Как в одночасье падают «стабильные режимы» и страна превращается в пекло

Пять лет назад свергли египетского диктатора Хосни Мубарака

 

Петр Харламов

 

Хосни Мубарака называли уверенным реформатором. Да и правда, все десять лет, предшествовавшие его отставке 11 февраля 2011 года, страна показывала успешный экономический рост. Ему приписывали и проведение полезной приватизации, и укрощение бюрократии, и создание комфортного бизнес-климата, в том числе для иностранцев. Мегапроекты, боеспособная армия. Однако «говорить и показывать» можно, конечно, что угодно, но не до бесконечности. Арабские революции воспламеняются быстро, словно пропитанные порохом, проходят бурно. А заканчиваются плачевно – практически безрезультатно, перманентно тлея, распугивая последствиями инвесторов и туристов. К власти, в конце концов, приходят военные и, если видят, что подавление будет стоить большой крови, подстраиваются под протестные настроения. 

И все же Египет не Йемен и не Сомали – все-таки лучшая североафриканская экономика. Отчего же устали и взбунтовались сотни тысяч вышедших на улицы крупных городов? А ничего нам, россиянам, не знакомого: 13-процентная инфляция в 2010 году, подорожание продуктов на 20%, при этом – невыносимая коррупция, цензурная глухота, фиктивные выборы, отсутствие перспектив для молодых, расслоение по доходам. И вуаля – 30-летней незыблемой власти вчерашнего «реформатора», сегодня все чаще именуемого прессой и истеблишментом диктатором, пришел конец.

Картина, знакомая до боли

«Я лично живу в предместьях Каира, в элитном поселке с символичным названием Беверли Хиллз, – рассказывал несколько лет назад переехавший в Египет голландец Томас де Роон. – Мои соседи там – своеобразные сливки общества: отставные генералы, чиновники, бизнесмены. Надо признать, что в Египте принцип формирования элит несколько отличается от европейского или американского. Если там ты сначала становишься успешным человеком, а потом уже интегрируешься в высшее общество, то здесь ты, как правило, изначально должен быть родственником или протеже человека, принадлежащего к элите. А там уж и разбогатеешь без проблем. Остальным подняться исключительно сложно: если их бизнес окажется успешным, им, скорее всего, придется лечь под серьезного человека или их попросту разорят – проверками, перепроверками, отзывом лицензии. Вот мы тут сидим с тобой в «Мариотте» среди успешных людей – я лично знаю здешних бизнесменов, у которых по несколько частных самолетов на семью. А прямо за рекой – тоже в самом центре города – район, в который без охраны лучше не соваться. Это местные фавелы, где у людей нет ни фунта, где живут в фанерных домиках и промышляют всякими несимпатичными делишками. Имущественное неравенство здесь просто ужасающее...

— О да, в этом смысле у нас с ними много общего, – смеется Андрей Орловский, некогда советский гражданин, уже почти два десятилетия играющий на валторне в Каирской опере. – Есть два варианта без проблем решить вопрос с чиновником: найти ожидаемый им бакшиш или найти того, кто позвонит этому бюрократу и попросит его поумерить аппетиты. Система знакомая, и, пусть даже здесь есть свои нюансы, нашему человеку приспособиться к ней несложно», – описывал в феврале 2011-го журнал «Эксперт». 

Отчего же взбунтовались египтяне? Ничего нам не знакомого: инфляция, дороговизна, имущественное расслоение, коррупция, цензура, фиктивные выборы, отсутствие перспектив для молодыхОтчего же взбунтовались египтяне? Ничего нам не знакомого: инфляция, дороговизна, имущественное расслоение, коррупция, цензура, фиктивные выборы, отсутствие перспектив для молодыхРИА Новости/Владимир Родионов

Общего и знакомого, на самом деле, немало. Взять хотя бы принятый еще до Мубарака, в 1967 году, «Закон о чрезвычайном положении», позволяющий силовикам беспредельно «разбираться» с уличными протестами и неправительственными организациями. Сам Мубарак безальтернативно избирался при поддержке 90% голосов вплоть до 2005 года – других кандидатов просто не наблюдалось. Впоследствии самого популярного соперника, Аймана Нура, однажды набравшего по итогам избирательной кампании всего 7%, дважды арестовывали и в итоге посадили на пять лет. Симптоматичен и результат парламентских выборов, состоявшихся незадолго до революции, – тогда правящая партия набрала 90% голосов при общей явке меньше 10%. 

Безраздельная вседозволенность силовиков и финансовой элиты, страх плебса перед ними – опьяняли и отдаляли от реальности. Власть слишком долго не желала принимать никакие сигналы снизу, считая свою государственную деятельность плодотворной и созидательной, а недовольных просто подавляла, направляя на эти цели значительные ресурсы. Баланс худого мира кое-как соблюдался, пока внешние кризисные факторы не ослабили экономику и кривая бедности поползла по процентной шкале вверх. Оказалось, если «Народ хочет падения режима!» (как кричали на митингах), режим рушится с удивительной податливостью, стремглав. Еще в 2010 году опрос среди каирских студентов, проведенный по инициативе ООН, показал, что «абсолютное большинство считает любую форму политической активности бессмысленной и не способной никак помочь им в их повседневных нуждах». Всего через полгода те же студенты и другие наиболее образованные слои египетского общества на деле продемонстрировали ошибочность, скоропалительность социологических выкладок. 

«Мубарак, скажи нам, где ты прячешь свои миллиарды!»

События разворачивались стремительно. Сразу пять актов самосожжения спровоцировали многотысячные демонстрации в Каире. На следующий день, 26 января 2011 года, антиправительственные выступления охватывают другие города. Полиция применяет спецсредства для разгона протестующих, производит аресты более тысячи активистов. Кое-где возникают локальные перестрелки с полицейскими, на севере Синая их обстреливают даже противотанковыми ракетами. В Каире, Александрии и Суэце вводят режим ЧП и комендантский час, но это мало помогает. 28 января в многочисленных стычках погибают 62 человека. Не на шутку напуганный Мубарак дает обещание провести реформы и поменять правительство. На следующий день погибают еще 35 человек. Восстают и сбегают из тюрем порядка 20 тыс. заключенных. Начинаются погромы и мародерство. 31 января оппозиция призывает выйти на «марш миллионов» и продолжать протесты до полной смены власти. Правительство покидают близкие к Мубараку бизнесмены, ключевые посты занимают военные. Влиятельное антиправительственное движение «Братья-мусульмане» не признает новый кабинет, равно как и парламент, руководящую национал-демократическую партию и самого президента. Интернет и связь глушатся. Банки закрыты. Автомобильные и железнодорожные магистрали блокируются. Иностранцы, в том числе туристы, массово покидают страну. 

Первая декада февраля проходит примерно в таком же «стиле» и ритме. На сцену выходят сторонники Мубарака, прибывшие в основном из глубинки, на лошадях и верблюдах. Оборонять режим рвутся переодетые в гражданских полицейские. Вернее, защищают в первую очередь себя. Методы полицейского оплота тающей на глазах власти Мубарка включают изнасилования и пытки при выбивании нужных признаний и показаний. Силовикам это припомнят. Продолжаются перестрелки и бои. Армия же «курит в сторонке», наблюдая за эпичностью противостояния. В конечном счете военные решают сдавать президента. 

У нас принято считать, что революцию в Египте организовали в Америке. Специалисты, даже российские, этот стереотип опровергаютУ нас принято считать, что революцию в Египте организовали в Америке. Специалисты, даже российские, этот стереотип опровергаютРИА Новости/Андрей Стенин

10 февраля Мубарак передает часть полномочий бывшему начальнику египетской разведки Омару Сулейману, назначенному первым вице-президентом, его поддерживают и силовики, и оппозиция, и напуганный Запад. Поясняетвостоковед Е. Кирсанов: «Очень жалко в этой ситуации американцев: и президента Барака Обаму, который выступил со скомканным, составленным наспех заявлением (а планировалось же совсем другое: с поздравлениями народу Египта по случаю его победы и верности демократическим ценностям), и директора ЦРУ Леона Панетту, который поторопился публично «обрадовать» сенаторов и дезинформировать президента. Обама в конце своего заявления вообще очень по-простому, как будто он не лидер могучей мировой державы, а дворник, сказал, что «не понимает, что делает Мубарак». А на его посту надо бы уже научиться понимать! Вообще, позиция и действия США по вопросу ситуации в Египте продемонстрировали полную растерянность. Ну, во-первых, резидентура ЦРУ в Каире и Госдеп просто «прошлёпали» начало событий. Во-вторых, никто не смог сформулировать верную стратегию и единую линию поведения по отношению к происходящему»… 

А опальный президент тем временем отбывает в свою резиденцию в Шарм-эль-Шейхе. Он один из самых состоятельных людей планеты. При зарплате в 808 долларов в месяц совокупное состояние его семьи оценивают в 70 млрд долларов. Восьмидесятидвухлетний правитель с 30-летним диктаторским «бэкграундом», понятное дело, желает уйти достойно, позаботившись о капиталах и членах семьи. Полностью отрекаться от власти до осенних президентских выборов в его планы не входит. 

Жадность Хосни не сгубила

Но уже 11 февраля Мубарак складывает с себя президентские полномочия окончательно, передав их Высшему совету вооруженных сил. Политическое пространство мгновенно заполнилось разными силами – от интеллектуальных либералов до радикальных исламистов. Выход армии на политическую арену был предопределен – другого способа вытащить страну из революционного хаоса просто не было. План предусматривался такой: летом демократическим путем выбрать парламент, принять на референдуме новую конституцию и выбрать президента. На том и порешили. 

Перефразировав Корнея Чуковского, Мубарак может по праву изречь: "В Египте надо жить долго"Перефразировав Корнея Чуковского, Мубарак может по праву изречь: "В Египте надо жить долго"www.worldpressphoto.org/

13 апреля Мубараку дали 15 суток ареста – в связи с подозрениями в незаконном обогащении, коррупции и подстрекательстве к убийствам 846 человек на зимних демонстрациях. Между тем каирская площадь Тахрир еще не раз будет заполняться людьми. Массовое недовольство ходом преобразований заставит военных маневрировать – выполнять данные народу обещания, одновременно показывая, что армия – это реальная сила, которая не допустит дальнейшего развития уличного протеста. На этой волне им придется скооперироваться с быстро набирающей обороты исламистской Партией свободы и справедливости. Бунтари, в основном молодежь, будут продолжать выходить на улицы и гибнуть десятками. Христиане-копты – сталкиваться с мусульманами-салафитами по поводу будущего устройства страны. 1 февраля 2012 года в Порт-Саиде футбольные болельщики после матча прямо на игровом поле вырежут больше 70 человек. Революцию все равно «украдут», создадут «старый порядок в новом обличье». 

Для Мубарака же следующие четыре года – сплошная череда обвинений, расследований и судов, куда его, как правило, привозят на больничных каталках: последние события сильно подкосили престарелого экс-президента, говорят, он пережил клиническую смерть и кому. Судебная система Египта показывает себя во всей красе. За применение силы против демонстрантов в июне 2012 года его приговаривают к пожизненному заключению, при этом снимая обвинения в незаконном обогащении и коррупции с его также арестованных сыновей. В апреле 2013 года Мубарака освобождают из-под стражи, но на нем «висит» еще как минимум три дела о коррупции. 21 августа его освобождают совсем, прокуратура молчит. В мае 2014 года свергнутого главу государства приговаривают к 3 годам колонии строгого режима, но в ноябре того же года оправдывают по всем эпизодам, кроме присвоения 14 млн долларов на ремонт президентского дворца. Наконец, в мае 2015 года окончательно освобождается он сам, а в октябре – его сыновья. 

Почти всё время за решеткой он проводит в больнице. В политическом решении о его освобождении просматривается этическое – отдать должное возрасту, состоянию здоровья и былым государственным заслугам. Плюс принимавшие это решение – плоть от плоти сформировавшейся в стране властной корпоративной системы. Швейцария заморозила некоторые счета семьи бывшего диктатора, но судьба значительной части богатств, в два раза превышающих госдолг всей страны, остается неизвестной.

Первый среди третьих 

Какой же была «авторитарная стабильность» по Мубараку? Несмотря на зачистку политического поля, продержаться целых 30 лет у власти без каких бы то ни было успехов и, соответственно, сторонников в народной массе – сложновато. 

Говорят социологи А. Коротаев и Ю. Зинькина: «Было трудно просчитать, что по режиму Мубарака больно ударят успехи, достигнутые им (и его предшественником [Анваром Садатом, у которого Мубарак был вице-президентом]) в модернизации Египта, успехи, обеспечившие резкое падение в 1975–1990 годах смертности вообще и младенческой и детской смертности в особенности, успехи, без которых очень многие молодые египтяне, с пеной у рта требовавшие на Тахрире отставки (или даже смерти) Мубарака и «падения режима», просто умерли бы, не дожив до того возраста, когда они смогли бы выйти на улицы с подобными требованиями». 

После убийства своего предшественника Садата (справа) Мубарак начинал как борец с коррупцией и освободитель оппозицииПосле убийства своего предшественника Садата (справа) Мубарак начинал как борец с коррупцией и освободитель оппозиции"ВКонтакте"

Данные от Коротаева и Зинькиной: за 30 лет правления Мубарака экономика Египта выросла в 4,5 раза, это один из лучших показателей в странах Третьего мира. В 2004 году новое правительство с помощью привлеченных экономистов принимает эффективную программу реформ, и темпы экономического роста ускоряются. В 2008-м, в год мирового финансово-экономического кризиса, прирост ВВП Египта замедляется с 7,2 до 4,6% (впрочем, остальным о таких темпах остается только мечтать), но в 2010-м ускорение возобновляется. «Примечательно, что новое правительство Египта, оказавшееся у власти в результате революционных событий, пообещало, что оно «не откажется от фундаментальной экономической философии, которой египетское правительство следовало с тех пор, как оно приняло в 2004 году программу либеральных реформ», таким образом, по сути дела признав, что экономическая политика свергнутой администрации Мубарака была в основе своей совершенно правильной».  

Что касается коррупции, то, по данным «Transparency International», уровень коррумпированности в Египте на 2010 год был вполне сопоставим с показателями Италии, Греции, Китая или Индии и был ниже, чем в Аргентине, Индонезии, Вьетнаме, большинстве постсоветских государств, включая Россию. По уровню экономического неравенства, свидетельствовал Отчет о человеческом развитии Программы развития ООН, Египет занимал лишь 120-е место среди 145 стран, причем пропуская вперед не только Грузию, Индию, Китай, Мексику и Россию, но и Ирландию, Испанию, США и Францию.

В итоге Мубарака подвела не коррупция и не экономика, а чванливая самоуверенность, невнимание к нуждам молодых египтянВ итоге Мубарака подвела не коррупция и не экономика, а чванливая самоуверенность, невнимание к нуждам молодых египтянРИА Новости/Андрей Стенин

Мировой рост цен на продовольствие ударил по египтянам слабее, чем в большинстве других стран Третьего мира, «ибо администрацией Мубарака были предприняты очень серьезные меры по их защите через систему субсидий... Таким образом, к началу нового витка роста цен на продовольствие на мировом рынке 100% населения Египта были обеспечены дешевым субсидируемым хлебом и почти 80% покупали по низкой государственной цене сахар, масло, рис. Рационные карты имеют почти 80% жителей Египта. При этом, согласно данным Египетского исследования демографии и здравоохранения, проведенного в 2008 году, 40% египетских женщин и 18% мужчин имели избыточный вес вследствие переедания. Соответственно, говорить о том, что недостаточное субсидирование ставило заметную часть населения на грань голодного выживания, совершенно неправомерно».  

В общем, не коррупция, не бедность и голод стали причиной египетской революции – в таком случае восстания прокатились бы по всему Земному шару. Получается, что молодому и образованному ударному отряду египетской революции просто надоело довольствоваться субсидированным хлебом и ролью «бессловесного скота» в ведущей экономике Третьего мира – в отличие от голодных неграмотных участников бунтов, предшествовавших правлению Мубарака. Изменились времена и вместе с ними чаяния, на что зарвавшаяся, оглохшая власть не захотела и не смогла вовремя среагировать – и поплатилась. Впрочем, «поплатилась» – громко сказано. Поплатились жизнями, здоровьем, имуществом жаждущие демократии не на конституционной бумаге, а на деле. 

полностью - https://www.znak.com/2016-02-10/dorogovizna_korrupciya_cenzura_fiktivnye_vybory_istoki_revolyucii_piramid

11 Февраля 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов