«Садись, Мария!! - Спасибо, Вова!»

 

ПУТИН: "МАША, САДИСЬ, ПОЖАЛУЙСТА. СЕЙЧАС Я ОТВЕЧУ"

20 декабря 2012, 17:58
код для блога
ВОПРОС: Владимир Владимирович, я из Владивостока. Меня зовут Мария Соловьенко – газета «Народное вече». 

Я хочу Вас порадовать, хоть что-то доброе сказать, хотя я Вас критикую очень жестко в своей газете, Вы это знаете, наверное. Да? (Смех.) 

Знаете, спасибо. 

В.ПУТИН: Знаю, все меня критикуют. 

ВОПРОС: Вот Вы сейчас сказали, что Вы дадите поручение, чтобы ещё дешевле были билеты… А Вы разве не знаете, что сегодня из Владивостока до Москвы и обратно можно перелететь за 6 тысяч рублей? Так куда уже ниже? Наш «Аэрофлот» вообще… 

В.ПУТИН: Нет-нет. Спасибо Вам больше за… 

РЕПЛИКА: Но это разминка. 

В.ПУТИН: А, вот оно как! 

РЕПЛИКА: Конечно! 

В.ПУТИН: Спасибо вам за то, что вы вспомнили про субсидирование перевозок с Дальнего Востока в Москву, в Петербург, в Сочи, и не только с Дальнего Востока. Это у нас из Сибири из некоторых точек есть, из Норильска. Мы будем продолжать это субсидирование. В этом году на цели субсидирования выделено, по-моему, 12 млрд. рублей. Но это касается ведь не всех граждан, это касается только определённых возрастных групп: молодых и людей пенсионного возраста. Это первое. 

Второе. На такие дальние маршруты у нас ещё есть инструменты влияния. Но особенно сложно у нас с местными перевозками, где подчас люди для того, чтобы добраться из одного населенного пункта субъекта Федерации в другой должны летать через Москву. Вот что плохо, вот я о чём говорю. 

РЕПЛИКА: Но сейчас, Владимир Владимирович, соберитесь и ответьте на очень серьёзный вопрос. (Смех.) 

В.ПУТИН: Попробую. 

ВОПРОС: У нас на Дальнем Востоке и трубопроводы строятся, и замечательные мосты построили, и всё остальное. Но для кого мы это строим? 

В.ПУТИН: А АТЭС понравился вам, само проведение? Как вообще жители восприняли это крупнейшее международное мероприятие, которое мы провели во Владивостоке? Мы, кстати, вполне могли провести и в Петербурге, где инфраструктура готова, или в Москве. 

РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, меня как всегда не пустили на этот АТЭС, и пять лет не пускали на Ваши конференции. Но я не гордая, я сижу и пишу, поэтому и не пускают. 

В.ПУТИН: Но сюда пустили, значит прогресс есть. 

РЕПЛИКА: Прогресс есть, да, это так. Шутка! 

По АТЭСу, действительно, мосты хорошие. Дороги, хоть и валятся, хорошие. (Смех.) Жить стало лучше, да, вверху. А внизу плохо живется все равно. Ну, там мэр и все, мы не будем о коррупции сегодня. 

Я вообще не хотела о плохом, но придется. Вот границы наши Вы знаете, не очень они защищены. Для кого мы строим? И вот этот бывший Министр обороны – это такая боль. И мне кажется, Вы его назначали, и даже в последнее время по телевидению уже оправдывали. 

Я бы хотела сказать, спросить, вернее, что Вы можете сказать по поводу вот этого руководителя и как вернуть эти деньги, которые они уворовали, «Славянка» эта и прочие. Что нам делать с обороной Российской Федерации? 

В.ПУТИН: Что они уворовали там? 

РЕПЛИКА: Уворовали. Миллиарды. Вы не знаете? 

В.ПУТИН: Нет. (Смех.) Нет, не знаю. Я сейчас скажу почему. 

РЕПЛИКА: Ответьте, пожалуйста. 

В.ПУТИН: Как Вас зовут? 

РЕПЛИКА: Мария меня зовут. 

В.ПУТИН: Маша, садись, пожалуйста. Сейчас я отвечу. 

РЕПЛИКА: Спасибо, Вова. 

Д.ПЕСКОВ: Маша, будьте любезны, микрофон, пожалуйста. 

РЕПЛИКА: Ещё маленький вопрос. 

Д.ПЕСКОВ: Нет, давайте уважать коллег. 

В.ПУТИН: Она уже не отдаст, нет. 

По поводу того, что уворовали или не уворовали. Я уже пояснял свою позицию: я никого не оправдывал. Я действительно назначал Сердюкова в своё время. И он в целом, что касается реформирования Вооруженных Сил, двигался в целом в правильном направлении. Вопрос во внешних формах проявления, отношения к людям. Это отдельный вопрос. Человек в погонах заслуживает к себе уважения. Часто, знаете, большие руководители уже… Вообще любой человек заслуживает уважения со стороны начальника, а люди в погонах – это особая каста, и к ним нужно с особым уважением относиться. 

Вот что касается стиля руководства, там действительно были вопросы. Но я его уволил не за это. А уволил за то, что у органов следствия возникли обоснованные сомнения в том, что правильно выстраивалась работа, связанная с реализацией имущества и по некоторым другим вопросам. Но я всё-таки хочу, знаете, чтобы мы всё-таки оставались … Я вот говорил про законность. И это было применительно к нашей радикальной оппозиции, но и применительно к властям это то же самое, то же и властей касается. Да, есть сомнения в корректности поведения и принимаемых решений министра обороны, поэтому он отстранён. 

Но уворовали или не уворовали, как вы сказали, может решить только суд. И вот в чём я могу вас заверить, в том, что и следствие, и судебное разбирательство будут предельно объективными. Нет желания никакого кого-то выгораживать. Никто не будет выгораживаться и никто не будет этим заниматься. Вот это 100 процентов, и это вы можете быть уверены на 100 процентов. Но только суд может определить, виновен кто-то или не виновен, уворовали или не уворовали, и что с этим делать. 

В том числе в некоторых случаях надо предъявлять и гражданские иски. Я думаю, что действующий министр обороны Сергей Кужугетович Шойгу, он в состоянии этим заняться, он человек опытный. Кстати, на мой взгляд, по моей информации, ведомство уже готовит некоторые иски в гражданско-правовом порядке. Всё будем восстанавливать и доведем это все до конца не только по Министерству обороны, но и по другим направлениям. 

Вот вы вспомнили про Сердюкова. Но развивать систему ГЛОНАСС в свое время – это, знаете, это моё было решение. У нас ведь как принималось решение по развитию ГЛОНАСС? Я посмотрел в своё время планы развития ГЛОНАСС, мы бы тогда предложенными планами Правительства никогда эту систему не создали. Потому что у нас спутники не 15 лет, как там западные, эксплуатировались. Сейчас уже мы к этому переходим, а там 5, 6 лет, 7. И система финансирования по ГЛОНАСС была выстроена таким образом, что пока мы запускали бы следующие спутники, уже часть с орбиты должны были бы снимать. И тогда мы никогда бы не добились нужной нам группировки в 28-29 спутников. 

Тогда я принял решение изменить систему финансирования, увеличить ее с тем, чтобы решить проблему создания необходимой спутниковой группировки, и, соответственно, сделать следующий шаг по развитию наземной инфраструктуры, что для нас достаточно сложно, имея в виду отсутствие национальной компонентной базы в области электроники. У нас сейчас отдельная программа есть по развитию электроники. Мы привлекли и частный бизнес, и государственные ресурсы увеличили. 

Знаете, как мне было неприятно услышать, что там тоже есть подозрения в воровстве, в коррупции. Мы сосредоточили такие деньги туда, опережающим порядком направили в высокотехнологичную сферу, я смотрел, как этот проект развивался. Мы, кстати, сделали это быстрее, чем наши европейские коллеги, я уже тоже говорил об этом, я предлагал им когда-то совместно эту работу осуществлять. Это одна из высокотехнологичных областей, где мы опередили наших конкурентов и партнеров. А у них ещё там на орбите, по-моему, десяти спутников нет, а у нас целая группировка, работающая. И я с такой гордостью смотрел на этих людей, которые это все делали, и думал про себя: как здорово, что у нас есть такие ребята умные, эффективные, честные. Оказалось, что и там есть проблемы. И мы и это доведем до конца, так же, как и в других отраслях.

http://www.echo.msk.ru/blog/echomsk/973234-echo/

21 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 21 Декабря 2012

ИТОГИ НЕДЕЛИ. РАЗДЕЛИ КАК ЛУКОВКУ

21 ДЕКАБРЯ 2012 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

Будь я на месте орла нашего, Владимира Владимировича, я бы сделал сейчас хороший втык как пиарщикам, так и спецам из Администрации. Они так торопились сделать гадость американцам, протащить через Думу вполне людоедский закон в качестве ответа на «Закон Магнитского», что забыли: главным событием недели должна была стать пресс-конференция отца нации с подведомственными журналистами. В результате главным событием стало как раз голосование в Думе, которая во втором чтении приняла чудовищный законопроект, делающий российских детей-сирот заложниками отношений Москвы и Вашингтона. Суть происходящего предельно ясна. Вы запрещаете нашим палачам и коррупционерам (а в перспективе, может быть, и нам, народным избранникам) пользоваться радостями жизни в США, а мы в отместку запретим вам усыновлять наших сирот. Смотрите теперь, ревнители демократии, как наши больные дети будут медленно умирать в детдомах. Как очень точно заметил Сергей Пархоменко, это — логика поведения какого-нибудь африканского царька, когда на его режим накладывают санкции. В ответ он запрещает все миротворческие и благотворительные программы. Вы, странные белые люди, которым почему-то важно лечить детей от полиомиелита и глаукомы, сидите и смотрите теперь, как они мучаются и умирают. Мне-то, царьку, на них глубоко плевать.

Не берусь судить, какой именно хитрый план придумали те, кто организовал эту мерзость. То ли дать возможность Путину «симметрично» ответить Обаме, который говорит, что «Закон Магнитского» рожден в Конгрессе, которому президент не может приказывать. Вот и у меня, отвечает Путин, тоже безбашенные парламентарии, очень эмоциональные, так что ничего поделать не могу. Ты, Барак, лучше их не зли, а то они ядерную войну начать могут.

То ли хотели продемонстрировать городу и миру, что правительство в России — единственный европеец. Который в лице В.В. Путина в последний момент прекратит этот бред.

Однако все эти циничные расчеты провалились. Униженными и оскорбленными почувствовали себя слишком многие. В том числе и те, кто обычно задавал вопросы, одобренные Администрацией. В результате путинская пресс-конференция, которую кремлевцы «на голубом глазу» именовали главным политическим событием года, распалась на две никак не похожие части. Одна — вполне характерная для путинского общения с журналистами. Нечто среднее между «Полем чудес» («передайте, пожалуйста, привет моей дочери») и ходоками, которые клянутся главному начальнику в вечной любви и по поручению региональных или министерских боссов клянчат каждый свое. Кто изменений в системе дотаций для сельского хозяйства, кто продления запрета для иностранных пилотов работать на российских авиалиниях.

Но была и другая часть, не имевшая ничего общего с бессмысленной слюнявостью «блондинок» обоих полов. Коллеги из московских и зарубежных СМИ упорно били в одну точку, спрашивая Путина, понимает ли он, что, воюя с американским Конгрессом, Дума убивает русских детей; сколько сирот усыновили сами авторы законопроекта; почему за несколько лет так и не удалось разобраться с «делом Магнитского». Его спрашивали об этом восемь раз. А кроме того требовали объяснить, почему сидят в тюрьме задержанные по событиям 6 мая. Не ведет ли созданная система власти страну к застою. И тут Путин поплыл. Он продолжал уверенно говорить. Но в речах его вдруг появилась некая странность. Человек, который с легкостью необыкновенной оперирует десятками цифр, человек, который знает все — от стоимости участия России в ВТО до даты конца света — вдруг решительно теряет интерес к группе вполне определенных тем. Путин (по его словам) оказывается «не в курсе» «дела Магнитского», он практически ничего не знает о расследовании событий 6 мая. Да что там уголовные дела, он даже скандальный законопроект не читал. Знает только, что депутаты перевозбудились от того, что американские власти не допускают российских представителей до судов, где разбираются дела о нарушениях прав приемных детей из России.

Если бы я хоть секунду верил, что глава государства говорит правду, можно было бы констатировать у Путина серьезную психологическую травму, при которой неприятная информация как бы вытесняется из сознания. Все помнит, а неприятного, вызвавшего настоящий шок, не помнит вовсе. Ни про сирот, ни про Магнитского, ни про 6 мая…

На самом-то деле он все прекрасно помнит. Просто выяснилось, что кроме «я не курсе» и «у вас в Гуантанамо узников мучают» главе государства сказать решительно нечего. За показной уверенностью — полная пустота. Всего минут сорок профессиональной работы на почти пять часов бессмысленной болтовни. И результат поразительный: посмотрите, он не меньше десяти раз сказал «я не в курсе». Этого короля оказалось раздеть так же легко, как очистить луковицу. Для этого надо хоть на секунду почувствовать себя человеком и возмутиться…

Фотография Итар-ТАСС

http://ej.ru/?a=note&id=12506
Кузнецов Анатолий , 21 Декабря 2012

НАЦПРОЕКТ «СИРОТЫ»: К РАСПИЛУ ГОТОВ?

21 ДЕКАБРЯ 2012 г. СЕРГЕЙ ГОГИН

Все-таки журналисты молодцы. На пресс-конференции Путина восемь журналистов, не сговариваясь, в разных вариациях задали ему один и тот же вопрос — про его отношение к закону о запрете на усыновление российских сирот американцами.

Путин вертелся ужом. Уходил в несознанку («Я его не видел пока. Я деталей не знаю. Я текста не видел. Мне надо его посмотреть. И я буквально сегодня или завтра постараюсь это сделать»). Переводил стрелки на плохой американский суд, который оправдывает американских приемных родителей, ответственных за смерть усыновленных детей из России. Кивал на ужасное американское федеральное правительство и правительства штатов, которые «включают дурочку» и мешают консульским работникам из России выполнять соглашение об усыновлении. Намекал, что кроме США есть и другие страны, где нет «Акта Магнитского», но есть желающие усыновить русских сирот. Скатывался на аргументацию типа «а у вас там негров линчуют», говоря о нарушении прав человека в США, о пытках в «Абу-Грейб» и Гуантанамо. Обвинял журналистов в том, что они занимают «определенную позицию». В общем, вилял как мог. И все же корреспонденту «Эха Москвы» удалось вытянуть из Путина признание, что АнтиМагнитский закон он поддерживает. Собственно, именно это впечатление от почти пятичасовой пресс-конференции и осталось в сухом остатке: наш президент — безжалостный человек, поступками которого руководят обида и месть. Хотим дать отлуп американскому правительству и с этой целью наказываем «порядочных американцев», готовых воспитывать русских сирот, в том числе — больных сирот, лишая достойного будущего сотни и тысячи детей, приговаривая их к безнадеге, но зато — к нашей, родной, патриотической безнадеге.

И на этом фоне не имеет никакого значения перечень экономических достижений России за последний десяток лет, с которого начал Путин. Вспомним русскую гуманистическую традицию: зачем нужны рост ВВП на 3,7 процента и валовой сбор зерна за 90 миллионов тонн, если есть «слеза ребенка»? Зачем газопроводы и саммит АТЭС, если большое и вроде бы богатое государство требует к себе уважения вот таким мерзким и мелочным способом, беря в заложники собственных граждан, беспомощных и обездоленных детей, не имея при этом никакого желания помочь им самостоятельно (было бы желание, давно помогли бы)? Зачем рост инвестиций в основной капитал аж на 8,4 процента, если интересы жуликов из «списка Магнитского» государство ставит выше интересов сирот?

Журналисты выполнили свою работу в полном соответствии с технологией интервью: если твой источник юлит, уходит от ответа, возвращайся к своему вопросу, задавай его снова и снова, пока не получишь хоть какой-то ответ. Стоит перечислить этих людей, которые возвращали президента к теме людоедских поправок о запрете на усыновление сирот американцами. Это: Ксения Соколова, журнал «Сноб»; Александр Колесниченко, «Аргументы и факты»; Инесса Землер, «Эхо Москвы»; Сергей Брилёв, телеканал «Россия»; Антон Желнов, телеканал «Дождь»; Диана Хачатрян, «Новая газета»; Александра Красногородская, «Русская служба новостей» (она, правда, тут же испортила о себе впечатление, призвав изгнать с государственных телеканалов всяких «сванидзе, доренок, познеров», которые делают акцент на «негативном состоянии нашей страны»); Сергей Лойко, «Лос-Анджелес таймс». Обратите внимание — все они живут и работают в Москве, представляют СМИ федерального масштаба. Региональные журналисты были озабочены местными, зачастую местечковыми, проблемами.

Начало мероприятия было ударное: два первых вопроса — и оба про российских сирот, взятых Госдумой в заложники. Эти вопросы определили ход пресс-конференции Путина. Вот так же в августе 1991 года задала тон пресс-конференции гэкачепистов Татьяна Малкина, спросившая, понимают ли они, что совершили государственный переворот. Аналогия напрашивается сама собой. Отличие здесь, пожалуй, в том, что у Янаева тогда дрожали руки, а у Путина — нет. Так что, повторяю, журналисты молодцы, не посрамили профессию.

После наскоков Путина на американцев у меня практически не осталось сомнений, что поправки к АтиМагнитскому закону пришли из Кремля. Недаром инициаторами закона сделали практически весь состав Думы: повязали всех одним законом, как одной кровью (кровью младенцев?) — так принято у мафии, у ОПГ. Кстати, на Руси крепостная община подписывала челобитные кругом, чтобы нельзя было определить, кто приложил руку первым.

Вступил ли премьер Дмитрий Медведев в эту круговую поруку? «Дело тут не в межгосударственных спорах и не в наших позициях», — сказал он о законе, вроде бы противореча своему боссу, который убеждал журналистов, что дело как раз в межгосударственных спорах и в наших позициях. Согласие между ними есть в другом: что воспитание российских сирот — это дело прежде всего самих россиян и государство должно им в этом помочь. С этим трудно спорить: сотни тысяч сирот — это национальный позор. Медведев предложил новый партийный проект «по теме сирот», чтобы сделать их жизнь в детдомах «как минимум комфортной» и поддержать усыновителей.

По статистике лишь у небольшого процента сирот, вышедших из детдомов, получается выстроить свою жизнь достойно, большинство — спиваются, становятся наркоманами, попадают в тюрьмы. Семья — приемная или патронатная — все же лучше. Но настораживает, что это будет (если будет) партийный проект «ЕР». Где проект — там бюджетные деньги. Нет сомнения, что эти умудрятся распилить даже проект «Сироты», взять свою норму отката и с детдомовцев. Может, на самом деле все проще и по этой банальной причине они и запретили усыновление?

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Климентьев

http://ej.ru/?a=note&id=12508
Аноним , 21 Декабря 2012
Путь дракона
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов