Интернетчик Кто такой Герман Клименко и что он будет советовать Владимиру Путину

В конце декабря 2015 года президент Владимир Путин предложил основателю сервисов «Медиаметрикс» и Liveinternet, руководителю Института развития интернета (ИРИ) Герману Клименко стать его советником, то есть работать посредником между интернет-отраслью и чиновниками. Всего за месяц в новой должности Клименко успел сделать немало неожиданных заявлений — например, о возможной блокировке Google, Facebook и Telegram, а также о запрете биткоинов на территории России. Представители отрасли, впрочем, привыкли к эпатирующим высказываниям нового советника Путина — и теперь с осторожностью ждут первых реальных дел. О Германе Клименко и его деятельности рассказывает специальный корреспондент «Медузы» Даниил Туровский.

3 февраля 2016 года советник президента России Герман Клименко пришел на конференцию «Безопасность в интернете». Большую часть заседания, пока сотрудник отдела «К» МВД РФ рассказывал о разнообразных киберпреступлениях, Клименко сидел, уткнувшись в смартфон — он комментировал в фейсбуке фотографию, на которой его отметили. На этом снимке были участники конференции — сам Клименко и другие учредители Института развития интернета, Сергей Плуготаренко и Сергей Гребенников (организация была создана в 2015 году — чтобы вести «диалог с властью» от имени российского интернет-сообщества).

Фотографию также прокомментировал сотрудник Минкомсвязи Вартан Хачатуров: «Мне кажется, этот состав скоро будет проводить конференции среди себя по вообще всем вопросам жизни, вселенной и всего такого, причем еженедельно, по очереди слушая пленарные доклады друг друга». Другой пользователь написал: «Скучно», на что Клименко заметил: «черд :)) крови и кишок хочешь? :))». На самой конференции Клименко, впрочем, вел себя чрезвычайно сдержанно; отвечал на вопросы кратко и очень тихо. 

Корреспондента «Медузы», обратившегося к Клименко за комментариями, советник президента встретил словами «Как у вас совесть позволила подойти? Ваш главный редактор говорил, что я нализал [должность]». Тем не менее, Клименко рассказал «Медузе», что с момента назначения ни разу не виделся с Владимиром Путиным, но уже понял, что с наличием должности советника «работа заметно упрощается». Он добавил, что многие рекомендуют ему быть более сдержанным в высказываниях, хотя начальник, которого бы он действительно слушался, у него «теперь только один».

Назначение

Накануне назначения Герман Клименко выглядел «уставшим, бледным, изношенным», рассказывает «Медузе» его знакомый: «Его вымотала работа в ИРИ, пришлось собрать столько людей, а еще приходилось постоянно общаться с Администрацией президента и [ее первым замглавы Вячеславом] Володиным — он был весь на нервах». Собеседник «Медузы» утверждает, что назначение советником стало для Клименко неожиданностью — на встрече с Путиным он рассчитывал лишь на слова поддержки в адрес Института развития интернета. 

Артем Козлюк из «Роскомсвободы» (движение мониторит процесс ужесточения регулирования интернета в России) считает, что ИРИ в свое время был создан, чтобы «представить Клименко Путину — как руководителя всея отрасли». «Все это — чисто володинская история», — добавляет топ-менеджер одной из главных российских интернет-компаний (пожелал остаться неназванным).

Сам Клименко сразу после назначения заявит, что «совершенно не был в курсе, и все случилось крайне неожиданно».

Знаковая встреча Путина с Клименко состоялась 22 декабря 2015 года на форуме «Интернет Экономика». Владимир Путин разговаривал с узким кругом представителей отрасли — самим Клименко, основателем «Яндекса» Аркадием Воложем, владельцем Rambler& Co Александром Мамутом, гендиректором РБК Николаем Молибогом, гендиректором Mail.ru Дмитрием Гришиным, руководителем InfoWatch Натальей Касперской. Там же был и Вячеслав Володин.

Герман Клименко и Владимир Путин на форуме «Интернет Экономика». Москва, 22 декабря 2015 года
Фото: пресс-служба президента России

В конце этой встречи Путин спросил, нет ли среди собравшихся человека, которому «абсолютно доверяет [интернет-отрасль] и который понимает весь комплекс проблем и мог бы энергично продвигать идеи в практическом плане — в правительстве, в Администрации [президента], в регионах». Все замолчали, Путин засмеялся; Волож показал рукой на Клименко и добавил: «Может, тот, кто нас собрал?» «Вы чем занимаетесь? У вас работа-то какая?» — обратился президент к Клименко. Тот ответил: «У меня свой интернет-проект есть». В этот момент Путин предложил Клименко работу в Администрации президента. Клименко сказал, что ему нужно подумать и посоветоваться с женой и детьми. 

— Ну, вот посоветуйтесь с младшим [сыном]… — рекомендовал президент. — Потому что у старшего там уже много своих идей, и он вам будет всякие идеи подсказывать, заведет вас куда‑нибудь в другую сторону. А с пятилетним посоветуйтесь. Девочка? Мальчик?

— Мальчик.

— Ну, мужчина. Вы скажите, что поможете ему регулировать движение в масштабах страны с помощью интернета. Он вас поддержит.

— Поддержит.

— Не включайте заднюю передачу. Ну, подумайте, ладно.

Указ о назначении Клименко Путин подписал 4 января 2016 года.

Институт развития интернета

В создании Института развития интернета особую роль сыграл Вячеслав Володин, с которым у Клименко, как он заявил в интервью «Ведомостям» «хорошие отношения». 

Организацию, которая регулировала бы отношения интернет-отрасли и власти, придумал Сергей Плуготаренко, директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК). Она объединяет основные интернет-компании «для формирования цивилизованного рынка» и поддержки отраслевых проектов — например, в сфере образования. Офис РАЭК находится на 46-м этаже башни «Федерация» в Москва-Сити. Перед входом стоит картонная фигура Германа Клименко, на экране телевизора крутят видео с «Премии Рунета», организованной РАЭКом (в 2015 году ее получили, например, проект московской мэрии «Активный гражданин» и сайт Федеральной налоговой службы), на стене висит фотография Путина вместе с канцлером ФРГ Ангелой Меркель.

Директор РАЭК и один из основателей Института развития интернета Сергей Плуготаренко
Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Осенью 2014 года, за некоторое время до конференции Russian Interactive Week (RIW), Плуготаренко и Сергей Гребенников — директор региональной организации «Центр интернет-технологий» (РОЦИТ; заявленная миссия — развивать интернет-технологии среди граждан) отправили в Администрацию президента документ с собственными соображениями по поводу развития российского интернета. А заодно — приглашение Володину посетить конференцию.

По словам Плуготаренко, к тому моменту интернет-ассоциации обсуждали идею о создании новой объединенной структуры, которая могла бы контактировать с властью и лоббировать интересы отрасли.

Володин приехал на RIW 12 ноября 2014 года. На закрытой встрече присутствовали представители порядка 30 интернет-компаний, она длилась два с половиной часа. «Вячеслав Викторович приехал просто пообщаться, — рассказывает Плуготаренко. — Мы говорили о том, что запретительно-охранительный тренд регулирования, который превалирует в интернете с 2012 года, нужно превратить в стимулирующий».

На встрече Володин выглядел крайне заинтересованным, хотя, по словам Плуготаренко, «не до конца все понимал». Особенно его интересовала электронная коммерция (по удивительному совпадению за несколько месяцев до этого следователи СК РФ приходили в «Яндекс.Деньги» по делу о мошенничестве в ходе избирательной кампании Алексея Навального на выборах мэра в 2013 году — средства тогда собирались с помощью этого сервиса).

Ближе к концу встречи Плуготаренко предложил «продолжить диалог», а Володин подхватил идею и одобрил создание Института развития интернета, назвав это «прекрасной инициативой». Решили, что ИРИ станет объединяющей организацией, которая будет консультировать власть по поводу проблем интернета и выдвигать свои предложения. «После встречи у собравшихся было ощущение подъема, как после посещения [Дмитрием] Медведевым нашей конференции в 2008 году», — говорит директор РАЭК Сергей Плуготаренко.

К Плуготаренко и Гребенникову в процессе создания ИРИ присоединился Герман Клименко, который еще в 2013 году говорил, что «РАЭК совсем «огосударственнилась». Помимо них в учредителях ИРИ оказались Фонд развития интернет-инициатив (инвестирует в стартапы на деньги различных коммерческих предприятий; создан по инициативе Путина) и Медиа-коммуникационный союз (общественная организация, представляет интересы телеком-компаний).

 

ИРИ начал работать в апреле 2015 года, Клименко возглавил совет института. В следующие месяцы организация разрабатывала так называемые «дорожные карты» развития интернета — посвященные в основном тому, как «провести» интернет в те сферы, где его еще нет (например, в медицину — создать электронные больничные карты). «Дорожные карты» формулировались на основе предложений экспертов, которых собрал ИРИ; их было несколько сотен (среди них, в том числе, оказались Илья Подсеваткин и Кирилл Гринченко из «Медиагвардии», добивавшиеся блокировки проекта «Дети-404», помогающего ЛГБТ-подросткам). 

Впрочем, речь в «дорожных картах» шла не только о расширении применения интернета. В октябре 2015 года там появилось и предложение запретить UDP—протокол, на котором работают торренты.

«ИРИ — лояльная одобряющая структура, — считает Артем Козлюк из «Роскомсвободы». — Но хоть будут говорить Путину, что не всегда верно говорить, о том, что интернет — разработка ЦРУ, он еще и полезен для российской экономики». «Разговор с властью есть и без них, хотя, конечно, лишний канал коммуникации и не помешает», — считает топ-менеджер одной из главных российских интернет-компаний.

«Нам никогда не говорили выступать так, как нужно выступить. Мы находимся там, где можно на что-то влиять, и если мы видим, что это черное, то мы никогда не скажем, что это белое», — возражает Гребенников.

Позиция

Клименко, вероятно, станет самым открытым чиновником Администрации президента: за месяц после назначения он дал не менее десяти больших интервью.

В разговорах с журналистами Клименко допустил, что можно заблокировать Google и Facebook, «не сотрудничающих с правоохранительными органами». «Что произойдет, если государство запретит Google и Facebook? Ответ безумно простой: «Яндекс» и остальные начнут зарабатывать больше, если получат большую часть пирога. Google же кушает наши пироги», — сказал он.

Примерно такие же соображения у него и по поводу Telegram. «Я уверен, что Telegram либо будет сотрудничать, либо будет закрыт», — сказал Клименко. Создатель мессенджера Павел Дуров в ответ заявил, что доступ правоохранителей к личной переписке граждан приведет к возникновению черного рынка личных данных, а Telegram «не будет выдавать личные данные или ключи шифрования третьим сторонам».

Советник выступил против биткоинов. «Никаких альтернативных планов типа биткоина быть не может. Не стоит забывать, что классические признаки независимого государства — это, прежде всего, границы и деньги. Как только государство на свою территорию запускает деньги, эмитируемые неизвестно кем, подобная практика превращается из инструмента финансирования в фальшивомонетничество», — сказал он.

 

Клименко заявил о себе как о крайне лояльном и исполнительном чиновнике: «Если государство завтра примет решение о запрете «Гугла», я его исполню»; «Государство предназначено для того, чтобы вмешиваться в нашу жизнь»; «Володин прошел очень впечатляющую карьеру. Я с уважением отношусь к аппаратчикам, которые прошли такой путь».

«Клименко «болен» интернетом, — объясняет «Медузе» Сергей Гребенников из РОЦИТ. — Его радует, когда можно с помощью айфона сделать, то, чего раньше сделать было нельзя: заказать, например, нож из Амстердама или оплатить пошлину». По словам Гребенникова, должность советника не подразумевает публичной деятельности, Клименко должен будет «держать руки на пульсе и помогать президенту быть в теме»; он станет «для ИРИ элементом, который поможет заходить в те кабинеты, где мы хотим что-то решить».

Герман Клименко (слева) и директор РОЦИТ Сергей Гребенников
Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Знакомый Клименко считает, что тот попытается использовать выпавшую возможность, чтобы занять должность повыше — вплоть до министерской, где он сможет сам принимать решения, а не только советовать и заносить бумаги в нужные кабинеты.

«Можно смеяться и шутить по поводу Клименко, который многим неприятен, — говорит «Медузе» топ-менеджер одной из главных российских интернет-компаний. — Но у него теперь есть официальная должность. Как он этим воспользуется?»

Взгляды

Герман Клименко — известный интернет-тролль и провокатор; при этом он крайне обидчив и тяжело воспринимает любую критику в свой адрес. «Его можно понять, он так всегда общается с друзьями, а теперь столкнулся с волной целенаправленного троллинга уже в свой адрес», — говорит его знакомый.

Свои обиды он не скрывает. Критикующих его высказывания о регулировании интернета Клименко называет «врагами», периодически выкладывает в ответ оскорбительные картинки (вроде этой). Он активно ведет фейсбук и отвечает на большинство постов, в которых его отмечают.

В ноябре 2015 Клименко выложил фотографию, где они вместе с Плуготаренко находятся на заседании в Кремле. Фотографию он подписал: «Достойно представили с Сергеем интернет на приеме». Один из комментаторов иронизировал: «Жаль, мы забыли вас выбрать, чтобы нас представлять». Клименко (в тот момент — еще руководитель ИРИ, а не советник президента) на это ответил: «У вас все плохо в жизни? Требуется посраться? Так и скажите, а не подступайте издалека. Я легко и просто пошлю вас и в жопу и на ***».

 

Собеседники «Медузы» в интернет-отрасли сходятся во мнении: Клименко любит эпатировать, но при этом способен на разные модели поведения. Все в отрасли ждут его первого настоящего шага, а не громких заявлений.

Знакомые описывают его как человека, умеющего дружить, не высокомерного. «Он желал и стремился к этой истории, он хотел работать в регулировании интернета больше, чем в Liveinternet. Многие люди, попавшие во власть, меняются. Но он зависим от общественного мнения. Клименко не может стать совсем г*****, иначе ему самому станет плохо», — говорит его знакомый.

* * * 

Клименко родился в 1966 году в Москве, окончил Военно-инженерную академию имени Можайского по специальности инженер-программист, позже получил диплом экономиста в Высшей школе экономики. В 1990-е работал в банковской сфере, первый интернет-проект List.ru (каталог сайтов) создал в 1998 году; в 2000-м продал его за миллион долларов. В начале нулевых он организовал сервис личных дневников Li.ru, в 2005 году объединил его с сервисом статистики Rax.ru — так появился Liveinternet. 

«Именно из-за «Ли.ру» у него появилась мысль о том, что российские и иностранные компании поставлены не в равные условия, — рассказывает Козлюк. — Они в Liveinternet всегда мгновенно отвечали на запросы правоохранительных органов, тогда как иностранцы могли отказывать. Это была его навязчивая мысль. Если бы закон о переносе данных не был написан раньше, его бы придумал Клименко (по закону иностранные компании должны хранить данные россиян только в дата-центрах на территории России — прим. «Медузы»)».

В 2013 году Клименко основал агрегатор новостей «Медиаметрикс», формирующий рейтинг материалов по количеству переходов из социальных сетей. В январе 2015 года во взломанной группой хакеров «Анонимный интернационал» переписке, якобы принадлежащей сотруднику АП Тимуру Прокопенко (курировал тогда интернет), среди прочего было обнаружено его высказывание о «Медиаметрикс»: «Это наш продукт» — с тремя смайликами. Клименко все отрицал. 

При этом он отмечал, что для него крайне важны деньги — и не важно, кто платит. «Если ко мне завтра принесут чемодан с деньгами, я продам все, будет ли это тоталитарный режим или либерально-демократическая компания», —говорил он.

В январе 2016 года стало известно, что Клименко владеет торрент-трекером. Материал «Ведомостей» об этом он назвал «доносом».

В ближайшее время Клименко должен избавиться от всех активов — по закону, как государственный служащий, он не может заниматься бизнесом. Часть проектов он собирается продать, часть передать в управление сыну — Юрию Клименко, окончившему Высшую школу экономики по специальности «электронный бизнес».

Ожидания

Себя Клименко называет «интернетчиком». 

Он повторяет мантру о том, что и его должность, и Институт развития интернета нужны, чтобы обеспечивать связь между отраслью и властью. В подкрепление этой мысли он рассказывает историю о том, как в Общественной палате три года назад обсуждали закон о блогерах: «Сидят две юристочки, они написали закон. Мы предлагаем свой вариант. А те удивляются: «Зачем?! Мы же уже передали вам правильный вариант!» Мы говорим — вы хотя бы прочтите — мы по электронной почте сейчас пришлем! А депутат, который это все затеял, отвечает: у меня нет почты. Раздается гомерический хохот. Это показатель глубины дискоммуникации».

Сам Клименко пообещал в эфире «Эха Москвы», что будет заниматься только экономическими вопросами: «Не надо ко мне приставать с вопросами про «за ретвит два годика дали», это не моя проблема».

Артем Козлюк из «Роскомсвободы» считает, что в 2016 году власти начнут, в первую очередь, наступление на анонимайзеры — VPN и Tor. Это отчасти подтверждают и опубликованные 29 января на сайте Кремля поручения Путина по итогам форума «Интернет Экономика» (того самого, на котором Клименко получил предложение от президента стать советником). Среди 16 поручений есть три, адресованные к ФСБ. К 1 июня 2016 года Путин попросил «представить предложения по изменению требований к шифрованию данных, передаваемых по сетям связи в Российской Федерации, предусмотрев ответственность за их нарушение». Кроме того, силовикам поручено организовать «мониторинг информационных угроз в сети интернет» и «представить предложения в законодательство по регулированию обработки данных граждан».

Глава «Роскомсвободы» Артем Козлюк
Фото: личная страница Вконтакте

Восемь поручений Владимир Путин адресовал лично Герману Клименко. Среди них, например, такие задачи: импортозамещение зарубежного программного обеспечения отечественным и «налог на Google» (сейчас Google Play и Apple Store не платят НДС в России с совершенных тут покупок). Утром 2 февраля 2016 года Клименко заявил, что ИРИ «все поручения выполнит в срок». Стоит сказать, что большая часть этих поручений сформулирована на основе «дорожных карт», которые готовил сам Институт развития интернета. 

Окончание -  https://meduza.io/feature/2016/02/04/internetchik

 

4 Февраля 2016
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 4 Февраля 2016

Известные российские продюсеры и режиссёры потребовали извинений от советника президента Путина по интернету

Ранее он назвал правообладателей «жадными упырями» и призвал их в условиях экономического кризиса резко снизить цены на свою продукцию.

Подписи под открытым письмом к советнику Герману Клименко поставили 10 человек. В том числе гендиректор Первого канала Константин Эрнст, глава Мосфильма Карен Шахназаров, продюсер Александр Цекало, ряд их коллег в области теле и кино-индустрии. Они возмущены тем, что их назвали «жадными упырями». Свою позицию советник президента недавно высказал в эфире РСН, отвечая на вопрос что делать с интеллектуальной собственностью в интернете и ситуацией с вечной блокировкой портала рутрекер. За это Клименко правообладатели сравнили с профессором Плейшнером из фильма «17 мгновений весны». С которым пьяный воздух свободы сыграл злую шутку. В письме они отмечают, что в отличие от профессора советник президента допустил только одну ошибку, которую можно исправить. «Надеемся, от вас последуют извинения за неосторожно обронённую фразу. А мы вас простим», — говорится в письме. Его авторы дают Клименко понять: он явно погорячился, назвав их упырями. Приводят целый ряд фильмов: от Бриллиантовой руки и Я шагаю по Москве до Брата и Сталинграда. Интересуются: «клеится ли к создателям этих фильмов образ упырей?». И спорят с утверждением Клименко о том, что борьбу с пиратами надо приостановить, потому что у людей нет денег.

Советник президента в интервью Комсомолке, где и появилось письмо режиссёров и продюсеров, отказался от комментариев. Он назвал тему проходной и сказал, что она не имеет прямого отношения к его работе.

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов