Гонорары за реформы

Фото: РИА НовостиФото: РИА Новости

Полина Никольская

ВШЭ, созданная на волне либеральных реформ 1990‑х, теперь получает миллиарды, работая как экспертный центр для правительства и администрации президента. РБК разбирался, как ей удалось завоевать деньги и доверие государства.

«Они абсолютно откровенно здесь разжигают, де-факто готовят такое майдановское подполье и являются той самой пятой колонной… Почему мы терпим существование таких организованных террористических группировок под эгидой политфака Высшей школы экономики? Это нормально?» — возмущался в феврале 2014 года ведущий телеканала «Россия» Владимир Соловьев в своей программе на радио «Вести FM». Поводом стала студентка Высшей школы экономики (ВШЭ) Юлия Архипова. Телеведущему показалось, что она сочувствует в социальных сетях протестующим на Майдане гражданам Украины.

Менее чем за год до передачи в университете прошли обыски по третьему делу ЮКОСа, следователи пришли на кафедру советника президента по правам человека Михаила Федотова, участвовавшего в экспертизе по второму уголовному делу компании. У ректора Ярослава Кузьминова весной 2014 года заканчивался контракт, правительство затягивало с его продлением.

В итоге договор продлили еще на пять лет. «Я не рассматривал «дело экспертов» как угрозу ВШЭ, — вспоминает теперь ректор. — «Вышка» — слишком большой и значимый университет, а следственные действия велись по поводу нескольких наших сотрудников. Хотя само дело кажется мне странным и искусственным, чтобы беспокоиться по поводу позиции одного из следователей Следственного комитета». Сам Кузьминов стал к власти даже ближе, чем его вуз: за минувший год он был избран депутатом Мосгордумы и назначен сопредседателем московского отделения Общероссийского народного фронта (ОНФ). Декларируемые доходы ректора выросли с 19,9 млн до 45,2 млн руб. в год. Доходы университета (без учета капитальных вложений и инвестиций) выросли за два года более чем на 30%. Как ВШЭ удалось завоевать деньги и доверие государства?

Не совсем либералы

В Высшей школе экономики любят рассказывать, что постановление о ее создании в ноябре 1992 года — один из последних документов, подписанных Егором Гайдаром на посту главы правительства. ВШЭ «долго была любимой игрушкой либералов, стоящих у руля», вспоминает Кузьминов. Отцы-основатели вуза так или иначе имели в 1990‑е годы отношение к власти. Научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин — бывший министр экономики, ординарный профессор Яков Уринсон и президент вуза Александр Шохин работали вице-премьерами. Чиновником среди них не работал только один человек — бессменный ректор Кузьминов.

ВШЭ изначально задумывалась как think tank для чиновников. Она должна была содействовать реформам в России, готовить экономистов, аналитиков, преподавателей, способных работать в новых условиях на новую власть, вспоминает Ясин. Первые деньги и два здания в центре столицы вуз получил от правительства.

«Сложный эпизод был, когда в 1998 году либералов выгнали из правительства и мы остались одни на дороге. Некоторые коллеги всерьез опасались, что нас просто закроют», — вспоминает Кузьминов. Правительство возглавил Евгений Примаков, человек не реформаторского лагеря. Руководство решило действовать на упреждение, предложив новому правительству программу реформ. Кузьминов и коллеги советовали, например, защищать внутренний рынок, повышать конкурентоспособность отечественной продукции, создавать крупные корпорации с российским капиталом. «Когда написали программу, выяснили для себя, что мы в общем не совсем либералы, — говорит Кузьминов. — Последовательный либерал среди нас только Евгений Григорьевич [Ясин], но он в этой программе не участвовал». Своим идеям Ясин верен до сих пор. Вместо портретов руководства страны в его кабинете на столе стоят фотографии ушедших единомышленников — Кахи Бендукидзе, Егора Гайдара, Бориса Немцова, Бориса Федорова.

Предложения ВШЭ, рассказывает Кузьминов, понравились Примакову, потом его преемнику на посту премьера Сергею Степашину, а потом и исполняющему обязанности президента Владимиру Путину. «Вместо западных консультантов и сотрудников МВФ и Мирового банка власть стала опираться на национальных разработчиков, самых разных, в том числе и нас», — скромно замечает он. В 1999 году Кузьминов и Ясин участвовали в написании знаменитой «программы Грефа», «Стратегии-2010», которая фактически легла в основу экономической политики правительства в начале 2000‑х годов. После избрания Путина президентом куратор программы Герман Греф перешел в правительство, но его сотрудничество с ВШЭ продолжилось: вуз стал получать заказы на исследования от Министерства экономического развития. Сейчас глава Сбербанка входит в наблюдательный и попечительский советы вуза.

«Вышка» — соавтор чуть ли не всех основных реформ 2000‑х годов. Вместе с Сергеем Собяниным на посту вице-премьера, до того как он стал мэром Москвы, она сопровождала административную реформу, внедряла и продвигала ЕГЭ вместе с Минобрнауки. Кузьминов вхож в высокие кабинеты, а в 2012 году, когда премьером стал Дмитрий Медведев, ему даже предлагали пост министра образования, рассказали РБК три источника в правительстве. Выбор в итоге пал на Дмитрия Ливанова. Пресс-секретарь Медведева Наталья Тимакова заявила РБК, что «не помнит такого». Сам Кузьминов комментировать эту тему не хочет: «Единственное, что я могу сказать, — я не отказывался быть министром образования в 2012 году».

Место в тройке

Сейчас Высшая школа экономики стала одним из крупнейших вузов страны. Согласно мониторингу Минобрнауки, в прошлом году в МГУ (только в Москве) учились 30,8 тыс. человек, в ВШЭ — 17,7 тыс., не считая аспирантов. Но от главного университета ВШЭ отличает отсутствие биомедицинских и технических наук. В том числе и поэтому вуз не входит в признанные мировые рейтинги университетов: Times Higher Education, «Шанхайский рейтинг» и топ-500 рейтинга QS.

За последние пять лет в ВШЭ появились инженерные специальности, языки, филология, фундаментальная и компьютерная лингвистика, искусствоведение, открылся факультет компьютерных наук (совместно с компанией «Яндекс»). Постоянное расширение нужно, чтобы наращивать финансирование, замечает профессор, бывший проректор университета Константин Сонин: «В России очень трудно получить деньги на улучшение качества чего‑то уже существующего. Единственный способ — создавать что‑то новое».

Самые большие деньги «Вышка», как и любой госуниверситет, получает от государства на обучение студентов, поступивших на бюджетные места. Согласно отчету ВШЭ за 2014 год, это 5,3 млрд руб. Число бюджетников растет. Если в 2012 году в московский кампус, а также филиалы в Санкт-Петербурге, Перми, Нижнем Новгороде на бакалавриат поступили 2807 человек, то в 2015 году — больше 3,5 тыс.

В 2014 году на одного студента ВШЭ выделяли 262 тыс. руб., в 2015‑м — уже 244 тыс. В 2016‑м, согласно проекту федерального бюджета, сумма будет еще на 10% меньше, говорит проректор Алексей Новосельцев.

Впрочем, по уровню зарплат персонала «Вышка» сильно опережает конкурентов. Высокий доход университету приносит платное образование: 1,4 млрд руб. в 2014 году, более 10% всех поступлений. Самый дорогой курс — программа двух дипломов бакалавра по экономике ВШЭ и Лондонского университета. Он стоит 600 тыс. руб. в год (около трети студентов получают скидку за академические успехи).

Наконец, около 950 млн руб. вуз получает от дополнительного образования — программ MBA, второго высшего образования и корпоративных курсов, которые у ВШЭ заказывали среди прочих «Роснано» и МТС. Кузьминов видит еще два потенциальных источника заработка в ближайшие годы. Это иностранные студенты, которым в России из‑за валютного курса стало учиться дешевле, чем в западных странах, и онлайн-курсы. Число иностранных студентов уже резко выросло — с 970 человек прошлой осенью до 1,5 тыс. в этом сентябре.

Деньги от правительства

Учредитель ВШЭ — правительство (в 2008 году Кузьминов сам, по его словам, попросил Путина вывести вуз из подчинения Минэкономразвития, потому что пост министра заняла жена ректора, Эльвира Набиуллина). Правительство заказывает нескольким «своим» вузам, в том числе и ВШЭ, исследования. Для вуза это такая же часть государственного задания, как прием студентов на бюджетные места. За фундаментальные исследования правительство платило ВШЭ последние годы 700–730 млн руб. в год, рассказывает Новосельцев. Темы исследований бывают очень общими, вроде «Анализа экономики России» или «Управления бизнесом в рыночной экономике».

Кроме того, правительство в рамках госзадания заказывает вузу и прикладные исследования (222 млн в 2014 году). «Одна из самых сложных, комплексных работ последних лет», по словам проректора Андрея Жулина, — это анализ исполнения майских указов Путина. Почти третий год раз в две недели для их обсуждения в администрации президента собирается рабочая группа под руководством помощника президента Андрея Белоусова.

Как правительственный вуз по просьбе учредителя ВШЭ должна оперативно отзываться на проекты постановлений, указов, законов. «Это совсем необычно для университета: мы играем роль, похожую на роль ведомств», — поясняет первый проректор Лев Якобсон. За день до разговора с РБК на стол Якобсону лег запрос «про сопряжение «Шелкового пути» и Шанхайской организации сотрудничества». На следующий день готовый ответ должен был быть отправлен в правительство. ВШЭ готовит экспертизы и по собственной инициативе. Как рассказал источник в ВШЭ, вуз советовал подкорректировать изначальный вариант закона об иностранных агентах: он был жестче принятого.

По словам декана экономического факультета МГУ Александра Аузана, он, Кузьминов и ректор РАНХиГС Владимир Мау — постоянные участники закрытых встреч по экономическим вопросам у президента и премьера. Руководство страны появляется в университете реже: Путин, тогда еще премьер-министр, приезжал в 2010 году, когда захотел поговорить с экономистами в узком кругу. «Ярослав Иванович [Кузьминов] ему на этой встрече предложил разрабатывать без денег «Стратегию-2020», Путин согласился», — говорит Якобсон.

В подготовке документа, легшего в основу избирательной программы Путина в 2012 году, участвовали все ключевые сотрудники ВШЭ. Но стратегия так и не стала политическим документом. Ни предложенную пенсионную реформу, ни бюджетный маневр, подразумевающий больше денег на образование и здравоохранение и меньше на силовиков, власть не поспешила приводить в жизнь.

Куда дует ветер

В последние годы в «Вышке» росло число выигранных по государственным конкурсам заказов на исследования и заказов от частных компаний. «В прошлом году у нас было 473 проекта, в 2013‑м — 426, в 2012‑м — 340. И, соответственно, число заказчиков за пять лет примерно удвоилось», — рассказывает первый проректор ВШЭ Леонид Гохберг. На консалтинге для государственных и частных организаций университет заработал в 2014 году 1,7 млрд руб., уточняет он. По словам консультирующего правительство аналитика, вуз нередко сам предлагает темы для исследований, которые потом появляются на сайте госзакупок: «Поскольку «Вышка» плотно работает с правительством, у них есть понимание, куда ветер дует и что нужно администрации президента».

Структура дохода от консалтинга в ВШЭ изменилась, отмечает Гохберг. Заказы на исследования от ведомств — около 30%, доля государственных и частных компаний выросла до 37%, 20% исследований заказывают регионы и муниципалитеты. Остальное — выигранные научные гранты и деньги международных программ. Среди важных заказчиков вуза Гохберг называет Евразийскую экономическую комиссию, «Роснефть», «Аэрофлот», РЖД и «Газпром».

В 2011–2015 годах ВШЭ заключила больше 1 тыс. госконтрактов, следует из проанализированных РБК данных СПАРК-Маркетинг. Их общая сумма превысила 5,1 млрд руб. Большая часть — 42% в общей сумме — приходится на Минобрнауки: почти 2,2 млрд руб. по 60 контрактам.

Аналитический центр «Национальный рейтинг прозрачности» подсчитал, что, пока министром экономики была жена Кузьминова, заказы ВШЭ для ее ведомства существенно увеличились, с 96,4 до 197,2 млн руб. в 2010 году, писали «Ведомости». «Я был шокирован, когда увидел эти графики, — говорит Кузьминов. — Дело в том, что статистики посчитали в них программу административной реформы, которую мы вели по заказу правительства. Но у правительства нет юрлица, поэтому исследования для нее записали в Минэкономики».

Второсортная амбиция

Поступающие в университет деньги вкладывают в первую очередь в кадры. Прибавки к месячной зарплате сотрудники ВШЭ могут получить за участие в международных конференциях, на исследования, за признание лучшим преподавателем, за вклад в репутацию ВШЭ, за публикации в рецензируемых научных журналах. Публикации в международных изданиях оплачиваются и по федеральной программе «5–100» (по ней к 2020 году пять вузов из России должны войти в топ-100 признанных мировых рейтингов), благодаря которой в 2014 году ВШЭ получила 950 млн руб.

«Расходы на оплату труда основного персонала составляют около 5,5 млрд руб., включая налоги, в том числе в виде различных надбавок выплачивается более 3 млрд руб. Средний заработок профессора ВШЭ в Москве превышает 2 млн руб. в год, доцента — 1 млн. Хотя базовая ставка преподавателя в ВШЭ относительно скромная — от 30 до 40 тыс. в месяц», — рассказывает проректор Новосельцев.

Стать вузом с мировым именем — мечта Кузьминова. «Человек, получивший PhD [докторская степень в нескольких западных странах], выходит на рынок после университета и подает в 200 мест свои документы. Наша задача — чтобы люди шли к нам, а не в третьесортные европейские места, потому что мы, грубо говоря, второсортное, — говорит Сонин, возглавляющий комитет по международному рекрутингу ВШЭ. — Это означает, что мы должны платить конкурентные зарплаты». Ученым-экономистам, по его словам, предлагали зарплату 200–250 тыс. руб. в месяц, историкам — 100–150 тыс. «Финансистам больше, мы делали предложение и в 400 тыс., но девушка не согласилась, поехала в западный топ-университет», — вспоминает он. Сейчас в вузе работают 129 сотрудников, имеющих PhD.

Судя по декларациям, несколько проректоров смогли в разы увеличить свой личный доход за 2013–2014 годы. Зарплата самого Кузьминова выросла за год больше чем в два раза (с 19,9 млн до 45,2 млн руб.). Больше из руководителей вузов зарабатывает только ректор Санкт-Петербургского горного университета Владимир Литвиненко — 80,4 млн руб. В 2014 году общий доход ректората ВШЭ (13 человек) достиг 246,7 млн руб. Это существенно больше, чем в РАНХиГС (173,1 млн) и МГУ (68,9 млн).

«Распоряжение правительства о назначении ректора в 2014 году вышло на несколько дней позже, чем завершился контракт Кузьминова, так что по закону он был уволен (впервые за все время работы в «Вышке»), а вместе с ним и все проректоры, у которых контракт привязан к контракту ректора, — объясняет Новосельцев. — Университет обязан был выплатить им за все неиспользованные отпуска. Ярославу Ивановичу были начислены дополнительно 24,5 млн за почти 700 дней отпуска начиная с 1993 года. Некоторым проректорам, кто дольше всех работает, — от 6 до 13 млн». Проректор Жулин объяснил изменения своего дохода личными операциями с недвижимостью. Якобсон признался, что участвовал в нескольких успешных проектах: «Это тяжелая работа, я не хочу оправдываться, но деньги нам платят недаром».

Борьба за здания

Постоянная тема разговоров Кузьминова с властью — помещения для университета. Квадратных метров стремительно разрастающемуся вузу постоянно не хватает, говорит ректор, и это при том, что за 2010–2014 годы общая площадь зданий ВШЭ удвоилась — с 200 до 400 тыс. кв. м. Аудитории организованы в здании бывшей ткацкой фабрики, бизнес-центров, Министерства химической промышленности. Из гостиницы, присоединенной к Государственной академии специалистов инвестиционной сферы, вуз сделал общежитие. «Мы получаем обычно дикую рухлядь», — жалуется ректор.

На крупные ремонты и строительство выделяются целевые субсидии из федерального бюджета. Самые большие — по программе капитальных вложений, которая не входит в общий бюджет вуза. Так, в 2010 году на реконструкцию корпусов в Москве и Петербурге вуз получил 14,9 млрд руб. На капитальный ремонт в 2014 году — 533,2 млн руб., в 2013‑м — 340 млн.

Площади разбросаны по всей Москве и Подмосковью, но львиная часть, в том числе и «рухляди», находится в дорогостоящем центре — на Мясницкой, Покровском бульваре, Петровке, Ордынке. «Нам удалось убедить руководство страны, что вуз должен развиваться в центре столицы. Специфика «Вышки» в том, что она ведущий экспертный центр. Нам надо быть ближе к федеральным органам власти, которые хотят пользоваться нашими услугами», — говорит Шохин.

Один из последних корпусов, которые получил Кузьминов, — новый дом на Мясницкой, 11. Он стоит напротив здания ВШЭ, в котором с середины 1990‑х сидел ректорат. В 1997 году Кузьминов и Шохин наблюдали начало стройки, которая затянется на 15 лет. Только в 2010 году ВШЭ попросила тогда премьера Путина купить для вуза площади в строящемся здании. Путин распорядился выделить вузу 2,2 млрд руб.

По оценкам компаний Knight Frank и Swiss Appraisal, аренда офисов в районе Мясницкой и Покровского бульвара рядом с помещениями ВШЭ в среднем стоит 25 тыс. руб. за 1 кв. м в год. Стоимость квадратного метра помещений в среднем составляет 215 тыс. руб. за 1 кв. м, оценили специалисты двух компаний. Значит, примерная цена дома на Мясницкой, 11, могла бы достигать почти 3 млрд руб.

Общая площадь «Вышки» вместе с арендной (по оценке проректора Александра Шамрина, на съем недвижимости в 2014 году ушло 500 млн руб.), согласно данным ВШЭ, — 522,3 тыс. кв. м, ее балансовая стоимость — 8,4 млрд руб. Это в разы меньше, чем у МГУ: согласно отчету вуза, университет пользуется 1,35 млн кв. м стоимостью 42,2 млрд руб. Несколько лет назад правительство и президент рассматривали идею передать ВШЭ помещения Верховного и Высшего арбитражного судов или купить площади в бизнес-центрах. Но в итоге от обоих вариантов власти отказались, сожалеет Кузьминов.

Тогда руководству страны вуз презентовал идею распределенного кампуса. По нему, рассказывает Шохин, университет должен расширяться по оранжевой ветке метро: ул. Мясницкая — Покровский бульвар — метро «Ленинский проспект». Идею поддерживают и лоббируют глава наблюдательного совета вуза, первый замруководителя администрации президента Вячеслав Володин и вице-премьер Ольга Голодец, говорят Шохин и Кузьминов.

В апреле 2015 года Дмитрий Медведев поручил Минобрнауки до 2017 года передать ВШЭ 110 тыс. кв. м учебных классов и лабораторий и 30 тыс. кв. м общежитий неэффективных вузов, «находящихся в непосредственной близости от основных учебных корпусов ВШЭ». В июле Кузьминов в письме премьер-министру (оба документа есть у РБК) жаловался на министерство: «В настоящее время обсуждение вариантов передачи имущественных комплексов не ведется». Медведев написал на письме «Почему не выполняете поручение?» и отправил его министру образования Дмитрию Ливанову. «Процесс согласования проходит достаточно сложно, однако Минобрнауки России должно выполнить поручение Д. А. Медведева в установленные сроки», — сказали РБК в министерстве. Пока университету перешло общежитие Московского энергетического института в Лефортово, еще два помещения Московского университета пищевых производств рядом со станцией метро «Текстильщики» на очереди.

В ближайшее время ВШЭ может получить корпуса не только от Министерства образования. По словам Шамрина, сейчас «с правительством Москвы ведутся работы по формированию списка обмена зданиями вуза», удаленными от центра, на здания внутри Садового кольца. Конкретных предложений пока нет, но пресс-служба департамента имущества Москвы подтвердила факт переговоров.

Как получают лояльность

В российских вузах принято, чтобы попечительские советы возглавляли чиновники. Помощник президента Владислав Сурков — глава совета в МГТУ им. Баумана; спикер Госдумы Сергей Нарышкин — в РАНХиГС; попечительский совет МГУ возглавляет Владимир Путин.

«На каком‑то заседании Ярослав [Кузьминов] предложил Володину [первому замруководителя администрации президента] пойти в наблюдательный совет. И тот согласился, мы вместе дружим и работаем. Он не участвует в решении академических дел, но помогает в решении тех вопросов, которые позволяют университету развиваться», — вспоминает научный руководитель ВШЭ Ясин. Володин возглавил совет в апреле 2014 года. Кроме него, в совет входит Ольга Дергунова (Росимущество), министр образования Дмитрий Ливанов, вице-мэр Москвы Леонид Печатников.

Функции наблюдательного и попечительского советов в университете разведены. Первый отвечает за хозяйство и стратегию, второй — за привлечение финансов. Попечительский совет возглавляет Герман Греф, а его члены — Виктор Вексельберг, Аркадий Волож, Михаил Задорнов, Леонид Михельсон, Вадим Мошкович и Михаил Прохоров. В отличие от МГУ, который получает крупные пожертвования от богатых выпускников, попечители вуз не оканчивали и привлекать их приходится проектами, а не «чувствами к alma mater», говорит Шохин. Целевые поступления и добровольные пожертвования, в том числе от попечителей университета, составляют 200–250 млн руб. в год, подсчитал Новосельцев.

Чиновников в набсовет Кузьминов приглашал сам. «Я могу записаться на прием к президенту и представить проект. И к Дмитрию Анатольевичу могу сам прийти. Для меня Володин не человек, который за меня куда‑то пойдет. Но он гораздо больше встроен во власть, и для меня важно, чтобы он понимал, чем мы тут занимаемся. С Володиным мы знакомы давно. И у нас есть общий друг — Герман Греф», — объясняет ректор приглашение куратора внутренней политики в вуз.

По словам Кузьминова, в правительстве не сразу согласовали кандидатуру Володина. Вопрос решил Медведев. Кузьминов рассказывает: «Премьер меня вызвал и спросил, мое ли это собственное решение. Я объяснил, и через несколько дней он все подписал». Источник в 

29 Сентября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов