Лукашенко и тьма будущего

 

Вчера президент Белоруссии Александр Лукашенко провел самую долгую пресс-конференцию за 20 лет своего правления. За семь часов он попытался еще раз убедить аудиторию в том, о чем уже не раз говорил: Белоруссия – ближайший союзник, но не часть России, поэтому ни Москве, ни Вашингтону не удастся его "наклонить".

 

Пресс-конференция состоялась вскоре после заявления ЦИК Беларуси о том, что президентские выборы, на которых ожидается пятое по счету переизбрание Лукашенко, состоятся поздней осенью этого года. Неудивительно, что одним из лейтмотивов беседы президента страны с местными и иностранными журналистами стала перспектива выборов. Другими двумя важнейшими темами были внутренний экономический кризис в Белоруссии и столкновение России с Западом на соседней Украине, задавшими обширный внешнеполитический контекст всему мероприятию.

 

Первый главный посыл пресс-конференции был адресован России, точнее, ее "имперским амбициям". Само это выражение Лукашенко не употребляет, но это сполна компенсируется резкостью других формулировок. "Есть отдельные умники, которые заявляют, что Беларусь это, как они говорят, часть русского мира и чуть ли не России. Забудьте. Беларусь суверенное и независимое государство", — сказал Лукашенко. "Мы заставим любого уважать наш суверенитет и независимость, кто помышляет, что не было, мол, такой страны. Не было, а сейчас есть, и с этим надо считаться", — продолжил глава государства. Президент подчеркнул, что Беларусь свои земли никому не отдаст. "Это — моя задача. И как бы она ни была тяжела, я ее решу. Я выполню свою миссию. Чего бы мне это ни стоило", — сказал он.

 

"Что касается (звучащих в СМИ РФ намерений – прим. "Росбалта") отправить меня на пенсию — я об этом очень жестко сказал в Кремле. Наклонить меня невозможно, никакая Москва, никакой Кремль и Запад меня не способны наклонить", — говорит Лукашенко. Это заявление стало своего рода эхом недавнего спича белорусского лидера в Москве на пресс-конференции, посвященной созданию Евразийского экономического союза.

 

При этом из самого ЕАЭС Лукашенко с легкостью готов выйти, потому что не считает эту организацию в полной мере интеграционной – особенно в свете торговых войн между Минском и Москвой. Это чисто экономический союз, подчеркнул президент, отметив категорическое нежелание Казахстана интегрироваться политически.

 

То ли дело Союзное государство России и Белоруссии – это, по словам Лукашенко, не только экономический, но и полноценный военно-политический союз. Там "интеграция с Россией гораздо глубже, чем в рамках Таможенного союза, Единого экономического пространства и Евразийского экономического союза". И Минск, по словам Лукашенко, готов ее еще больше углубить – но тут уже сама Москва не готова. Хотя, оговорился белорусский лидер, Россия всегда подставит Белоруссии плечо. Например, реструктуризирует ранее выданные Минску кредиты и предоставит еще $500 млн  (позже глава Минфина РФ это подтвердил). Да и вообще, заметил Лукашенко, "белорусская экономика – это часть российской". Правда, сказал он об этом, объясняя причины двухкратной девальвации белорусского рубля.

 

В подтверждение своей амбивалетнтной независимости от Москвы Александр Лукашенко привычно раскритиковал ее либеральную экономполитику. Так, если РФ годами складывала валютные излишки в стабфонд, то Белоруссия развивала сельское хозяйство и здравоохранение, заметил президент. И сейчас, когда монетарные власти России жгут резервы в топке кризиса, помогая банкам и поддерживая курс рубля, в Белоруссии совсем другая картина. А именно: ЗВР почти нет, зато теперь агропром, на который потрачено $55 млрд, "приносит каждый год $7 млрд", а наибольший прирост производства и экспорта дали предприятия "Беллесбумпрома". Кроме того, в Белоруссии, в отличие от РФ, можно бесплатно и качественно лечиться.

 

Второй главный месседж пресс-конференции был адресован Западу, и был очень похож на послание в адрес России. "Что касается майдана, если есть у кого-то такая шальная мысль, то пусть выбросит из головы. Никогда в Беларуси майдана не будет", — сказал Лукашенко."Пока я президент, я готов предотвратить братоубийство. Если кто-то хочет пострелять, то есть Сирия. На билет деньги дадим", — продолжил он. По его словам, белорусские власти готовы повторить массовые аресты оппозиции 19 декабря 2010 года, если та себя будет вести буйно: "Если вы будете ломать двери в доме правительства, я вас посажу ", — заявил он.

 

Западу Лукашенко не верит. Он видит потепление в отношениях с Евросоюзом и США благодаря позиции по Украине. "Но я не упиваюсь этим", — говорит президент. — "Сегодня Западу выгодна такая позиция Беларуси, они говорят нам спасибо". "Я не очень-то доверяю западным партнерам", — отметил он. Поэтому "я не рвусь в это "Восточное партнерство", мне посиделок хватило на 20 лет. Если мы решим один вопрос, они найдут второй, и будут мочалить меня и моих сторонников до президентских выборов. В Украине гибнут тысячи. И каково поведение Запада?", – задается вопросом Лукашенко.

 

Лукашенко не думает, что Россия готова аннексировать Белоруссию по примеру Крыма. "России сейчас не до этого. Выбросьте эти гадости из головы", — сказал он. "Мы, русские, будем воевать с русскими? Я этого совершенно не представляю", — отметил президент.

 

Тем не менее, "порох нужно держать сухим", говорит он. "Мы уже три раза переформатировали нашу армию, — сказал Лукашенко. — Нам нужны мобильные подразделения, этот вывод мы сделали из нынешних войн". Он впервые выразил сожаление, что почти все оружие в РБ завозится из России, и сообщил, что "через несколько месяцев" у Беларуси появится "хорошее отечественное оружие". Сожалеет Лукашенко и об отсутствии у Минска ядерных вооружений: "Была бы моя воля, особенно теперь, я бы никогда этого не сделал (не вывел ЯО из страны). Вы видите, что происходит в мире, у кого сила, тот и прав".

 

Третий важный посыл – языковой – адресован России и Западу одновременно. "Вопрос "мовы" решен раз и навсегда. У нас есть два родных государственных языка. Это тема закрыта, пока президентом является Лукашенко", — сказал президент. "Я ничего не запрещаю. Я не буду травить и давить людей. А расширять применение белорусского языка можно одним путем: размуляйце дома на беларускай мове", — продолжил Лукашенко. По его словам, русский, как и белорусский язык, — достояние нации. "Наш народ немало внес в копилку русского языка. Это и наше богатство", — добавил он. Вместе с тем Лукашенко подчеркнул, что поддерживает белорусский язык. "Это признак нации", — сказал он. Напомним, что ранее Министерство образования РБ принудительно перевело преподавание географии и истории Белоруссии в школах на местную "мову".

 

Все вышесказанное было суммировано позже в рассуждениях Александра Лукашенко о многовекторности. "Мы ни на йоту не отошли от многовекторности в нашей внешней политике. Да, на Востоке живут родные наши люди. На Западе – Польша, Литва — мы жили с ними когда-то в одном государстве, это история. Куда денешь то, что сегодня Запад – высокотехнологичный? Сегодня с Западом стремятся сотрудничать все, даже Россия этого хочет. Так можно ли нас упрекать за то, что мы хотим спокойной жизни с Западом?" – заявил Лукашенко. Он подчеркнул, что геополитическое положение Беларуси диктует такую внешнюю политику страны. "Одной из основных причин конфликта и потеря части территории Украиной является эта безмозглая геополитическая политика. Так чего нам ерепениться? Если мы начнем бодаться и воевать с нашими соседями, мира не будет. Пример этому – Украина", — сказал президент.

 

"Русский народ и Россия для меня святое. Но и на Западе я сейчас врагов не вижу. Поэтому пускай не думают, что, угождая кому-то, мы будем воевать с Западом. Может быть, еще и России придется использовать эту нормальную позицию Беларуси в нормализации определенных процессов", — сказал он. Лукашенко напомнил, что никогда не пытался заигрывать с Евросоюзом. "Дайте факты, где я заигрываю с Западом. Мы никогда не заигрывали с Западом, не стояли на коленях, и это моя принципиальная позиция. Лукашенко любим на Западе никогда не будет", — сказал он. "Это кому-то хочется, чтобы нас придавили, придушили, чтобы мы на коленях стояли, и как ни странно, в последнее время это мы слышим от России", — отметил президент.

 

В целом, ничего неожиданного белорусский лидер не сказал — все это уже звучало в его заявлениях. Он просто четче расставил акценты. Лукашенко прямее и яснее проговорил, что Западу не верит – и это ценно, потому что сказано в период "украинской" оттепели между Минском и Вашингтоном. Что касается России, то с беспрецедентной четкостью было проговорено отношение белорусского президента к концепции "Русского мира". Батька готов к политической интеграции и строительству наднациональных органов власти — но не на условиях диктата РФ. Он сам решит, "скока вешать".

 

Тем не менее, главную интригу содержат два так и не заданных Александру Григорьевичу вопроса. Первый: "Если начнется, не дай бог, война Запада с Россией — вы за кого будете воевать?". Ясности с этим так и не наступило. И второй: "Как поведет себя выстроенная Лукашенко система после его ухода?" Ведь она целиком и полностью зависит от воли одного человека. Какой будет внешняя политика постлукашенковской Белоруссии, если тот, кто придет ему на смену, окажется прозападным националистом? Ответа на этот вопрос тоже нет.

 

Впрочем, ответов на эти вопросы у России нет в отношениях и с другим ее ближайшим союзником – Казахстаном. Проблема не только в инерции постсовесткой центробежности, но и в самой природе власти. Как и в Москве, в Минске и Астане все настолько зависит от первого лица, что, случись непредвиденное, выстроенная под него пирамида с грохотом обрушится, погрузив страну в туман полной непредсказуемости. Остается надеяться только на личное бессмертие Александра Григорьевича и Нурсултана Абишевича, как на единственную страховку от более чем вероятного волюнтаризма их преемников.

 

Виктор Ядуха
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/exussr/2015/01/30/1362865.html

 

http://www.rosbalt.ru/exussr/2015/01/30/1362865.html

30 Января 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов