Депутат Госдумы Валерий Зубов: власть должна показать, что умеет признавать и исправлять ошибки

Депутат Госдумы Валерий Зубов: власть должна показать, что умеет признавать и исправлять ошибки

Путину нужно принять отставку Набиуллиной и Сечина и начать либеральные реформы

 

 

 

Мы не услышали антикризисной программы в послании президента Федеральному Собранию. Глава государства сделал вид, что никакого кризиса нет (не может же он, наиболее информированный человек в стране, верить в это). Меньше чем через две недели разразился «черный вторник». В недавнем интервью Znak.com политолог, член кудринского Комитета гражданских инициатив Дмитрий Орешкин описал наше государство как корпоратократию, где командные и имущественные высоты занимают путинские спецслужбисты, занятые не столько развитием сложной экономики для всех, сколько примитивным спасением «всего, что нажито непосильным трудом» – в виде валюты или кусков собственности (что, по вине руководства «Роснефти» и «легшего» под него Центробанка, и стало причиной «черного вторника», допускает Орешкин). Нашу клановую экономику политолог определяет как «бюрнес», когда бизнес содержит бюрократию за то, что она его крышует. Понятно, что система такого полузакрытого типа рано или поздно приходит в конфликт с открытой системой, в которую ей приходится интегрироваться и в которой экономика конкурентна и диверсифицирована. Нынешний кризис Орешкин называет тотальным, имея в виду крах и внешней, и внутренней, и экономической политики российского руководства.

 

В этой уникальной, невиданной за все 15 лет правления Владимира Путина ситуации граждане ждут чего-то особенного от сегодняшнего прямого президентского эфира. Что он обязан сказать об экономике, какие изменения провозгласить? Своим мнением делится Валерий Зубов, депутат Государственной Думы четырех созывов, в прошлом – председатель комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам, губернатор Красноярского края. К слову, Зубов – один из немногих депутатов, не голосовавших за «закон Димы Яковлева» и присоединение Крыма к России.  

 

«Нет пощады тем, кто ради должности готов поступиться принципами»

- Валерий Михайлович, как вы оцениваете действия Центробанка в ночь с понедельника на вторник?

 

- До сих пор Центробанк поступал ответственно, прилично, можно сказать, став центром надежды. Но все развалил одним «росчерком пера». Я впервые оцениваю действия Центробанка отрицательно, они сделали грубейшую ошибку, которую потом стали исправлять. Более того, Центробанку запрещено так поступать. Как только он выдал кредит [«Роснефти»] под облигации (думаю, что мы еще узнаем, с помощью каких государственных банков), деловое сообщество восприняло это как сигнал: спасайся кто как может. Кто мог, спасался с помощью правительства, все «стадо» двинулось на валютный рынок, потому что расплачиваться по кредитам в конце года не только «Роснефти». Чтобы перебить этот отрицательный эффект, ЦБ был вынужден прибегнуть к настолько сильнодействующим средствам, что в конце концов наступил всеобщий шок.

 

Валерий Зубов:

 

Валерий Зубов: "Если руководитель крупной госкомпании бежит за помощью к бюджету или в Центробанк, он должен положить на стол заявление об уходе"

 

- Но был ли выбор у Центробанка?

 

- Я пришел в политику в начале 90-х и с тех пор вынес правило: если вы хотите сделать что-то в экономике, то должны держать удар политически. Если не хватает мужества отстаивать свои принципы, уходите. Сложность принятия решений в таких ситуациях, как сейчас, не в том, что никто не знает, что делать, а в недостатке смелости.

 

- Независимости, самостоятельности?

 

- Можно и так сказать. Но я бы сделал упор именно на смелость. Реформы Гайдара (кстати, в «черный вторник», 16 декабря, исполнилось 5 лет со дня его кончины, – прим. ред.) не были чем-то первооткрывательским, оригинальным. Но до него никто не решился, а он решился. У команды Гайдара мужества было больше, чем интеллекта и опыта, хотя и интеллекта там тоже хватало, дай бог каждому. Поэтому нет пощады тем, кто ради сохранения занимаемой должности готовы поступиться принципами, думая, что преследуют благородную цель.

 

Я считаю, если руководитель крупной госкомпании бежит за помощью к бюджету или в Центробанк, он тоже должен положить на стол заявление об уходе: разве вы не способствовали возникшей ситуации? Хотите государственных денег – меняйте руководство. Кстати, именно так поступили с американской автомобильной промышленностью, и опыт оказался успешным. Ведь это просто постыдно, когда крупнейшая в мире энергетическая компания («Газпром», – прим. ред.) дезинформирует все общество насчет сланцевого газа. Если ты сам не веришь в сланцевый газ, не занимайся им, но зачем же другим-то мешать? Ведь в Америке сланцевой добычей занимаются не гиганты, а «малыши», первопроходцы, авантюристы. А теперь мы удивляемся: почему так упали мировые цены на углеводороды? Или взять руководителя той же «Роснефти» (Игоря Сечина, – прим. ред.), который еще недавно свысока заметил: ну подумаешь, санкции. А чего ж он тогда получил самый крупный кусок?  

 

- Раз уж мы заговорили о ценах на нефть, а это один из факторов нашего кризиса. Прогнозы пугают нас 50 и даже 40 долларами за баррель. Это надолго?

 

- Если б я думал в этом направлении, то сошел бы с ума. Я не люблю гаданий на кофейной гуще. Конечно, я слежу за тем, как соотносятся бюджетные параметры с ценами на нефть, например, в Саудовской Аравии, за дифференциацией себестоимости добычи сланцевой нефти и газа в Соединенных Штатах, где сотни месторождений. И, по моему мнению, поскольку для Америки это «халявный» продукт, на который там еще недавно и не рассчитывали, то американцы будут долго держаться. Хотя я думаю, что это не сговор ОПЕК против Америки, это хозяйственный спор, у кого лучше технологии, кто еще сможет снизить издержки. Саудовская Аравия и ее соседи, страны Персидского залива, тоже будут работать над снижением издержек, цена будет все ниже, и нефть уже нельзя будет использовать в качестве политического оружия, как это было в 1973 году (тогда арабы отказались экспортировать нефть США и западноевропейским странам, поддержавшим Израиль в войне Судного дня, разразился нефтяной кризис, – прим. ред.).

 

О ценах на нефть:

 

О ценах на нефть: "Американцы будут еще долго держаться" 

 

Нам тоже нужно срочно консолидироваться вокруг идеи будущего. Для начала безжалостно вырезать из программ нефтегазовых компаний все нереальные на сегодняшний день и неэффективные проекты, отозвать лицензии на шельфовые работы, почему-то выданные «Газпрому» и «Роснефти» без конкурса, и выставить их на конкурс. Отпустить «малышей» на свободу, разрешить предпринимателям работать со сланцевыми или a la сланцевыми месторождениями, пустить их к метановому газу, от которого гибнут наши шахтеры. Разрешить и даже поощрить, предоставив на этом направлении пятилетнее освобождение от налогов – и тогда предприниматели начнут компенсировать потери, на которые мы не можем повлиять – на нефтяные (уже и газовые) цены, на «сланцевую революцию».     

 

«У нас нет других вариантов, кроме как перетерпеть достаточно большую боль»

- Ставка 17% – это убийство всего кредита и бизнеса. Эта мера не может длиться долго. Одни предлагают ЦБ продолжать валютные интервенции, другие – уменьшать рублевую массу, объемы кредитования, чтобы заставить игроков продавать валюту, третьи – просто ждать в этих целях, когда в стране закончатся запасы импорта. Какими, по-вашему, должны быть экстренные меры?

 

- У нас нет других вариантов, кроме как перетерпеть достаточно большую боль. Если мы не хотим погружаться в состояние зомби, «заколдованных» центральными телеканалами, соглашающихся со всем, что дают, с постепенным падением доходов (резкого падения не будет). Что, с моей точки зрения, необходимо предпринять прежде всего?

 

 

"Надо до конца разобраться с «Силой Сибири», кажется, там намечается афера"

 

В курсе национальной валюты в значительной мере выражается доверие или недоверие к властям. Чтобы возникло доверие, власть должна показать, что умеет признавать свои ошибки и исправлять их, и внятно провозгласить курс, которым собирается идти. И не только провозгласить, но и продемонстрировать конкретные и понятные меры. Если кого-то надо поменять – меняйте. Это даст позитивные сигналы нашему обществу, бизнесу, интеллектуальной среде, зарубежным партнерам.

 

Отмените беспрецедентные продовольственные санкции, эту глупость и цинизм по отношению к своим гражданам, для этого никого не надо уговаривать, ни под кого не надо подстраиваться. Только в силу этого фактора инфляция затормозится. Помимо прочего, это будет жестом доброй воли в сторону Запада.

 

Закройте все еще не начатые мегапроекты, которые плодятся и плодятся, но сегодня нам точно не под силу, сделайте перерыв года на два. От чемпионата мира по футболу нам уже никуда не деться, но от проектов освоения Арктики, даже от моста в Крым надо на время отказаться. Газопровод «Северный поток» заполнен лишь на половину, зачем же мы строим еще и «Южный поток»? Надо до конца разобраться и с «Силой Сибири» (проект по поставкам российского газа в Китай, – прим. ред.), кажется, там намечается афера.       

 

Децентрализуйте бюджет, перераспределите часть бюджетных средств в пользу регионов. На сегодня регионы – абсолютные банкроты, у которых нет никаких ресурсов, дай бог зарплаты людям выплатить. При этом на федеральном уровне сконцентрирована заначка, по объемам равная консолидированному бюджету регионов. Там, внизу, где все равно никогда не хватает, распорядятся этими деньгами экономнее и эффективнее, еще и спасибо вам скажут. А не бросят их в одну «пасть», как те 625 млрд рублей (сумма, выделенная «Роснефти» по облигационному займу, – прим. ред.). 

 

 

"Правительства уже нет. Остался только президент, в которого и полетят все стрелы"

 

Наконец, надо раскрепостить средства массовой информации. Ну сколько можно отключать и гонять «Дождь» из квартиры в квартиру! Ведь это наиболее инновационный медийный проект в нашей стране, дающий альтернативную картину дня. Именно потому, что госканалы забили свой эфир пропагандой, упрощенной, примитивной подачей информации, огромное число граждан, в том числе довольно высокопоставленных, оказалось совершенно неспособно к адекватному восприятию и генерированию тех мер, которые действительно нужны экономике. Половина общества до сих пор убеждена, что все происходящее – козни американцев. Сегодня нужна многообразная информация, объясняющая разные сценарии будущего, готовящая к ним сограждан. Общественная дискуссия нужна еще и для того, чтобы население разделяло ответственность за свою судьбу, а не сваливало ее полностью на президента и правительство. Впрочем, с правительством уже покончено, его уже нет. Остался только президент, в которого и полетят все стрелы, далеко не пряники.

 

- Некоторые предлагают крайние меры – заставить экспортеров продавать валютную выручку, заморозить банковские вклады, прежде всего валютные, ограничить хождение валюты. Как думаете, власти устоят перед соблазном предпринят такие шаги?

 

- Надеюсь, устоят. Валюта нужна предприятиям, чтобы что-то приобрести по импорту, но в основном, чтобы рассчитаться по валютным кредитам. Нельзя сейчас, в дополнение к уже совершенным ошибкам, когда фактически остановлено кредитование бизнеса банками, дальше наказывать предприятия, выбивать у них последнюю почву из-под ног. Нам, наоборот, нужны хоть какие-то инвестиции. Ресурс ограничений и запугивания исчерпан, пора делать правильные выводы. Малейший запрет приведет к тому, что экономика разлетится, как от взрыва бомбы. Зная Эльвиру Набиуллину, полагаю, что второй такой ошибки она не допустит.  

 

«Госкапитализм и коррупция – это тупик, в который мы приехали»

- Теперь от экстренных перейдем к программным, стратегическим мерам.

 

- Самое главное – объявите, на кого вы делаете ставку. По-прежнему на госкапитализм, на крупнейшие госкомпании? Но мне неизвестны примеры, когда бы госкомпании работали эффективнее частных. Может, все-таки сделать ставку на частный бизнес, на конкуренцию, на равные возможности доступа к национальным ресурсам для предприятий любого размера? Конечно, на конкурсной основе. Сделать это несложно. Фонд национального благосостояния, на который сегодня разевают рот те, кто посильнее, это часть бюджета, а согласно Конституции все общественные деньги распределяются только публично, в результате парламентских процедур. Выделение правительством средств из ФНБ по частной заявке – это нарушение Конституции (не говоря уж о том, что вообще-то Фонд национального благосостояния – это пенсионная «подушка безопасности», он должен использоваться во время кризиса для поддержки Пенсионного фонда). Эти деньги нужно распределять через широкую сеть коммерческих банков, которые и будут на конкурсной основе отбирать проекты для финансирования. А не устраивать из ФНБ «производственный собес» – то, от чего грохнулась советская экономика: от дотирования слабых, неэффективных предприятий за счет успешных. Социально ориентированное общество – не то, где получают подачки, а то, в котором выгодно работать. Если бы вы попробовали просто так дать кому-то бюджетных денег в Швейцарии или Голландии, вас бы разорвали, потому что там принято зарабатывать. Там накопительная часть пенсии такова, что они практически не зависят от государства, это прекрасная школа и финансовой грамотности, и гражданской активности. Это пример нашей власти – как помогать «потеющему».

 

 

"Если правоохранительная система будет по-прежнему поддерживать следствие в его рэкете, если она останется политизированной, нам от сегодняшних трудностей не уйти" 

 

А если вы делаете ставку на частный бизнес (а других вариантов выживания нет), придется перестроить всю правоохранительную систему. Это гигантская работа, но от нее не уйдешь. В деле «Кировлеса» и «Ив Роше», направленных против братьев Навальных, ни один экономист не может найти состава преступления. Более того, «Ив Роше» заявляет, что никаких убытков нет и она готова продолжать сотрудничество с братом Алексея; все свидетели дали показания в пользу Навальных. И их собираются осудить? Если наша правоохранительная система будет по-прежнему поддерживать следствие в его рэкете, если она останется политизированной, нам от сегодняшних трудностей не уйти.

 

И последнее. Госкапитализм не существует без коррупции, он существует благодаря ей и ради нее. Но это тупик, в который мы и приехали. Сейчас следует срочно и демонстративно принимать 20-ю статью Конвенции ООН против коррупции и немедленно начинать ее применять (она предусматривает уголовную ответственность чиновников за незаконное обогащение; Алексей Навальный собрал 100 тыс. подписей, необходимых для внесения этой инициативы в правительство, – прим. ред.). То, что с улыбкой на лице говорил по этому поводу один из высших чиновников страны (глава президентской администрации Сергей Иванов назвал тему 20-й статьи «не стоящей выеденного яйца», – прим. ред.), неправда: статья 20 и еще одна статья не приняты. Общество ошарашено водевильным «делом Сердюкова», нужно переломить нарастающий пессимизм, организовать поток позитивных сигналов, событий, новостей. Статья 20 – очень подходящий для этого вариант. Многое еще чего необходимо сделать, но сначала – хотя бы это.

 

 

"Или элиты договорятся, или «улица» сметет их всех" 

 

- Политолог Дмитрий Орешкин убежден, что Путин связан силовиками и не станет проводить либеральные реформы, все закончится гражданским неповиновением. А вы как считаете?

 

- С Дмитрием Борисовичем мы друзья уже 20 лет. Он всегда был более хмурым, чем я. Хотя и мои прогнозы всегда пессимистичнее, чем у других (но сегодня они выглядят оптимистичнее, чем реальная ситуация: счет идет на дни, а не на месяцы и годы). Но я всегда считаю, что шанс остается. Причем чем больше подпирает ситуация, тем больше шансов отрезвиться. Сегодня мы будем наблюдать, начнет ли реализовываться этот шанс. Или элиты договорятся, или «улица» сметет их всех. Недавно один собеседник заметил: вы же понимаете, что, если тут все начнется всерьез, сметет и таких, как вы. Прекрасно понимаю, что будет не до того, чтобы разбираться – кто и как голосовал по тому или иному пункту закона. Угроза «улицы» осознается и на самой верхушке власти. Я вижу, как в течение года, к сегодняшнему дню, изменились позиции власти по одним и тем же вопросам, и надеюсь, что ее инстинкт самосохранения возобладает.

 

 

 

Вопросы – Александр Задорожный  

Фото - РИА Новости/Владимир Федоренко, Рамил Ситдиков, Дмитрий Астахов, Максим Блинов, Александр Уткин, fk-rostselmash.ru, dp.ru

http://znak.com/moscow/articles/18-12-12-29/103375.html

18 Декабря 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов