«Попытка «дворцового переворота» может привести к кровавой междоусобице»

Илья Пономарев – о том, кто и когда будет следующим после Путина и Медведева

 

 

Один из основателей «Левого фронта», бывший советник президента фонда «Сколково», экс-депутат Госдумы Илья Пономарев – один из наиболее известных российских политэмигрантов (хотя сам себя таковым не признает). Уголовные дела, изгнание из парламента и – фактически — из страны: Пономарев на себе испытал простую горечь политики по-российски. И в ответах на вопросы читателей и редакции Znak.com не исключает никаких вариантов развития событий – ни обнадеживающих, ни трагичных.  

«Даже к Советскому Союзу отношение было лучше, чем к нынешней России»

— Илья Владимирович, вы наверняка имеете возможность общаться с представителями американского и вообще западного истеблишмента. В связи с этим несколько вопросов. Первый: удалось ли Путину действиями в Крыму, на Украине, на Ближнем Востоке убедить хотя бы часть американской элиты в том, что Россия «поднялась с колен», что с ней необходимо считаться в большой геостратегической игре и так далее?

— То, что произошло с Крымом, и дальше, имеет катастрофические последствия для российского имиджа на международной арене. Хуже не бывает, даже к Советскому Союзу отношение было лучше, чем к нынешней России. И когда Хилари Клинтон назвала Путина хулиганом, то это был скорее комплимент: дескать, ребенок, на которого не обращали внимания, и вот он решил нашкодить. Но в реальности в среде западных элит его воспринимают гораздо хуже, как нарушителя поствоенной системы международной безопасности.

Впрочем, на Западе есть меньшинство, 5-7% населения, которым нравится Путин за то, что он бросает вызов Западу. Им кажется, что он не дает «американскому империализму» хозяйничать в мире. Среди них есть весьма достойные люди, например великий кинорежиссер Оливер Стоун. С такими активно и успешно работает телеканал Russia Today. Но нет ни одного процента, ни одного человека, который бы согласился с тезисом, что «Россия встает с колен», — потому что для всех, в том числе симпатизирующих Путину, совершенно очевидно, что Россию, в связи с ее поведением в мире, ждут тяжелейшие экономические испытания. 

Илья Пономарев: "Меня неоднократно уговаривали, в том числе господа за кремлевским зубцом, что безопаснее быстро уехать"Илья Пономарев: "Меня неоднократно уговаривали, в том числе господа за кремлевским зубцом, что безопаснее быстро уехать"РИА Новости/Александр Вильф

— А фильмы, которые вышли в последнее время, — «Хуизмистерпутин» и фильм BBC про коррупцию в России — насколько они влияют на отношение Запада к России и ее политическому режиму? Им верят? Это продуманная политика западных элит по дискредитации Путина или личная инициатива конкретных журналистов?

— Я полагаю, что искать здесь некий план не стоит. Конечно, очень бы хотелось, чтобы политический мир состоял из каких-то вдумчивых стратегий. Но это не так. Реальность такова, что миром управляют краткосрочные и ситуативные решения, продиктованные конъюнктурными соображениями.

Что касается этих фильмов и того, почему они появились только сейчас, а не 5-10 лет назад, то здесь все просто. Аннексия Крыма открыла некий «ящик Пандоры», и тогда на Западе поняли, что Путин решил играть в мире по своим правилам, наплевав на международное сообщество. Так началась подготовка этих фильмов, пока люди собирали материалы, брали интервью, писали сценарии, прошло больше года.

Считаю, что общественное мнение они не изменят. Еще до этих фильмов, полагаю, около 80% западного населения понимали воровскую природу российской власти и ее опасность для миропорядка. Ничего принципиально нового западному человеку эти фильмы не сказали, просто укрепили это мнение. Но тогда на что, на кого они влияют? На политические элиты, ведь они всегда чутки к «моде» — что является мейнстримными темами в СМИ. 

К примеру, я бы взял другое, куда более важное событие – постановление лондонского расследования по делу об убийстве Литвиненко. Все на Западе и так были уверены, что убийство совершено полонием по заданию Путина (кстати, в последнем я лично сомневаюсь). Но одно дело уверенность, а другое — наличие официальной бумаги с печатью и подписью. Это закрывает возможность называть подобное мнение спекуляцией и заблуждением, оно входит в правовую плоскость. И чем больше таких фильмов, публикаций, постановлений судов, различных свидетельств и доказательств, тем сложнее западным правителям закрывать на это глаза и даже просто здороваться с Путиным на встречах, вести с ним какие-то переговоры. А это всегда плохо для России. Потому что если с нами все меньше будут хотеть общаться, то и снимать точки напряжения по ряду проблем будет все сложнее. А расплачиваться за это всем гражданам страны. Если бы Кремль о них хоть немного думал, он был бы сам заинтересован в том, чтобы найти реальных заказчиков преступления и закрыть эту тему – тем более что далеко ходить не придется.

Хочу добавить, что если на Западе говорят «а», то надо сказать и «б». Если они в чем-то обвиняют Путина, то надо публиковать доказательства. Я уверен, что доказательства коррупции, как минимум сделок с заинтересованностью, у западных спецслужб есть. Но очень боюсь, что они не собираются реально расследовать преступления российского руководства, а просто шантажируют его.

"Россию, в связи с ее поведением в мире, ждут тяжелейшие экономические испытания""Россию, в связи с ее поведением в мире, ждут тяжелейшие экономические испытания"РИА Новости/Артем Житенев

— Для чего?

— Во многих вещах позиция России деструктивна и дестабилизирует международную ситуацию. Зачем, например, надо было обострять отношения с Турцией, страной, входящей в блок НАТО? Сейчас весь Альянс считает, что следующей стадией обострения конфликта станет столкновение между Россией и НАТО в каком-то другом регионе мира. А потом, когда расследование проведено и обвинения предъявлены, пути назад нет. А когда только угроза – возникают Лесины в вашингтонском отеле, и это явно не последняя «ласточка» из Москвы.

— В Америке набирает обороты кампания по выборам следующего президента. Кто из реальных претендентов на Овальный кабинет Белого дома испытывает искренние симпатии к Путину и России? Дональд Трамп?

— Симпатии к Путину и к России там не испытывает никто. И Трамп в том числе, он просто устраивает шоу, пытаясь критиковать действующую американскую власть, используя эпатаж. Помните, в фильме «Назад в будущее» был такой хулиган Бифф? Трамп пытается быть им на публике, типа: свой чувак, который режет правду-матку. Отсюда время от времени в его риторике возникает фамилия Путина. Но все это для образа и не имеет отношения к реальной политике. И шансов стать президентом у Трампа практически никаких. А все остальные относятся к Путину откровенно негативно. Правда, если кто-то из них станет президентом, это еще не значит, что в отношении России он будет проводить ту жесткую линию, какую сейчас все они декларируют.

— По вашим ощущениям, это будет президент-демократ или президент-республиканец?

— Делать прогнозы по американской политике — крайне неблагодарное дело, они часто оказываются ошибочными. Но вообще, я считаю, что сейчас, когда начинаются праймериз, больше шансов у Хилари Клинтон.

"Для Путина это самый удобный вариант. Ее супруг имел много совместных проектов с российскими корпорациями""Для Путина это самый удобный вариант. Ее супруг имел много совместных проектов с российскими корпорациями"РИА Новости/Григорий Сысоев

— Вряд ли она будет благоволить Путину?

— Ну почему же? Я как раз считаю, что для Путина это будет самый удобный вариант. Потому что ее супруг имел большое количество совместных проектов с российскими корпорациями, часто приезжал, получал деньги из России. Поэтому, я думаю, в Кремле рассчитывают именно на ее победу на выборах президента США.

«Путин считает: надо стать главными негодяями в квартале, чтобы нас боялись»

— На международной арене Путин отвечает на американскую манеру вмешиваться по своему усмотрению в любые международные дела (Балканы, Ирак, Ливия и т.д.). Разве он не прав? Разве не понятно его стремление к международной безопасности, порядку, предсказуемости в противовес хаосу, который нередко возникает там, куда приходят американские войска?

— Все мы учились в школе. Если Петя ударил девочку и каким-то образом избежал наказания, означает ли это, что теперь весь класс должен начать бить девочку? На мой взгляд, мораль и тем более международное право носят абсолютный, а не относительный характер. То, что кто-то нарушает правила, ведет себя нехорошо и неправильно, означает, что с ним нужно бороться, а никак не уподобляться ему. Но Путин и его команда из подворотни считают по-другому: если им можно, то и нам можно. Надо стать главными негодяями в квартале, чтобы нас боялись. У нас в стране это очень распространенный подход, в том числе и в оппозиционных кругах. Я придерживаюсь другого взгляда на мир.

— А как же школа международных отношений realpolitik, принцип баланса сил, система сдержек и противовесов? Может быть, Путин именно ее и пытается создать на международной арене?

— Баланс сил должен быть, но он не должен становиться неправым делом. Когда Россия говорила США о недопустимости вторжения в Ирак, о пагубности их действий в ходе «арабской весны», об ошибочности шагов в отношении Сирии, я был полностью согласен с этой позицией. Она была правильной с рациональной точки зрения и морально обоснованной. Но как только мы стали делать ровно все то же самое, но только на Украине, то тем самым показали, что ранее упрекали Америку просто потому, что у нас не было возможности делать то же самое, что она. Возможность появилась, и мы тоже оказались международным хулиганом. О каком доверии к России после этого можно говорить? Мы сами обесценили ту свою риторику.

"Возможность появилась - и мы тоже оказались международным хулиганом. О каком доверии к России после этого можно говорить?""Возможность появилась - и мы тоже оказались международным хулиганом. О каком доверии к России после этого можно говорить?"РИА Новости/Василий Батанов

— Да и по плечу ли России вторгаться в международные конфликты, когда ее экономика деградирует?

— Деньги здесь вторичны. Никому нельзя вести себя плохо, ни России, ни Китаю, ни Америке. Это не зависит от затрат на военные ресурсы – кстати, затраты на обеспечение ограниченного присутствия в разных точках мира в масштабах нашей страны не такие уж и большие. Цель вмешательства (когда оно целесообразно, что на самом деле редкость) должна зависеть лишь от представлений о хорошем и плохом, нравственном и аморальном, от международного права, в конце концов. Я всегда буду критиковать иную политику и делать все возможное, чтобы не допускать ее, вне зависимости от того, кто ее осуществляет. 

— Вы — единственный депутат Госдумы, голосовавший против присоединения Крыма к России. Во сколько, по вашим сведениям, обошлось это событие российской экономике (сбежавший капитал, не привлеченные инвестиции и технологии)? Какие программы можно было осуществить на эти деньги, с помощью этих технологий?

— Многие мои коллеги по оппозиции любят поражать воображение читателя огромными цифрами. Я, как человек, который привык относиться к цифрам ответственно, этого делать не хочу. У меня есть четкая статистика: трансферт на Крым составляет 150 млрд рублей, это известная цифра. Бегство капитала за два года, прошедших с момента аннексии Крыма, составило более 200 млрд долларов. Аннексия и санкции — далеко не единственные причины бегства, но они внесли значимый вклад. Плюс расходы на войну на Востоке Украины. В любом случае дорого. И все это — на фоне экономического кризиса, который был спровоцирован так называемыми «социальными указами» и последовавшим инвестиционным голодом в регионах. Это было спусковым крючком, потом еще случилось падение цен на нефть. И то, что сейчас регионы сидят без денег, это результат, в том числе, и аннексии Крыма. Мы этот кризис устроили сами, своими руками. В 2013 году, несмотря на негативную политическую риторику, наблюдался прилив иностранных инвестиций в Российскую Федерацию. Олимпиада, хоть и была мегараспилом, должна была повлиять на инвестиции весьма позитивно. Но с момента Крыма все покатилось вниз.

"Если бы был разыгран осетинско-абхазский сценарий, думаю, никаких международных санкций бы не последовало""Если бы был разыгран осетинско-абхазский сценарий, думаю, никаких международных санкций бы не последовало"РИА Новости/Андрей Стенин

— А если бы Крым не присоединился к РФ, а только провозгласил независимость и заключил с Россией двухсторонние договоры? Как думаете: удалось бы тогда избежать разрыва с Западом?

— Это юридический вопрос. Если бы был разыгран осетинско-абхазский сценарий, когда какая-либо территория объявляет о своей независимости, а Россия ее признает, думаю, никаких международных санкций в этой ситуации бы не последовало. Никто их не хотел и не хочет, все хотят торговать спокойно, а Украина мало кому экономически интересна.

полностью - https://www.znak.com/2016-02-02/ilya_ponomarev_putin_mozhet_otkazatsya_idti_na_vybory_v_2018_godu

2 Февраля 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов