Чубайс на мушке

Арест Леонида Меламеда стал новой атакой на клан либералов во власти

 

Арест экс-руководителя «Роснанотеха» Леонида Меламеда эксперты оценивают как атаку на отца российской приватизации Анатолия Чубайса, в команде которого Меламед работал последние годы. Вряд ли дело дойдет до того, что обвинения напрямую коснутся самого Чубайса, однако его позиции в элитных кругах определенно пошатнулись. А вот для силовиков это новое свидетельство их влияния — шутка ли, столь серьезно задеть непотопляемую легенду либерального лагеря.

Леонида Меламеда задержали вечером в четверг, 2 июля, и на следующий день поместили под домашний арест в рамках расследования дела о крупной растрате в «Роснанотехе» (с 2011 года — «Роснано»). Речь идет о сумме 220 миллионов рублей. По предварительной версии следствия, Меламед организовал незаконное перечисление этой суммы от «Роснанотеха» компании «Алемар». Эту компанию бизнесмен сам основал еще в 1992 году, и она, как предполагается, все это время оставалась подконтрольной Меламеду. Сначала агентство «Интерфакс» со ссылкой на собственный источник сообщило о том, что Меламеду предъявлено обвинение. Однако утром в пятницу эту информацию лично опроверг пресс-секретарь Следственного комитета Владимир Маркин: «Мы пока никого не обвиняем, а говорим лишь о возбуждении уголовного дела и наличии подозреваемых». Фигурантами дела и потенциальными обвиняемыми являются, помимо Меламеда, его бывший зам Андрей Малышев и экс-финансовый директор корпорации Святослав Понуров.

Статус обвиняемого или подозреваемого — один из ключевых вопросов на данном этапе и для Меламеда, и для всех близких к нему людей. Поэтому вброс информации о том, что обвинение предъявлено, не случаен: это обрисовывает угрожающую перспективу. Не факт, что она будет реализована: в декабре 2013 года источник того же «Интерфакса» трижды обещал нам «третье дело ЮКОСа», а закончилась эта информационная бомбардировка внезапным освобождением Михаила Ходорковского из колонии. Зато такие вбросы четко маркируют особый интерес силовых структур к делу: можно не сомневаться, что это не рядовое расследование коррупционной сделки, а столкновение элитных групп.

От «Алемара» до «Роснанотеха»

Бывший гендиректор концерна «Росэнергоатом» Леонид Меламед работал в связке с Чубайсом с 2000 года, когда стал его зампредом в РАО «ЕЭС России». В 2004 году бизнесмен добровольно ушел с этого поста в «Алемар», однако деловых и дружеских связей с Чубайсом не порвал. В частности, «Алемар» вместе с дочерней компанией «ЕЭС России» ОГК-1 участвовала в строительстве Нижневартовской ГРЭС. В 2007 году Владимир Путин назначил Меламеда гендиректором «Роснанотеха» — по слухам, по прямой протекции Чубайса. Правда, через год произошла рокировка: «Роснанотех», который вскоре превратился в госкорпорацию «Роснано», возглавил уже лично Чубайс, а Меламед снова ушел в бизнес.

«Думаю, что дело против Меламеда связано с атакой на Чубайса, — констатирует в беседе с «Лентой.ру» замгендиректора Центра политтехнологий Алексей Макаркин. — Обвинения в адрес "Роснано" переходят в следственную плоскость, а это опасно. Тем более что Чубайс уже официально заявлял, что ничего криминального в этой сделке (между «Роснанотехом» и «Алемаром» — прим. «Ленты.ру») нет. То есть официальная позиция "Роснано" прямо противоположна позиции следствия. Для Чубайса это очень невыгодно».

Эту позицию Чубайс очень сдержанно, но подтвердил — после того как стало ясно, что до отправки Меламеда в СИЗО дело не дойдет. «Мы удовлетворены тем, что СК прислушался к аргументам и отказался от ареста Меламеда. Тем не менее и домашний арест считаем избыточным», — написал глава «Роснано» в своем микроблоге.

Важная деталь: изначально следствие намеревалось взять Меламеда под стражу, о чем агентству ТАСС рассказала пресс-секретарь Басманного суда Анна Фадеева. Однако днем в пятницу СК отозвал это ходатайство и вышел в суд с новым — о домашнем заключении. Именно так и выглядит борьба элитных кланов за своих членов. Не будет лишней параллель с арестом замминистра финансов Сергея Сторчака в ноябре 2007 года, — это была часть аппаратного наступления силовиков на либеральную группировку главы Минфина Алексея Кудрина. Сторчак просидел в Лефортово почти год, однако его клану удалось отбить: несмотря на предъявленное обвинение, уголовное дело о мошенничестве до суда не дошло, его прекратили попросту «за отсутствием состава преступления».

«Это, брат, жулики»?

Теперь пришел черед Чубайса «отбивать» своего человека у силовиков. Первый личный вклад в это дело отец ваучера уже сделал, предоставив Басманному суду положительную характеристику личности фигуранта. «Чубайс — человек команды, и для него это сильный удар. Отступиться от членов команды и сказать «о, да это жулики, они меня обманывали» для Чубайса невозможно, — комментирует Макаркин. — Так что теперь многое будет зависеть от того, кто конкретно подписывал документы и кто давал указания, а следствие заинтересовано в том, чтобы расширить круг подозреваемых». Кто подписывал документы — это вообще чуть ли не первоочередной вопрос, потому что в 2008 году, когда была заключена сомнительная сделка, Меламеда уже сменил сам Чубайс.

Дело о 220 миллионах «Алемара» ни шатко ни валко движется уже давно. Однако до сих пор Чубайс неформально находился под защитой Владимира Путина. Президент это ясно дал понять, отвечая в апреле 2013 года на вопрос о Чубайсе и «Роснано»: «Признаю, есть и проколы, и провалы. Но это не уголовщина. Он (Чубайс — прим. «Ленты.ру») и окружавшие его люди совершили много ошибок. Но кто-то должен был сделать то, что они сделали. Они переформатировали структуру российской экономики». Что же случилось за прошедшие два года, если за решетку чуть было не угодил один из ключевых деятелей проекта, который лично Путин назвал своей инициативой?

Имуннодефицит либералов

 

Анатолий Чубайс никогда не входил в ближний круг Путина, — он не поддерживал его в 1999 году, участвовал в формировании «Союза правых сил». Зато у него были два конкурентных преимущества, дававших серьезную защиту. Первое — это амплуа «эффективного менеджера», который не подкачает. И деятельность в «Роснано» серьзно подорвала этот имидж. «Когда за дело взялся Чубайс, ожидания были явно завышены, — отмечает Макаркин. — Идея была в том, что у России нет средств идти широким фронтом в сфере инноваций, поэтому мы возьмем одну сферу и совершим в ней прорыв, чтобы перевести экономику на новые рельсы». Несмотря на путинское «переформатировали структуру», серьезной перестройки не получилось.

А отдельные проекты проваливались на глазах у всей страны, что вызывало смех даже у далекой от нанотехнологий публики. Так, в 2011 году Чубайс презентовал Путину «наш ответ Apple» — пластиковую книгу «Plastic Logic 100», которой предлагалось заменить школьные учебники. Однако потом выяснилось, что ответ не такой уж и наш: Plastic Logic — европейская компания, в капитал которой «Роснано» вошла на условиях трансфера новой технологии в Россию. Однако центр по производству пластиковых книг так и не был построен, и школьники в большинстве своем учатся по старинке.

Или еще одна разработка «Роснано» — противовирусный препарат «Кагоцел», в производство которого «Роснано» собиралось вложить 1,2 миллиарда рублей. В апреле 2015 года Чубайс встречался с депутатами Госдумы и только что не рекламировал «Кагоцел», представляя его разработку одним из серьезных достижений госкорпорации. Хотя, разумеется, в разработке его «Роснано» не участвовала. Однако «Кагоцел», как и ряд других иммуномодуляторов, — более чем спорное лекарство. Многие медики критикуют его за опасное стимулирование иммунитета, данных клинических исследований недостаточно, а в Западной Европе и США волшебная таблетка не продается. Дошло до того, что с критикой «Кагоцела» в своем блоге выступил оппозиционер Алексей Навальный.

Впрочем, как ни смешно, но критика Навального Чубайсу даже на руку: это помогает ему, либералу, «отстроиться» от «пятой колонны». Дело в том, что второй сильный козырь Чубайса после «эффективности» — его отношения с Западом. «Он всегда рассматривался как человек, который близок международной элите и может представлять Россию на международной арене, — объясняет Макаркин. — Но отношения с Западом и так испорчены, чудеса в этой сфере не востребованы». Более того, это преимущество превращается в минус. «В окружении Анатолия Борисовича в качестве советников, как выяснилось сегодня, работали кадровые сотрудники ЦРУ США», — в апреле 2013 года эти слова Путина еще могли звучать как шутка. Тем более что Путин тут же пояснил, что вернувшихся от Чубайса цэрэушников на родине арестовали, — то есть это оказались неплохие парни, если рассуждать в рамках парадигмы «враг моего врага — мой друг». Однако после Крыма и санкционной войны сотрудничество с ЦРУ начинает смотреться совсем по-другому.

После Крыма гораздо более уязвимыми в аппаратном плане стали все либералы, в том числе «медведевского призыва». Показательна история с инновационным центром «Сколково», которая планировалась как российская «кремниевая долина», а закончилось уголовным преследованием целого депутата Госдумы — Ильи Пономарева, который теперь вынужден жить в США. В одном из недавних интервью он прямо говорил, что целью атаки на «Сколково» были высокопоставленные кремлевские чиновники. Не лучше дела и у премьера медведевского «Открытого правительства» Михаила Абызова, которого депутат КПРФ Валерий Рашкин заподозрил в получении гражданства США. Коммунисты, кстати, идеальные спарринг-партнеры для атаки на либералов, — не будем забывать, что неэффективное использование средств «Роснано» было выявлено после проверки Счетной палаты, которую инициировала фракция КПРФ.

Под удар рискует попасть и Чубайс. Два года назад следователи не посмели бы и приблизиться к человеку, в чью защиту высказался лично Путин. Сегодня стало можно. Ситуация может и ухудшиться: пока рейтинги президента и правящей партии высоки, ни у кого не возникнет соблазна кинуть электорату такую кость как уголовное преследование или арест «всероссийского аллергена» Чубайса. А ведь в 2003 году арест Михаила Ходорковского серьезно поднял акции правящей власти на выборах: борьба с миллионерами всегда была популярна в народе. Кстати, арест Сторчака тоже пришелся на период избирательной кампании, только уже 2007 года. Сейчас дело Меламеда медленно движется, а выборы в Госдуму 2016 года приближаются. Если к лету следующего года дела в экономике пойдут совсем плохо, а рейтинги придется поддерживать, то как бы не дошло до воплощения в жизнь ставшего крылатым выражения «во всем виноват Чубайс».

3 Июля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов