Осенний крик Вольфовича - важное государственное задание

Жириновский опять погорячился.

Какое задание он выполнял, поднявшись на трибуну нижней палаты? Он должен был, как бы недовольный исходом выборов, высказать альтернативную точку зрения. Выступить в роли несогласного, причем буйного несогласного. Устроить в Думе небольшой скандал. Напасть на кого-нибудь, лучше всего на женщину, но по возможности за волосы ее не таскать. Изобразить кипение страстей.

Это было важное государственное задание. Из тех, что Владимиру Вольфовичу даже диктовать не надо — он и без подсказок все понимает, хватает на лету. Глядя на Жириновского, подвергающего сомнению итоги губернаторских выборов в Амурской области, самые злобные враги должны были признать: парламент в России — это место для дискуссий. Что там Кострома?.. Настоящая борьба протекает в стенах парламента, где лидер старейшей, причем либерально-демократической партии бесстрашно обличает отдельные недостатки и бесчинства, творящиеся на местах. Воздевая руки, потрясая бумажками, заходясь в кашле.

Все это нужно было еще и для того, чтобы президент, встречаясь с губернаторами, мог бы, к примеру, рассказать им и другим слушателям про избирательную кампанию, которая прошла в условиях открытой, честной и подчас весьма острой конкурентной борьбы. Еще про накал соперничества мог бы рассказать и про то, что в России развивается зрелая многопартийная система, растет политическая культура. А также про партии, которые играют ключевую, системообразующую роль в политической жизни страны. Собственно, про все это Путин ирассказал, но после дебоша, учиненного Жириновским в Думе, заранее заготовленная, четкая в целом речь президента прозвучала не вполне убедительно. Слегка издевательски прозвучала — прежде всего по отношению к самому Владимиру Владимировичу.    

Дело в том, что со своим заданием Владимир Вольфович справился лишь отчасти. То есть в первой, самой краткой части выступления, когда призвал отдать под суд председателя облизбиркома и начал орать на Ирину Роднину, обзывая ее «бессовестной фигуристкой». С учетом личности патриарха нашей политической сцены эти его угрозы, фразы и выражения следует признать вполне парламентскими. В конце концов Роднина и вправду фигуристка, а бессовестными Жириновский обзывает всех подряд.

Однако потом, прямо не сходя с места, оратор впал в грех обобщения и стал произносить страшные слова. Продолжая беседовать с десятикратной чемпионкой мира, он сообщил ей, что единороссы «готовят Майдан», и тут же пообещал устроить революцию, «только чтобы вас не было в Думе». Развивая тему, оратор заявил, что нам «противно с вами в одном зале быть, в одной стране... вы не партия — вы преступники, преступники вы все, вся "Единая Россия"! И весь ваш Фронт — преступники!» — неистовствовал патриарх, и тут палата затихла, внимая словам бессменного лидера либерал-демократов, а он все не успокаивался. Предлагал членам правящей партии, допустим, выйти на улицу, где «вам будут в лицо плевать, а нас на руках будут нести». А ближе к финалу Владимир Вольфович очень к месту цитировал покойного Юрия Афанасьева, обвиняя единоросов в том, что они «образовали здесь агрессивно-послушное большинство».

Вообще складывалось впечатление, что на трибуне не Жириновский стоит, а как минимум Навальный, которого лидер ЛДПР, кстати, поминал в нейтрально-благожелательном ключе. Когда же лидер сошел с трибуны и из уст оскорбленного единоросса прозвучало словосочетание «комиссия по этике», Жириновский просто увел свою фракцию с заседания Государственной думы. Демонстративно, как принято говорить в таких случах.

О причинах, заставивших Владимира Вольфовича выйти на Майдан в Охотном ряду, гадать можно долго.

Первое, что приходит в голову: он увлекся и перестарался, что с ним в последние годы происходит все чаще. Иногда ветеран даже извиняется за допущенные ошибки, указывая на то, что «немножко грубо поговорил» с беременной журналисткой. Или после втыка, полученного от Путина за то, что призвал обнести территорию сакральной кадыровской Чечни колючей проволокой. Впрочем, ни перед Родниной, ни перед ее соратниками он извиняться не намерен, о чем уже заявил публично. Это была одновременно спонтанная, но и глубоко выстраданная речь.

Быть может, тут возрастное, но не в том смысле, что Жириновскому уже за 70 и он не всегда ведает что творит. Проблема в завышенной самооценке. Талантливейший демагог, Владимир Вольфович давно, убежденно и не без некоторых оснований считает себя выше всех в современной российской политике, но роль давно расписана, выше головы не прыгнешь, и он бунтует. Причем раньше, в том парламенте, где происходила реальная политическая борьба, он так не тосковал и не рисковал.

В той России, которая одурела, голосуя за Жириновского, жить ему было легко и уютно. В этой России, в этой Думе, окруженный говорящими андроидами, он реально томится по свободе проклятых 90-х и ощущает себя чуть ли не диссидентом. Тогда он в честной, что называется, борьбе проигрывал разношерстной партии власти, после, в обстановке бесконечного скандала, продавал свои голоса по твердому курсу — и жизнь казалась осмысленной. Теперь, когда куплены с потрохами все до единой фракции, и в губернаторы его партайгеноссен больше не берут, и сам по себе Жириновский со своей клоунадой давно надоел очень серьезным, насупленным кукловодам в Кремле, — теперь он попросту не нужен.

Вот и чудит напоследок. Вы, дескать, просили меня устроить небольшой скандал, а я вам устрою большой. Как при Ельцине и чуть позже, по просьбе Волошина и прочих, устраивал скандалы коммунистам. Только сегодня это будут едроссы, и тут он сперва обрушивается на Роднину, а потом и на всю фракцию. Ведомую Путиным и Медведевым. Ты, говорит, фигуристка, а вы, говорит, преступники. Россияне в лицо вам будут плевать.

Хотя есть и еще одно объяснение, слегка мистическое, но не хуже иных. Владимир Вольфович всегда славился своим чутьем, и если публиковал свои имперского типа программы, то мудро предвидел будущее России, а ежели наряжался в мундир, то прорицал скорую войну. Нечто висящее в воздухе, запахи гниения, беды и неволи, он, вероятно, ощущает и ныне, когда исполнились все его мечты. Когда, одуревая от скуки, взывает к справедливости даже он, старый провокатор, циник и фигляр, способный вписываться в любые эпохи. Потому он и орет, снова выбалтывая будущее, о котором грезит. Присоединяясь к тоскующему меньшинству.

http://snob.ru/profile/27216/blog/98047

19 Сентября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов