Послание Путина: особенности подготовки и главная интрига

Послание Путина: особенности подготовки и главная интригаВладимир Путин перед началом чтения послания Федеральному собранию. Фото: ТАСС / Дмитрий Астахов
Ежегодное послание президента России Федеральному собранию в нынешнем году ждут с особым нетерпением: Россия оказалась в совершенно новой для нее геополитической реальности, экономика на грани рецессии из-за санкций и падения мировых цен на нефть, Запад делает ставку на смену режима, а диалог практически провален. Путин весь год занимался Украиной, откровенно недооценивая макроэкономические и социальные риски внутри страны. У элиты накопились вопросы: в каком же направлении движется страна, каков «хитрый план» Путина в условиях новых вызовов, каково видение президента хотя бы на среднесрочную перспективу, не говоря о долгосрочной. Однако маловероятно, что послание даст ответы на эти вопросы: особенности его подготовки указывают на то, что Путин ментально остался в прежней эпохе.
 
Оглашение ежегодного послания намечено на 4 декабря. Как правило, в течение месяца до даты выступления главы государства СМИ наполняются слухами и утечками о том, какими будут главные темы и на чем президент особенно желал бы акцентировать внимание. В этом году по содержательной части обсуждается лишь один вопрос: действительно ли Владимир Путин готовится к либеральному развороту, прежде всего в области экономической политики. Логически рассуждая, это вполне допустимое развитие событий. Во-первых, Путин не отказывается от идеи рано или поздно восстановить отношения с Западом, а значит, дорога к закрытию рынков бесперспективна. Во-вторых, ему противна идея деградации до статуса «второго Лукашенко». Его мечта – быть в центре мировых событий, а не оказаться неудачником-маргиналом, которому западные лидеры не протянут руки. Именно поэтому мы так мягко реагируем на приостановку Францией исполнения контракта по поставкам вертолетоносцев «Мистраль», так снисходительно относимся к жесткой позиции Ангелы Меркель (как трогательно Путин заступался за нее на встрече с членами СПЧ, выдавая ее решение свернуть «Петербургский диалог» за попытку сохранить эту площадку) и настолько забавно пытаемся «сохранить лицо», бежав с австралийского саммита G20.
 
Но каковы бы ни были перспективы либерального разворота, по большому счету, это не важно по одной простой причине: колебания в политике Путина не носят характера стратегической позиции и отвечают лишь ситуации, сложившейся «здесь и сейчас». Это означает, что, случись завтра новое обострение на Украине (а вероятность такого развития событий велика) и новые санкции, Путин с легкостью «похоронит» свой «разворот», вернувшись к распределению ресурсов и возможностей в пользу крупных корпораций и позабыв о трудностях малого и среднего бизнеса.
 
За последние годы произошла существенная девальвация ценности ежегодных посланий, а нынешний год скорее подтверждает этот тренд. И даже если в послании будут «хорошие решения», их жизнеспособность и эффективность легко выхолащиваются при реализации или последующей реакцией. Все помнят, как Путин в декабре 2011 года вернул прямые выборы губернаторов, в итоге не оставляющие населению никакого выбора. Все помнят, как он неоднократно гарантировал выборность мэров, но на сегодня, по подсчетам «Коммерсанта», в 61 регионе мэры столиц назначаются и лишь в 19 – избираются.  
 
В этом году оснований доверять хорошим новостям от Путина становится все меньше. На это указывает и сам процесс подготовки послания, отличающийся пятью характерными особенностями.
 
Особенность первая – девальвация роли официальных органов власти при подготовке послания. Как писало агентство РБК со ссылкой на свои источники, правительство отстранили от процесса подготовки послания впервые с 1994 года. Дмитрий Песков это опровергает. Однако понятно одно: никогда еще в современной России роль кабинета министров не была настолько ущербной, и источникам деловой прессы хочется поверить. Не проводил Путин и традиционных консультаций с думскими партиями, о чем Песков заявил «Коммерсанту». Робкие оправдания парламентариев, мол, они и так в постоянном контакте с Кремлем, заставляют задуматься совсем о другом: о сохранении политического контроля над думскими фракциями. Зато формальные институты власти все успешнее подменяются растущей ролью ОНФ, к идеям которого Путин относится с гораздо бóльшим интересом. Означает это одно: ценность пусть и декоративной оппозиции, игрушечного парламента и наноправительства в системе принятия государственных решений катастрофически падает. 
 
Второе – сужается круг лиц, с которыми Путин обсуждает вопросы внутренней политики и экономического курса. Президент становится все менее доступным, менее открытым к диалогу даже со «своими». «Системные либералы» за год существенно утратили свои функции неформальных консультантов. Путин не хочет слышать плохие новости о состоянии российской экономики, растрачивать силы на показные встречи «для обсуждения идей» будущего послания. Вероятно, и доверяет он все меньшему числу фигур даже внутри власти: ведь кругом «враги» да «пятая колонна». 
 
Отсюда и третья особенность – отдаление профессионалов от президента и процесса обсуждения ключевых вопросов государственной политики. Профессионалы ведь говорят какие-то неприятные вещи, подталкивают к противоречивым решениям, в общем, «раскачивают лодку». А Путину сегодня нужна консолидация, и не просто вокруг его политики, а вокруг его фигуры. Это неизбежно будет негативно сказываться на качестве принимаемых решений, с какими бы благими намерениями они не принимались. 
 
Четвертая особенность – преобладание эмоций над рациональностью. «Мы сильнее, потому что мы правы», – гласит заголовок интервью Путина агентству ТАСС, поражая своей иррациональностью и старательным обходом тех вызовов, с которыми столкнулась Россия на фоне украинского кризиса. Темы интервью неадекватны стоящим перед страной проблемам, но они указывают на то, что именно сегодня в действительности волнует президента. А набор его тем – это собственное политическое лидерство и консолидация общества (это проходит красной нитью через все интервью), «пятая колонна» и иностранные агенты (угроза власти), Украина (Россия защищает свои интересы), цена на нефть (обрушается «врагами»), «друзья» (которые в глазах Путина фактически выглядят заложниками западной санкционной политики), «личное пространство». Поражает стилистика интервью: намеренно подкалывающие вопросы интервьюеров и как бы откровенные ответы Путина о своей каждодневной жизни и вечных философских темах жизни и смерти. Нет здесь ни экономики, ни бюджета, ни проблем бизнеса, ни кризиса отношений с Западом. Произошла быстрая рутинизация обязанностей Путина как главы государства. 
 
Наконец, пятая особенность – политические мотивы преобладают над управленческими. Это не ново для путинского стиля правления, но в этом году это кажется особенно выраженным. Главное – удержать и удержаться, ответить врагам. Политическое управление почти полностью подменило собой государственное управление. Проблемы решаются по мере их поступления, сценарии прописываются в ответ на угрозы стабильности власти. Развитие как ценность выбыло из повестки дня давно, и, кажется, надолго.
 
Тем не менее у послания президента есть своя интрига. Оно покажет, в какой степени Путин за последние два месяца «выкарабкался» из украинской ситуации и включился во внутриполитические и экономические проблемы страны. Оно должно прояснить, готов ли Путин жить в новую эпоху «холодного мира», или он продолжает оставаться в 2012 году, не замечая тектонических сдвигов в положении России на мировой арене.   
http://slon.ru/russia/poslanie_putina_osobennosti_podgotovki_i_glavnaya_intriga-1189102.xhtml
 

 

28 Ноября 2014
Поделиться:

Комментарии

АндрЭ , 28 Ноября 2014

Иван Лукьянович Солоневич

Миф о Николае Втором

О личности и о царствовании Николая Второго уже написаны десятки томов и, вероятно, будут ещё написаны десятки тысяч. Слишком трагична — и индивидуально и исторически — судьба этого человека и связанная с ней судьба России. Слишком заманчив для романиста элемент «рока», элемент иррациональности в этой судьбе — начиная с сабельного удара японского самурая, через Ходынку, болезнь Наследника, через Распутина, через «трусость и предательство», сплетни и «гнуснейшие инсинуации», неудачные войны, отречение и, наконец, до трагической гибели в екатеринбургском подвале. Я не собираюсь писать никаких мемуаров: покойного Государя я видел всего два раза в жизни — и видел Его, так сказать, с низов. Но может быть, эти отрывочные воспоминания представят некоторый интерес… хотя бы для будущего романиста.

Первый раз — это было в дни Трёхсотлетия Дома Романовых на Невском проспекте. Я был, так, сказать, «в составе толпы», сквозь которую, — без всякой охраны, но с большим трудом, — пробивалась коляска Государя. Со мною рядом стояли два моих товарища по университету: один — левый эс-эр, другой — член польской социалистической партии. Над Невским гремело непрерывное «ура» — и оба моих товарища кричали тоже «ура» во всю силу своих молодых лёгких: обаяние Русского Царя перевесило партийные программы. Я не кричал «ура» — кажется, никогда не кричал в своей жизни. Я всматривался в лицо Этого Человека, на плечи которого «случайность рождения» возложила такую страшную ответственность за судьбы гигантской Империи. В Его жестах было что-то ощупывающее и осторожное: как будто Он боялся — привык уже бояться — что малейшая неосторожность может иметь необозримые последствия для судеб ста восьмидесяти миллионов людей… Вероятно, было и ещё что-то, — чего я тогда не заметил: мысль о том, что из-за сплошной стены этих восторженных лиц может протянуться рука, вооружённая браунингом или бомбой.

Коляска протиснулась дальше. Крики толпы передвинулись по направлению к Адмиралтейству. Мой пэпээсовский приятель несколько конфузливо, как бы оправдываясь перед моей невысказанной иронией, сказал:

— А симпатичный всё-таки бурш.

Почему он сказал «бурш» — я этого не знаю. Вероятно, не знает и он сам — нужно же было что-то сказать. Двадцать один год спустя этот товарищ — поляк и сейчас не так чтобы очень социалист — переслал мне, заведомому и неизлечимому монархисту, из Польши в Гельсингфорс — почти тотчас же после нашего побега — свою финансовую помощь. Без этой помощи мы бы голодали, как в концлагере… Но это к теме не относится…

Второй раз — это было в начале войны в Минске, через который Государь проезжал, направляясь в Ставку. Я в те времена не был совсем уже «в низах». Издавал газету «Северо-Западная Жизнь» и получил билет в собор, где в присутствии Государя служилась обедня. Обедня прошла не столь молитвенно, сколько торжественно, и после неё Государь прикладывался к иконам. Перед одной из них Он стал на колени — и на подмётке Его сапога я увидал крупную и совершенно ясно заметную заплату.

Заплата — совсем не вязалась с представлением о Русском Царе. Проходили годы, и она, оставаясь для меня некиим символом, стала всё-таки казаться плодом моего воображения. Только в прошлой году, в Софии, я в разговоре с о. Г. Шавельским, который хорошо знал Царскую Семью, вопросительно упомянул об этой заплате: была ли она возможна? Она оказалась возможной. О. Георгий рассказал мне несколько немного смешных и очень трогательных анекдотов о том, например, как Наследник донашивал платья своих старших сестёр.

Эта заплата стала неким символом — символом большой личной скромности. И с другой стороны — большой личной трагедии. Царская Семья жила дружно и скромно: по терминологии тогдашних сумасшедших огарочно-санинских времён — это называлось мещанством.

P.S.

no comments
АндрЭ , 28 Ноября 2014

Россия, революция и еврейство

И.Л. Солоневич. "Белая Империя, статьи 1936-1940". Москва 1997

Мы, русские, всегда считали, что как организаторы мы никуда не годимся и что евреи как организаторы - незаменимый элемент. Это ошибка. Мы блестящие организаторы. На бездорожных таежных просторах одной шестой части земли мы все-таки организовали Империю, которая, по существу, не распалась даже и под ударами революции. Евреи ничего организовать не могут. Евреи сильны в печати и в банках, но они - не промышленники, не "капитаны индустрии" и вообще - никакие не организаторы. Постепенное вытеснение евреев с руководящих постов СССР объясняется, в частности, и тем, что никакого государства, даже социалистического, евреи организовать не могут.

P.S.

После 20 лет новой "российской" "государственности" это очевидно.
kommunist , 28 Ноября 2014
Очередная либерально-бредовая статья. Либералы пора идти с народом а не против него. Разворот к называемой либеральной экономике развалит Россию, не надо бредить, пора создавать экономику с нуля, разваленную либералами, либеральная экономика была с 1991 года. Результаты мы видим. От приватизации и хапанья пора переходить к индустриализации....
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов