Президентский оптимизм на дне кризиса

После выступления президента Путина на Петербургском международном экономическом форуме осталось тяжелое и липкое ощущение недосказанности. Вроде бы и приводил глава государства цифры, вроде бы и говорил о проблемах, но кажется, что о главном умолчал. В целом, его речь на ПМЭФ выглядела довольно оптимистичной. Вот только общему настроению большинства экономистов и предпринимателей страны этот оптимизм никак не соответствует.

 

"В конце прошлого года нам предрекали глубокий кризис, этого не произошло. Мы стабилизировали ситуацию, погасили негативное колебание конъюнктуры и уверенно проходим через полосу трудностей. Прежде всего потому, что российская экономика накопила серьезный запас внутренней прочности. У нас сохраняется положительный торговый баланс, растет несырьевой экспорт. Мы сохранили контроль над инфляцией. У нас устойчивый бюджет, наша финансовая и банковская системы адаптировались к новым условиям, нам удалось стабилизировать валютный курс", — открыл пленарное заседание Владимир Путин.

 

То, что он "абсолютно уверен в успехе" страны под своим предводительством, президент довольно четко дал понять всем слушателям с самого начала. Действительно, с позиции "все могло быть еще хуже" экономическая ситуация в стране выглядит не такой уж катастрофичной. И все-таки последние показатели явно не позволяют говорить о начале пути со дна кризиса на поверхность. Например, та же инфляция, рост которой, по словам президента, удалось сдержать, только с 9 по 15 июня 2015 года вернулась к отметке в 0,1% после нулевого значения неделей ранее. С начала года она составила уже 8,4%, а к концу года ожидается не меньше 10%. Но дело даже не в правильном сопоставлении одних цифр и замалчивании других. В речи президента не прозвучало совершенно ничего нового, касающегося важных структурных преобразований, о которых говорят уже не только сторонние эксперты, но и "придворные". Сейчас перед страной поставлена задача выйти в 2017 году на темпы экономического роста в 3,5% и инфляцию около 4%. Для этого, по словам главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, нужна "экономическая свобода", — меньше контроля за бизнесом и больше налоговых льгот. И если с налогами более или менее понятно – преференции уже получили ИП, малый и средний бизнес, а новые инвесторы имеют все шансы их получить — то остальные реформы так и остаются мечтой.

 

Например, бывший министр финансов Алексей Кудрин второй форум подряд повторяет одну и ту же песню: нужны огромные инвестиции в инфраструктуру, чтобы страна хотя бы лет через 5-7 могла говорить о безопасности путей и их и соответствии мировым стандартам. Однако о реформировании структуры бюджета и перенаправлении необходимых огромных сумм на эту сферу Путин в своих выступлениях ничего не говорит до сих пор.

 

Куда более оптимистично, чем общая тональность ПМЭФ-2015, настроен Путин и в отношении экономических санкций со стороны Евросоюза. "Не так все плохо с точки зрения санкций, есть и плюсы, и минусы. Это время, когда у нас происходят структурные изменения, и когда действительно можно предпринять шаги, которые могут иметь долгосрочные позитивные последствия", — заявил он на форуме.

 

Только зачатки этих позитивных изменений обнаружить сейчас, спустя год после начала санкционной блокады, непросто. Так, товарооборот России со странами Евросоюза впервые за много лет в 2014 году показал минус 10%, а в первом квартале этого года упал уже на 36%. При этом хваленое импортозамещение в нынешнем состоянии не способно нивелировать понесенные потери – какой-то существенный эффект заметен лишь в сельском хозяйстве.

 

На то, чтобы производство в РФ развивалось, российские власти намерены потратить 2,5 трлн рублей, заявил в пятницу Путин. Таким образом планируется возродить высокотехнологичные сферы производства, "где мы вполне можем и должны быть более конкурентоспособными". В ходе доклада Путин даже попросил правительство разработать дополнительные решения в области модернизации и внедрения инноваций, заявив, что это "фактически станет требованием законодательства".

 

Правда, и про модернизацию, и про выход наших товаров на мировые рынки, и даже о необходимости занять лидирующие позиции в одной из современных и инновационных отраслей тоже говорилось давно и много. На пути к цели стоят и недостаточный уровень образования по инженерным специальностям (подтянуть эту сферу Путин тоже планирует уже лет пять, не меньше), и отток интеллектуального капитала, и даже неповоротливость госкопаний, конкретного плана приватизации которых так не создано.

 

Проще говоря, ожидания ряда журналистов и экспертов по поводу "секретной речи Путина", тезисы которой не разглашались, явно не оправдались. Все думали, что глава России не только обозначит свое видение дальнейшего развития российской экономики в условиях санкций, но и объявит об отказе реализации ряда крупных проектов. Теперь понятно одно: либо видение экономики президентом не изменилось, либо от народа что-то скрывают.

 

Не удалось Путину обойти тему Украины, но она явно не стала главной в выступлении президента. Конкретных мер по выходу из этого международного кризиса на ПМЭФ предложено не было, хотя именно от урегулирования конфликта с соседями зависят отношения России и Евросоюза. Члены ЕС настроены решительно: главы МИД 22 июня в Люксембурге намерены продлить экономические санкции в отношении России. Мало того, речь даже идет об их ужесточении, хотя официальные лица РФ в это верят неохотно. Путин же по-прежнему винит в завязывании конфликта на Украине США и надеется на выполнение Минских договоренностей. Ничего нового добиться от президента в пятницу не удалось.

 

Зато продолжилась тема великой дружбы России и Китая, которая активно начала обсуждаться на ПМЭФ-2014. Тогда открыто говорилось о переориентации страны на Восток, и хоть в этом году все официальные лица уверяли, что отношения с Евросоюзом не окончены и сотрудничество с Западном просто необходимо, важнейшим партнером для страны остается Китай. Оно и понятно – у России есть ресурсы, у Китая деньги. Такая дружба не могла не начаться, другой вопрос – как она будет развиваться. Накануне Кудрин высказал мнение, что в обществе зародилось ощущение неопределенности как по отношениям с Востоком, так и с Западом. И очередное выступление президента опредленности не внесло.

 

Но главное – остался без ответа вопрос, озвученный накануне, но не заданный в ходе пленарного заседания: досрочные выборы президента, о которых в четверг дважды проговорился бывший министр финансов Алексей Кудрин. Политик подал эту идею под соусом проведения структурных реформ, без которых Россия, кажется, уже не способна двинуться с мертвой точки и стать достойным конкурентом на мировом рынке. И пускай это предложение Кудрина тут же раскритиковали все, кому было не лень, вопрос остался открытым. Может, о серьезных реформах, которых давно ждет российская экономика, президент не говорит только потому, что готовит "сюрприз" в виде досрочной выборной кампании? Однако верится в это с трудом. Так же как и в реальность в ближайшем будущем каких-то серьезных экономических, административных и финансовых преобразований.

 

Мария Бочко

 

http://www.rosbalt.ru/main/2015/06/19/1410618.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2015/06/19/1410618.html

19 Июня 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов