Повторение посланного

 

Эксперты не увидели в послании Путина ничего нового и заметили, что он предпочел обойти острые углы

Так же читайте: Мне больно об этом говорить, но я скажу: Криминалу нет места в политике.

Эксперты считают, что послание Путина адресовано прежде всего представителям власти
Эксперты считают, что послание Путина адресовано прежде всего представителям власти

Фотография: Руслан Кривобок/РИА «Новости»

 | 
 

Владимир Путин в своем первом после четырехлетнего перерыва президентском послании сосредоточился на внутренних проблемах, лишь мельком остановившись на вопросах международной политики. Основные темы: нравственные ценности, патриотизм, возвращение из офшоров российского бизнеса и недопустимость чиновникам иметь активы за рубежом, продолжение социальной поддержки бюджетников и совершенствования российской национальной демократии. По мнению экспертов, послание Путина неконкретно и лишено новизны.

В День российской Конституции президент Владимир Путин выступил с первым в своем третьем президентском сроке ежегодным посланием к Федеральному собранию. Вопреки ходившим накануне слухам вопрос изменения основного закона Путин не затронул, зато много говорил о вещах базисных, хотя и отвлеченных: о нравственных ценностях, патриотизме, призывая вернуть школе воспитательные функции, а обществу — духовно-нравственные ориентиры.

«Сегодня российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп», — констатировал Путин. Тема патриотизма, государственности и нравственности вообще звучала в послании очень часто. Напротив, вопросы внешней политики, взаимоотношений с США, Европой, Ближним Востоком практически не были затронуты. Путин сосредоточился на внутренних проблемах, впрочем, по большей части повторив уже звучавшие инициативы и обещания.

Адресаты послания — бюджетники, чиновники, предприниматели

Поговорив о духовных ориентирах общества, Путин вспомнил о «креативном классе» (этот термин ввел в обиход бывший первый замглавы администрации президента Владислав Сурков, говоря в 2011 году о тех, кто вышел на протестные митинги против фальсификации выборов). Однако, как следовало из слов президента, под «креативным классом» он подразумевает не оппозиционеров или рассерженных горожан с Болотной площади — о массовых митингах протеста в послании не было сказано ни слова, а интеллигенцию, причем прежде всего провинциальную.

Именно к ним — своему главному электоральному ресурсу, бюджетникам — президент адресовался и именно их призвал всячески поддерживать со стороны государства, в том числе рублем.

«Креативный класс, а если использовать традиционное слово, интеллигенция — это прежде всего врачи, учителя, преподаватели вузов, работники науки, культуры, и такие люди работают в каждом регионе, в каждом поселке, в каждом городе. В то же время по уровню доходов они пока не дотягивают до среднего класса, вынуждены отказывать себе и в нормальном отдыхе, в жизненном комфорте и в профессиональном развитии, искать постоянно дополнительные заработки… Сейчас мы можем кардинально изменить ситуацию в социальных отраслях», — говорил Путин, обещая бюджетникам повышение зарплат, решение жилищных и социальных проблем.

Новое, правда, было в обозначении этого класса как «креативного», что же касается обещаний, сам президент признал, что они содержались еще в его предвыборных статьях в СМИ и в первых указах, изданных в мае 2012 года.

«Мы уже много об этом говорили...» «Мы уже это неоднократно проговаривали» — эти фразы особенно часто повторялись в нынешнем послании.

Обращаясь к другой своей опорной прослойке — чиновничеству, Путин был показательно строг. Он напомнил чиновникам, что теперь им придется декларировать не только доходы, но и крупные покупки, а прокуратура получит право изымать незаконно нажитое имущество коррупционера. Видимо, желая потрафить рядовым гражданам, которые, согласно соцопросам, с энтузиазмом восприняли новую волну борьбы с коррупцией, президент предложил ввести институт дисквалификации проштрафившегося чиновника на несколько лет. Впрочем, развивать идею Путин не стал, да и вряд ли можно считать ее новацией: судебный запрет на занятие определенных должностей в течение нескольких лет и так есть в Уголовном кодексе в качестве возможной меры наказания по коррупционным статьям.

Не была новостью и поддержка Путиным уже внесенного в Госдуму законопроекта, предусматривающего запрет для чиновников, должностных лиц всех уровней, президента, премьера, правительства, депутатов и сенаторов на владение ценными бумагами и счетами за рубежом.

Отказаться от Куршевеля и в первую очередь вернуть деньги из офшоров президент призывал и бизнес. Взамен были обещаны налоговые каникулы и улучшение инвестиционного климата (без детализации). Единственным конкретным обещанием, очевидно, должным компенсировать риск возвращения денег на родину, было анонсирование нового пакета поправок в законодательство, запрещающих возбуждение уголовных дел без наличия заявления пострадавшей стороны по целому ряду экономических составов.

По мнению экспертов, характеризовавших послание как «ритуальное» и лишенное новых инициатив, главным его адресатом является сама власть.

«В целом Путин всегда обращается к одним и тем же, остальное — детали, — заметил руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев. — Удержание власти становится главной задачей руководства страны, и оно готово работать с теми, кто будет выполнять его условия в обмен на некую ренту. Глубинных смыслов это послание не несет, есть повторение утверждений, что потрясений не будет, и ранее сделанных обещаний».

Руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев также считает власть главным адресатом послания Путина: «Фактически главным адресатом послания стала сама власть, которая сама с собой о себе говорит о том, как ей удерживать статус-кво с помощью различных тактических ходов, ничего, по сути, не меняя. Стратегии будущего в этом нет, а лишь попытка остановить время».

Экс-сотрудник администрации президента, глава близкого к Кремлю Института социально-экономических и политических исследованийДмитрий Бадовский, напротив, полагает, что адресат послания Путина куда шире, чем депутаты обеих палат парламента или же властные элиты.

«Свое послание Путин начал с обращения «Граждане России», лишь потом добавив «Уважаемые депутаты и сенаторы». Его адресат — весь народ, — заявил Бадовский. — Что касается той части послания, где он обращается к «креативному классу», то в послании прозвучало предложение ему стать частью интеллигенции, не отделять себя от ценностей интеллигенции, но объединиться и стать единым целым с большой группой, не замкнутой внутри МКАД, а широко представленной по всей стране — недаром Путин отдельно вспомнил о роли и значимости «провинциальной интеллигенции».

Достройка демократии

О российской демократии Путин говорил в этот раз не как о системе молодой и развивающейся, а как о системе, основы которой уже заложены и которую предстоит лишь совершенствовать, фактически вернувшись к определениям «суверенной демократии» (авторство этого понятия принадлежит опять-таки Суркову), хотя этого термина президент так и не произнес.

«Для России нет и не может быть другого политического выбора, кроме демократии. При этом хочу сказать и даже подчеркнуть: мы разделяем именно универсальные демократические принципы, принятые во всем мире. Однако российская демократия — это власть именно российского народа с его собственными традициями народного самоуправления, а вовсе не реализация стандартов, навязанных нам извне, — говорил Путин. — Могут меняться правящие партии, правительства, президенты, но не должны затрагиваться основы государства и общества, прерываться преемственность национального развития, пересматриваться вопросы суверенитета, обеспечения прав и свобод граждан».

После этого Путин повторил свое предвыборное обещание усилить роль «прямой демократии», «народных» инициатив, а также предложил наделить депутатов и сенаторов правом вносить законопроекты не только в федеральный парламент, но и в заксобрание своего региона.

Об одной из главных политических инициатив, повторенных Путиным в послании, «Газета.Ru» сообщала несколько месяцев назад: предлагается вернуться к выборам в Госдуму по смешанной системе (половина парламента — по партийным спискам, половина — по одномандатным округам) и обсудить возможность возвращения возможности выдвигать на выборах избирательные блоки из нескольких партий.

Вскользь Путин упомянул и об оппозиции, заметив, что «политика должна быть цивилизованной».

«Нам нужно сформировать своего рода свод правил добросовестной политической конкуренции... Любые проявления сепаратизма и национализма должны быть абсолютно исключены из политической повестки… Прямое или косвенное внешнее вмешательство в наши внутренние политические процессы неприемлемо. Деятель, который за свою политическую деятельность получает деньги из-за границы и обслуживает тем самым наверняка чужие национальные интересы, не может быть политиком в Российской Федерации…» — видимо, этот пассаж был намеком на то, что часть несистемной оппозиции финансируется из-за рубежа.

«Криминалу нет и не может быть места в политике… Цивилизованный диалог возможен только с теми политическими силами, которые цивилизованным же образом выдвигают, обосновывают и формулируют свои требования, отстаивают их в рамках закона. Изменения, модернизация политической системы естественны и даже необходимы, однако платить, я уже говорил об этом, за жажду перемен разрушением самого государства недопустимо», — говорил Путин, опять-таки повторяя собственные высказывания, сделанные на протяжении последнего года.

«Ничего принципиально нового сказано не было. К кому Путин обращается, говоря о недопустимости финансирования деятельности из-за рубежа, непонятно: у большинства крупных чиновников как раз есть зарубежные активы и интересы за пределами страны. Да, был сделан намек, что вернут одномандатные округа, но понятно, что на практике власть будет пытаться их выигрывать за счет админресурса», — скептически оценил заявления президента депутат от «Справедливой России», постоянный участник протестных митингов Дмитрий Гудков. 
Риторика недопустимости финансирования политики из-за рубежа, национализма и сепаратизма в выступлениях Путина присутствовала и раньше, поэтому говорить о каком-либо изменении курса или принципиальном заявлении нельзя, считает глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

«Путин в большей степени повторил привычные для себя тезисы. Впрочем, хорошо, что было сказано хоть о каких-то изменениях, за которые мы давно выступали, – о возврате к смешанной системе выборов, возвращении избирательных блоков. Это поможет усилить конкурентность политики и появиться новым публичным фигурам. Было бы логично, например, для политических партий установить барьер в 5% голосов, а для блоков — в 7%», — продолжил Минченко.

Дмитрий Бадовский заметил, что, очевидно, Путин считает фундамент политической системы сформированным, ценности — заложенными, но при этом говорит о российской демократии как о системе постоянно развивающейся и подчеркивает свою готовность обсуждать все предложения.

«С одной стороны, Путин формулирует кодекс принципов добросовестной политической конкуренции, которых предлагает постоянно придерживаться, с другой — выступает с новыми инициативами, например, изменения системы выборов в Госдуму или же развития «прямой» демократии», — отмечает Бадовский.

«То, что говорил Путин, перекликается с идеей суверенной демократии, но, главное, президент фактически говорит о необходимости национальной ориентированности политических элит, закладывая ценностные основы политической системы», — отметил, в свою очередь, депутат-единоросс Роберт Шлегель.

Патриотизм, миграция и национальная идея

Путин постоянно противопоставлял в послании патриотизм национализму, впрочем, не давая четких определений ни того ни другого.

Президент затронул тему миграции, выступив с несколько противоречивой инициативой: с одной стороны, к 2015 году перейти со странами СНГ на обоюдный режим поездок только по загранпаспортам, с другой — дать гражданство «соотечественникам».

В формулировке Путина это звучало так:

«Поручаю разработать ускоренный порядок предоставления российского гражданства нашим соотечественникам, носителям русского языка и русской культуры, прямым потомкам тех, кто родился и в Российской империи, и в Советском Союзе. (Аплодисменты.) Тем, кто хочет переехать на постоянное жительство в нашу страну и, соответственно, отказаться от своего сегодняшнего гражданства».

Правда, подобный законопроект уже разработан группой сенаторов, находится на рассмотрении Госдумы и уже вызвал бурную общественную дискуссию, так как определение соотечественников, как граждан бывшего СССР, Российской империи и их прямых потомков, вызвало серьезное отторжение в обществе.

Согласно последним соцопросам Левада-центра, россияне, наоборот, выступают за сокращение миграции, а не за ее увеличение.

В результате Госдума отложила рассмотрение закона. Депутаты поясняли «Газете.Ru», что понятие соотечественников все-таки будет конкретизировано так, чтобы оно не включало в себя всех граждан СНГ.

Единоросс Шлегель пояснил «Газете.Ru», что Путин вовсе не имел в виду повальную легализацию мигрантов из СНГ.

По его словам, речь идет прежде всего о носителях русского языка и культуры, в начале 90-х оказавшихся за пределами современных границ России.

А депутат от «Единой России» Александр Хинштейн, откликаясь на предложение Путина ужесточить ответственность за нарушение законодательства в части незаконной миграции, уже заявил, что Госдума в ближайшее время примет соответствующий закон.

Предложения Путина, прозвучавшие ближе к концу послания, также можно отнести к ценностно-патриотическим тезисам, звучавшим лейтмотивом всего выступления.

Постоянная апелляция к нравственным ценностям очень понравилась единороссам.

«Считаю, что сегодняшнее послание президента пронизано национальной идеей патриотизма, — сказала «Газете.Ru» председатель думского комитета по безопасности, депутат от «Единой России» Ирина Яровая. — Единство истории, единство традиций, честность и доброе имя — главные его тезисы. Патриотизм действия — наша общая национальная идея. Суверенная, неделимая Россия, страна, сильная духом, богатая нравственными традициями, историей и победами, — это наш путь».

«Если судить о документе в целом, то из года в год повторяется один и тот же смысловой заход: восстановление и укрепление завершилось, теперь новый этап, когда мы будем строить, вкладывать и развивать. Но на деле этого не происходит. Капиталистический вампиризм иссушает организм страны и все его здоровые силы», — зампред ЦК КПРФ Иван Мельников настроен более скептически.

В целом опрошенные «Газетой.Ru» эксперты в той или иной формулировке отметили, что в послании «почти ничего нового».

«У Путина был выбор между несколькими сценариями: сделать мощные жесты с учетом падения рейтингов, обозначить свою позицию с учетом настроений в элитах или обозначить курс власти по итогам событий последнего года. В своем послании он предпочел обойти острые углы и создать у всех аудиторий ощущение того, что Путин сказал то, чего от него ждали, при этом не делая выбор в пользу того или иного сценария», — сказал «Газете.Ru» глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

«Послание носит ритуальный характер, Путин повторил ранее высказанные тезисы и привычные мантры», — считает Калачев.

«В послании нет доминирующей сверхидеи, оно составлено из повторов того, что уже было сказано. В нем много частностей, но нет ни стратегии, ни ответа на вызовы последнего года, хотя он был одним из самых политически бурных в новейшей истории страны и показал, что многие граждане недовольны происходящим и не уверены в завтрашнем дне. Ощущения уверенности в завтрашнем дне и того, что власть имеет четкое видение будущего, от этого послания не возникает, оно создает лишь ощущение нацеленности власти на самосохранение», — сказал Кынев.

http://www.gazeta.ru/politics/2012/12/12_a_4888605.shtml

 

 

 

13 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Критик , 13 Декабря 2012

Послание президента к свежевылупившимся

Юрий Болдырев о результирующей патриотического пафоса и циничного обмана…

Какой должна быть реакция гражданина на послание президента к парламенту страны? Обычно это зависит от его исходного отношения к президенту, а также от степени включенности в дела страны. А какой должна быть реакция человека публичного – политика, экономиста? Желательно, взвешенной. То есть, не обязательно однозначно положительной или негативной, но все-таки соответствующей не только исходному отношению к власти, но и самому посланию, а также и общему контексту – ситуации в стране, предыстории и т.п.

А что такое соответствие оценки посланию – это простое соотнесение верных и ошибочных тезисов с последующим определением итоговой суммы? Возможно и так.

Но если в ряде тезисов усматривается не просто спорность или ошибочность, но явное умолчание о важнейшем? А если налицо еще и несоответствие между тем, что декларируется, и тем, что делается реально? А также если усматривается и прямая, уж извините, демагогия, сознательная попытка введения людей в заблуждение? В этом случае уместно ли далее «взвешивать»?

Такое длинное вступление может показаться излишним. Но как иначе объяснить мое отношение к этому посланию, его автору и всей той системе, которую он символизирует? Ведь, действительно, было высказано много верных тезисов, да еще так искренне и даже страстно. Но, с другой стороны, если применительно именно к тому, в чем я разбираюсь, налицо явные умолчания, подмены и даже введение людей в заблуждение, то как относиться и ко всему тому прочему, что на слух показалось верным?

Вернется ли наворованное домой?

Итак, что первое должно вызвать у наших граждан безусловную поддержку? Разумеется, провозглашенное, да еще и весьма артистично поданное («Подождите радоваться, может быть, вам еще и не понравится»…) предложение запретить зарубежные счета и владение акциямигосчиновникам, политикам и руководителям госкомпаний, а также их ближайшим родственникам. Не случайно и я поставил этот вопрос на первое место, раньше всех прочих провозглашенных президентом приоритетов, экономических и социальных проектов: с нынешней абсолютно разложившейся системой госуправления декларировать можно все, что угодно, но толку ожидать невозможно.

Итак, все вывезенные из страны чиновниками и политиками деньги – домой. Кто против? Реакция зала дружная - буквально, на ура. Но невольно хочется спросить: так, а чьи же еще счета собираются запретить, если не, прежде всего, всех тех, кто собрался в зале и их же ближайших родственников? Напомню: послание, хотя официально и Федеральному Собранию, но в зале – все высшее начальство, включая министров и т.п. Зачем оно здесь – отдельный вопрос, наверное, для торжественности. Но факт налицо. И надо ли доказывать, что если зарубежных счетов и тому подобного не будет у этих, так обрадовавшихся предстоящему запрету, то, тем более, автоматически не будет и у всех, кто под ними, ниже?

Тем не менее, обнадежились, но тут вспоминаем, что слушаем речь не нового лидера, впервые избранного на столь высокий пост, а человека, правящего страной уже более десятка лет. Тогда почему же раньше этот вопрос не возникал или, как минимум, не ставился так остро? Что изменилось? Сказки о том, что «национальный лидер» только теперь по настоящему окреп, оставим для совсем доверчивых. Что же остается?

Версии всего две.

Первая. Власть знает, чем согреть нам душу – сейчас вмиг растиражируют по всем телеканалам. При этом, всегда остается возможность, как это и делалось до сих пор, продекларировать одно, а реализовать иное – так, чтобы интересы «классово близких» не ущемить. Так, если обратили внимание, недвижимость за рубежом политикам и госчиновникам оставили – можно. А это ведь - основной механизм сохранения крупных состояний. Что же касается требования декларирования и обоснования источников, так это мы уже приходили и, как известно, никто из действительно «крупной рыбы», включая ближайших сотрудников президента, министров и т.п., не пострадал.

И версия вторая - закон Магнитского, принятый в США. Тот самый, против которого наша власть так протестовала и все обещала подобрать достойный ответ. Официальный ответ, наверное, будет, но, надо понимать, исключительно для отвода глаз. Реальный ответ – не он ли это? И тогда понятно, почему зал так дружно аплодирует: это – не ограничение, а подсказка и спасение. С учетом всего, что нам известно про эту власть до того, не исключено, теперь будут созданы и какие-то механизмы, позволяющие безболезненно перевести часть ранее вывезенного за рубеж обратно и хранить уже дома.

Вы меня спросите: тем не менее, в целом – это же будет хорошо? Может быть, даже и не хорошо, но, не исключаю, все-таки чуть лучше, чем есть до сих пор. С учетом же того, что проще и надежнее не возвращать домой, а всего лишь перевести в разрешенную недвижимость за рубежом, может быть, совсем чуть-чуть. И даже за это спасибо кому? Американскому конгрессу…

Будет ли капитал национальным?

Об оффшорном характере нашей экономики с высокой трибуны – далеко не впервые. Даже и с десяток лет назад, если поискать, можно найти примеры постановки этим же руководителем этого же вопроса. Но только как-то не однозначно и жестко, а мягонько, на уровне чего-то вроде призывов к совести. Так и на этот раз. «Девять из десяти сделок, заключенных между нашими корпорациями, не регулируются российским законодательством», – приведенный пример впечатляет. Но вывод-то явно не адекватен. Вместо жесткого и однозначного решения, аналогичного хотя бы действиям соседей-эстонцев (радикально более высокие налоги на доходы, полученные от компаний, хотя бы на 15% оффшорных), что мы услышали? Не говоря уже об элементарном праве и обязанности перевести все, где есть контрольные пакеты государства и плюс все соответствующие дочки под российскую юрисдикцию…

Мы услышали всего лишь благие пожелания улучшать законодательство, а также … «добиваться прозрачности оффшоров». Что называется, приехали.

Для наблюдателя же, не включенного в вопрос, для телеаудитории всей страны - полноевпечатление искреннего анти-оффшорного пафоса в послании…

И далее: «Лучший способ сделать бизнес патриотичным – сделать привлекательной российскую юрисдикцию». Кто же против – законодательство нужно совершенствовать. Тем более, когда еще такие «амбициозные» цели декларируются – «вхождение России в двадцатку стран с наилучшим предпринимательским климатом»… Но разве суть и причина «оффшоризации» в этом? Как будто даже и не догадывается, зачем его же друзья, торгующие нашими природными ресурсами, зарегистрировали свои компании за рубежом. Или есть планы сделать российскую юрисдикцию еще более привлекательной … для разворовывания страны прямо здесь, внутри, не выезжая за рубеж?

И тут же в качестве «патриотичного примера», который подаст само государство – предстоящая масштабная приватизация, которую намерены проводить (вот великое достижение!) на российских площадках. Поздравляю! О том, что «консультантами» при этом (по существу, организаторами приватизации наших стратегических активов) выступают ключевые транснациональные корпорации – ни слова. Равно как ни слова и о том, кто, практически, гарантированно будет покупателями наших стратегических активов. И это в условиях, которые его же советник С.Глазьев на недавнем заседании Совета по внешней и оборонной политике назвал «войной печатных станков». Но не хочет президент слышать этого своего советника. И результат ожидаем: им – наши ключевые активы, нам – горка резанной бумаги. Которую они, при необходимости, напечатают прямо перед нашей очередной «честной» приватизацией – специально в необходимом объеме… А президенту – и это хорошо. Он же ясно сказал, что эта приватизация, в отличие от приватизации 90-х, мол, вообще не ради денег…

Длинные кредиты и надежды на короткую память

Президент выступил за «дешевые и длинные деньги для кредитования экономики». Плюс продемонстрировал некоторую осведомленность в том, какие цели, отличные от зафиксированного в наших законах, официально поставлены законодателем перед цетробанками иных стран. Но призвал не к корректировке закона, а лишь «подумать». Что же так?

Может быть, вопрос столь сложен и неоднозначен, что нужно еще годами и десятилетиями думать о том, как нам лучше организовать ЦБ?

Хорошо помню: когда мы - Совет Федерации (первый, выборный) - в 1995-м году дважды отклоняли закон о Центробанке (как о некоей странноватой «конторе», а не о надлежащем органе высшей власти в сфере денежной эмиссии, регулирования денежного обращения и кредитно-банковской сферы), в СМИ это замалчивалось - подумаешь, какая ерунда… И руководство тогдашней Думы преодоление вето СФ проводило как тайную спецоперацию. Дважды – и оба раза без предупреждения представителей СФ и предоставления им слова. И оба раза внеофициального времени работы Думы: по окончании рабочего дня или в обеденный перерыв. И не как важнейший вопрос, а в «разном». Тоже понятно – мелочь ведь какая-то… Кстати, депутата - основного проводника закона - щедро отблагодарили: сначала постом министра финансов, а затем и должностью руководителя банка «ВТБ-24», где он счастливо пребывает и поныне.

Наивный вопрос: хоть один руководитель госструктуры занимает ли у нас свой пост вопреки президенту, не за «заслуги» в понимании таковых нынешним главой государства?

Позднее предпринимались многократные попытки добиться корректировки закона с целью повернуть ЦБ и всю финансовую систему на интересы отечественного производства. Рабочие группы и согласительные комиссии работали, уже, практически подходили к результату, после чего все усилия руководством групп и комиссий саботировались, а саботажники щедро вознаграждались. В частности, депутат - руководитель рабочей группы от Думы - и поныне зампред ЦБ.

И снова прежний наивный вопрос: вопреки ли это воле нынешнего главы государства?

Примерно с конца позапрошлого года команда нынешнего президента вдруг стала интенсивно примеривать на него кафтан давнего борца против ЦБ и даже, страшно сказать, борца за его … «национализацию». В частности, интенсивно распространять в комментариях в сети сказки о том, как «национальному лидеру» в начале двухтысячных не дали взять ЦБ под свой контроль. При этом как-то забывается, что председатель ЦБ назначается и снимается с должности Думой исключительно по предложению президента. Более того, фактически, и все руководство ЦБ, а значит, и неформальное для него целеполагание и его подлинное мотивирование осуществляется именно президентом. Какие же еще скрытые силы тут искать?

И если ЦБ на протяжении десятилетий выступал не как суверенный эмиссионный центр, а лишь как второразрядная меняльная лавка, значит, на то была воля (или безволие настоять на ином) первого руководителя государства. И никак иначе.

Последний же трюк, запущенный в СМИ – это видный представитель правящей партии Е.Федоров, как будто по секрету просвещающий нас, что «страна оккупирована» и лишь «национальный лидер» пытается нас из этой самой «оккупации» вывести. Мол, «лидер» делает, буквально, все, что может, но руки, понимаете ли, совершенно связаны. И сейчас на повестке дня – «национализация ЦБ» - даже законопроект соответствующий, как будто, внесли. Вот тут мне было любопытно: поддержит ли «национальный лидер» в послании своего верного оруженосца (точнее, «образа спасителя»-носца) Федорова в идее «национализации ЦБ»? Нет, не поддержал. Руки, наверное, «связаны».

Вот так, руки до того связаны, что ничего не может: и в ВТО втащить страну был совершенно обязан, и о «дешевых и длинных деньгах для экономики» предлагает лишь «подумать». Ничего не может. Может только разрешить комедианту (это - не оскорбление, а оценочное суждение – искреннее преклонение перед талантом) Е.Федорову открывать нам глаза на правду-матку и организовывать вместе с неким Дворковичем-братом (братом Дворковича-придворного) новую партию чего-то вроде «национального освобождения». С «национальным лидером» во главе, разумеется…

Но об этом, впрочем, в послании - ни слова. Может, рано еще так раскрываться? А может, и осознали, что прокремлевско-«патриотический» проект поручили таким, скажем мягко, специфическим персонажам, что без толку (не буду уподобляться нашему премьеру и использовать термины типа «козлы»). Надо что-то новенькое придумывать. Или, хотя бы, под эту же лажу других исполнителей подбирать…

И вернемся к «дешевым и длинным деньгам для экономики». Одну «обнадеживающую» новостьпрезидент нам все же сообщил. С 2013 года до целых 100 млрд.руб. из резервных фондов (а эти фонды раздуты уже до 9% от ВВП; для общей картины добавьте к ним еще примерно столько же у ЦБ – вот вам пропадающий целый второй годовой бюджет!) планируется-таки вкладывать в российские ценные бумаги, связанные с нашими инфраструктурными проектами. Поздравляю. Желательно не забыть это сравнить:

а) с уже одобренными, ну, просто жизненно необходимыми расходами на переезд высших судов в Петербург – 50 млрд.руб.;

б) с планируемыми расходами бюджета на обслуживание разницы между 0,8% годовых, получаемых нами от хранения основных сумм резервов за океаном и 6-7% годовых, под которые Россия, имея профицитный бюджет, тем не менее, продолжает абсурдно набирать внешний долг – это уже несколько сотен миллиардов рублей в год…

Но о последнем - об этом гигантском насосе, исправно продолжающем выкачивать из нашей страны соки, в послании не оказалось ни слова. Вот что значит, «правильная» Конституция, обязывающая депутатов собраться на заслушивание послания президента, но не предусматривающая право депутатов хотя бы задать вопрос и, тем более, обязанность последнего отвечать. Это ж иначе как телекартинка могла бы быть испорчена…

Хлеба? Только в одном флаконе с поркой

Тем не менее, согласимся с теми, кто сразу заспешил славословить: послание в целом звучало неплохо, а исполнено было даже и чрезвычайно артистично. К очередным «компетенциям» и «дорожным картам» цепляться не будем – отнесем это на культурный уровень оратора и понадеемся, что предложенные им программы изучения русского языка как-то повлияют и на него самого, а если уже не на него, то хотя бы на будущих руководителей государства. К сожалению, президент ни намеком не упомянул про открытое письмо Ученого совета филологического факультета МГУ, где говорится однозначно об уничтожении в стране системы преподавания русского языка и литературы. Но на словах русский язык – в самом центре внимания. Президент намерен даже поощрять изучение нашего языка за рубежом. Туда, наверное, и сам учиться поедет – отучаться от «дорожных карт»…

…Да, в послании содержится множество неплохих, даже совершенно верных идей, в том числе, включая и те, на которых многие в оппозиции (истинной, не путать с «болотной») настаивали уже десятилетиями. Но это как с бочкой меда: испортить ее можно всего одной ложкой дегтя. А тут их оказалось множество. Приведу пример пары таких «ложек дегтя», не просто снижающих для меня ценность послания, а начисто исключающих какое-либо даже минимальное доверие к нему.

Первая – совершенно, с моей точки зрения, демагогические рассуждения президента о вредности для людей со средними доходами прогрессивного подоходного налогообложения. То есть, утверждается, что собрать больше налогов с богатых можно только так, что и нам всем, простым гражданам, обязательно станет хуже.

В свое время мне пришлось изучать опыт подобных систем в разных странах. В том числе, в таких, подававшихся как образец либерализма в экономике и социальной сфере, как Чили при Пиночете. Так вот: даже тогдашняя чилийская («либеральная», а у нас, напомню, даже по Конституции государство «социальное») система прогрессивного подоходного налогообложения – выгоднее средним слоям, чем наша. Малообеспеченные платили там 0% либо 5% либо 8% и т.д., и лишь обеспеченные значительно выше среднего платили 15% и более.

Будучи в далеком прошлом депутатом СФ (первого, выборного), а затем в недавнем прошлом членом экспертного совета одной из фракций в Думе, я либо имел прямое отношение к разработке альтернативных вариантов схем подоходного налогообложения, либо, как минимум (в последнее время) был в деталях знаком с предлагаемыми вариантами. Так вот: даже самая радикальная оппозиция в Думе – КПРФ (не говоря уже об оппозиции менее радикальной - СР) предлагала для всех, кто получает менее 50-100 тыс. руб. в месяц платить налогов меньше, чем сейчас, а прогрессию, в результате которой суммарные выплаты гражданина становились бы несколько (и то не слишком значительно) больше нынешних, предлагали лишь для тех, кто получает уже за 100 или 150 тыс.руб. в месяц. И радикальную прогрессию – в разных вариантах лишь уже после 300 тыс.руб., а то и после миллиона рублей в месяц. Разве это не было бы справедливо? Или и впрямь пострадали бы средние слои, как пытался ввести в заблуждение и перепугать телезрителей наш президент? Или, действительно, уменьшилась бы собираемость и стало бы не хватать на оборону и т.п., а президент, уж извините, договорился и до этого… Так у разработчиков прогрессивных схем есть расчеты, никем не опровергнутые и убедительно демонстрирующие рост суммарных сборов при правильной и справедливой прогрессивной шкале.

Что же касается предложенного президентом в качестве альтернативы налогообложения роскоши, так кто же против? Но только почему не параллельно, а вместо? Притом, что смотрите выше: даже для политиков и госчиновников, не говоря уже о тех, кто черпает великие богатства из наших недр и финансовых спекуляций, недвижимость за рубежом никак не ограничивается. А эту подлинную роскошь, равно как и приписанные ко всяким тропическим курортам яхты, самолеты, хранящиеся и используемые там «роллс-ройсы», «бентли» и прочее, вы отсюда налогом как достанете? Никак…

И, наконец, Президент умолчал о том, что реальная-то шкала подоходного налогообложения у нас даже не «плоская», а регрессивная. И истинный уровень сбора с работника с невысокой зарплатой – не 13%, а более 40% – с учетом отчислений в социальные фонды. Просто формально выплачивает их как будто не работник, а его работодатель, но все из того же фонда зарплаты того же работника. Притом, что с высоких и сверхвысоких зарплат платится, действительно, только 13%. А с дивидендов (то есть, не с труда, а с капитала) – всего 9%...

Что это – невинное умолчание? Или же, да еще и вкупе с явным введением в заблуждение в отношении прогрессивной шкалы налогообложения, целенаправленный обман?

Наведение порядка или имитация усилий?

И вторая «ложка дегтя», совершенно для меня очевидная – это рассуждения президента о контроле и, в частности, о Счетной палате России. Опять же, для человека не включенного, кажется, что президент, буквально, требует контроля. И, более того, настаивает на его эффективности. Так настаивает, что прямо хочется ему подсказать рецепт, но об этом ниже…

Президент выражает даже некоторое недовольство Счетной палатой: мол, «мы ждем большего». И, вот он – верх великодушия: готов добровольно поделиться своими полномочиями с оппозицией!

Президент предлагает, чтобы и правящая партия, и даже оппозиция получили право выдвигать руководителей и аудиторов Счетной палаты. Невольно хочется спросить недовольных и всяких критиканов: чего же вам еще не хватает, чтобы в едином порыве поддержать «национального лидера»?

По-своему президент прав – он совершенно уверен, что у телезрителей память короткая, включенность в вопрос никакая, а Конституцию – так ту и вообще никто толком не читал. А если читал, то вряд ли помнит, что там про Счетную палату написано. Но, может быть, хотя бы День Конституции (как раз в этот день он вещал) – самое время, чтобы Президенту о Конституции хотя бы чуть-чуть напомнить, тем более, если он именно в этот день проявляет такое «великодушие»?

Откроем Конституцию и зададимся вопросом: а президент к Счетной палате какое отношение имеет?

Читаем и убеждаемся: ровным счетом никакого. Если не проявлять чудес «великодушия» и не демонстрировать лицемерно «заинтересованности в контроле», а просто минимально уважать (для граждан - это дело личное, но для президента - абсолютно обязательное) и исполнять Конституцию, то руководителей и аудиторов Счетной палаты назначают самостоятельно палаты парламента. Так это изначально и было. Меня, в частности, в январе 1995 года назначал Совет Федерации – недвусмысленно вопреки президенту Ельцину. Но сумел назначить – так как голосование было тайным. Именно благодаря такой конституционной процедуре обществу и стали известны, например, детали и преступная сущность пресловутых «кредитно-залоговых аукционов». Тех самых, которые, кстати, президент в послании упоминал и обещал, что теперь приватизация будет иная…

Но если бы исходный механизм формирования Счетной палаты сохранить, так это Счетная палата была бы независимой и, того и гляди, уж простите, совала бы нос туда, куда президенту не надо. Так она, того и гляди, еще и опровергла бы такие обнадеживающие утверждением президента о том, что нынешняя приватизация – совсем не такая, как было в 90-е? Соответственно, не в страшные и преступные 90-е, а уже в двухтысячные, конкретно, в 2003-м году, на самом пике «вставания с колен», Счетная палата была окончательно укрощена. В закон была вписана норма о назначении руководителей и аудиторов исключительно по предложению президента.

Все: сидеть тихо и не рыпаться.

То есть, иногда, конечно, можно возвышать свой голос, но только … предварительно согласовав. Например, сняли Лужкова, и тут же: «Махинации в Банке Москвы». Сняли Сердюкова – «А мы выявляли…» и чуть ли ни в отставку подавали – тихонечко так… Но чтобы своевременно обнародовать выявленное – так на то команды высочайшей не было…

Но, может быть, президент осознал и готов вернуться к конституционной процедуре? Не тут-то было. Во-первых, тогда он предложил бы оппозиции участвовать не в «выдвижении», а в, собственно, назначении – что и предусматривает Конституция. Во-вторых, тогда бы и в новом законопроекте, только что одобренном Советом Думы, была бы процедура конституционная, а не искусственная и чуднАя, я бы сказал, уже просто потрясающая своим бюрократическим маразмом. А именно: фракции предлагают, президент кого-то одобряет, после чего Дума окончательно голосует…

Хотя, ведь все, на самом деле, просто. Хотел бы лидер страны элементарного наведения в стране порядка, так ведь Счетная палата не управляющий орган, а лишь вскрывающий воровство и махинации – отдай ее полностью оппозиции. Тем более, если ты, как будто, такой большой «либерал». И Счетная палата ведь – не министерство, а именно Палата – с самостоятельными равными в полномочиях соруководителями и аудиторами. Значит, всем, кто почему-либо против тебя и твоей команды, как минимум, оппозиционным фракциям в Думе – квота на места соруководителей и аудиторов. И пусть копают под твою команду – официально, открыто и публично.

И не надо тогда даже никакого обещанного «равного доступа всех партий к СМИ» (после того, как их количество перевалит за несколько сотен) – не надо этого сознательно вводимого абсурда – достаточно прямого доступа такой настоящей и подлинно независимой Счетной палаты…

Глядишь, тогда и ракеты наши со спутниками столь регулярно не падали бы, и к саммиту АТЭС столько не разворовали бы, и с сочинской будущей олимпиадой не было бы такого аврала, и солдатики в шинельках то ли от Юдашкина, то ли от самой жены Кудрина не мерзли бы, да и до ситуаций, ведущих к закону очередного Магнитского (как бы ни относиться к мотивам американской стороны) просто не доходило бы…

Но это если, действительно, заинтересован в контроле и «ждешь большего» порядка, а не еще большего верноподданничества и холуйства…

А так, сами задумайтесь: это что же такое очередное нужно готовить (уж не «честную» ли приватизацию?), чтобы так бояться независимого за собой контроля и, соответственно, столь тщательно и, очевидно, антиконституционно подгонять его в зависимость от себя? Под рассуждения об «ожидании большего», разумеется…

Сухой остаток

Что же в остатке? К сожалению, это тот случай, когда для меня никакие верные лозунги и идеи не компенсируют, скажем мягко, лукавства и целенаправленной подмены понятий. Смесь демагогии с правильными словами не дает чего-то усредненного, сколько-нибудь приемлемого. Да и не вчера мы все родились - опыт-то уже какой-то есть, и память еще не всем отшибло.

И не надо преувеличивать символы – этим-то, как раз, циники легко поступятся. Возвращение музыки Александрова к гимну страны и знамени Победы с пятиконечной звездой никак не помешали закрыть наши базы и РЛС во Вьетнаме и на Кубе, утопить орбитальную станцию «Мир», да и вообще поставить на оборону мебельщика - еще не забыли, кто, собственно, его ставил и все эти годы покрывал?

Таким образом, мне, как и всем согражданам, хотелось бы надеяться и верить в лучшее, но сухой остаток, к сожалению, не обнадеживает. Во всяком случае, тех, кто что-то помнит и способен сопоставлять, а не только что вылупился из яйца…

Юрий Болдырев

http://svpressa.ru/society/article/61979/

Критик , 13 Декабря 2012

Михаил Делягин: Для Путина единственный способ остаться в живых – сохранить власть

Известный российский экономист, директор Института проблем глобализации (ИПРОГ) Михаил Делягин в интервью «Первому антикоррупционному СМИ» рассказал, насколько сложно уходить с государственной службы, почему Навальному не грозит уголовная ответственность, а также чего больше всего боится президент России.

Михаил Геннадьевич, вы считаете отставку Сердюкова несчастным случаем?

- Да.

- Не думаете, что это начало какой-то внутренней борьбы с коррупцией?

- Это вполне может привести к витку борьбы с коррупцией. Следователи, которые занимаются его делом, думаю, хорошо понимают, что могут сделать себе звездочки. Или их объявят крайними, виновными в нарушении прав человека, осуществляющими репрессии. И тогда, в лучшем случае, они звездочек лишаться, а в худшем случае — сядут. Для них это вопрос выживания. И задача сохранения Сердюкова на свободе, в общем-то, представляется нетривиальной, потому что это будет крайне сложно сделать.

Если запахнет керосином, Сердюков никого жалеть не будет, и расскажет много интересного.

- Велик риск того, что его посадят?

- Велик риск того, что его посадят?

- Для государства есть такая угроза. Понятно, что если запахнет керосином, Сердюков никого жалеть не будет, и расскажет много интересного. А это уже угроза значительной части правящих кланов. Поэтому, в принципе, я бы сейчас обеспечил ему надежную достойную охрану, на всякий случай.

- Потеря достаточно крупная, и очень нехарактерная.

- Потеря для кого?

- Для Путина. Сердюков — кремлевский человек.

- У меня ощущение как раз, что Сердюкова начали наказывать за то, что он перестал быть путинским человеком. А дальше кто-то решил усилить удар, и бедный Сердюков, что называется, попал. Но это, конечно, гипотеза, потому что свечку никто не держал.

- Власть сильно боится массовых протестов?

- Нет.

- Они спокойно на это реагируют?

- Начнем с того, что массовых протестов у нас, по-моему, с 12 июля не было. «Марш Миллионов» 15 сентября, который набрал 14 тысяч,- это не массовый протест. Пока реакцию мы видим — это закон о митингах, криминализация клеветы, продолжение применения 282-й статьи, цензура в интернете. К тому же, высосанное из пальца Болотное дело — когда человек уже получил первые 4,5 года за сотрудничество со следствием и организацию массовых беспорядков, которых не было юридически. Так что реакция государства внятная, понятная. Государство действительно проявило свою озабоченность путем усиления репрессий.

Навальный — это такая священная фигура нынешней власти. Зачем и кому именно она там нужна, это другой вопрос.

- Как вы считаете, будут стараться «додавливать» оппозицию? Удальцова, Развозжаева?

- «Додавливать» там просто нечего, а Навального трогать категорически не будут. Это видно по тому, как его выводят из под удара в любом виде. Навальный вошел в совет директоров государственной компании, и безусловно, там есть корпоративные процедуры. Но знаете, возникает вопрос: а почему именно в этом случае корпоративные процедуры решили не нарушать? Обратите внимание на все эти замечательные фильмы, обвиняющие в смертных грехах всех, кроме Навального. Навальный — это такая священная фигура нынешней власти. Зачем и кому именно она там нужна, это другой вопрос. Так что Навальному можно ничего, кроме ареста на 15 суток, не опасаться. Что касается Удальцова, то его подвесили. Результат может быть непредсказуемым, но его защищает известность.

- Сегодня отдельно от несистемной оппозиции?

- Я себя категорически не ассоциирую с господином Навальным и компанией, потому что так не работают. Я умею вбивать гвозди в систему в разных целях, но с теми, кто при этом ломает молотки, я себя не ассоциирую.

- С кем ассоциируете?

- С людьми, которые недовольны ситуацией, я себя вполне ассоциирую. Илья Пономарев сначала всех агитировал за КС, потом его же развели и кинули с особым цинизмом. А он молчал об этом. И покрывал из ложной солидарности всех этих хамов. А потом в последнюю минуту все-таки не выдержал, вышел из списка, над ним издевались. Кстати, несмотря на то, что Пономарев вышел, его включили в список для голосования (смеется), куда мог пройти никому не известный хозяин или инвестор телеканала «Дождь». Гельфанд – понятно, даже я не знаю его с политической стороны, но я знаю его в интеллигенции, хотя к ней не отношусь. А то, как составлялась половина списка, это просто песня!

- Вы чувствуете на себе какую-то ответственность, желание менять обстановку?

- Ответственность и желание — это две разные вещи. Ответственность я чувствую, потому что по глупости участвовал в либеральных реформах. Где-то с 1990 по 1994 годы я был очень искренним либералом. Меня вылечил от либерализма Евгений Григорьевич Ясин, просто личным примером, своими действиями. После этого примерно годик-два я был человеком неопределившимся. И мне просто повезло, что я не сделал гадости. И все-таки у меня есть большая потребность исправить то, к чему я мог быть причастен. Резкие изменения бывают не только в лучшую сторону, но и в худшую. Я хорошо помню, как в марте 1991 года произошло повышение цен на 30% под лозунгом «лучше ужасный конец, чем ужас без конца». Абсолютной истины нет, но есть абсолютная ложь, и она звучит так: «хуже не будет». Всегда есть возможность сделать ситуацию хуже. Если срыв произойдет сегодня, то это будет гражданская война по этническому принципу, и не факт, что носители русской культуры эту войну выиграют. Крайне не хотелось бы лет через десять читать книгу какого-нибудь будущего Виктора Некрасова «В окопах Москвабада». Совсем не факт что эту книжку будет кому читать, а если и будет – не факт, что она будет написана по-русски. Так что, если есть возможность что-то менять, нужно ее использовать. Это называется ответственность, возлагаемая по факту.

Если есть возможность изменить что-то в лучшую сторону, или не допускать чего-то плохого, тогда, конечно, нужно идти на госслужбу.

- Вы хотели бы вернуться на государственную службу?

- Уходил с госслужбы четыре раза. Три из этих четырех были абсолютно неожиданны для моего начальства. Если есть возможность изменить что-то в лучшую сторону, или не допускать чего-то плохого, тогда, конечно, нужно идти на госслужбу. Там просто возможностей больше. Я одним росчерком пера могу сделать больше, чем за 500 дней интенсивной работы в своем сегодняшнем кабинете. Но если нет возможности что-то изменить, тогда нужно уходить. Потому что, находясь на государственной службе, вы де-факто легитимизируете те преступления, которые совершаются без вашего участия. Также у вас есть риск перерождения. Если есть ради чего рисковать, то рисковать надо.

- Вам есть ради чего рисковать?

- Сейчас на госслужбе ситуация предельно простая. Поскольку мне воровать скучно было всю жизнь, я этому так и не научился. В итоге я профнепригоден, здесь даже соблазна быть не может. Но общий принцип прост: когда вы больше не можете сделать ничего хорошего, нужно уходить. Зачем просто сидеть и тратить свою жизнь на бессмысленное мероприятие. Иногда человеку необходимо оставаться на госслужбе, иначе против него возбудят уголовное дело.

- А Путин из-за этого боится уйти?

- Путин боится уйти по другим причинам. Во-первых, власть — такая штука, что ее бросать тяжело. Знаете, как оголенный провод: и больно, и трясет всего, и пальцы дымятся, а руку разжать невозможно. Я четыре раза уходил, я знаю. Феноменален шок, который испытывает даже подготовленный, думающий и готовящийся человек, у которого в кармане больше нет корочки. Сразу меняется круг общения, меняется круг жизненных проблем. К тому же, бытовые вещи, вроде получения загранпаспорта, становятся затруднением. Например, через год после ухода с госслужбы узнал, что оказывается, на меня была оформлена безумная секретность, как будто я сам изобрел атомную бомбу. У нас есть такая процедура — секретность может оформляться без уведомления человека. Зашли вы в комнату не вовремя, и попали. Я об этом узнал, когда мне загранпаспорт выписывали 3 месяца и так и не выписали. Ну, как сказал один представитель наших структур по итогам выписывания моего загранпаспорта: «Блин, если б у нас такая координация в Чечне была, город Грозный до сих пор бы городом Тихим назывался!» А на госслужбе делаете один телефонный звонок, и, если не большой начальник, то заполняете анкету. Все. И вам все приносят. Ну, я, как человек вежливый, ходил сам.

В общем, такого перехода не пожелаешь никому.

Вторая проблема в том, что для товарища Путина единственный способ сохранить жизнь – это сохранение власти. А выбирать между районным судом поселка городского типа и гаагским трибуналом тяжело.

Я считаю, что первое лицо должно освобождаться от уголовной ответственности, если оно не совершало деяний вроде гитлеровских.

- Вы бы выступали за трибунал?

- Это зависит от ситуации. С точки зрения буквы закона, конечно, да. С точки зрения правил игры — я считаю, что первое лицо должно освобождаться от уголовной ответственности, если оно не совершало деяний вроде гитлеровских. Если вы не совершаете преступлений против человечества — только правонарушение или обычное преступление — то первое лицо должно освобождаться. Не подумайте, что я как-то разделяю позицию наших либеральных клоунов — садиться за стол переговоров и обещать амнистию. Это бред собачий. Это как если я тараканов морю, а они мне обещают за это амнистию. К сожалению, государство – нечто большее, чем просто обслуживающий персонал общества. Насколько целесообразно судить Пиночета через 20 лет после потери власти? Если вы сохранили устойчивость государства, как в Южной Корее, то можно судить. Если же находитесь в состоянии гражданской войны, пусть даже холодной, — нельзя этого делать, нужно как с Хрущевым.

- Что бы вас могло заставить уехать из России?

- Прямая реальная угроза себе или своим близким.

- Пока у вас такого желания не возникало?

- Ну, вы знаете, желания возникали и в 1990, и в 1995, и в 2007. И их много было. Но ситуация очень простая. Во-первых, у меня есть некоторые незакрытые долги. А я долги привык возвращать — и в хорошем смысле, и в плохом. Есть люди, с которыми нужно доквитаться, и есть хорошие вещи, которые нужно сделать.

- С кем доквитаться нужно?

- С некоторыми из наших либералов. Есть люди, устроившие реформы 1992 года, рукотворный дефолт 1998 года, войну в Чечне… Я не держал свечку в 1999 году, но то, что было в 1994, я знаю. И как принимались решения, знаю тоже. Знаю, как все наши ястребы с руками якобы по локоть в крови истерически были против этого. Они орали благим матом, что этого нельзя делать. У нас вообще очень много безнаказанных преступлений, но я понимаю, что устраивать трибунал и сажать людей в тюрьму через 25 лет после совершения преступления – нехорошо. Однако можно и нужно, пусть даже и без посадок назвать преступника — преступником, а предателя – предателем. Это для восстановления справедливости. Не надо эксгумировать прах Гайдара и переносить его за церковную ограду, не надо сажать людей, которые сделали гадость в 1994 году, у нас есть текущие преступления, за которые нужно посадить. Но надо назвать преступника – преступником, а не национальным героем. Я прекрасно помню Питер времен Собчака. И когда читаю дифирамбы о том, что Собчак «наше все», меня начинает трясти. Я знаю, как разжигался армяно-азербайджанский конфликт некоторыми нашими демократами, и писать о том, что это святые люди — неправильно. Да и так получилось, что я могу много чего посоветовать. А в стране, где человек, который умеет читать без ошибок, чувствует себя динозавром вымирающим, наличие советского уровня образования накладывает какие-то обязательства. Представьте себе, что вы единственный человек племени «мумба-юмба», который знает, условно говоря, английский язык, и способен разговаривать с торговцем.

В России наши дети четко будут знать, что у них есть право менять мир, менять правила… А в самой фешенебельной стране такого права нет даже у граждан этой страны.

- Вы хотели бы, чтобы ваши дети остались в России?

- Да. В России наши дети четко будут знать, что у них есть право менять мир, менять правила. Это право может быть украдено, оно может быть раздавлено и втоптано, оно может быть усечено, но оно есть по факту рождения, по факту воспитания, по факту жизни. А в самой фешенебельной стране такого права нет даже у граждан этой страны. Понимаете, в развитых странах люди живут на уровне социальных муравьев. Они, безусловно, в большей безопасности, в большем комфорте и большей заботе… Но очень интересно, когда учительница школы звонит в полной истерике родителям, потому что забыла поцеловать на прощание девочку-пятиклассницу, и боится, что та на нее за это обиделась. Ведь дальше девочка-пятиклассница попадает в реальную жизнь, и если она не имеет советской закалки, то просто не сможет конкурировать. Когда вы мигрируете, то платите за безопасность себя и детей. Они, с точки зрения советской культуры, будут социально неполноценны. Но с точки зрения современной российской культуры — если вы способны покупать в день четыре бутылки пива с закуской, вполне себе социально полноценны. Хотя это уже немножко другое.

Правящая тусовка объясняет ежеминутно и очень внятно: «Если вам не нравится, как мы воруем, вы можете отсюда валить, и вы обязаны отсюда валить, иначе мы вас посадим в тюрьму».

- Но это ваше субъективное мнение.

- Я никогда не кину камень, и не скажу ничего плохого про человека, который бежит сломя голову из страны. Правящая тусовка объясняет ежеминутно и очень внятно: «Если вам не нравится, как мы воруем, вы можете отсюда валить, и вы обязаны отсюда валить, иначе мы вас посадим в тюрьму». Это в переводе на русский язык, конечно. Я никогда этих людей ни в чем не обвиню. В последние семь лет мне задают стандартный бизнес-вопрос: где в мире зона безопасности? Куда валить, грубо говоря.

- И куда же?

- 300 км от Швейцарии в любую сторону. Вот как-то так. Остальное зависит от индивидуальных предпочтений человека. Кому-то очень хорошо в Белоруссии. Да-да, не смейтесь, у всех свои предпочтения. Мой хороший знакомый купил себе домик в Молдавии и проводит там половину своего времени. Но, если брать универсальные вещи, — вокруг Швейцарии. И некоторые места в Латинской Америке, где решен национальный вопрос.

Интервью взяла Екатерина Бичай

http://pasmi.ru/archive/64586

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов