МИД представил новую концепцию внешней политики РФ

 

Экспорт стабильности

 

Внешняя политика России теперь будет строиться на основе новой концепции, до боли напоминающей прежний проект «осажденной крепости». Из оказавшегося в распоряжении газеты «Коммерсантъ» подготовленного МИДом документа следует, что Россия сегодня - оплот стабильности во «все более труднопредсказуемом» мире, который нашей стране предстоит сделать более справедливым.

В концепции выделены пять главных угроз. Первая – это то, что человеческое сообщество находится в глобальном кризисе. Правда, как считают авторы документа, в нашей стране все не так плохо, как у остальных. Из всего текста можно сделать вывод, что Россия представляет из себя остров стабильности. Более того, «уникальная, сформировавшаяся за века роль уравновешивающего фактора» позволит нашей стране распространить свой опыт на остальные части планеты. И без экспансии нашего влияния никак не обойтись, ибо, как подчеркивают в МИДе, невозможно строить отдельные «оазисы спокойствия и благополучия».

Вторая угроза – это вмешательство США и Запада в дела других стран. В концепции приводится пример «арабской весны», в ходе которой «попытки навязывания другим собственной шкалы ценностей» привели к «хаосу и неуправляемости в международных отношениях».

Третий фактор нестабильности – попытки отдельных стран игнорировать решения Совбеза ООН или вольно трактовать его резолюции. Как сказано, наша дипломатия будет активно этому противодействовать. Видимо, в нашем внешнеполитическом ведомстве учли уроки Ливии, когда непрепятствование со стороны России резолюции о бесполетной зоне вылилось в прямую агрессию НАТО, выставленный напоказ труп замученного полковника Каддафи и обнуление контрактов с нашими нефтяными компаниями. Как говорится, научиться хотя бы на своих ошибках.

Четвертым в списке значится усиление трансграничных угроз. Одними из таких угроз названы те, что в «информационном пространстве». Можно предположить, что за такой формулировкой скрываются опасения от возможности оппозиции координировать свои действия против властей посредством интернета. Без него и впрямь рисовать картину полного благополучия было бы легче.

Последнее в списке угроз обозначено как «тенденция на реидеологизацию международных отношений». То есть использование идеологии другими государствами при принятии геополитических решений. Как известно, у нашей страны никакой идеологии нет, и руководствоваться ей мы не можем. Но, как замечают в МИДе, к сожалению, другие державы почему-то так жить не хотят.

Как говорит директор Центра геополитических экспертиз Валерий Коровин, российские руководители в упор не видят реалий современного мира:

– Россия после распада Советского Союза потеряла марксистскую идеологию во внешней политике и не включилась в западную либеральную глобалистскую модель. Деидеологизация внешней политики состоялась только у нас и в ущерб нашей стране. Сегодня России нужна новая идеология. Я вижу новую идеологию страны в евразийстве, в попытке выстроить многополярный мир. Но наша политическая элита плохо осознает необходимость наличия идеологии и не готова пока привлекать специалистов для ее выработки, – говорит Валерий Коровин.

Идеологии, как считают в МИДе, нам не нужно. Однако авторы внешнеполитической концепции надеются, что, плывя в бушующем океане без руля и ветрил, «в условиях глобальной турбулентности», у нас получится прочертить верный курс к цели.

Цели же в документе прописаны масштабные. Первая – это помогать спасению мировой экономики. Поэтому «Россия намерена активно содействовать формированию справедливой и демократической глобальной торгово-экономической и валютно-финансовой архитектуры». Но, как говорит директор Института проблем глобализации Михаил Делягин, «не по Сеньке шапка»:

– Доля России в мировой экономике не превышает 4,5%, поэтому заниматься ее спасением она не может просто по порядку величин. Думаю, что авторам документа было бы неплохо освоить такой инновационный инструмент интеллектуального труда как калькулятор. Если они его освоят, то поймут, какую нелепость написали. Что касается справедливых правил торговли, то посыл правильный, но запоздалый. Вообще МИД напоминает в этой концепции героя одного из юмористических романов Марка Твена, который испытывал непреодолимое желание подойти в музее к чучелу фараона и обменяться с ним сплетнями и поболтать о животрепещущих проблемах. Потому что разговаривать о справедливых правилах торговли можно было до вступления в ВТО, куда Россия вступила на кабальных условиях. Мы отказались добиваться справедливых правил торговли с Западом. После этого рассуждать о справедливости здесь, да еще и непрофильному ведомству, как-то нелепо, – говорит Михаил Делягин.

Другая цель внешней политики России обозначена как борьба с вмешательством Запада во внутренние дела других государств. Нельзя не согласиться с писавшими документ чиновниками, что борьба Запада с различными диктаторами приводила, как правило, к развязыванию гражданской войны в подвергшихся демократизации странах. Только Россия за последние годы этому противодействовать практически никак не могла.

– Не буду говорить про вмешательство Запада в жизнь других стран, но, чтобы противостоять вмешательству в жизнь нашего государства, у нынешнего российского руководства сил нет, – комментирует Михаил Делягин. – Вы не можете бороться с человеком, в кармане которого лежит ваш кошелек. Не секрет, что до 90% прав собственности крупных российских предприятий выведены в оффшорные зоны. И не только олигархи, но и основная часть правящей тусовки на государственных должностях держат свои активы на Западе. К этому можно по-разному относиться, но говорить в этих условиях, что можно ограничить влияние Запада, немножко странно.

Но самое интересное в документе это, пожалуй, методы, которые авторы концепции рекомендуют для достижения целей российскому руководству. Применять, считают они, надо «мягкую силу». Под ней подразумевается «комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии». Эту фразу можно перевести на общепонятный русский язык как намерение государства создавать положительный образ России в мире и продвигать свои интересы через социальные сети и работу с различными организациями в других странах. Видимо, лишив многие гуманитарные организации в России возможности работать без иностранной помощи (у своих меценатов перед глазами живой пример Ходорковского), было принято решение создавать уже наших «иностранных агентов» по всему миру.

– Когда читаешь в документе про «мягкую силу», – говорит Михаил Делягин, –то хочется сказать, что в МИДе слышали звон, да не знают где он. Мягкая сила подразумевает привлекательность. Надо создать образ, чтобы привлекать других. Неважно, чем. Может, музыкой, Достоевским или развитием гражданского общества. Сегодня же заслуженный образ РФ таков, что некоторых представителей страны можно включать в список Магнитского. О какой мягкой силе сегодня можно вести речь, совершенно непонятно.

Видимо, концепцию, написанную в МИДе, уже начали применять на практике. Президент России уже дал поручение нашим законодателям отреагировать на упоминаемый Делягиным акт Магнитского. Согласно ему, в США не смогут ездить те, кто был причастен к смерти адвоката, рассказавшего миру о хищениях бюджетных денег чиновниками. Нежелание Штатов видеть у себя сомнительных персонажей можно понять. Только вот весь наш чиновничий бомонд такое решение не обрадовало. Тут же зазвучали гневные реплики. Не позволяют, мол, российским патриотам разгуляться в Америке-матушке. Стали кулаком грозить, что-де не пустим и мы к себе тех, кто нарушает в США права человека. Правда, вряд ли такая «мягкая сила» возымеет действие: американские политики особой потребности в Россию ездить не имеют…

Интересны и основные направления российской внешней политики. На первом месте – влияние в СНГ. С этим, вроде, не поспоришь. Если конечно не вспоминать, что многие бывшие союзные республики, как и наши государственные деятели, смотрят за океан.

С Индией и Китаем хорошие отношения в приоритете. Об этом можно говорить всегда, а потому обсуждать не будем. В отношениях с США все крутится, понятное дело, вокруг их планов влиять на другие страны и их сильной армии. Необходимо, как считают авторы концепции, добиваться «правовых гарантий ненаправленности ПРО против российских сил ядерного сдерживания». Видимо, с помощью «мягкой силы».

Любопытен посыл в сторону Европы. Особо в концепции выделена необходимость добиваться безвизовых поездок в страны Евросоюза. И это после стольких проклятий в адрес Запада. Но, как говорит Михаил Делягин, ничего удивительного в этом нет:

– Вряд ли кто-то задумывался о том, чтобы документ был внутренне непротиворечив. Эта мысль понятна для старшеклассника, а для российских чиновников это неясно. Да и главная тема во взаимоотношениях России с Европой это совершенно не визы, а энергетика. Евросоюз хочет выкинуть «Газпром» из Старого Света любой ценой и даже в ущерб собственной экономике. Это очень существенно грозит российским интересам. Но также создает очень серьезные противоречия внутри самого Евросоюза, на которых грех не поиграть. И эта ситуация главная в российско-европейских отношениях последние 10 лет. Интересно, а МИД про это что-нибудь слышал? – задается вопросом Михаил Делягин.

Если учесть, что у большинства российских чиновников дети за границей, то можно понять, почему возможность летать к ним свободно на выходные важнее какой-то энергетики.

– Думаю, что МИДу вместо порчи бумаги при написании подобных концепций, – заключаетМихаил Делягин, – стоило бы заявить протест по поводу украинской журналистки Анхар Кочневой, которая попалась к сирийским боевикам. Хоть она и украинская, но говорит по-русски. В рамках концепции русского мира почему бы ее нам не защитить? Это бы имело большее отношение и к сдерживанию мира от хаоса, и к мягкой силе, и ко всему остальному.

Андрей Иванов

 

http://svpressa.ru/society/article/62058/

 

14 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов