«История интриг, сродни Средневековью»

Интервью автора книги Вся кремлевская рать» Михаила Зыгаря — «Новой газете»

Михаил Зыгарь. Фото: РИА Новости
 
 

Михаил Зыгарь, главный редактор телеканала «Дождь», рассказал корреспонденту «Новой» о своей книге «Вся кремлевская рать. Краткая история современной России». Как собиралась информация для текста и что происходит с жанром политической журналистики в России? Почему конспирологии не стоит доверять и что мы на самом деле знаем о системе управления страной, сложившейся в последние пятнадцать лет?

 Согласно официальной биографии, ты специализируешься на горячих точках. Почему и когда ты решил написать книгу о Кремле?

— Я работал не только в горячих точках, но и в президентском пуле — однажды, и это смешная история. Всего один день — от газеты «Коммерсантъ». Это было в 2003 году. Андрею Колесникову нужно было куда-то уехать перед Новым годом, и он попросил меня заменить его. Я съездил с Путиным на переговоры с Кучмой по поводу статуса Крыма. После этой поездки ко мне подошел Колесников и сказал, что в Кремле очень недовольны моим текстом.

За исключением этого случая мне в основном приходилось ездить не с президентом, а на войну: в Ирак, Ливан, Судан, Киргизию. Такая работа захватывала. Но году в 2007-м я решил завязать с ней, когда понял, что она меня сжирает. В «Коммерсанте» мне тогда предложили написать первую книгу, она называлась «Война и миф». По сути, это сборник репортажей, он был мне нужен, чтобы еще раз все это пережить и отпустить. Потом я написал еще одну книгу в соавторстве с Валерием Панюшкиным «Газпром. Новое русское оружие». После этого я ушел из «Коммерсанта» и перестал заниматься международной журналистикой. В журнале Newsweek я был уже начальником отдела внутренней политики.

Как раз в это время Владимир Путин оставлял президентское кресло, появился Дмитрий Медведев. Мне показалось, что пора подводить итоги путинских времен. Я начал собирать факты. Начал встречаться с разными людьми, которые отвечали за модную тогда борьбу с оранжевой революцией.

 Планировал ли ты затянуть процесс написания книги на семь лет?

— Нет. Мне стало не до книги, когда появился «Дождь». Он занял все мое время, хотя я продолжал собирать зернышки, раскладывать их по мешкам. 2014 год — переломный момент, он положил конец тому прошлому, которое было, и открыл новое настоящее, в частности благодаря Крыму и Донбассу. Я тогда понял, что пришло время собрать всю накопившуюся информацию в единый текст. Последние полгода я занимался тем, что уговаривал своих собеседников процитировать в книге небольшие фразы из наших разговоров.

 В книге очень много неверифицированных источников. Расскажи про методологию сбора информации.

— К сожалению, политическая журналистика в нашей стране уже давно строится на анонимных источниках. Не помню, когда в последний раз кто-нибудь хитрый и большой давал реально честное интервью под запись. Все расследователи, так или иначе, ссылаются на неназванные источники.

При этом в книге я старался уйти от мозговедения — интерпретации психологии Путина. Я опирался на рассказы очевидцев. Для меня самые важные вопросы: что произошло и почему? О чем на самом деле думало окружение Путина последние пятнадцать лет. Как выяснилось, зачастую у них не было никакого плана, они принимали решения, потому что, к примеру, не выспались в тот день.

 Не было страха, что тобой могут манипулировать, рассказывать тебе придуманные истории?

— Я всех подозревал в том, что они могли что-либо перепутать, специально или случайно соврать. Людям свойственно придумывать воспоминания, подчищать и переписывать свою биографию. В этом очень интересно разбираться. Нужно, чтобы пазл сошелся. Когда ты перечитываешь газеты за последние пятнадцать лет, скрупулезно составляешь хронологию событий, то можешь поймать источника на том, что его воспоминания не подтверждаются фактами. С другой стороны, когда десять человек рассказывают, например, про суть отношения Путина к Януковичу и подкрепляют эту информацию цитатами, то нет оснований не включить такую цитату в книгу.

 Может быть, все-таки они были заинтересованы в том, чтобы ты увековечил их версии событий?

— Я не знаю. Для меня это загадка. Я искренне говорил им, что собираюсь написать книгу для человека, который будет ее читать через сто лет. Может быть, именно это зацепило моих информаторов.

 Кто является потенциальным читателем книги?

— Человек без предубеждений. Я надеюсь, что если у человека и есть какие-то предубеждения, то после прочтения они поколеблются. К слову, один из главных выводов всей книги — нет никого заговора и плана. Конспирология — полная фигня.

— Как ты характеризуешь жанр, в котором написана книга?

— Средневековый роман. История последних пятнадцати лет — это история интриг, сродни Средневековью. Движущие силы нашей истории — это традиционный средневековый набор, состоящий из амбиций, жажды власти, жажды денег, страха тюрьмы, опалы.

 Подзаголовок книги — «Краткая история современной России». Ты, правда, считаешь, что от того, с какой ноги встал Путин, будет зависеть ход нашей истории?

— Так вышло, что мы не знаем историю российского общества. Вся российская история оккупирована ее руководителями. У нас нет истории страны, у нас есть история ее правителей. Даже периодизация истории связана с именами монархов, а потом генсеков. Все лучшие труды, начиная от Карамзина, акцентируются на государстве, а не на обществе. Они игнорирует личность вне личности государя.

Моя книга — это попытка сместить фокус с Путина на свиту, которая играет короля. Ошибочно полагать, что книга — о хорошем царе и плохих боярах, ответственность за произошедшее лежит на всех. Но я не считаю кого-то из них абсолютным злом.

— Ты пробовал побеседовать с Путиным, взять у него интервью для книги?

— Нет.

— Почему?

— За последние годы мы посмотрели огромное количество его откровенных программных интервью. В знаменитой крымской речи он был достаточно искренен. Мне кажется, что ответы Путина на мои вопросы не приблизят меня к пониманию того, почему это произошло. Мне понятна картина мира, какой ее видит Путин. Он идеально подчистил свою память.

 В книге есть эпизод про Шойгу. Там говорится, что когда Шойгу стал министром обороны, Путин посоветовал ему посмотреть американский сериал «Карточный домик», потому что «это полезно». Но сериал вышел на экраны спустя полгода после назначения Шойгу.

— Да, это моя редакторская ошибка. Конечно, это случилось уже после назначения Шойгу министром.

 Ты, правда, думаешь, что Путин смотрит «Карточный домик», который, к слову, любимый сериал Обамы?

— Ну не может же он всю жизнь пересматривать «Семнадцать мгновений весны»?! Человек, который может себе позволить опаздывать на мероприятия, потому что плавает в бассейне, найдет время для сериала. К тому же «Карточный домик» подтверждает все его подозрения. Это воплощение всего, что Путин думает об американцах — подлых убийцах, которые все время врут, за высокими словами прячут цинизм и лицемерие.

Да, Обама тоже любит этот сериал, но для него это — сатира, а для Путина — исповедь.

 Герои или сотрудники администрации президента выражали свое мнение после выхода книги?

— Я не могу об этом говорить. Многие персонажи звонили и писали мне после выхода книги. Как правило, их отзывы были позитивными. Меня это, кстати, удивило.

 На презентации книги был один из центральных персонажей книги — Александр Волошин. Известно, что он думает по поводу книги?

— На презентации он честно признался, что книжку еще не читал. Ну а мы с ним давно знакомы. К слову, я один из тех журналистов, кому он давал интервью под запись — еще много лет назад в «Коммерсанте».

Автор: Диана Хачатрян

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/politics/70797.html

 

19 Ноября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов