мищенко является другом ее сына, он бывал у них дома. Деньги просто лежали на счетах московских фирм, а мероприятия не проводились», — утверждает источник издания. Он добавляет, что при проведении обысков в перечисленных фирмах нашли аналогичные договоры, сметы и платежные поручения, имеющие отношения к 2010–2012 годам и организации «Россия молодая», которую возглавлял Мищенко.

«Например, следователи обнаружили отчет о мероприятии, якобы проходившем в 2012 году с участием «России молодой» в подмосковном пансионате «Русь» на 250 человек. Но они, расследуя основное дело и столкнувшись с отчетом о мероприятии в том же пансионате «Русь» для 170 чернобыльцев, уже знали, что там всего чуть более 70 мест, нет четырехместных номеров и таких больших пространств. Представители пансионата сказали, что не было в пансионате ни «румоловцев», ни чернобыльцев», — поясняет источник.

В показаниях Ефимова есть утверждение, что он пытался лично принять участие в организации «чернобыльских» мероприятий, но Мищенко и его помощники стали его избегать и отказывали ему в этом.

В сентябре 2015 года Ефимову предоставили отчет по мероприятиям, хотя он знал, что фактически они не проводились. Тогда-то его гражданская жена Ольга Суслова и посоветовала ему идти в правительство области и сознаваться во всем. Суслова, имеющая юридическое образование, сказала Ефимову, что отчет не выдержит проверки Счетной палатой. После того как Ефимов поговорил с Лучиным, потом с Сорокиным, его проводили в кабинет председателя правительства области Ярошевского. 

Спустя несколько дней Ефимов узнал, что Ярошевский подал заявление в полицию, и сделал то же самое. После этого ему начали звонить представители названных выше московских компаний и требовать расторгнуть договоры. В итоге средства вернулись на счет общественной организации чернобыльцев, а Ефимов перечислил их правительству области, таким образом компенсировав ущерб. Это дает ему возможность рассчитывать на снисхождение при вынесении приговора.

Источник, знакомый с ходом следствия, отмечает, что получилось не только вернуть выделенные средства, но и даже перевыполнить задачу и что схема выглядела чуть сложнее 

«Гранты выделяются по программе софинансирования, и, чтобы получить грант, надо показать, что у тебя на счету есть и иные деньги. Мищенко дал Ефимову 333 тысячи рублей наличными, которые он также перевел москвичам, но потом, после поступления в полицию заявления, получил эти деньги обратно и перевел их в бюджет Тульской области. Излишек оформили как благотворительность», — говорит источник.

Этот же собеседник объясняет, почему Мищенко теперь ходит на заседания суда в камуфляже. Уже когда дело было открыто, он поступил по контракту служить в подмосковную армейскую часть, объясняя это тем, что хочет в 39 лет отдать наконец воинский долг Родине.

Ольга Суслова, закончив отношения с Ефимовым, теперь дает показания в пользу Мищенко. Она говорит, что Ефимов сам изначально хотел получить грант, так как нуждался в личных денежных средствах, а никаких мероприятий проводить не собирался. Она выполняла техническую работу для своего гражданского мужа, помогая ему разобраться с электронной почтой и техническим редактированием договоров. Возмущение ее бывшего партнера, согласно последним показаниям Сусловой, было связано, что ему обещали потом вернуть средства со счетов московских фирм на счета его общественной организации, однако этого не случилось. Ефимов почувствовал себя обманутым и пошел разбираться, утверждает Суслова.

Мищенко себя виновным не считает и в середине декабря выступил перед тульскими СМИ.

— Речь идет о наговоре с определенной целью. Я могу понять Геннадия Ефимова, его поставили в ситуацию, когда он либо оговаривает, работает против меня, либо он теряет свой бизнес с московскими ярмарками. Естественно, он выбрал бизнес, который приносит ему большой доход. Но я надеюсь, что смогу убедить суд в своей невиновности, — сказал Максим Мищенко (цитата по сайту Myslo.Ru). 

 

О каких московских ярмарках речь, Znak.com выяснить не удалось. Согласно данным базы СПАРК, иных организаций, кроме упомянутого Союза в защиту инвалидов и участников ликвидации последствий Чернобыльской аварии, за Ефимовым не значится.

Красные трусы для Лимонова и Майдан для Селигера 

Карьерный путь Максима Мищенко начинался с «Кириешек», а точнее — с поставки промоутеров для их продвижения, рассказал мне друг одного из «Румоловцев». Выходец из Таганрога, Мищенко учился в МГТУ имени Баумана, жил в общежитии и испытывал, как и многие студенты, большую нужду.

«В самом конце 90-х Мищенко и его друг, Алексей Кулагин, создали студенческую общину. Это работало примерно, как биржа труда: предприятия, которым нужна была низкоквалифицированная рабочая сила — например, кассиры, грузчики, промоутеры, — слали заявку в организацию Мищенко, а с другой стороны — туда стекались заявки студентов. Предприятия рассчитывались с организацией напрямую, а та забирала часть средств себе и выплачивала деньги студентам налом. Народу было огромное количество, тысяч десять, наверное, человек крутилось в системе и работало на Мищенко», — вспоминает мой собеседник. Сам он успел поработать при содействии «Студенческой общины» грузчиком, но в политику, как многие знакомые Мищенко, потом не пошел — наблюдал со стороны.

Примерно в 2004 года Мищенко заметили в Кремле, и тогдашний куратор внутренней политики Владислав Сурков позвал его на встречу. Впервые зайдя в Кремль кинул в стенку монетку — чтобы вернуться, вспоминает знакомый Мищенко и «румоловцев».

https://www.znak.com/2017-02-16/byvshiy_lider_kremlevskogo_molodezhnogo_dvizheniya_maksim_michenko_okazalsya_na_skame_podsudimyh

16 Февраля 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов