Павленский — это тест на вменяемость власти

В зависимости от того, как государство относится к юродивым, граждане относятся к самому государству

 

Павленский — из породы борцов с Ужасным Тоталитарным Государством. Противник ему, конечно, достался менее комфортный, чем США, но тут уж ничего не поделаешь: родину не выбирают. Протест г-на Павленского не имеет никакого отношения к реальной оппозиции и реальной борьбе с режимом. Это — выходки юродивого...


Петр Павленский в суде. Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

Художник-акционист Павленский поджег дверь приемной ФСБ на Лубянке и, когда его арестовали, потребовал судить его как террориста. Удивительное дело, в этом отношении власти к нему вроде как прислушались…

До этого Павленский уже провел множество акций: в знак протеста против Ужасного Тоталитарного Государства зашивал себе рот ниткой и приколачивал свою мошонку к брусчатке Красной площади.

У действий Павленского есть точный аналог: так в Средние века поступали юродивые. Мир был полон таких «праведников», обличавших правящих вельзевулов, сынов дьявола и сатаны, и в этом не было, в общем-то, ничего страшного. Страшное начиналось, если эти обличители приходили к власти.

Читайте другую точку зрения:

Акции Петра Павленского — это политическое искусство, оценивать которое нужно с особых позиций

В современном мире юродивым есть точный аналог: это всевозможные обличители страшных правительств: Брэдли Мэннинг, Джулиан Ассанж, Эдвард Сноуден.

Брэдли Мэннинг, военнослужащий армии США, слил Джулиану Ассанжу тысячи секретных документов. Его не остановила ни данная им присяга, ни то, что в этих документах содержалось множество информации, ставящей под угрозу жизнь людей (например, агентов разведки среди террористов), но не нашлось ни одного документа, уличающего власти США в том, что они врут своему народу и тайно занимаются не тем, о чем говорят публично. Брэдли Мэннинг в его понимании был героем, который борется против Ужасного Тоталитарного Государства, что не помешало ему, уже в тюрьме, потребовать, чтобы это самое Ужасное Тоталитарное Государство оплатило ему операцию по перемене пола.

С точки зрения создателя Wikileaks Джулиана Ассанжа, США — тоже Ужасная Тоталитарная Держава, занимающаяся «заговорами». Как следует из его несколько параноидальных манифестов, целью Wilikeaks было разрушить этот «заговор» (conspiracy), нанеся удар по его информационным потокам, — и Ужасная Тоталитарная Держава накроется.

В своей борьбе Джулиан Ассанж поощрял среди своих сотрудников культ собственной персоны, тщательно пестовал в медиа имидж Гениального Борца-Программиста, создателя уникального софта (весь принцип и софт Wikileaks списан с действительно гениального принципа Wikipedia), а также изумительным образом удивился, когда во время одного из перелетов Ужасное Тоталитарное Государство похитило у него два компьютера, сданных в багаж. Знатному Борцу не пришло в голову, что, когда борешься против такого Чудовища, компьютеры лучше в багаж не сдавать.

Эдвард Сноуден, третий борец против Ужасного Тоталитарного Государства, вполне намеренно устроился на работу в секретную государственную программу, с тем чтобы ее разоблачить, и снова-таки был примечателен тем, что не сообщил ничего собственно разоблачительного. Единственным событием в хэппенинге, устроенном Сноуденом, был сам Сноуден. При этом, как и Ассанж, реального не только мученичества, но и дискомфорта Сноуден предпочел избежать. Теперь, обитая в России, он периодически, раз в два месяца, напоминает о себе: то скажет, что готов вернуться в США, если там пообещают его не казнить, то еще что-нибудь такое.

Павленский — из этой же породы борцов с Ужасным Тоталитарным Государством. Противник ему, конечно, достался менее комфортный, чем США, но тут уж ничего не поделаешь: родину не выбирают.

Протест г-на Павленского не имеет никакого отношения к реальной оппозиции и реальной борьбе с режимом. Это — выходки юродивого.

Когда человек зашивает себе рот сам, в рамках плагиата с фильма «Матрица», — это совсем не то же самое, когда ему затыкает рот государство. Когда человек поджигает приемную ФСБ — простите меня, ради бога, но как вы думаете, что будет с человеком, который в США вздумает поджечь дверь в ФБР? Ах да, я же забыла, США — это тоже Страшное Тоталитарное Государство.

С проблемой юродивых сталкивались все государства, и лучшим способом обращения с ними всегда был полный игнор. Юродивому позволялось говорить по поводу правящего Кровопийцы, Сына Сатаны, Незаконного Выродка все, что хотелось. Иногда — если правитель был действительно Кровопийцей — юродивый попадал в точку, но его вдохновенные обличения сильно девальвировались за счет того, что юродивый всегда и всех обличал, — к этому привыкало даже легко возбудимое общественное мнение (еще не зафиксировано в истории юродивого, который когда-либо похвалил кого-либо, достойного похвалы).

Собственно, именно так и определяется вменяемое государство. Оно вменяемо, если отпускает любителей бегать голым по площадям, или, в случае легкого хулиганства, как при поджоге дверей госучреждения, дает им пятнадцать суток. Все равно яйцеприбивательство не станет массовым явлением и любимой формой протеста.

Но государство невменяемо, если начинает относиться к прибитым мошонкам со звериной серьезностью, рубить головы и паять статьи.

Видимо, юродивые для того и существуют: реакция на них есть тест на вменяемость государства.

Автор: Юлия Латынина

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/columns/70705.html

 

12 Ноября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов