ИТОГИ 2012 ГОДА ОТ ПОЛИТИКОВ

Институт экономического анализа в 10-й раз подвел итоги уходящего года по 13 традиционным номинациям. 
 

 

Номинации/Название года

Год нарастающего страха власти перед пробудившимся гражданином

1

Событие года

Создание Координационного Совета

2

Главный результат года

Новая политическая реальность – десакрализация власти российскими гражданами («Спасибо, Вова»), неудача попытки приватизации массового протестного движения

3

Идея года

Менять нынешнюю власть

4

Антиидея года

Переход от селективного террора к массовому

5

Закон года/ Антизакон года

Антисиротский закон им. Ирода

6

Решение года во внутренней политике

Признания Хрулева, Лаврова, Медведева, Путина о заблаговременной подготовке и осуществлении агрессии против Грузии начиная с 5 августа 2008 г.

7

Решение/антирешение года во внешней политике

Открытие транзитной базы НАТО около Ульяновска

8

Антирешение года

Провокации властей 6 мая

9

Афера года

Похищение 61 млрд. дол. государственных средств на покупку Роснефтью ТНК-BP

10

"Шутка" года/ Сюрприз года

Полет со стерхами в белом халате и с красным клювом

11

Загадка года/ Вопрос года

Зачем был уволен Сердюков?

12

Событие года на постсоветском пространстве

Реванш "мечтателей" в Грузии

13

Событие года в мире

Принятие Конгрессом США Акта Магнитского

http://www.echo.msk.ru/blog/aillar/978540-echo/
 

Краткие политические итоги года

Если сказать о том единственном новом, что появилось в прошлом году, то это пошатнувшиеся позиции Путина

Если сказать о том единственном новом, что появилось в прошлом году, то это пошатнувшиеся позиции Путина. А так, ничего нового с Системой не происходит уже с 1989 года.

Система, как неограниченная власть элиты над народом в 1989 году претерпела некоторые изменения в сравнении с тем, чем она была до этого. Группа руководителей КПСС – Горбачев, Яковлев, Лигачев и так далее, взяли курс на перестройку еще в 1986 году, но как это должно выглядеть в реальности, они плохо себе представляли. Было понимание того, что народ устал от политического однообразия, было решено открыть шлюзы. В 1989 году Яковлев продавил свой вариант перестройки, которая означала то, что в единой элите могли теперь озвучивать разные политические доктрины.

К 1991 году Система вышла из равновесия, и вот здесь сложилось два крыла во властной элите, которые и существуют до сих пор.

Одно крыло выступало за переустройство фасада державы по западному образцу, другое крыло предполагало модернизацию советской модели власти, не трогая ее основы. При этом эти крылья очень бережно относились друг к другу, берегли друг друга и берегут до сих пор, чего не сказать о народе.

Первое открытое столкновение этих «крыльев» случилось в августе 1991 года. Горбачев поспешил занять место над схваткой, как самое удобное (так ему казалось). Лидер ГКЧП, глава КГБ Крючков… тоже занял место над схваткой. Он не отдавал приказ о хотя бы домашнем аресте Ельцина, более того, звонил ему и по свидетельству генерала Леонова (они были в одной машине), предлагал Ельцину возглавить … СССР. Тот отказался.

Горбачев метался все это время с 1989 года. С одной стороны, он воплощал в жизнь план Яковлева по демократизации СССР, с другой, он же поддерживал силовиков, отправил в отставку либерала Шеварднадзе и под конец самого Яковлева.

Усилив предельно силовиков, он сбежал в Форос и оттуда наблюдал за событиями. Любопытно, что лидеров силовиков министра обороны Язова и главу КГБ Крючкова рекомендовал на эти посты в свое время… Яковлев.

В итоге трехдневного тяни толкая победили западники. Но без всяких репрессий для второго крыла власти, для консерваторов. ( Для виду подержали в тюрьме членов ГКЧП).

Любопытно, что ни у западников, ни у консерваторов никакой программы действий не было. Если бы победили консерваторы то, что дальше? Опять СССР? Но он же изжил себя. Новый генсек, но та же КПСС, та же идеология? И это в условиях раскола общества, в отсутствии экономической программы и т.д.

Западники в лице Ельцина просто меняли людей на ключевых постах, пока Ельцин не поставил к рулю Гайдара. Начался великий грабеж народного достояния и передел собственности.

Надо сказать, что в этом грабеже оба крыла стоили друг друга. Первые, кого подкупили либералы, были армейских генералы, им дали возможность воровать, потом подкупили красных директоров. В дележ добра сходу включились партийные и комсомольские работники и чины КГБ.

Но противоречия в обществе нарастали, нарастал протест, его канализировали через Верховный Совет. Все это вылилось во второе постановочное действие в 1993 году. Верховный Совет низложил президента Ельцина, тот разогнал Верховный Совет. Но надо сказать, что лидеры Верховного Совета Руцкой и Хасбулатов были вполне рыночниками, и не были самостоятельными фигурами. В этом кровавом цирке 1993 года вообще ничего понятно, там еще менее понятно, чем в 1991 году.

Но в итоге опять же из элиты никто не пострадал. Хасбулатов и Руцкой посидели немного в тюрьме, потом Хасбулатов стал уважаемым человеком и получил от Ельцина роскошную квартиру Брежнева, а Руцкого сделали губернатором, и он тоже накопил себе денег на старость.

Главное, что как-то разрулили противоречия в верхах, отстроили вертикаль власти. И после этого опять же дружно всей коммунистической элитой продолжали процесс приватизации и воровства.

Начали войну в Чечне, и это парадоксальным образом сплотило страну. Появился враг – страшные чеченцы, целых десять тысяч боевиков против пятимиллионной армии. Народ страдал, но по советской привычке сплотился вокруг власти. На фоне этого всего продолжали приватизировать и делить.

К 1996 году появился новый игрок - реанимированная властью КПРФ. КПРФ сразу стала частью власти, имела большинство в парламенте, более трети губернаторов избирались от КПРФ, были министры из КПРФ. Надо сказать, что объективно КПРФ здорово поддержала Систему, она ее сделала легитимной.

И на этом фоне люди Системы продолжали делить наше добро.

В 1996 году случился кризис на фоне болезни Ельцина. Глава его охраны Коржаков предложил отложить президентские выборы. Но группа Чубайса выступила против, в результате короткой борьбы, в которой против Коржакова и его группы были и Чубайс, и КПРФ (пассивно), и олигархи, и стоявшие за олигархами серьезные люди.

Выборы состоялись, антисоветский потенциал в обществе был так велик, что Ельцин набрал чуть меньше голосов, чем Зюганов, хотя рейтинг Ельцина был… 4%! Зюганов благоразумно отказался быть президентом, ибо понимал правила игры… В стране можно было говорить и делать все, что угодно, но только не прекращать процесс дележа и обогащения.

Но Система понимала, что нужно что-то опят менять, нужно привести к власти тех, кто утешит народ на время, но не будет мешать делить и наживаться. Повторяю, что Система – это бывшие коммунистические боссы, советские хозяйственники и спецслужбисты. Причем, у Ельцина в чести были коммунисты, хозяйственники и комсомольцы.

И тогда Система предложила кастинг, выборы. Со стороны советских хозяйственников, партбоссов и спецслужбистов шли Лужков и Примаков (это консерваторы), со стороны либералов и спецслужбистов шел Путин.

Любопытно, что программы их были схожие, много словесного патриотизма, но не русского, а державного, ставка на бюрократию, как организующую силу. Какие позиции заняли бы спецслужбисты при Примакове и Лужкове, трудно сказать, но скорее всего, они бы не преобладали, как при Путине, ибо Примаков и Лужков имели куда более «широкую скамейку» запасных, чем Путин.

Но Путин был находкой для Системы, он консолидировал общество в год борьбы с чеченскими сепаратистами, и потом, когда он строил олигархов, он набрал очки. При нем государственная машина стала работать более эффективно, хотя бы в сфере собираемости налогов. Но главное, что его полюбили простые люди, а рядовые силовики перестали быть потенциально опасными для Системы, так как от него они получили все, что можно только было им дать.

Так вот, главным политическим содержанием этого 2012 года явилось то, что Путина разлюбили. Что рано или поздно такой момент наступит, в Системе понимали очень хорошо, это не тайна. Уже столетия назад элиты западных стран доперли, что власть должна быть сменяемой, ибо от однообразия люди устают. И Путина уговорили дать шанс Медведеву, потому как на Медведева делали ставку первые два года его президентства, можно понять, что это было серьезно, если бы он проявил себя должным образом, у него были бы шансы. Но народ его не полюбил.

Его не полюбил, а Путина разлюбил.

В этой ситуации Системе неизбежно приходится что-то делать. То, что Система может пожертвовать некоторыми игроками второго ряда, они показывали неоднократно. Поэтому того же Сердюкова, к примеру, вполне могут посадить. Но этого мало.

Нужны не просто новые лица в политике, но и новые силы. Нужна какая-то новая КПРФ, какой-то новый Путин. А где их взять? Вот в этом году мы и увидели такой новый и не навязчивый кастинг. Тут тебе и Шойгу, и Рогозин. Тут и решение расширить число партий, и снова конкуренция проектов.

Консерваторы выставили идею «евразийского союза», но идеологии у консерваторов нет, вообще нет. Ибо евразийство это не идеология, это декларация. Пресловутое евразийство вполне может похоронить страну. США на словах не одобряют всего этого, но на деле давно уже дали зеленый свет СССР-2, это в их интересах.

Либералы расшили несколько свою позицию, допустили в свой закрытый клуб некоторых националистов. Это было бы мощной заявкой на обновления всего общества, если бы не сомнения в искренности намерений либералов.

http://www.apn.ru/publications/article28038.htm

Проводы сверхнового года

Политический 2012-й год начался раньше календарного, и уже завершился

 

Реальное время года не всегда совпадает с календарным – не в срок приходит, не вовремя уходит. В прошлый раз политизированная общественность встречала Новый год как новый – с новыми впечатлениями, ожиданиями, с чувством интереса (одно из приятнейших, заметим, чувств). На языках вертелось слово «пробуждение». Теперь, напротив, все произошедшее вспоминается как яркий сон.

Фэнтези

Протестующие верили, что (независимо от результата) творят здесь и сейчас историю России. Несомненно, 2012-й станет легендой, но именно легендой, национальным мифом. Ведь по сути, с вещественной точки зрения, ничего крайне важного не произошло – политический режим и экономическая модель не претерпели никаких перемен, разве что усилились. Историкам придется изучать лишь обостренную общественную мысль. Это не так уж мало: придают же они значение мечтам славянофилов и западников XIX века, которые ни на что не влияли и были вещью в себе. Правда, нынешние блогеры не совсем чета тогдашним мыслителям.

По Пелевину, «вера, которую не разделяет никто, называется шизофренией». Наверное, можно сказать и по-другому: смысловая галлюцинация, которую разделяют все, обретает высокое название «вера». Атмосфера общества может не слишком зависеть от реалий, но она и есть главная реалия. Временная, переменчивая.

Порывы и надежды, считавшиеся шизоидными («демшиза»), вдруг стали общими. А теперь возвращаются в свою прежнюю – маргинальную – нишу. Если в газетах и в интернете протесты пока еще остаются важной темой, то встретить (и испытать) интерес к этой теме в живом общении все труднее – даже в профессиональном журналистском сообществе. Чувство вкуса подсказывает не трогать ее. Она напоминает заевшую пластинку или постаревшую «звезду», которая упустила момент уйти со сцены вовремя.

Помянем иллюзии 2012-го:

1. Неравнодушных граждан – множество. Большинство из них до сих пор бездействовало потому, что ощущало себя в меньшинстве. Теперь все они увидели, «как нас много», и будут бороться с несправедливостью.

2. На разных уровнях власти – множество потенциальных реформаторов, которые не считали возможным себя проявить. Теперь они знают, «как нас много» и решатся что-то менять, опираясь на гражданское общество.

3. Полиция увидела, «как нас много» и теперь не будет никого разгонять, задерживать, бить.

4. Разрешив Болотную и Сахарова, реакционные силы во власти начали отступление, а скоро они еще больше поймут, «как нас много», и совсем смягчат режим.

5. Недовольные увидели, что недовольных – большинство и потому на сей раз не проигнорируют выборы, а дружно придут голосовать за «любого другого». Все неравнодушные граждане станут наблюдателями, сфальсифицировать выборы не удастся, победит «любой другой», политическая монополия будет разрушена. «Как нас много!»

Вспоминать эти фантазии смешно. Не грустить же под Новый год.

После инаугурации наслаждение тем, «как нас много», стало отчаянной самоцелью – так образовался лагерь на Чистых Прудах, благо майское тепло позволяло. На полянах участники лагеря делились знаниями и опытом, читали лекции, как шаламовские политзеки-интеллигенты в КПЗ, или пели под гитары перестроечный рок. Ирония здесь не к месту, если что. Те дни достойны всяческой романтизации, и люди искусства просто обязаны создать хотя бы пару-тройку шедевров об этом, пускай они никогда никому не обязаны.

Чистые Пруды тоже были яркой, солнечной иллюзией. После нескольких разгонов белоленточных прогулок государство взяло паузу – казалось, пассионариям удалось прогнуть его. Казалось. Через несколько дней лагерь разогнали. Потом объявили, что задержанных на митинге 6 мая ждет тюрьма. Потом ввели астрономические штрафы за несанкционированное появление на улице в количестве трех человек. Куда уж дальше? Осенью стало ясно, куда. Похищение белоленточника Развозжаева неизвестными на территории другого государства, его заявление о пытках – возможна ли тут журналистская безоценочность, объективность? Разве что объективность НТВ: Развозжаев с Удальцовым – иностранные шпионы.

 

28 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 28 Декабря 2012

(Продолжение)

В собственном соку

Лидеров протеста стоит коснуться особо. Упомянутый Удальцов ведет себя последовательно (безоценочное суждение), чего не сказать о лидере лидеров Навальном. Никому ранее не удавалось завоевать симпатии либералов и националистов одновременно, и трудно представить, чтобы кто-то в этом завидном положении отрекся от целой категории сторонников.

В Координационный совет оппозиции (КСО) прошли преимущественно либералы – из-за этого, видимо, Навальный решил сделать на либералов ставку ва-банк. Он отказался от традиционного посещения «Русского марша» и от каких-либо комментариев по этому поводу. Думается, национал-либерал просчитался: либералам было бы проще извинить его последовательность во взглядах, чем националистам – его отказ от взглядов. Главное же в том, что Навальный оттолкнул националистов не только от себя, но от всего белоленточного движения, поскольку выступал связующим звеном. «Я тебя породил – я тебя и…».

Особого рассмотрения заслуживает феномен Собчак. Внутри протеста ее рейтинг оказался поразительно высоким (по результатам выборов КСО, впереди нее только Навальный, Быков и Каспаров). Другой вопрос – идет ли это протесту на пользу. Автор и читатели могут относиться к Собчак с нескрываемой симпатией, но постоянно обосновывать эту симпатию для других – безынтересно и бессмысленно. Человек с медийным прошлым Ксении, с ее конфликтностью и обидчивостью вряд ли сможет добавить движению популярности. Оппоненты всегда использовали имя Собчак, желая дискредитировать белоленточников, а теперь белоленточники сами подкинули им этот козырь: Ксения не просто выступает на митингах, она – во главе.

«Мне не о чем говорить с теми, кто выбрал своим лидером Собчак», - вот стена, биться о которую никому не пожелаешь. Похоже, движению и правда говорить с такими людьми не о чем и незачем – слишком уж разная медийная среда, разные взгляды. Движение подчеркнуло это, взяв курс на изоляцию. Белоленточники выбрали не лицо для взаимодействия с обществом, а любимицу своей большой закрытой тусовки – и неважно, понравится ли это кому-то со стороны. Для себя, мол, выбираем, не для них. Кроме того, Собчак – одна из немногих, кто вхож в ближайший круг Навального. Соответственно, и Навальный в глазах общественности превращается из народного лидера в светского персонажа, а его модный шарфик – из достоинства в недостаток.

Но. Справедливости ради надо сказать: Ксения отнеслась к доверию масс очень серьезно. Если 6 мая она избежала митинга, зная о планируемых столкновениях, то теперь нацелилась на конфронтацию с полицией – отправилась на запрещеённую акцию 15 декабря. Политолог Белковский еще в начале года сказал, что видит в Собчак потенциального лидера оппозиции, эффективного лидера. Это прозвучало забавно, однако прогноз лидерства она уже подтвердила, осталось «всего ничего» – подтвердить прогноз эффективности. Назло автору и прочим скептикам.

Танцуют все!

Похоже, оппозиция отказалась от предложенных властями маршрутов акции 15-го декабря именно для того, чтобы она получилась несанкционированной. Причин, как минимум, две.

Во-первых, в КСО многократно обсуждалось снижение численности митингов. Следовательно, было необходимо оправдание для провала годовщины протеста: массовости нет по той причине, что митинг не согласован. (Правда, тем самым сбавляется пафос храбрости первой Болотной, куда люди шли под разговоры о резиновых пулях и чеченском батальоне).

Во-вторых, оппозиционеры хотели собрать самых бесстрашных и непримиримых сторонников и продемонстрировать, что много кто готов пойти на обострение. Эту задачу можно считать проваленной: по сравнению с 6-м мая (или с националистической Манежкой 2010-го), таковых людей оказалось мало. Однако задачу-минимум Навальный и компания выполнили – показали раз уж не массу радикалов, так хоть самих себя. Все видят: Госдеп США по-прежнему платит российским оппозиционерам так много, что они рискуют попасть под статью об организации беспорядков и получить тюремный срок.

Маловероятность большого уличного протеста в ближайшее время – вещь очевидная. Интереснее пофантазировать о том, что может возобновить его. Фальсификации выборов? Нельзя войти в одну воду дважды. Люди соблазнились Болотной потому, что раньше этого не пробовали. Решили проверить – вдруг все изменится по мановению волшебной палочки и белой ленточки. Теперь настроение иное: какой смысл в митингах, если власть с ними борется? Впрочем, трудно не заметить здесь диалектику: власть потому с ними и борется, что какой-то смысл в них есть.

Другой сценарий протеста – социальный взрыв, голодный бунт. Но это именно другой сценарий: другой жанр, другие персонажи. Ведь кое в чем власть и оппозиция – абсолютные единомышленники. Лидеры протеста не устают повторять, что вовсе не хотят революции. Можно от души поздравить и тех, и других: обошлось.

http://svpressa.ru/politic/article/62661/

Кузнецов Анатолий , 28 Декабря 2012

НОВАЯ РОССИЯ И ВЕЧНЫЕ СТАРЦЫ

Рождественская сказка про отечественную геронтократию

Неумолимы времени законы.

Где молодость и комсомол?

В кармане, где носил гондоны,

Теперь ношу я валидол.

Владимир Кошелев

Если вы хотите понять ситуацию последних месяцев в России, вспомните известный библейский сюжет «Сусанна и старцы», которой вдохновил многих великих европейских живописцев. На полотнах Ван Дейка, Тициана, Рубенса старые сладострастники подглядывают за обнаженной красавицей, изнывая от собственного бессилия и зависти к ее молодости и красоте. Как иначе можно объяснить острый приступ законодательного безумия, похоже, нацеленный на умерщвление всего живого?

Этот болезненный процесс начался с почти комических эпизодов: со взрыва сексуальной озабоченности наших слуг народа и отцов церкви, бросившихся в последний и решительный бой с телесностью. В сентябре вступил в силу федеральный закон № 436 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»; в нем нет ни слова о вреде ксенофобии, религиозной и расовой нетерпимости, предательстве, доносительстве, зато на каждой странице смакуется описание запрещенной продукции «порнографического» содержания, под которую можно подвести все что угодно, вплоть до обнаженного мизинца. Как говорят в народе, Фрейд отдыхает.

Вслед за этим последовали новые сюрпризы: то невесть откуда взявшиеся в Питере казаки потребовали запрещения театральной постановки «Лолиты» Набокова (за что город тут же окрестили «культурной станицей»), то некоторые церковные иерархи предложили одеть наших женщин в «православные» одеяния, а то, видите ли, лицезрение сексуально детых женщин склоняло их к грешным мыслям. (Неплохо бы напомнить этим «реформаторам», что плоха та добродетель, которая не поддается искушению, да и служителям церкви более пристало смотреть в небо, нежели на женские пупки.)

Многие аналитики справедливо связывают это наступление на телесность со стремительной ресоветизацией общественной жизни в России, возвращению к типично тоталитарным принципам цензуры. В пользу этого говорит октябрьский курьез с временным запрещением в Ростове постановки рок-оперы «Иисус Христос-суперзвезда». Совершенно очевидно, что сработала культурная память: поскольку в Советском Союзе опера была запрещена, то и сейчас нужно ее немедленно запретить. Бывший парткомовский работник, разумеется, забыл, что в свое время запрет на произведение был наложен из-за неприятия содержавшейся в нем «религиозной пропаганды». Впрочем, подобные мелочи не имеют значения для запретительного типа сознания, все эстетически непривычное автоматически объявляется опасным для общественной нравственности и целостности государства.

Однако вернемся к сюжету о Сусанне и старцах, который может служить прекрасной иллюстрацией к российской истории всего ХХ века. Воинственное неприятие большевиками широкой сферы материальной и телесной культуры, их многолетняя агрессивная борьба с «мещанством», «безыдейностью», «пижонством», «прожиганием жизни», иными словами, с радостью бытия; их свирепое принуждение к страданию, самоотречению, кровавому жертвоприношению ради «высших» целей объясняется совокупностью многих причин, но не в последнюю очередь, причинами вполне физиологического порядка. Как справедливо отмечают многие исследователи, один из парадоксов советской жизни состоял в том, что вопреки бесконечным декларациям типа: «Коммунизм – это молодость мира, и его возводить молодым», - страной все время правили пожилые и старые люди.

Вот несколько самых ярких примеров: в момент захвата власти в 1917 году Ленину и его соратника было далеко за сорок, что по тем временам считалось весьма почтенным возрастом. 50-тилетие Сталина отмечали в 1929 году, а 70-тилетие – в 1949 году, причем после каждого юбилейного торжества сразу наступала эпоха «великих переломов», репрессий и погромных кампаний. Краткий период оттепели с надеждами на выход молодого поколения на политическую сцену сменился торжеством новых старцев во главе с Леонидом Ильичом Брежневым, увековечившего свою немощь в бесчисленных анекдотах. Многолетнее засилье кощеев бессмертных породило одну из самых популярных КВНовских шуток эпохи перестройки; на дежурный вопрос партийного наставника: «О чем мечтаешь, молодежь?», – ему отвечают: «Партия, дай порулить!».

Увы, славная традиция старчества продолжилась и в 1990-е годы, когда молодые реформаторы, не успев толком начать преобразования, были быстро оттеснены старой партийной верхушкой сначала в лице Черномырдина, а затем Примакова. Сразу предвижу возражения, что возраст не обязательно синонимичен ретроградству, а молодость вовсе не залог прогресса. Спешу согласиться с этими доводами; действительно, человеческая зрелость предполагает наличие и жизненного опыта, и большей терпимости, и широты взглядов на жизнь. Однако в нашей советской и постсоветской политической истории безотказно действующий принцип «негативной селекции» поставляет на руководящие посты людей вполне определенного типа: если они даже крепки телом, то в душе они злобные старцы.

Данный тезис как нельзя более точно определяет стиль правления путинского режима, в свое время получившего ироническое название «режима нуво». Вспомним, какова была первая символическая акция пришедшего к власти в начале 2000-х мрачного клана - возвращение советского гимна. Эта установка на свертывание, выдавливание, подавление новых форм социальной жизни и мышления последовательно проводилась в жизнь в течение последней декады людьми вполне физически молодыми, но морально уставшими уже с начального момента правления. И сейчас мы наблюдаем финал этой драмы, когда партийно-комсомольско-кгбешные дорианы греи осознают неумолимое наступление телесной старости. ( Обратите внимание, как в согласии с доброй старой традицией, законодательная вакханалия развернулась сразу же после празднования 60-тия президента.)

Не отсюда ли такая жгучая ненависть к оппозиции, флагманом которой выступают молодые люди? Ничем не оправданные жестокие расправы с правозащитниками, активистами, актуальными художниками (Сергей Магницкий, Pussy Riot, Михаил Лузянин, продолжите список далее), преследование волонтеров, изничтожение НКО, короче всего, что дышит и движется, не есть ли верный признак вампирической сущности дряхлеющей власти, жаждущей молодой крови для поддержания слабых сил? Но все эти славные деяния меркнут перед последним актом политической агонии – запретом на усыновление российских детей-сирот гражданами США. Какая уж тут Сусанна со своими старцами, это поистине доисторический сюжет в духе древнегреческих мифов: кровожадный бог Кронос, пожирающий своих детей…

Рождественские сказки не должны заканчиваться на грустной ноте. Напомним, что оклеветавшие Сусанну похотливые старцы были посрамлены, а мерзкий Кронос был оскоплен Зевсом и брошен в мрачный Тартар. И в куда более мрачные времена большое количество людей находило в себе силы и достоинство, чтобы объединившись противостоять геронтологическому мракобесию.

Да и у жизни есть своя непреложная логика; как проницательно заметил вовсе не положительный персонаж в пьесе Евгения Шварца «Тень»: «За долгие годы моей службы я открыл один не особенно приятный закон. Как раз тогда, когда мы полностью побеждаем, жизнь вдруг поднимает голову».

Так выше голову, друзья! С Новым Годом!

http://www.echo.msk.ru/blog/iprokhorova/978036-echo/

Кузнецов Анатолий , 28 Декабря 2012

ИТОГИ ГОДА

Главный политический итог выявился со всей четкостью в самом конце года.

Одна из популярных и довольно очевидных идей: в России неправильная Царская Конституция.

Слишком велика роль Президента.

Что эта Самодержавная роль не соответствует духу времени достаточно очевидно.

И спорить с этим трудно. А ответ «такова традиция» – только лишняя ссылка на Самодержавную Россию, да еще, пожалуй, с крепостным правом.

Только вот вопрос – какова альтернатива?

Она известна, незачем изобретать велосипед.

Парламентская республика.

Или – парламентско-президентская. Или даже президентско-парламентская. Но с увеличением роли парламента и, соответственно, ограничением роли президента.

Это звучит убедительно.

Пока на место «парламента» не подставляется «дума»(Вообще, насколько иностранные слова «Парламент», «депутат» звучат лучше, чем русские – «дура», «козел»)..

Увеличение роли луговой думы?

Если задать этот вопрос (нехитрый, кажется!) следует небольшая пауза, после которой идут три ответа:

а) дума такая луговая потому что результаты выборов нечестные

б) если дума получит больше власти она наберется и больше ума

в) на ошибках учатся – народ понемногу станет выбирать все «более лучшие» думы.

Общая презумпция этих ответов – «народовольство».

Есть хороший («святой»? Нет, просто хороший и умный.Ну, почти как Мы Сами – только весь в кафе «Жан-Жак» не влезет) народ – и есть бяка-власть, совершенно ему чуждая, будь то парламент или президент. Народ эту власть не выбирал. То есть выбирал, но не ее…

Ну, то есть, выбирал-то ее – но выбора же не было, а т.н. «выборы» были нечестные.

В общем, дайте Снегурке выбирать Деда Мороза – и год получится.

Эти ответы лживы и глупы.

Да, выборы бесчестны по всему (пиар, адмресурс и т.д.).

Возможно и подсчет итоговых голосов лживый.

Но нечестность означает, что в честной думе было бы меньше «медведей», зато больше коммунисток-горячевых и еще больше луговых.

И еще несколько десятков «либералов». Их интеллектуальные и моральные качества не внушают мне никакого восторга, но, наверное, «писем Познеру с отрыжкой от дуры» они бы все-таки не писали…

Вот и весь итог честных выборов. Чтобы понять это достаточно посмотреть итоги всех «честных выборов» 1993-2000, с неизменно-превосходным результатом КП-ЛДПР и «скамейкой запасных либералов». Стоит посмотреть и 56% – за антиинвалидский закон, 23% – все в сомнениях, 21% – против. Даже если считать, что все эти 21% проголосуют как один за тех самых «либералов» (что, разумеется, совсем не так – не стоит так явно приравнивать либералов к инвалидам-сиротам), то ни о каком «большинстве дум» речь идти не может.

Таков по-моему НАГЛЯДНЫЙ ИТОГ года.

Для тех, кто хочет смотреть в окно.

А можно – удобно – окно задернуть и грезить о своем тусовочно-либеральном рае «от имени Народа» и повторять «мы – общество».

Это можно делать и в Новом году – делали же десятки лет до этого. И будут дальше – ничего другого все равно не умеют.

http://www.echo.msk.ru/blog/radzihovski/978632-echo/

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов