Как государство отдало сбор налогов в частные руки и профинансировало это предприятие

ООО «Мытари»

На пресс-конференции президент Путин впервые заговорил о системе «Платон». Он посвятил «Платону» даже больше времени, чем США, которые, как известно, пытаются поставить нас на колени. Чувствовалось, что он глубоко вник в вопрос: и то, дальнобойщики — это не какая-то там болотная оппозиция, а самый что ни на есть ядерный электорат.

Напомню суть проблемы.

Рублевые доходы дальнобойщиков после кризиса упали в три раза. На фоне этого чудовищного обнищания на дальнобойщиков вдруг наложили новый налог — по 1,53 руб. за 1 км пути сейчас, по 3,06 руб. — с марта 2016 г. Для индивидуальных предпринимателей, и без того еле сводящих концы с концами, один этот налог выталкивает поездку за грань рентабельности, но есть еще и другая напасть: оплатить его просто не всегда возможно.

Бесплатных «платоновских» трекеров просто нет, и люди уже стоят за ними в очередях неделями, а альтернативный вариант — попытка зарегистрировать однократную поездку на сайте — зачастую кончается ничем. Сайт «Платона» попросту плохо сделан. Он виснет или предлагает неудобный маршрут. Отклонение от маршрута влечет за собой штраф, что в принципе противоречит идее автомобильного транспорта. Автомобильные перевозки тем и отличаются от железной дороги, что автомобиль всегда может свернуть, если пробка или авария.

Иначе говоря, дальнобойщикам не просто предлагают отдать последнее, но и требуют помучиться, прежде чем это сделать.

При этом уже несколько лет российские власти требуют устанавливать на грузовиках тахографы — приборы, фиксирующие маршрут машины, скорость и время в пути. По нынешним временам установить тахограф равняется месячной зарплате, и, по сути, это принудительный налог на ГЛОНАСС.

Тем не менее, если тахограф уже есть, почему бы не оплачивать сбор прямо по его показаниям в любом отделении Сбербанка? Никаких дополнительных расходов в инфраструктуру бы не требовалось. Вместо этого правительство вложилось в громоздкую дублирующую схему, потребовавшую 30 млрд руб. инвестиций и 10 млрд руб. ежегодной поддержки.

Ларчик открывается просто: эти 30 млрд руб. кредитов и 10 млрд руб. на обслуживание достались частной компании, совладельцем которой является сын приближенного к Кремлю миллиардера Аркадия Ротенберга.

Иначе говоря, правительство отдало налоги на откуп, что не принято со времен Римской империи. С той только разницей, что в Римской империи перед гибелью стоимость сбора налогов достигала 25% от общей суммы собираемого.

В случае «Платона» система собрала за месяц работы около 1 млрд руб., а компания Ротенберга на всякий случай в тот же месяц получила вперед от правительства 7 млрд руб. То есть Ротенберг-сын использует бюджет как инструмент для преобразования общих налогов в частную выручку в 24 раза эффективнее, чем римские откупщики.

Что же сказал президент?

Он сказал, что «молодой Ротенберг, о котором вы упомянули, его отец нигде в госорганах не работает». Иначе говоря, никакой коррупции тут нет. Молодой Ротенберг выиграл подряд благодаря своим необыкновенным талантам. Кроме этого, президент заявил, что все сборы от «Платона» «идут не кому-то в карман, они идут сто процентов в Дорожный фонд Российской Федерации, до последней копейки».

Простите, но это мало утешает. Какая разница, если деньги до копейки поступают в бюджет, а потом другие деньги из этого же бюджета уходят Ротенбергу?

Кроме этого, президент заявил, что «первая и вторая системы [тахограф и «Платон»] могут быть объединены в одну коробочку». Чувствуется, что президент подготовился и хорошо изучил вопрос. Но если тахограф и «Платон» могут быть объединены в одну коробочку, зачем «Платон» вообще, кроме как повод перечислить деньги Ротенбергу?

«Зачем там нужны частные лица? — продолжает президент. — Как инвесторы. Они проинвестировали 29 миллиардов рублей, и проинвестировали… эти 29 млрд в Россию, а не в США, не на Кипр».

Это еще более удивительное утверждение. Во‑первых, эти 29 млрд руб. — в основном кредиты госбанков. Во‑вторых, я как-то не сомневаюсь, что Ротенберг-младший с удовольствием создал бы компанию по получению ренты с американских грузовиков, но не уверена, что у него будет такая возможность.

Но самое интересное прозвучало в конце. «Надо выходить из «серых» схем», — сказал президент, имея в виду, что протесты дальнобойщиков связаны в том числе и с тем, что они возят за наличку, а «Платон» им эту возможность пережмет.

Совершенно согласна. Но почему из «серых схем» должны выходить только дальнобойщики, а Ротенбергам в них можно оставаться?

10 млрд руб. в год без конкурса «РТ-инвесту» на обслуживание «Платона» — это какая схема, серая или белая? 60 млрд долл. за «Силу Сибири», в то время как китайцы построили бы за 6, — это какая схема, серая или белая?

Президент детально проработал вопрос, касающийся «Платона», но, может, для этой проработки ему предложили исходные, которые действительности не соответствуют? 

Автор: Юлия Латынина

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/columns/71255.html

 

21 Декабря 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов