«Церковь оппозиционна в условиях любого государственного строя»

«Несвоевременные» мысли Алексия II. К 25-летию со дня избрания патриархом

 

 

7 июня исполнилось четверть века со дня избрания митрополита Алексия патриархом Русской Православной Церкви Алексием Вторым. Впервые за весь советский период выборы главы РПЦ проходили без вмешательства партийного и государственного аппарата. Поэтому процедура была сложной: сначала – выявление четырех наиболее популярных кандидатов путем открытого тайного голосования на Архиерейском Соборе, затем – на более многочисленном Поместном Соборе, с участием не только епископата, но и клира с мирянами; наконец - двухтуровое голосование, как оказалось, в пользу будущего Алексия Второго, с разницей всего в 23 голоса. Так, непросто, но уверенно Алексий, 22 года возглавлявший Управление делами Русской Патриархии, а затем Ленинградскую и Новгородскую епархию, стал 15-м русским патриархом.

 

Чем Алексий Второй вошел в историю? Церковь стала полноправным, уважаемым участником общественных и политических процессов: своевременно и резко осудила за «грех братоубийства» ГКЧП, выступила посредником между воюющими сторонами в Москве в октябре 1993-го, а также в Армении и Азербайджане, Грузии, Молдове, Украине, Югославии; начался возврат Церкви собственности, отнятой революцией, службы вернулись даже в Московский Кремль, Рождество стало общенациональным праздником, выходным днем; в мае 2007-го, меньше чем за год до смерти Алексия Второго, Русская Православная Церковь Заграницей воссоединилась с Матерью-Церковью.   

 

На патриаршество Алексия Второго пришлись поворотные события – распад советской империи, мучительное выстраивание общества и власти на постсоветском пространстве, в России. С его миротворческим участием эти события не стали апокалиптическими. Сегодня его высказывания, взывающие к совести, часто звучат диссонансом (всеобщему вождизму и шапкозакидательству) и предостерегающим пророчеством. Znak.com предлагает несколько выдержек из книг ««Святейший Патриарх Алексий II: Беседы о Церкви в мире» и «Святейший Патриарх Алексий II. Жизнь и деяния во славу Божию».

 

«Задача государства не мешать людям жить по совести»  

Нет такой политической, национальной, культурной идеи, цена которой превышала бы цену человеческой жизни… Пусть все минувшие годы один за другим встанут в нашей совести и будут нас умолять не платить человеческими судьбами за эксперименты и принципы политиков… Не допустите духу братоненавидения и зловоздаяния еще раз справить свой бал в России!

 

 

"Опьяненность политическим активизмом, жажда всех поделить на друзей и врагов, безудержная тяга искать и найти виновных где угодно, но только не вину в себе, - все это отчуждает человека от него самого"

 

Человек не сводится без остатка к политике. Часто нам доводилось слышать суждения о том, что «религия – опиум для народа». А я скажу, что очень часто политика – опиум для человека. Опьяненность политическим активизмом, жажда всех поделить на друзей и врагов, безудержная тяга искать и найти виновных где угодно, но только не вину в себе, - все это отчуждает человека от него самого, мешает понять и исполнить свое подлинное человеческое призвание на земле. И потому не приведи Господь, чтобы у нас еще раз появлялись и множились движения и партии такого типа, участие в которых, с точки зрения их членов, автоматически ставит их по ту сторону различия добра и зла и разрешает забыть о простой человеческой совести. Я хочу напомнить, что с тех пор, когда Бог открылся людям, над привычкой обожествлять себя, привычкой абсолютизировать свои интересы (в удобстве и легкости управления) и ставить себя выше суда Божия и человеческой совести, произнесен нравственный приговор. Есть Бог, Который принес Себя в жертву ради спасения Человека, а не Государства – и значит, государство не самобожественно.

 

Насколько свобода совести реализуется в том или ином обществе, определяется тем, работают ли его государственные и общественные структуры на защиту людей, дерзающих жить по совести, или же государство всей своей мощью старается задавить автономию совести в людях. Функция государства в любом случае – не собственно созидательная. Государство может защитить добро, может сдержать, осадить натиск зла. Но непосредственно взрастить добро может лишь человек своим личным трудом. Задача же государства и законов, касающихся свободы совести человека, - не мешать людям жить по совести. 

 

 

"Он желает делать все, что можно, чтобы с нашим государством в мире считались, чтобы о нас никто не смел больше вытирать ноги"

 

— Ваше Святейшество, Вы не скрываете, что симпатизируете Владимиру Путину. Он, со своей стороны, хорошо понял настоящую роль Русской Православной Церкви в российском обществе благодаря Вашей харизме и вновь и вновь это признает. Недавно Путин сказал: «Слова благословения Патриарха я стараюсь не забывать ни на минуту».

— Путин – человек честный. Он верующий, крещен в детстве.

— Он все равно остается бывшим агентом КГБ. На Западе умышленным образом об этом говорилось мало, но тот, кто ознакомился с документами, знает, что методы КГБ были не лучше, чем у нацистских СС. Прошлое Путина Вас действительно не беспокоит?

 

— Нет, нисколько. Дело не в том, кто кем был. Важно, чем он занимался. И, насколько я знаю, Путин не принимал участия в гонениях на Церковь, не отдавал никому идеологических и иных богоборческих приказов. Думаю, что он служил достойно своей Родине.

— Что особенно Вам нравится в Путине?

— Для Путина важен престиж России. Он желает делать все, что можно, чтобы с нашим государством в мире считались, чтобы о нас никто не смел больше вытирать ноги.*

 

«Нужно время, чтобы освободиться от рабства»

Во всех бедах истории и сегодняшнего дня большинство и ныне предпочитает винить кого угодно, не замечая своей вины (не политической, а религиозной).

 

Подлинный патриотизм не должен оскверняться враждой и ненавистью к другим народам и к кому-либо в среде своего народа. Он не должен оскверняться и национальной гордыней, стремлением к силовому решению межнациональных и межгосударственных споров, а также нежеланием и неумением выслушивать различные точки зрения и приходить к согласию желанием монополизировать идею патриотизма в узкоэгоистических целях.

 

Не дайте посеять в ваших душах семя вражды к людям другой веры или национальности. Через молитву, общение и совместный труд излечите раны, нанесенные конфликтами. Вспомните, что наши народы имеют многовековой опыт совместной жизни. Не слушайте тех, кто разжигает ненависть. Они преследуют свои цели, а вы будете страдать, если пойдете у них на поводу.

 

 

"Мы не вправе осуждать современные тенденции в нашей культуре, культура всегда правдива, как совесть и зеркало души народа" 

 

Глубоко убежден, что именно мир и согласие жизненно необходимы России. Они – основа созидания. Много лет мы разрушали собственную жизнь, пленившись гордыней, ложным мессианством, чуждыми нашей многовековой культуре идеями. Но воистину есть «время раздирать, и время сшивать… время войне и время миру» (Еккл. 2, 7-8)… Настала пора собирать духовные силы народа, смиренномудро созидать его жизнь там, куда нас Бог поставил, - в семье, в приходской общине, в коллективе соработников, в деревне, в городе, области, во всей стране нашей. Созидание это немыслимо без внутринационального мира, а главное, без мира в душе каждого человека.

 

Мы не вправе осуждать современные тенденции в нашей культуре за то, что она не всегда содействует духовному и нравственному возрастанию человека, ибо культура всегда правдива, как совесть и зеркало души народа. Процесс духовного обновления не должен быть принудительным, а творческим и свободным, идущим от сердца, и только тогда он будет соответствовать духу Евангелия, которым воспитывались поколения наших предков.

 

Нужно время, чтобы освободиться от рабства. Сразу добиться этого невозможно. Попробуйте спросить себя: «Почему, когда Моисей выводил свой народ из египетского плена, он сорок лет ходил с ним по пустыне? Чтобы ушло поколение с рабским менталитетом. Так как можно претендовать на то, чтобы только за десять лет изменился менталитет такого огромного народа, как русский? Чтобы изменилось его отношение к властям, к ближнему, к старикам, к детям, к многострадальной природе? Все это не получается сразу. Для этого нужно еще время.*

 

«Разъезжать на новеньких сверкающих иномарках священникам должно быть стыдно и совестно»

Главная задача священнослужителя – предстояние у Престола Божия и душепопечительство, а не деление церковной кружки. Когда настоятель свободное от совершения богослужений время проводит у церковной кассы или у свечного ящика – это недопустимо. В последнее время корыстолюбие, коммерция и власть денег все более соблазняют нестойких в вере и нравственности членов Церкви. В некоторых храмах недоступными для простых, небогатых прихожан становятся Таинства. Могут ли люди при средней зарплате полностью платить ее за венчание? А именно такие цены установлены в некоторых храмах с различными «накрутками»: отдельно священнику, отдельно диакону, отдельно хору, отдельно за ящик, за иконы, свечи, паникадило, ковры и т. п. Участились случаи, когда некоторые священники, договариваясь с прихожанами о совершении Таинств или треб мимо кассы, устанавливают свои расценки за их совершение, назначая при этом цену в валюте: хочешь венчаться – плати от 300 до 500 долларов, хочешь креститься – плати 100 долларов. В ряде приходов с благословения настоятелей устанавливается такса за каждое написанное в проскомидийной записке имя. Что делать тем прихожанам, которые с трудом приходят в храм, находясь в преклонном возрасте, в крайней нужде, которые в молитве ищут для себя утешения? Они оказались выброшенными из общества, а в таких храмах лишаются и последнего утешения – помянуть за богослужением своих близких*.

 

 

"Грехи тщеславия, гордыни и самопревозношения – обычные спутники подобных священнослужителей"

 

Грехи тщеславия, гордыни и самопревозношения – обычные спутники подобных священнослужителей. Стремление к повышенному комфорту, желание приобрести автомобиль, технику иностранного производства и т. д. В другое, более благополучное, чем сейчас, время стремление к материальной обеспеченности не было бы, возможно, столь предосудительно. Но сегодня, когда большинство рядовых верующих еле-еле сводят концы с концами, когда пенсии и зарплаты мизерные и выдаются с большой задержкой, разъезжать на новеньких сверкающих иномарках священникам должно быть и стыдно, и совестно. Автомобиль нужен, а иногда просто необходим, но в выборе его нужно соблюдать скромность. Нужно, только чтобы ездить. Я напоминаю этим священникам, что забыли они слова Христа Спасителя: «Туне приясте, туне дадите» (Мф. 10, 8), – если за исполнение своих прямых обязанностей они требуют дополнительного вознаграждения, они не имеют права на священнодействие и на ношение священного сана. Подобным безобразиям необходимо срочно положить конец*.

 

«Церковь не должна участвовать в политической борьбе»

Я лично всегда горячий приверженец того, чтобы Церковь была отделена от государства, чтобы она не была государственной. Знаете, Церковь является таковой тогда только, когда она будет отделена от государства, но не от общества, потому что общество и составляет Церковь. Тогда Церковь сможет с нравственных, духовных позиций давать оценку того, что происходит вокруг нас, иногда не разделяя позиции государства.

 

 

«Богу одному поклоняйся и Ему одному служи»

 

Положение государственной Церкви, каковым было положение нашей Церкви до революции 1917 года, принесло нам много бед и страданий. Церковь должна быть отделена, но подлинно отделена от государства, а не от общества и от народа, к чему стремились советские бюрократы. Только если Церковь отделена от государства, она имеет реальную свободу свидетельствовать Истину Христову, без обязанности поддерживать государство в любом случае. Церковь должна иметь право оценивать все события, происходящие в стране, с позиций духовности и нравственности. Она не может этого делать, будучи государственной... Будучи отделенной от государства, но, конечно, не от общества и народа, Церковь приобретает реальную свободу пастырского душепопечительства и реальную свободу свидетельствовать в своей стране Истину – в том числе и говорить правду правительству, а не поддерживать его в любом случае…

 

Надо не возвращаться к старому, а смотреть вперед. Церковь, имеющая вечное бытие, может стремиться только к вечному, истинному. Истина же для нее – не то или иное государственное устройство, а Христос. И больше ничего, никакой политический режим. Не все могут понять эту нашу церковную направленность, и разные политические движения стремятся представить себя подлинными защитниками православной духовности и Русской Православной Церкви, тщетно надеясь получить нашу церковную поддержку и симпатию. Для меня остается фундаментальной золотая формула [патриарха Тихона]: «Церковь оппозиционна в условиях любого государственного строя». Идеал Церкви, в том числе, конечно, и Русской Православной, находится не в материальном, земном мире и уж тем более не в политической его сфере, он находится на Небесах. Этот идеал Евангельский. Задача Церкви на земле – вести свою паству к Спасению, к Царству Божию, к духовному и нравственному совершенству в условиях любых государственно-политических форм. В силу этого ни господствующее положение в стране, ни государственный статус не являются для Церкви целью.*

 

 

"Только если Церковь отделена от государства, она имеет реальную свободу свидетельствовать Истину Христову"

 

Государственно-политические институты призваны главным образом осуществлять «полицейские функции»: они могут и должны ставить пределы злу, но не могут самостоятельно взращивать добро. Добро всегда может рождаться и расти лишь в свободном усилии каждого отдельного человека, а общество может лишь ограждать этот рост и создавать для него благоприятные условия. И когда придет такое понимание природы государственной деятельности, снова обнажится духовная мнимость, неподлинность даже самых искренних попыток инструментально-политического отношения к Церкви. Потому, думая сегодня, как нам перестроить Россию, мы не можем смотреть на Церковь как на одного из «подрядчиков» этой «стройки». «Богу одному поклоняйся и Ему одному служи» (ср. Мф. 4, 10) – так было заповедано нам еще в древности. И потому с самого начала мы должны объяснить, что если и говорим мы, церковные люди, что «Церковь служит России», то эта формула не подлежит буквальной и прямолинейной трактовке. Мы служим Богу. Служа Богу, Церковь способствует возрастанию света и добра в людях, а рост или упадок этой внутренней возделанности человеческого сердца, в свою очередь, определяет взлеты и падения человеческого общества, то есть в конечном счете – судьбы России. И потому лишь так, опосредованно, можно понимать наше служение России... Мы – не избранное сообщество мудрецов и отшельников, что 70 лет скрывались в Китеже, а сейчас вышли к людям, чтобы взять их за руку и вести в землю обетованную. У нас нет «программы» возрождения. Нет у нас и лозунгов «борьбы». Есть Евангелие и глубина, и жизненность традиции Православия. Эту глубину мы сами не реализуем полностью. Но наша собственная неспособность является не осуждением Православия, а призывом к вам: попробуйте пройти дальше, чем прошли мы по пути духовного преображения*.

 

Церковь Христова – вне политики. Вспомним о том, что написано в Апостольских правилах: «Епископ, пресвитер или диакон да не приемлет на себя мирских попечений». Есть люди, пытающиеся привнести политику в Церковь. Церковь не должна участвовать в политической борьбе. Уже не раз говорилось, что если отдельные священнослужители выступают на политических собраниях с различными «программами», то это всегда их собственные программы, а никак не Церкви: они не имеют права говорить от ее лица. Священнослужитель не может принадлежать к той или иной партии, так как в этом случае будет необъективен по отношению к своей пастве. Пастырь должен в равной степени быть внимателен к людям любых политических убеждений, и сердце его должно быть открыто каждому прихожанину. Цитируя слова католического епископа, скажу, что если Церковь заключает политический брак с одной из партий или с одной из ветвей власти, то рискует вскоре оказаться политической вдовой. Как христианин, как Патриарх, во всех событиях, происходящих в нашей стране, я пытаюсь понять их духовно-нравственный смысл. У меня нет политической программы, с которой я мог бы сверять те или иные происходящие политические события и в соответствии с этим давать бы им оценку. Евангелие – самая простая и самая главная книга человечества – является для меня той вехой, которую я стараюсь не упустить из виду в своих суждениях и действиях. И, соответственно, политические события и изменения в политической жизни страны для меня важны в их человеческом измерении: помогают ли они людям жить по-евангельски или дезориентируют людей, затрудняя им путь обретения Христа*.

 

 

"Во все времена Церковь была и остается на стороне слабых и обездоленных"

 

Что пользы говорить о свободах и преимуществах демократии, когда люди страдают от голода, нищеты, социальной незащищенности? Во все времена Церковь была и остается на стороне слабых и обездоленных. Сам Христос отождествил Себя именно с этими людьми. Церковь продолжает на земле дело и служение Христа. И потому, когда голос Церкви перестает быть голосом нищих и забытых, униженных и оскорбленных, поруганных и отверженных, когда она отождествляется только с богатыми и могущественными, она утрачивает верность своему призванию, теряет доверие народа… Сегодня, в условиях свободы, Церковь имеет возможность снова выступать в своей исконной роли заступницы за людей перед сильными мира сего. И она не может не возвысить свой голос в защиту тех, кто оказался на границе жизни и смерти в результате трагического обнищания, лишения необходимых условий для поддержания жизни, отсутствия самой элементарной человеческой защищенности… Церковь сегодня напоминает о том, что человеческая жизнь, здоровье и благосостояние граждан должны быть безусловным приоритетом при распределении материальных средств, при выработке экономической и социальной политики. Церковь заявляет, что невыплата денег, заработанных честным трудом, является преступлением перед человеком и грехом перед Богом.

 

В то время как в современном обществе проявляется нетерпимость друг к другу, мы должны явить пример братства, сотрудничества, взаимопонимания.

 

* Цитаты – по книге «Святейший Патриарх Алексий II: Беседы о Церкви в мире/Анжелика Карпифаве; [пер. с ит. И. Выжанова].: Эксмо; Москва; 2014. Остальные цитаты – по книге «Святейший Патриарх Алексий II. Жизнь и деяния во славу Божию»/Валентин Никитин. – М.: Астрель: Русь-Олимп, 2009

 

 

 

Подготовили Петр Харламов, Александр Задорожный  

http://znak.com/moscow/articles/08-06-18-02/104027.html

8 Июня 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов