"Финансовые власти РФ охренели" - М. Калашников

 

Финансовые власти РФ охренели. Снижение учетных ставок, увы, не панацея в условиях расейского коррупционного бардака. В зависимость от кого и чего нужно поставить Центробанк РФ? Позиция Партии дела и ее друзей.

 

 

 

 

 

Ю.Болдырев. От кого должен зависеть Центробанк?

21 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 21 Декабря 2012

Бегство капитала – для кого-то благо

Владислав Жуковский 21.12.2012

Насколько можно судить, масштабы утраты компетенции, непрофессионализма и личной халатности в финансово-экономическом блоке правительства, оккупированного идейными наследниками Гайдара-Чубайса и прочими либеральными сектантами, достигли таких масштабов, что высокопоставленные чиновники, ответственные за повышение конкурентоспособности отечественной экономики и создание мощной национальной инвестиционно-банковской системы, способной заниматься финансированием модернизации и созданием доступных долгосрочных инвестиционных ресурсов, просто-напросто умывают свои руки.

Руководство Банка России и Минфина, которое в соответствии с действующим законодательством несёт персональную ответственность за повышение устойчивости отечественной финансовой системы, увеличение инвестиционной привлекательности экономики и развитие инвестиционного потенциала, не только не борется с перманентным и постоянно усиливающимся вывозом российского капитала за рубеж. Доморощенные «рыночные фундаменталисты» наотрез отказываются признавать наличие самой проблемы вывоза капитала как таковой и в упор не хотят замечать те катастрофические последствия, к которым приводит обескровливание и без того находящейся в состоянии перманентного инвестиционного кризиса отечественной деиндустриализированной «экономики трубы».

Им невозможно объяснить тот простой факт, что когда капитал вывозят из деиндустриализированной «экономики трубы» с архаичной и на глазах примитивизирующей структурой экономики, износ основных фондов в которой превышает 70%, а базовая технологическая инфраструктура находится в аварийном состоянии с износом свыше 80%, то это лишь усиливает деградацию экономики и примитивизацию производства. Благом это могут назвать либо крайне недалёкие и непрофессиональные люди. Либо откровенные вредители и агенты влияния, продвигающие интересы стратегических конкурентов и глобального бизнеса.

Принимая во внимание, что в правительстве, насколько можно судить, особо глупых людей не держат (по тем же самым причинам, что и бедных), так как при всей элементарности коррупционных схем они требуют хотя бы элементарных навыков, то возникает ощущение, что искреннее нежелание властей ограничивать вывоз обусловлен сразу несколькими причинами.

Во-первых, оккупировавшие финансово-экономический блок правительства либералы на полном серьёзе считают, что любое созидательное вмешательство государства в экономику противоречит догмам «Вашингтонского консенсуса» и является проявлением экономического сатанизма. Во-вторых, они искренне боятся наступить на карман российским олигархам и международным спекулянтам, которые, по сути дела, являются.

В-третьих, они физически не могут предпринять меры по возрождению разрушенного в середине 2000-х годов валютного регулирования и ужесточению финансового контроля, так как существенный вклад в бегство капитала вносят сами коррупционеры и клептоманы. В-четвёртых, российские чиновники просто-напросто не хотят исполнять свои служебные обязанности. С одной стороны, борьба с вывозом капитала и, прежде всего, незаконным вывозом активов в рамках фиктивной внешнеэкономической деятельности, предполагает наличие не только профессиональных навыков и компетенции, но также и весьма существенных трудозатрат.

С другой стороны, если капитал перестанет бежать из России, то, как весьма метко подметил замминистра финансов Алексей Моисеев, нефтедоллары будут давить на экономику и повышать риски ускорения темпов роста инфляции, что создаст дополнительную головную боль для правительства. Поэтому российские чиновники, не желая исполнять свои служебные обязанности, готовы пожертвовать модернизацией экономики, инвестициями в реальный сектор экономики и технологическим перевооружением производства в угоду тому, чтобы не создавать себе лишнюю головную боль.

Миф об обусловленности оттока капитала погашением внешних займов

Однако существует ещё один устоявшийся миф, который в последние годы, когда крах проводимой в стране антимодернизационной финансово-экономической политики стал очевиден не только для независимых экспертов, но и для подавляющей части общества, с редким энтузиазмом насаждают в общественном сознании российские чиновники. При этом, как и свойственно истинным либералам, страдающим повреждением сознания и потому занимающимся антинаучной апологетикой в интересах продвижения интересов транснационального капитала и российских олигархов, все доводы чиновников по причине отсутствия реальных фактов сводятся к процедурам нейролингвистического программирования и зомбирования населения.

В последнее время чиновники Минфина и Банка России, которые по вполне понятным причинам не хотят нести ответственность за проводимую в стране удушающую налогово-бюджетную и денежно-кредитную политику, ставящую крест на самой идее модернизации и усиливающую деградацию научно-технического потенциала, апеллируют к тезису, согласно которому рекордный вывоз капитал из России обусловлен необходимостью погашения внешней задолженности со стороны частного сектора. По мнению руководства обоих ведомств, чистый приток капитала в российскую экономику, наблюдавшийся в докризисный период, сменился его чистым оттоком в 2008-2012гг. в связи с сокращением возможностей рефинансирования внешних долгов и необходимостью погашения иностранных заимствований.

И всё бы хорошо, если бы не одно «но» - официальные данные самого Банка России, отражающие чистое движение иностранного капитала, в корне противоречат данной теории. Согласно оценкам платёжного баланса Центрального Банка РФ, за период 2000-2007гг. совокупный накопленный чистый приток иностранного капитала в российскую экономику составил всего лишь 64,3 млрд. долл. Более того, положительное сальдо движения капитала наблюдалось всего лишь на протяжении 2 предкризисных лет – в 2006г. (41,4 млрд. долл.) и в 2007г. (81,7 млрд.). Тогда как ещё в 2000 и 2001гг. наблюдался чистый вывоз капитала частным сектором в размере 24,8 и 15 млрд. долл., что являлось последствием (то есть эхом) дефолта 1998г.

Одновременно с этим, как уже отмечалось ранее, за период с января 2008г. по сентябрь 2012г. накопленный чистый вывоз капитала за рубеж превысил отметку в 362,6 млрд. долл. Совершенно непонятно, каким образом чиновники Минфина и Банка России, которых на протяжении многих лет занимают свои высокие должности, вообще умудрились увязать усиливающийся нетто-отток финансовых ресурсов из экономики России с необходимостью обслуживания внешних займов. Если масштабы чистого вывоза капитала только за последние 4 года практически в 5,7 раз превысили объём привлечённого в предыдущие годы капитала. Иначе как проявлением профнепригодности занимаемой должности и попыткой сокрыть результаты вредительской деятельности такого рода заявления интерпретировать сложно.

Не получается объяснить наблюдающийся на протяжении последних 4 посткризисных лет вывоз капитала и платежами по накопленным в 1990-е годы заимствованиям. За период «рыночных преобразовний» 1994-1999гг., обернувшихся либеральным погромом несырьевой промышленности и демонтажем социальной сферы, только официально учтённый Банком России вывоз капитала частным сектором превысил 102,8 млрд. долл. А с учётом незаконного вывоза капитала, фиктивных внешнеторговых операций, невозврата экспортной выручки, махинаций с импортом услуг и предоставлением займов нерезидентам, а также упущенных прибылей потери для экономики превышают 1-1,5 трлн. долл.

Бегство капитала – благо для российских коррумпированных чиновников

В этом плане крайне показательным стал целый ряд громких заявлений представителей Минфина, которые не только не увидели негативных последствий в вывоза из России свыше 362,6 млрд. долл. (100% федерального бюджета и 21% ВВП России в 2012г.) за последние неполные 4 года, но и склонны видеть в этом сплошные плюсы для отечественной деиндустриализированной экономики.

Руководство ключевого финансового ведомства России, которое помимо разработки и реализации бюджетной политики и управления государственными финансами призвано заниматься развитием отечественной финансовой системы, даже умудрились разглядеть в беспрецедентном вывозе капитала благо для отечественной экономики. Судя по всему, тот факт, что российская экономика, и без того находящаяся в состоянии многолетнего инвестиционного кризиса и дефицита доступны кредитных ресурсов, живёт с разорванными артериями, не вызывает у чиновников совершенно никакого беспокойства.

В этом плане более чем показательными оказались недавние заявления целого ряда высокопоставленных российских чиновников. Сначала обрадовал своим «стратегическим» видением ситуации недавно назначенный замминистра финансов Алексей Моисеев. «Если посмотреть на контекст целиком, то при том состоянии развития российской экономики, которое есть, если бы эти деньги не уходили, был бы перегрев» - так прокомментировал ситуация с беспрецедентным вывозом капитала чиновник на сессии Международного валютного фонда в Токио.

Более того, российский чиновник продемонстрировал истинное понимание сути экономических процессов и макроэкономической политики со стороны правящего класса «рыночных фундаменталистов». Насколько можно судить, российские либералы уже давно не ассоциируют себя с той страной, на государственной службе которой они состоят и чьи интересы они, по идее и по закону, обязаны отстаивать. Они искреннее верят в то, что нет такой отдельно взятой и суверенной страны, как Россия. И тем более они не могут понять, что у России могут существовать свои собственные национальные интересы.

Они искренне верят в то, что государство призвано работать в интересах транснационального капитала и глобального бизнеса и отстаивать «общечеловеческие ценности». А тот факт, что ради этого придётся пожертвовать самостоятельностью и благосостоянием собственной страны и утратой финансово-экономического суверенитета, их искренне не волнует. Они продвигают интересы наиболее эффективной части общества – бизнеса – и, в особенности, её самой хищнической и самой эффективной с коммерческой точки зрения фракции – глобального бизнеса и ТНК.

Алексей Моисеев договорился до того, что в нынешних условиях (условиях деградации и упадка?) чистый вывоз за пределы страны свыше 362 млрд. долл., из которых 154,9 млрд. долл. составил незаконный вывоз капитала в рамках фиктивных внешнеэкономических операций, а 44,1 млрд. - вывоз откровенно криминальных активов, стал восприниматься как благо для России. «Это некий балансирующий поток, он убирает с экономики ликвидность, которую экономика не может переварить. Это на первый взгляд плохо. Но что здесь плохо: факт, что деньги уходят, в отдельно взятом контексте. Но если посмотреть на ситуацию целиком, то при том состоянии развития российской экономики, которое есть, если бы эти деньги не уходили, был бы перегрев», – пояснил Алексей Моисеев.

Да, безусловно, если посмотреть на проблему бегства капитала и трансграничного перемещения активов с точки зрения мировой экономики и международной валютно-финансовой системы, то, действительно, никаких проблем и трудностей не существует. С точки зрения глобальной экономики, нет ничего предосудительного в том, что капитал покинул Россию у направился, скажем, в оффшорные гавани (Кипр, Гибралтар, остров Джерси, Британские-Виргинские острова и т.д.) или фешенебельные страны (США, Франция, Великобритания и т.д.). Да, он сменил прописку, но, тем не менее, остался в рамках международной финансовой системы.

Более того, с точки зрения коммерческой эффективности и узко утилитарного подхода, в вывозе капитала из России даже есть определённые преимущества – капитал ищет наиболее эффективные способы приложения с целью максимизации прибыли. Судя по всему, российским либералам, превратившимся в штурмовую пехоту и передовой отряд глобального бизнеса, призванного расчищать пространство в России для дальнейшей финансово-экономической колонизации со стороны ТНК, неведом национально ориентированный подход.

Ещё больше удивления вызывают предложения российского Минфина по ограничению вывоза капитала. С точки зрения Алексея Моисеева, необходимо реализовать те благие обещания и планы, прописанные в майском указе президента Владимира Путина. «Ответ на вопрос, что делать, очень простой. Надо выполнить майский указ президента по улучшению инвестиционного климата. Наиболее известен его пункт, что нужно повысить на 100 шагов рейтинг России до 20-го места в рейтинге Всемирного банка Doing Business. В конечном итоге, когда будет другой инвестиционный климат, когда правительство справится со всеми поставленными задачами, тогда и у российских компаний появится желание оставлять капитал в стране».

Судя по всему, настало время запретить российским чиновникам, в особенности из финансово-экономического блока, употреблять термин «инвестиционный климат». Такое ощущение, что, плохо отдавая себе отчёт в сути самого термина, российские чиновники, превратившиеся в коррупционный нарост на теле российской экономики, разговорами о плохом «инвестиционном климате» просто-напросто прикрывают свою профнепригодность и хроническое нежелание исполнять служебные обязанности.

Это очень удобный способ снять с себя ответственность за провальную работу вменённого тебе в подчинение ведомства – всегда можно свалить всю вину на соседа, коррупцию, незащищённость прав собственников, несовершенство законодательства. Однако Минфин отказывается понять тот простой факт, что капитал бежит из России не только в силу произвола монополий и коррупционного беспредела, но также в связи с хроническим недофинансированием экономики и инфраструктуры со стороны государства, хроническим дефицитом денег в экономике, непозволительно высокой стоимостью кредитных ресурсов и колоссальным налоговым бременем (в том числе скрытым) на малый и средний бизнес в несырьевой промышленности. Капитал бежит из России по той простой причине, что государство стало враждебным ему и стоит на защите интересов коррупционеров, олигархов, спекулянтов и монополистов, а не производственного сектора и созидательной деятельности.

Примечательно, что Минфин уже далеко не в первый раз предлагает свой особой по либеральному «прогрессивный» и при этом крайне вредный для экономики и откровенно антинаучный взгляд на проблему бегства капитала. Минфин просто не видит самой проблемы в вывозе капитала из деиндустриализированной «экономики трубы», норма накопления основного капитала в 2 раза ниже отметок 1990г., а износ основных фондов в несырьевой промышленности и базовой инфраструктуре достигает 80%.

Напомним, что в конце сентября текущего года другой альтернативно одарённый замглавы Минфина – Сергей Сторчак – категорично потребовал прекратить все разговоры в СМИ об «оттоке капитала». Согласно его логике, то, что мы наблюдаем, на самом деле является самым обычным движением капиталов и отражает нормальную банковскую практику. «Я не вижу никаких признаков для того, чтобы начался вывод средств из Российской Федерации. То, что сплошь и рядом называют оттоком капитала, является возвратом средств по ранее полученным кредитам. Я не вижу никаких признаков бегства, идет нормальная банковская практика, – пояснял Сторчак. – Идет перевод денежных средств, и все. Выводится валютная выручка на Запад, корпорации размещают свои активы».

Судя по всему, у уважаемого заместителя финансов, во-первых, серьёзные проблемы с образованием, если он не понимает, что вывод активов и валютной выручки за рубеж является вывозом капитала из страны. А, во-вторых, насколько можно судить, он просто не в курсе, что только за период с января 2008г. по сентябрь 2012г. из России было выедено только частным сектором свыше 362 млрд. долл. Которых было бы достаточно, чтобы в 2 раза нарастить капитальные вложения в российскую экономику и в 4 раза увеличить масштабы бюджетного финансирования национальной экономики, науки, образования, здравоохранения, спорта, культуры и ЖКХ. В-третьих, если, по мнению Сторчака, в настоящий момент нет никакого вывоза капитала, то, получается, что не было и его притока в докризисные годы.

В таком случае и Минфин, и его непосредственное высокое начальство в Кремле постоянно лгали своему населению про приток иностранного капитала, в составе которого на долю кредитов и займов приходилось порядка 75-90% притока капитала. Напомним, что удельный вес иностранных кредитов и займов в структуре иностранных инвестиций подскочил с 45% в начале 2000-х годов до практически 90% по итогам 2011г. Тогда получается, что Минфин просто-напросто втягивал Россию в долговую кабалу и под красивые лозунги об «иностранных инвестициях» подсаживал экономику на иглу внешних займов. К чему это приводит, прекрасно продемонстрировал кризис 2008-2009гг., когда стратегически значимые предприятия оказались на грани банкротства и чуть не перешли в руки иностранных кредиторов.

При этом даже отреформированные российские чиновники, которых крайне сложно упрекнуть в высоком уровне профессионализма и компетентности, вынуждены косвенно признать, что ситуация с бегством капитала из России приобретает катастрофический характер. Если для независимых от правящих властей экспертов и учёных уже давно стало очевидно, что вывоз капитала из России спровоцирован коррупционными поборами, произволом монополий и отсутствием стимулов для развития производительного бизнеса внутри страны и будет лишь усиливаться, то высокопоставленные чиновники ежегодно с 2009г. заявляли, что бегство капитала носит конъюнктурный характер и уже в ближайшее время сменится чистым притоком.

Тем не менее, даже руководство ключевых финансово-экономических ведомств, к прогнозам которых в экспертном сообществе уже давно относятся как к безответственной «маниловщине» и безнаказанному стремлению выдать желаемое за действительное, было вынуждено радикально пересмотреть свои прогнозы по вывозу капитала частным сектором.

Буквально в конце ноября текущего года глава Банка России Сергей Игнатьев, которые на протяжении 3,5 лет усердно закрывал глаза на беспрецедентный по масштабам и постоянно усиливающийся вывоз российского капитала за рубеж и лишь в интервью газете Financial Times впервые признал негативные последствия оттока капитала из деиндустриализированной «экономики трубы», оценил чистый вывоз капитала из России в 2012г. в размере 70 млрд. долл. Это притом, что ещё в конце 2011г. первый зампред правления Центрального Банка РФ Алексей Улюкаев на полном серьёзе (как, собственно, и на протяжении предшествующих 2 лет) заявлял, что в году (т.е. 2012г.) чистый отток капитала сменится нетто-притоком в размере 15-20 млрд. долл.

Вслед за Банком России, превратившимся в филиал ФРС США и сведшего всю денежно-кредитную политику государства к операциям валютного обменника, свои прогнозы по масштабам бегства капитала из России, больше напоминающие оправдательные отписки, повысили Минфин и Министерство экономики. Сначала Андрей Клепач, открестившийся в начале осени от антимодернизационного проекта бюджета Минфина и признавший вину Банка России в разрастающемся инвестиционном кризисе, озвучил от лица МЭР прогноз по оттоку средств из экономики России в размере 70 млрд. долл. А затем министр финансов Антон Силуанов, идейный последователь «кудриномики» и ученик Гайдара, в самом конце ноября оценил размер нетто-оттока капитала по итогам текущего года в размере 65-70 млрд. долл.

Уже сейчас можно смело говорить о том, что даже нынешние прогнозы МЭР, Банка России и Минфина имеют крайне слабое отношение к действительности. Принимая во внимание, что по итогам первых 9-ти месяцев текущего года было вывезено 57,9 млрд. долл., а в октябре, по предварительным оценкам самого Банка России, чистый отток капитала составил порядка 2,5 млрд. долл., за оставшиеся 2 месяца из России должно быть вывезено порядка 10 млрд. долл. Цифра выглядит вполне обоснованной.

Однако нужно отдавать себе отчёт в том, что именно в ноябре-декабре происходит судорожное доисполнение расходов бюджета, в результате чего в экономику выливается приблизительно 25-30% запланированных годовых расходов. Как показал опыт 2011г. и всех предыдущих годов, именно в последние месяцы бесконтрольно выделяемые правительством бюджетные триллионы рублей (в этом году порядка 3-3,5 трлн.) по причине ослабленного финансового контроля элементарным образом разворовываются, а затем утекают на финансовый рынок и выводятся за рубеж. Помимо разгона предновогоднего разгона инфляции и девальвации рубля такого рода непродуманная бюджетная политика и низкое качество администрирования бюджета провоцируют усиление бегства капитала, рост коррупции и обескровливание экономики.

Совершенно очевидно, что российские чиновники просто-напросто подстраиваются под объективно ухудшающуюся макроэкономическую ситуацию – не имея желания и, что не менее важно, возможности наступить на карман олигархам и коррупционерам (коими они, судя по всему, сами и являются), они просто-напросто закрывают глаза на вывоз активов за пределы России и планомерно повышают свои прогнозы по вывозу капитала. Хуже того, такая ситуация наблюдается на протяжении последних 4 лет – чиновники сначала в упор отказывались замечать вывоз активов со стороны частного сектора (притом что государство само вывезло свыше 73,8 млрд. долл.), а затем и вовсе докатились до того, что стали называть это благом для экономики.

http://forum-msk.org/material/economic/9698126.html
Кузнецов Анатолий , 21 Декабря 2012

Центробанк отказался помогать экономике

В Новом году России грозит новый застой

Олег Гладунов

На традиционной пресс-конференции 20 декабря президент Владимир Путин заявил, что он «удовлетворен темпами роста ВВП России за десять месяцев 2012 года», который составил 3,7%. Правда, это меньше, чем в прошлогодние 4,3%, но на фоне рецессии в еврозоне и снижении роста в США «в целом результат хороший», считает Путин. В то же время, президента «не радует» снижение темпов роста промышленного производства, которое замедлилось до 2,7%, по сравнению с 4,7% в прошлом году. Однако, «не радует» - здесь слишком мягко сказано, ведь такими темпами и до стагнации – экономического застоя, совсем недалеко.

По словам Путина, основными причинами снижения темпов экономического роста в России были спад в мировой экономике и «относительный неурожай зерновых». Здесь чувствуется влияние на президента руководства Центробанка, которое тоже считает, что отечественное производство тормозит исключительно по объективным причинам. Как заявил 19 декабря глава ЦБ Сергей Игнатьев, Центробанк тоже видит риски замедления темпов экономического роста, но не берется их оценивать. По его словам, Банк России, в соответствии с законом, готов нести ответственность только за «поддержание ценовой стабильности», то есть, за показатель инфляции, но не за экономический рост и обеспечение занятости. И не собирается удлинять сроки рефинансирования банков за пределы одного года.

Здесь нужно вспомнить, что неделю назад президент Путин в послании Федеральному собранию призвал Центробанк подумать над возможностью удлинения рефинансирования банков и снижения ставок по кредитам для поддержки отечественной экономики, ссылаясь на ФРС СЩА и Европейского ЦБ, которые по закону обязаны контролировать уровень безработицы и темпы экономического роста. После чего замминистра финансов Сергей Сторчак даже предложил отправить специалистов ЦБ и Минфина в ФРС и ЕЦБ – перенимать опыт.

Но Игнатьев в своем выступлении фактически отказался выполнять пожелания президента Путина, заявив, что американский и европейский регуляторы снизили ставки практически до нуля и предоставляли банкам трехлетнее рефинансирование на фоне рецессии экономик США и Евросоюза, а «у нас в стране рецессии нет, и не предвидится». И странно даже не то, что глава ЦБ отказал главе государства в помощи национальной экономике, а то, что он, видимо, совсем не читает статистику Росстата и Минэкономразвития. Ведь рецессия, по определению и означает тот самый спад роста производства и замедление темпов экономического роста, которые сейчас происходят в России.

И именно денежно-кредитная политика ЦБ, провоцирующая высокий уровень процентных ставок по кредитам для предприятий, по мнению министра экономики Андрея Белоусова, создает риски для экономического роста и служит причиной производственного спада.

Ставка больше, чем прибыль

В России кредиты стоят в несколько раз дороже, чем в развитых и развивающихся странах, констатирует член правления РСПП, предприниматель Константин Бабкин. Стоимость кредитов в России для малого и среднего бизнеса в обрабатывающей промышленности в 2-2,5 раза превышает среднюю рентабельность производства (8-11%), она в 4-5 раз выше, чем в США, Евросоюзе, Японии и даже в Китае.

«Правительство боролось с высокими ценами на российское продовольствие, на комбайны и самолеты, но никогда не ставило перед собой задачу добиться снижения кредитных ставок, - говорит Константин Бабкин. – А высокие кредитные ставки означают высокие доходы банкиров и одновременно - невозможность модернизации, сворачивание производства в России. Правительство последовательно и сознательно вынимает деньги из экономики, обосновывая это необходимостью пополнять резервные фонды. И все эти деньги, по крайней мере, львиная их часть, хранятся за рубежом, и, следовательно, работают на зарубежных коллег - на развитие других стран. Такая политика не только не способствует росту экономики России, но даже вредит целям развития нашей страны».

При этом, по словам Бабкина, инфляция, борьба с которой служит для ЦБ поводом для постоянного изъятия денег из экономики, в России определяется не монетарными причинами, а неправильной промышленной и экономической политикой. Государство сознательно повышает цены на денежные ресурсы на внутреннем рынке, вопреки всякой логике повышает налоги, и все это в итоге приводит к появлению супердорогих кредитов и разгоняет производственную инфляцию. Центробанк же, борясь с ней, выгребает из экономики «лишние» деньги, чем только усугубляет ситуацию.

Такая денежно-кредитная политика ЦБ привела к тому, что объем денежной массы в российской экономике - 24,7 трлн рублей, составляет меньше половины ВВП, который только за первое полугодие достиг 28 трлн рублей. Тем временем, денег в экономике в идеале должно быть ровно столько, чтобы можно было выкупить все продукты и услуги, произведенные в стране, стоимость которых и составляет макроэкономический показатель Внутреннего Валового Продукта. То есть, размер денежной массы должен быть как минимум равен 100% ВВП, тогда продукты и услуги будут полностью оплачены, и производство на эти деньги сможет развиваться дальше.

В развитых странах денежная масса намного превышает объем ВВП, чтобы дать дополнительный толчок производству и снизить стоимость кредитных денег для предприятий. К примеру, в Швейцарии она составляет 138% к ВВП, в США – 120%, в Японии – 112%, и даже в развивающемся Китае достигает свыше 110% ВВП, потому его экономика так бурно растет. А в России нехватка денег и, соответственно, их дороговизна для бизнеса, тормозят развитие производства и гасят экономический рост.

Валютный обменник Центробанка

В недавнем обращении депутатов Госдумы и ведущих российских экспертов, направленном премьер-министру Дмитрию Медведеву, говорится: «Банк России осознанно отказывается от развития полноценной системы рефинансирования экономики, ограничивая эмиссию рубля притоком иностранной валюты в виде экспортной выручки, иностранных кредитов и спекулятивного капитала. Реализация колониальной политики «currency board» (Когда ЦБ печатает рублей ровно столько, сколько покупает долларов и евро в резервы. Прим. ред.) превратила Центральный Банк России в филиал ФРС США, и свела денежно-кредитную политику ключевого экономического института к функциям «валютного обменника». Закономерным результатом является постоянный дефицит денег в экономике, непозволительно высокая стоимость кредитных ресурсов, инвестиционный кризис в не сырьевых секторах промышленности, деградация производства и консервирование сырьевой направленности экономики».

Центробанк на протяжении многих лет борется с инфляцией издержек монетарными методами. В итоге сегодня стоимость кредитов для малого и среднего бизнеса достигает 18-23%, что в 2,5-3 раза выше прибыли в промышленности и аграрном секторе.

Поэтому отечественные предприятия вынуждены занимать деньги на развитие за рубежом, в результате чего только в 2011 году Россия понесла чистый инвестиционный убыток в размере 50 млрд долларов - от уплаты процентов по кредитам иностранцам. А за период с 2000 по 2011 годы, убыток России от выплат процентов по кредитам иностранным банкирам достиг 303,1 млрд долларов или 80% федерального бюджета прошлого года. Какой уж тут экономический рост.

Однако, как говорит экономист Владислав Жуковский, при нынешнем запредельно высоком уровне имущественной дифференциации населения и отсталой структуре экономики, даже просто для поддержания социально-политической стабильности, российская экономика должна расти темпами не ниже 5,5% в год.

«Хуже всего то, что такими темпами российская «экономика трубы» не растет уже с 2008 года, - поясняет Владислав Жуковский. – При этом впервые за последние годы рост цен на нефть на 35-40% в 2010-2012 годах не только не привел к ускорению экономики, но даже сопровождался падением темпов роста в промышленности, обрабатывающих производствах и грузоперевозках в 2,5-3 раза».

И если российская экономика затухала на фоне стабильно растущих цен на нефть, то страшно даже представить, что ждет Россию в Новом году, по мере дальнейшего сползания мировой экономики в рецессию, а возможно и в новый финансовый кризис.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Fotoimedia/ Андрей Махонин

http://svpressa.ru/economy/article/62357/

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов