Сердюков - это диагноз

 

Перенос Военно-медицинской академии должен был стать прикрытием для строительства коттеджного VIP-поселка

Трудной, но безоговорочной победой общественности Петербурга завершилась на минувшей неделе продолжительная борьба за Военно-медицинскую академию. Решением нового министра обороны РФ Сергея Шойгу вопрос о её передислокации из центра города к болотам станции Горская закрыт. Как все надеются, раз и навсегда.

Одним из тех, кто до последнего, не жалея ни времени, ни сил бился за старейшую в стране медицинскую академию, был знаменитый нейрохирург, академик РАМН, генерал-лейтенант медицинской службы Борис Гайдар. С 2000 по 2007-й годы он возглавлял ВМА. Ныне продолжает служить там профессором кафедры нейрохирургии, возглавляет специализированный Учёный совет.

Борис Всеволодович без колебаний ответил на предложение «СП» рассказать о том, как могло случиться, что знаменитую на весь мир академию чуть было не уничтожили, сведя её роль к той, что выполняют обычно районный больницы; кто стоит за всем этим, и во что обойдется восстановление полуразрушенной предыдущим министерским руководством военной медицины.

«СП»: - Когда около года назад в городе заговорили о возможном переезде ВМА к Кронштадту, в район станции Горская, в это мало кто поверил. Казалось, «гонят напраслину» на министра-«реформатора» Сердюкова. Уж академия-то никак не должна была мешать этим самым реформам, она в своем деле на передовых позициях…

- Мне тоже так казалось. Тем более, никаких официальных бумаг, подтверждающих слухи, до января текущего года я не видел. А в январе мне в руки неожиданно попался документ, который касался перспективы развития академии с изложением перевода её в Горскую. С этого времени появились основания создать «группу сопротивления», как мы называли её между собой. Туда вошли как маститые ученые из числа военных медиков, так и молодые офицеры. Начался отчёт нашему активному противодействию, задуманному в московских кабинетах преступному переводу.

«СП»: - То есть, к вам на улицу Клиническую никто из Минобороны по данному поводу не приезжал, ваши корпуса не осматривал, в лаборатории, операционные, палаты не заходил?

- После того как летом прошлого года бывший тогда начальником академии и одновременно руководителем Главного военно-медицинского управления Минобороны Александр Белевитин был пойман с поличным при получении взятки, на должности начальника ВМА успели побывать 4 человека. И как все временщики, они очень старались угодить вышестоящему начальству. Соглашались на всё, что от них требовали, подписывали, можно сказать, не глядя, разные документы. В том числе, и о переводе академии в Горскую. Так что «изучающих вопрос» комиссий МО и не потребовалось.

«СП»: - А почему Сердюков хотел именно в Горскую – ни ближе, ни дальше?

- Сейчас это место, активно застраиваемое элитными коттеджами. Для ВМА сначала планировали выделить в Горской 280 га земли. Потом решили, что хватит и 45 га. Предварительно требовалось осушить болотистую почву. Подвести все коммуникации. Там ведь нет ни света, ни тепла, ни воды, ни канализации. Вообще ничего. До ближайшего шоссе – 2,5 км. Понятно, сделали бы всё за бюджетные средства. Как бы для академии. После чего та же коммерческая строительная компания, которая собиралась строить нам в Горской «современный медицинский центр», взялась бы за возведение на подготовленной уже территории коттеджей… На перевод и обустройство академии на новом месте планировалось потратить порядка 150 миллиардов рублей. А здесь, на нашем историческом месте площадью в 43 га, та группа лиц из МО РФ, которая задумала всё это, намеревалась снести все здания, в том числе те 28, которые имеют охранныйстатус памятников истории и архитектуры, чтобы на их месте возвести современный бизнес-центр. Деньги им глаза застили до того, что ни о чем другом думать не могли. Вспоминаю, как в академию приезжала начальник департамента образования Минобороны Екатерина Приезжева. «Оставим вам пару другую корпусов, не волнуйтесь, - говорила она мне, - откроем в них презентационный центр, обустроим научно-исследовательскую библиотеку». Я много десятков лет занимаюсь наукой, имею ученую степень, но до сих пор не могу понять, что это за библиотека такая «научно-исследовательская».

«СП»:- А сам Сердюков приезжал в ВМА?

- Первый и единственный раз – весной 2007 года. Я ещё был тогда начальником академии. Правда, дальше моего кабинета он не пошел. Но выслушал меня внимательно, принял документы. Минут сорок мы тогда с ним разговаривали. Вполне позитивное произвел впечатление. Подписал важное для всей военной медицины решение о выходе её из подчинения тыловой службе.

После этого «доступа к телу» министра обороны, я с коллегами практически не имел, действовали в основном через общественность, СМИ. К слову, пользуясь случаем, хочу поблагодарить ваше издание, поддержавшее нас. Выступал также в Госдуме, на общественном президентском совете.

«СП»: - Говорят, Анатолий Сердюков вызывал вас к себе в Москву буквально за три дня до отставки, это так?

- Первого ноября я был у него. Говорили мы минут тридцать. Он попросил письменно изложить ему, наши аргументы против переезда академии. Я оперативно изложил. Но тут его отправили в отставку...

«СП»: - Сподвижники экс-министра военного ведомства успели осуществить что-то из задуманного?

- Ими было принято решение о слиянии нескольких кафедр ВМА; сокращении массы военных должностей. Опытные медики вынуждены были уйти в отставку. Это может привести к тому, что мы потеряем школу военврачей. Потому что в нашем деле, опыт, прежде всего, боевой службы, имеет колоссальное значение для воспитания профессионалов… Большего, по счастью, «женский батальон» Сердюкова натворить не успел, был демобилизован новым министром Сергеем Шойгу. Плохо отношусь к этому «батальону» не из-за того, что женский, а потому что не имеют необходимого образования, и даже элементарного понятия в том деле, которым занимались.

«СП»: - Слышали, наверное, как председатель действующего правительства Дмитрий Медведев на днях в очередной раз похвалил Сердюкова, положительно оценив его «реформы» в Минобороны?

- Весьма некомпетентное заявление. Что называется, не в его пользу. Декларировалась экс-министром модернизация армии. Но способы этой самой модернизации были абсолютно разрушительными. Яркий пример тому – продажа в частные руки права топливного центра Северного флота. Вообще вся бездумная торговля имуществом наших Вооруженных Сил. А сколько талантливых офицеров было уволено из Генштаба! К концу работы Сердюкова в его ближайшем окружении оставались лишь очень послушные офицеры, которые говорили только «так точно» или «никак нет». Доходило, извините, до идиотизма. Как-то на коллегии министерства один генерал обратился к Анатолию Эдуардовичу по ходу совещания: «Позвольте уточнить, товарищ министр!». Что именно он хотел уточнить, так и осталось неизвестно. Товарищ министр среагировал мгновенно: «Всё, свободен. Уволить сегодняшним числом». Мыслящие люди были ему не нужны.

На протяжении 5,5 лет руководства Сердюкова военным ведомством творилось непонятно что. Как, например, можно было додуматься до того, чтобы солдаты не убирали казарму, не стелили свои постели – за них это делают нанятые гражданские сотрудницы. Или – послеобеденный сон солдат. Детский сад, что ли? Год всего служат, чему научатся-то? Армия всегда была хорошей школой жизни. Теперь – не пойми что. Женщин много стали набирать. Наша российская женщина, известно, и коня может на скаку остановить. Но чтобы дамы преобладали в войсках, на флоте?!.. Даже если это военврачи. Скажем, на кораблях обычно сугубо мужской коллектив, даже туалета женского там нет. Такой туалет (в отличие от мужского) есть только на 5-м этаже здания минобороны, где сидел министр Сердюков. Я сам убедился. Кстати, за четыре часа, что провел там 1-го ноября, встретил в МО только одного военного. Зато сколько красавиц прошло мимо меня!..

В сущности, прав премьер Дмитрий Медведев, назвавший Сердюкова «самым эффективным менеджером в правительстве». Человек, не имеющий никакого отношения к армии, получивший образование менеджера по продажам, он и принимал, правильные с его, продавца, точки зрения решения. Ему ведь без разницы, чем торговать.

«СП»: - За минувшие полтора года решением Минобороны А. Сердюкова был закрыт Окружной госпиталь № 442 на Суворовском проспекте Петербурга, госпитали вВыборге, Мурманске, питерский Первый военно-морской. Их уже не вернуть?

- Тот, что на Суворовском закрыли в середине сентября. Его кабинеты были оборудованы новой современной аппаратурой. Её демонтировали. А магнитно-резонансный томограф, к примеру, можно собрать только один раз. Больше он работать не будет. Только на демонтаже стационарного диагностического оборудования убытки составили миллиарды рублей.

В Первом военно-морском госпитале, основанном Петром Великим, помещения все разгромлены, оборудование выброшено на склад. Здание стоит с разбитыми стеклами. Есть надежда, что морской госпиталь восстановят. Но для этого потребуются очень большие вложения. Хотели сэкономить, разрушая. А потеряли миллиарды.

 

Справка «СП»

В 2015 году Военно-медицинская академия, основанная Петром Первым, отметит своё 300-летие. С 1734 года здесь уже начали создавать первые в России учебные медицинские школы для славян. До этого врачевали у нас в стране в основном голландцы и немцы. Император Павел Первый своим указом от 18 декабря в 1798 г юридически оформил деятельность госпиталя. Он и назвал его Императорской медико-хирургической академией.

Медики ВМА активно участвовали в Великой Отечественной войне. Тогда погибло коло 2000 сотрудников академии. Четырнадцать медиков не вернулись домой из Афганистана в 1980-е. Двенадцать – с Чеченских войн.

В период с 2001 по 2005 годы ВМА получила от правительства РФ 7,8 млд рублей на реконструкцию и развитие. Все исторические здания, а также коммуникации были приведены здесь в полный порядок. С приходом в МО РФ А. Э. Сердюкова финансирование академии резко затормозилось. Денег не хватало даже на текущий ремонт.

 Людмила Николаева

Фото: 900igr.net

http://svpressa.ru/society/article/61870/

 

11 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 11 Декабря 2012

А Сердюкова спросить не пробовали?

Некоторые сомнительные сделки с недвижимостью были совершены с ведения бывшего министра обороны. Однако этот важный свидетель по делу о многомиллиардных махинациях даже не допрошен. «Новая» попыталась разобраться, на каких документах бывший глава военного ведомства оставил свою подпись

Некоторые сомнительные сделки с недвижимостью были совершены с ведения бывшего министра обороны. Однако этот важный свидетель по делу о многомиллиардных махинациях даже не допрошен. «Новая» попыталась разобраться, на каких документах бывший глава военного ведомства оставил свою подпись

Главное военное следственное управление (ГВСУ) СК России продолжает расследовать одно из самых громких коррупционных дел последних лет — мошенничество при реализации имущества Министерства обороны. Напомним, что в результате оперативно-следственных мероприятий были выявлены факты незаконной продажи военных объектов и предприятий, вследствие чего чиновники Минобороны и их сообщники получили необоснованную выгоду, в то время как государству был нанесен гигантский ущерб. Ориентировочная сумма «издержек» бюджета пока составляет 6 млрд рублей, однако в СКР полагают, что эта цифра будет расти.

На данный момент активные следственные действия проводятся в рамках двух уголовных дел: по одному делу проходят руководители ОАО «Славянка» Александр Елькин, а также его деловые партнеры Андрей Луганский и Юлия Ротанова, по второму (которое уже насчитывает свыше десяти эпизодов) — член совета директоров ОАО «Оборонсервис» и бывшая начальница департамента имущественных отношений Минобороны (ДИО) Евгения Васильева, а также ее деловые партнеры: Екатерина Сметанова и Максим Закутайло. Объединяют же вышеназванных чиновников и коммерсантов не только огромная выгода, полученная благодаря своеобразной хозяйственной деятельности Минобороны, но и бывший министр обороны Анатолий Сердюков, подпись которого стоит под протоколами ряда решений, ставших правовым основанием для операций, которые следствие квалифицирует как мошенничество.

Сам экс-министр хранит молчание, а потому определить его роль (может быть, просто подставили?) в этом коррупционном скандале пока невозможно. Не спешит обозначить его процессуальный статус и следствие: несмотря на перманентные сообщения информагентств о якобы предстоящем вызове Сердюкова на допрос, ни на один даже формальный вопрос он пока не ответил. Между тем свое слово успел сказать Сергей Шойгу — министр распорядился оспорить в арбитраже ряд сделок по отчуждению имущества ведомства.

«Новая газета» готова помочь всем заинтересованным сторонам разобраться в деталях некоторых сделок: мы детально исследовали уже известные эпизоды уголовного дела, а также обнаружила новые, к которым также мог иметь формальное отношение Анатолий Сердюков.

Оценщики военного имущества

Для понимания механики мошенничества необходимо установить не только распорядителей военным имуществом, отчуждение которого нанесло федеральному бюджету ущерб, но и тех, кто помогал его реализовывать. Ведь основные обвинения чиновников Минобороны базируются на так называемой «заниженной цене», по которой был продан ряд ликвидных активов министерства.

Решение о выборе компаний-посредников для продажи военного имущества было принято 1 апреля 2011 года на очередном заседании совета директоров ОАО «Оборонсервис». Из протокола заседания (его в 2011 году публиковала «Фонтанка»): «Член совета директоров Евгения Васильева выступила с предложением определить организациями, оказывающими ОАО «Оборонсервис» и его дочерним и зависимым обществам услуги:

- по подготовке заключений о рыночной цене объектов движимого/недвижимого имущества, — ООО «Центр правовой поддержки «Эксперт» и ООО «Кэпитал Консалтинг»;

- агента по выполнению действий, необходимых для совершения сделок по сдаче в аренду/продаже объектов недвижимого и движимого имущества — ООО «Центр правовой поддержки «Эксперт» и ООО «МПС».

Все члены совета, включая Анатолия Сердюкова, данное предложение поддержали, а протокол решения подписал сам министр. И 18 апреля генеральный директор «Оборонсервиса» Сергей Хурсевич уведомил официальным письмом руководителей «дочерних и зависимых обществ» о принятом решении, определив стандарты будущих договоров с избранными компаниями-оценщиками. Но знал ли совет директоров, что за компании предлагала Васильева?

О «Центре правовой поддержки «Эксперт» теперь наслышана вся страна: его бывший учредитель и руководитель Екатерина Сметанова была арестована одной из первых. 100-процентную долю в компании Сметанова выкупила начале 2011 года, а продала в начале 2012-го. Тогда же компания поменяла и свое название, став ООО «Мира» (к ее новому облику мы еще вернемся).

А вот про «МПС» и «Кэпитал Консалтинг» упоминается крайне мало, если не сказать, что вообще ничего. Однако если изучить их организационную структуру, можно понять — несправедливо. Хотя бы потому, что учредители обеих компаний имеют прямые коммерческие связи друг с другом и косвенные — с Минобороны. Так, учредителем в ООО «МПС» в течение 2006—2010 гг., по данным ЕГРЮЛ, значился Павел Карпунин, бывший подчиненный Евгении Васильевой в ДИО Минобороны, а также член совета директоров некоторых субхолдингов «Оборонсервиса». Формально он покинул компанию в 2010-м, но стоит обратить внимание на человека, к которому перешла его доля, — Сергея Здражевского. Дело в том, что Здражевский — партнер Карпунина по российскому представительству американской компании Capital Legal Services llc, оказывающей юридические услуги.

В ООО «Кэпитал Консалтинг», по данным ЕГРЮЛ, учредителем является Владислав Забродин — руководитель московского и петербургского филиалов той же Capital Legal Services (где юристом работал Карпинун), а также директор двух «дочек» компании Здражевского — ООО «МПС Плюс» и ООО «МПК Плюс». Связаться с Карпуниным, Здражевским и Забродиным не удалось, хотя в столичном офисе CapitalLegalServicesнам сообщили, что «предложение ответить на вопросы газеты их не заинтересует». А следствие?

«Дача министра». Новые подробности

Один из наиболее резонансных эпизодов дела «Оборонсервиса» — продажа в Темрюкском районе Краснодарского края, близ поселка Пересыпь, земельного участка, получившего в СМИ броское название «дача Сердюкова» (предполагалось, что там будет располагаться неофициальная резиденция министра). По данным следствия, должностные лица ДИО Минобороны во главе с Васильевой изъяли из состава федеральной собственности и передали ОАО «Окружной материальный склад Московского округа ВВС И ПВО» («ОМС») земельный участок более чем в три гектара, затем за счет средств Минобороны построили на нем загородный комплекс более чем за 300 миллионов рублей, а впоследствии продали его всего за 92 миллиона. Детали данной сделки раскрываются в отчетности «ОМС» за 2011 год: на момент подготовки участка к продаже оперативное управление обществом осуществлял Максим Закутайло — супруг Екатерины Сметановой, избранный на должность гендиректора советом директоров 13 апреля 2011 года. Избирали его, кстати, в большинстве своем сотрудники ДИО Минобороны (этот департамент имел наибольшее представительство в советах директоров оборонных предприятий). Они же 11 мая 2011 года приняли решение о заключении договора подряда на строительство «Загородного комплекса» в Пересыпи, а в августе — продажу этого комплекса ООО «СитиИнжиниринг».

Но получить объект в эксплуатацию покупателю не удалось — в марте 2012 года вмешалось территориальное управление Росимущества, оспорившее законность операции в краевом арбитражном суде. В качестве обеспечительной меры на «дачу Сердюкова» был наложен арест, хотя представители третьей стороны — Министерства обороны — просили суд признать сделку законной. Тяжба еще не закончена: вопрос о «даче Сердюкова» по-прежнему находится в производстве арбитражного суда Краснодарского края.

Но есть и другая история, которая может только начаться. Как выяснила «Новая», 23 мая 2012 года, то есть спустя пару месяцев после ареста упомянутого объекта, Анатолий Сердюков издал приказ о продаже двух других участков (общая площадь — 2,3 га), опоясывающих «замороженную» землю. На основании этого приказа в июле состоялся аукцион, победителем которого было признано все то же ООО «СитиИнжиниринг», заплатившее 35 млн рублей. По словам представителя агентства недвижимости «Славянские просторы» Татьяны Шушковой, цена двух участков не была занижена, и «за 35 млн рублей тут можно купить готовую гостиницу». Но интересно другое: почему министр принял решение расстаться и с этими двумя участками, когда первый уже был арестован, и знал ли он покупателя?

Реальные бенефициары «СитиИнжиниринга» пока неизвестны: по данным ЕГРЮЛ, это ООО, по адресу которого зарегистрировано несколько десятков коммерческих фирм, было образовано в 2010 году, а его актуальным учредителем является Самир Абрамов, предположительно проживающий в США. Он стал владельцем компании в 2011 году — в промежутке между покупкой «дачи Сердюкова» и двух соседних участков. До этого «СитиИнжиниринг» принадлежал двум другим лицам — Юрию Тарасову и Игорю Гончарову. Мы связались с одним из них, но поговорить не удалось — собеседник сообщил, что находится в больнице в связи с перенесенным инфарктом.

Изучая имущество, приобретенное «СитиИнжинирингом», можно обнаружить и другой «военный объект» (площадью 1,8 тысяч кв. метров) по адресу: Большой Знаменский переулок, вл. 7, стр. 1, 2, 3. Ранее это владение принадлежало также «ОМС», но 28 ноября 2011 года совет директоров общества принял решение о его продаже «СитиИнжинирингу». Цена продажи владения в отчете «ОМС» не раскрывается, однако ее можно определить по косвенным признакам, воспользовавшись бухгалтерской отчетностью общества за тот же год. В расшифровке отдельных статей отчета о прибылях и убытках «ОМС» указало, что получило в 2011 году прочий операционный доход в размере 263 млн рублей.

Для справки: к «прочим операционным доходам» относятся в том числе сделки по продаже основных средств (в том числе зданий и участков). В годовой отчетности «ОМС» указало лишь две такие сделки — продажа «дачи Сердюкова» и владения в Большом Знаменском переулке. Если доверять данным следствия, утверждающим, что объект в Пересыпи был продан за 93 млн рублей, можно составить несложное арифметическое уравнение: из общей суммы прочих операционных доходов (263 млн) вычитаем 93 млн — получаем 170 млн, то есть максимально возможную сумму, за которую было продано владение в Большом Знаменском переулке. Адекватна ли продажная цена?

Владение в Знаменском переулке

Рыночная стоимость квадратного метра в центре Москвы варьируется в диапазоне от 40 до 90 тысяч долларов, что, естественно, несоизмеримо выше той цены, за которую объект мог приобрести «СитиИнжиниринг». «Цена зависит от условий этого объекта. Но совершенно точно, что годовая аренда квадратного метра в этом здании — 600—900 долларов», — говорит директор по развитию «МИЭЛЬ-Коммерческая недвижимость» Елена Мишина. Также отметим, что формального отношения к этой сделке арестованный Максим Закутайло не имел — на посту гендиректора его сменила Елена Кильдишова, возглавлявшая в разные периоды времени другие субхолдинги «Оборонсервиса».

Другой объект в центре Москвы, принадлежащий структуре «Оборонстроя» (субхолдинг «Оборонсервиса»), мог быть продан осенью этого года. Речь о земельном участке и комплексе объектов ОАО «Промышленно-эксплуатационное управление» («ПЭУ»), занимающегося поставкой мебели и сопутствующего инвентаря для нужд Минобороны. Продаваемый объект: здание, расположенное на ул. Гжатская, 9 (общая площадь — 5,9 га).

В рамках высвобождения имущества генеральный директор «ПЭУ» Олег Касьянов заключил договор на оценку имущества (копия есть в редакции) с ООО «Мира» (бывшее сметановское ООО «Центр правовой поддержки «Эксперт»). Со стороны оценщика подпись под договором поставила гендиректор «Миры» Динара Билялова — бывший референт ДИО Минобороны (то есть подчиненная Васильевой), в разные периоды времени входившая в совет директоров предприятий «Оборонсервиса». По словам менеджера «ПЭУ», сделка не состоялась в связи с возникшим в Минобороны скандалом: «Инициативу высказывал гендиректор «Оборонстроя» Владислав Германович — протеже Евгении Васильевой. Он рекомендовал Касьянову заключить договор на оценку, а трудовому коллективу «ПЭУ» пояснил, что намерен продать землю. Конечно, разбираться следствию, но тут, кажется, имело место покушение на мошенничество». Коллектив «ПЭУ» по этому поводу отправил обращение в правоохранительные органы.

Продажа предприятий: семья замминистра

Однако военная недвижимость, как выясняется, — далеко не единственный объект посягательства. Как установило следствие, мошенническим путем отчуждались доли и акции в ряде подконтрольных «Оборонсервису» предприятий. Один из центральных эпизодов — продажа по заниженной цене акций ОАО «31-й Государственный проектный институт специального строительства» («31-й ГПИСС»).

История перехода этой компании в частные руки многогранна. Сначала по решению внеочередного собрания акционеров «31-й ГПИСС» состоялась продажа главного актива института — здания на Смоленском бульваре (Смоленский бульвар, д. 19, стр. 1, 6, 11). Покупателем стало ООО «Теорема», заплатившее за объект 1,6 млрд рублей. Выяснить реальных собственников «Теоремы» не удалось, но мы узнали, что незадолго до совершения сделки по продаже здания по указанному адресу было зарегистрировано хорошо нам известное ООО «Центр правовой поддержки «Эксперт». Означает ли это, что конечным бенефициаром сделки стала компания Сметановой или связанные с ней лица?

В финансовой деятельности «31-й ГПИСС» стали происходить странные метаморфозы после того, как компания лишилась основного актива. Если проанализировать показатели института в динамике, то сложится впечатление, что предприятие намеренно готовили к продаже: в течение года разгружалась балансовая ведомость, выплачивались небывалые доселе дивиденды. Например, в ноябре 2011 года совет директоров ОАО «31-й ГПИСС» во главе с Евгенией Васильевой одобрил выплату 943 млн рублей в качестве дивидендов своему основному акционеру — ОАО «Оборонстрой» (для сравнения: в 2010 году было выплачено 8,6 млн рублей дивидендов). Конечно, в «31-й ГПИСС» могут на это ответить: выплата дивидендов — операция вполне законная. Однако специалисты утверждают, что значительная часть прибыли должна была быть реинвестирована, тем более что год «31-й ГПИСС» закончил с кредиторской задолженностью на сумму 1,1 млрд рублей. В конце декабря 2011 года акции «31-го ГПИСС» были проданы — по данным следствия, прежний собственник недосчитался 160 млн рублей, а новый — столько же недоплатил.

Кстати, по данным «Коммерсанта», продажа института стала возможна только благодаря директиве министра Сердюкова. Также известно, что новыми собственниками института стали ООО «ВитаПроджект» (70%) и ООО «Сосновоборэлектромонтаж» (29,9%). Учредитель первой компании на момент продажи — все тот же «Центр правовой поддержки «Эксперт» Сметановой. Владелец же «Сосновоборэлектромонтажа» — холдинг «ТИТАН-2», принадлежащий семье Григория Нагинского, бывшего заместителя Анатолия Сердюкова и нынешнего главы «Спецстроя России».

У фирмы Сметановой, как мы выяснили, есть и другие активы «Оборонстроя». По данным ФАС, в начале этого года были зарегистрированы имущественные права ООО «ВитаПроджект» на акции ОАО «Полигон», ОАО «Владимироборонстрой», ОАО «Воронежское РСП «Замоскворечье». В пояснительной записке к бухгалтерской отчетности «Оборонстроя» за 2011 год говорится, что за реализацию этих четырех «дочек» (включая «31-й ГПИСС») «Оборонстрой» получил доход в размере 143 млн рублей. Вместе с тем в этой же отчетности сообщается, что расходы «Оборонстроя» от сделки составили 1,4 млрд рублей. То есть в собственном же отчете компания признает, что получила убыток от данной сделки в размере более 1,2 млрд рублей. Связаться с руководством «Владимироборонстроя» и «Замоскворечья» не удалось, директор ОАО «Полигон» Георгий Агарков комментировать сделку не стал.

Электро

Об эпизоде с реализацией акций ОАО «Оборонэнергосбыт» следствие пока что молчит. Сразу оговоримся: речь идет о компании, получившей монопольное право на поставку энергии решением Владимира Путина. 2 февраля 2010 года постановлением правительства ОАО «Оборонэнергосбыт» было наделено исключительными полномочиями по предоставлению электроэнергии военным, а ровно спустя год, 9 февраля 2011-го — лишилось государственного контроля.

Решение об отчуждении компании принимал совет директоров ее акционера ОАО «Оборонэнерго» под председательством Анатолия Сердюкова. В итоге владельцем этого, безусловно, крайне значимого для военной системы актива стало ОАО «20-й Центральный проектный институт» («20-й ЦПИ»). На первый взгляд сделка не показалась нам странной: «20-й ЦПИ» — инженерно-проектный институт, находящийся на балансе Росимущества. При таких исходных решение о продаже «Оборонэнергосбыта» выглядело не иначе как перекладывание актива из одного государственного кармана в другой. Но на поверку покупателем стал точный «двойник» структуры Росимущества, имеющий аналогичное наименование, организационно-правовую форму и даже практически идентичный адрес, но отличающийся своей историей и составом учредителей.

«20-й ЦПИ», ставший собственником сбытовой компании Минобороны, по данным ЕГРЮЛ, был учрежден в конце 2009-го неким ЗАО «Останкинский бизнес-центр». Кстати, реализация акций «Оборонэнергосбыта» стала последним решением Анатолия Сердюкова — вскоре на посту председателя совета директоров «Оборонэнерго» его сменила Евгения Васильева, а позже в совет были избраны хорошо известные нам «оценщики» — Павел Карпунин и Динара Билялова.

Другая каверзная сделка по отчуждению имущества, уже ставшая эпизодом уголовного дела, — реализация ООО «436-й Комбинат нерудных ископаемых» («436-й КНИ»). По состоянию на начало 2011 года уставной капитал «436-го КНИ» составлял всего 10 тысяч рублей, а на его балансе не было объектов недвижимости. Но в конце года собственник общества — ОАО «Главное управление обустройства войск» («ГУОВ») — внес имущественный вклад в качестве уставного капитала в ООО «436-й КНИ» в сумме 959,8 млн рублей, а затем продал компанию за эти же деньги ОАО «Гранит-Кузнечное» (данные — из пояснительной записки к бухгалтерской отчетности «ГУОВ»). В годовой отчетности «ГУОВ» не сообщается, кто и когда принимал решение по этой сделке, но, по данным информационной базы СКРИН, право собственности на долю в «436-м КНИ» «Гранит-Кузнечное» получило 30 июня 2011 года — в этот же день в совет директоров «ГУОВ» был избран Анатолий Сердюков. Что же до покупателя, то «Гранит-Кузнечное» входит в группу компаний «ЛСР» сенатора Андрея Молчанова. Актуальным собственником «436-го КНИ», по данным ЕГРЮЛ, является ЗАО «ЛСР-Базовые», также входящее в холдинг сенатора.

Земли в Нахабине. При чем здесь экс-губернатор Громов?

В конце 2011 — начале 2012 г. министр Анатолий Сердюков издал приказы о продаже трех земельных участков, расположенных в Красногорском районе Московской области, близ поселка Нахабино. Министерство провело торги, в результате которых участок площадью 453 га купило ООО «Партнер-Капитал» за 1,2 млрд рублей. Два других — общей площадью свыше тысячи га — приобрело ООО «Промресурс». Оба покупателя, по данным ЕГРЮЛ, связаны между собой через цепочку учредителей.

Однако любопытным представляется не столько аффилированность компаний-приобретателей, сколько продажная цена участков. По словам представителя «Дома недвижимости «Ордер» Дмитрия Торшина, стоимость одной сотки на территории данных участков составляет 25—35 тысяч долларов. Представитель агентства недвижимости «КОММЕРСАНТ» Наталья Соловьева говорит примерно о тех же ценовых категориях: «Стоимость сотки — около миллиона рублей (плюс-минус 200 тысяч). На эту землю немалый спрос, так как Новорижское направление — одно из самых востребованных и дорогих».

Совершив несложные операции с калькулятором, можно предположить, что земельные участки в Красногорском районе были проданы по значительно заниженным ценам. Какова их дальнейшая судьба — неизвестно. Но один из них — приобретенный «Промресурсом» — постановлением экс-губернатора Московской области Бориса Громова от 26 апреля текущего года был включен в границы поселка Нахабино и переведен в категорию земель для индивидуального жилищного строительства. Кажется, слова риэлтора о возможности построить там коттеджный поселок приобретают смысл…

Что же до постановления Громова, то это был один из его последних шагов на посту главы Московской области — уже в мае генерал-губернатора сменил Сергей Шойгу, которому, возможно, вновь предстоит вернуться к вопросам по месту своей прежней работы. Правда, уже в ином качестве и по другому поводу.

Только в результате тех сделок, подробности которых мы раскрыли в этой публикации, государственный бюджет потерял несколько миллиардов рублей. И далеко не факт, что это — большая часть списка сомнительных операций с активами Минобороны. Стоит еще раз отметить: в некоторых сделках прослеживается деятельное участие Анатолия Сердюкова. Был ли он в курсе деталей, подставили ли его, ввели в заблуждение? Ответ на эти вопросы может быть получен только после официального допроса бывшего главы Минобороны, например, в качестве свидетеля. Если подобного следственного действия не последует, то вряд ли начавшуюся антикоррупционную кампанию можно будет считать таковой, скорее — очередными межклановыми разборками и переделом государственных активов.

Автор: Андрей Сухотин

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/inquests/55801.html

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов