Почему Путин надолго «развелся» с Европой и «обручился» с Китаем

Эксперт: начинается противостояние Германии и Великобритании, приз – внимание США

 

В минувшие выходные завершился целый ряд международных саммитов с участием ведущих политиков мира. Если месяц назад в Милане европейские лидеры принимали Владимира Путина как равного, а неделю назад, в Пекине, ему оказывали подчеркнутые знаки внимания, то в австралийском Брисбене «американский квартет» оттоптался по полной программе: австралийские власти отнеслись к российскому гостю без гостеприимства, Обама снова поставил Россию на одну доску с лихорадкой Эбола и не исключил введения новых санкций, его поддержал британский премьер Кэмерон, а их канадский коллега Харпер посоветовал российскому президенту «уйти из Украины». Довольно жесткую позицию заняла канцлер Ангела Меркель: она также говорила о расширении санкционного списка и предупредила Запад о «долгой и трудной борьбе с Россией из-за Украины». В конце концов Владимир Путин досрочно покинул Австралию. Стало совершенно ясно, что «перезагрузки» отношений с Западом не видать, соответственно, Россия делает стратегический разворот к Востоку. «Наконец-то!», – приветствует Тимофей Бордачев, директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики.

 

«Германия не может позволить себе такую роскошь, как конфликт с Соединенными Штатами»

— Тимофей Вячеславович, наблюдатели разделились в оценках. Одни считают Брисбен провалом российской стороны, другие говорят, что об атмосфере нынешней «двадцатки» все было понятно заранее и ничего страшного не произошло. А вы какого мнения?  

 

— США и их союзники превратили этот саммит в рассмотрение не интересующих остальной мир проблем. Глобальный форум лидеров ведущих экономик мира был превращен в площадку по сведению счетов с Россией. Это вопиющая дискредитация самой идеи «двадцатки». Свою роль сыграла и психическая неуравновешенность принимающей стороны (незадолго до встречи в верхах австралийский премьер-министр Эббот пообещал устроить Путину «лобовое столкновение», – прим. ред.). Надеюсь, ситуация будет исправлена в следующем году (в 2015-м саммит состоится в Турции, – прим. ред.).

 

В первую очередь Путина интересовало мнение председателя КНР Си Цзиньпина (на недавнем саммите АТЭС в Пекине Си и Путин держались почеркнуто вместе, тогда как Обама – на дистанции, – прим. ред.). В Брисбене состоялась конструктивная встреча группы БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР, – прим. ред.), которая обсудила вопросы, реально заботящие мир, и лидеры БРИКС высказали поддержку России. Обращу внимание и на то, что Ангела Меркель призвала продолжать диалог с Москвой, а Франсуа Олланд вообще довольно приветливо пообщался с нашим президентом (называя его «дорогой Владимир» и на «ты», – прим. ред.). И это, конечно, объяснимо: в отличие от США, Германия и Франция не хотят войны в Европе. Поэтому, несмотря на неприятный осадок, в целом результаты визита российской делегации можно считать успешными.

 

 

Тимофей Бордачев

 

— Путин не принимал участия в недавних торжествах, посвященных 25-летию разрушения Берлинской стены. В Берлин полетел Михаил Горбачев, где, по разговорам, у него состоялась непростая дискуссия с Ангелой Меркель… Мне доводилось встречаться с такой оценкой: падение Берлинской стены – это первая европейская «оранжевая революция», направленная против России. Великобритания и Америка давно и успешно сталкивают лбами наши страны и извлекают из этого выгоду. И сегодня Германия находится под «железной пятой» США, свидетельством чего является нынешняя «санкционная война». Насколько соответствуют действительности такие высказывания?  

 

— Что касается событий 25-летней давности, то к концу 1980-х годов Советский Союз сам в значительной мере отказался от эффективного контроля над странами Восточной Европы. Многие склонны считать, что эти страны были брошены на произвол судьбы и остались без поддержки, на которую могли рассчитывать ранее. В этих условиях вполне естественно, что накопившееся народное недовольство социалистическими режимами проявилось в форме революций. Наиболее мягкую мы наблюдали в Чехословакии, наиболее кровавую – в Румынии.   

 

Если говорить о международном положении Германии, то, безусловно, нельзя отрицать того, что после поражения во Второй мировой войне степень влияния Америки на Германию, в том числе на ее внешнюю политику, достаточно велика. Соединенные Штаты могут оказывать влияние на Германию через свои агентурные сети, через «агентов влияния» и просто за счет колоссального объема взаимных экономических связей. Германия не может позволить себе такую роскошь, как конфликт с Соединенными Штатами. Вместе с тем утверждать, что все дело в «сговоре» Великобритании и США, инспирирующих конфликты между Германией и Россией, включая и явно происходящий сейчас, это значит поверхностно оценивать положение дел.

 

Решения, приносящие реальный ущерб германскому бизнесу, экономике, не принимаются исключительно под внешним, пусть даже сильным влиянием. Они обусловлены более серьезными факторами – национальными интересами самой Германии, которая сейчас переосмысливает свою роль в Европе. Германия становится центром гравитации, и тем самым, сама того не желая, обескровливает европейскую периферию, в первую очередь страны Южной Европы. Происходит процесс «ползучей германизации» Европейского Союза. Но это не означает чьей-то злой воли. Это естественный процесс, развивающийся с 1990-х годов, после объединения Германии. И на текущий конфликт России и Германии мы должны смотреть именно с этого угла.

 

Ну а что касается того, что Путин не поехал на празднование 25-летия падения Берлинской стены… Многие европейские и конкретно германские политики поддерживают намерение украинской хунты построить стену на границе с Россией. Согласитесь, ехать, чтобы пожимать руки таким политикам, это слишком.          

 

 

"Олланд довольно приветливо пообщался с нашим президентом: в отличие от США, Германия и Франция не хотят войны в Европе" 

 

— Вы упомянули об агентах. Повлияли ли коренным образом на взаимоотношения Германии и Америки «шпионские скандалы» прошлого и этого годов – разоблачение «прослушек» Меркель американскими спецслужбами, выявление американского шпиона в BND? Или эти события не могли испортить взаимоотношения двух стран? 

 

— Я склонен трактовать историю с «прослушками» и шпионский скандал как доказательство того, что США достаточно эффективно оказывают влияние на ситуацию в Европе. Но они и не скрывают этого. И не думаю, что эти события могли привести к ухудшению и тем более разрыву германо-американских отношений. Они только показали, насколько плотны эти отношения и что США могут себе позволить то, чего не могут позволить другие. Это рабочий момент в отношениях двух государств, не более того.

 

— Недавно Меркель предположила, что Великобритания может выйти из ЕС. Что это означает?

 

— Помните, как говорил генерал Лебедь? «Два медведя в одной берлоге не уживутся». Все то же самое можно сказать о Германии и Великобритании в ЕС. Степень падения Франции колоссальна. В течение последних 7 лет французы имели в качестве президентов удивительных бездарностей, которые полностью «промотали» весь международный авторитет Франции, который был накоплен со времен де Голля. Франция уже не может играть серьезной сдерживающей роли в отношении Германии. Германия и Великобритания остались главными конкурентами, представляющими две модели, две концепции развития ЕС. Великобритания видит Евросоюз зоной свободной торговли, Германия больше – политическим союзом, протогосударством со своим доминированием, под своим «дирижированием». Большинство европейских политиков не хотят выхода Великобритании из ЕС, Германия же имеет все основания этому не противиться. Великобритания на самом деле тоже хочет остаться в Евросоюзе, но не на подчиненном месте в смысле экономического регулирования (обещанный Кэмероном референдум по выходу Великобритании из ЕС и демонстративная позиция британских властей – это в значительной степени шантаж). Соединенные Штаты хотят того же. Впереди на европейском континенте – конкуренция именно этих двух стран, Германии и Великобритании.

 

 

"Впереди на европейском континенте – конкуренция Германии и Великобритании"

 

— Настолько уверенно чувствует себя Германия?

 

— У нее и выбора-то нет: ее выталкивает вперед углубленная общеевропейская экономическая интеграция и переход на евро, когда крупнейшая экономика, наиболее успешный экономический игрок естественным образом стягивает на себя большинство ресурсов и начинает играть бОльшую политическую роль.

 

— Европейцы не забыли, чем заканчивалось усиление Германии в прошлом веке?

 

— Германское общество и государство прошли большую эволюцию и смогли избавиться от милитаризма, которые им были присущи в течение ста лет – с середины XIX века до 1945 года. Германия вернулась к положению мирного гиганта, осуществляющего мирную экспансию. Но это все равно экспансия, поэтому Германия побаивается России, умеющей применять военную силу. 

 

«Меркель не является пророссийским политиком»

— Тимофей Вячеславович, в недавно опубликованной журналом «Россия в глобальной политике» статье Самуэля Чарапа и Джереми Шапиро обозначено генеральное противоречие: в России убеждены, что Запад бесцеремонно наступает на территории ее исторического влияния и жизненно важных интересов; Запад же полагает, что решение о сближении с ЕС и НАТО – также бесцеремонно попираемое Россией суверенное право стран бывшего Варшавского договора и бывших республик СССР, таких как Украина, Молдавия, Грузия. Как вы думаете – стороны договорятся о разделе сфер влияния или придется жить «в разводе»?  

 

— Я считаю, у России есть право препятствовать вступлению стран своей периферии в НАТО в соответствии с ее суверенными интересами. Позиция Соединенных Штатов здесь достаточно лицемерна, потому что сами Штаты ни за что бы не допустили коммунистического переворота где-нибудь в Мексике. Они даже в Чили свергали коммунистический режим, почему же Россия должна позволять игнорировать свои национальные интересы в непосредственной близости от своих границ? В итоге, как, собственно, и предсказывалось, мы имеем войну на Украине. Чарап и Шапиро фиксируют существующую коллизию. Да, придется с этим жить.

 

 

"Европа старается прижаться к США. Поэтому союз Европы и России – фантастический сюжет"

 

— Почему же Германия по ту сторону от нас? Только потому, что ей нужна поддержка США в соперничестве с Великобританией?  

 

— Когда в мировом сообществе нарушает закон, международное право один, Соединенные Штаты, это еще можно терпеть. Но когда закон сообщества нарушает уже второй, Россия, когда исключение становится практикой, это может привести к анархии. Этого европейцы очень сильно испугались.

 

— Некоторые эксперты видят подоплеку в том, что Германия – исторический, естественный враг России на евразийском пространстве. Другие, напротив, считают, что Германия исторически симпатизировала России, осознавая, что только в союзе с нами может доминировать в Европе. Кто прав?  

 

— По моему мнению, нельзя говорить, что истинна какая-то из двух этих позиций. Союзничество с Россией и усиление роли Германии в Европе – две взаимоисключающие вещи. Усиление Германии в Европе означает ослабление России, ее вытеснение на периферию. В той же ситуации вокруг Украины Германия является одним из основных выгодополучателей – от заключения соглашения об ассоциации Украины в ЕС, от открытия украинского рынка. Жесткие действия России сильно задели Германию, что и отразилось на санкциях, которые немцы активно поддержали. Но и говорить, что Россия и Германия являются историческими, естественными врагами на европейском пространстве, я бы тоже не стал. Наши страны должны разделить ареалы своих интересов и относиться к ним с уважением.    

 

— Кстати, об уважении. Наши – и либеральные, и консервативные – издания упрекнули немцев в неблагодарности по отношению к Советскому Союзу и Горбачеву. Дескать, на разрешение объединиться Германия ответила расширением ЕС и НАТО, хотя Горбачеву были даны совсем иные обещания. Справедливо ли, с вашей точки зрения, обвинять немцев в «исторической неблагодарности», в неадекватности нашим давним надеждам на них? 

 

— Во-первых, дискуссии о том, какие обещания были даны при воссоединении Германии и были ли вообще даны какие-то обещания, ведутся до сих пор, причем однозначного ответа так и нет. Количество тех, кто говорит, что обещания были, равно количеству тех, кто говорит, что никаких обещаний не было вовсе.   

 

Во-вторых, проявлением неадекватности является скорее манера рассчитывать на благодарность в международной политике. Государство, и германское, конечно, тоже, несет слишком большую ответственность перед своими гражданами, чтобы строить внешнюю политику исходя из интересов другого государства. Для своих граждан одними из основных ценностей являются экономическое развитие и безопасность. Для немцев безопасность воплощается в целостности западного блока, уверенном состоянии его военной составляющей – НАТО. И почему при этом Германия, которую объективно выталкивают вперед, заставляют брать на себя лидерство и играть более активную роль, в том числе в общеевропейской внешней политике, должна строить ее, отталкиваясь от интересов России, совершенно непонятно. Да, Германия повела себя не так, как ожидали многие в России, но она сделала это исходя из своих национальных интересов. Многие почему-то не понимают эту довольно простую мысль.

 

 

"Усиление Германии в Европе означает ослабление России, ее вытеснение на периферию"

 

ВЕСЬ ТЕКСТ - http://znak.com/moscow/articles/17-11-19-00/103219.html

18 Ноября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов