Кремль попал в цугцванг

 

Хороших ходов, чтобы держать все под контролем, у Путина не осталось

Всю минувшую неделю Кремль порциями публиковал тайные планы новой политической реформы. Происходило это путем обнародования частей доклада Института социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) «Прямые выборы губернаторов и система сбора муниципальных подписей в 2012 году: влияние на развитие политической системы и направления совершенствования». Институт, напомним, возглавляет Дмитрий Бадовский – советник первого замруководителя администрации президента Вячеслава Володина.

До четверга основные пункты реформы выглядели так:

– провести досрочные перевыборы губернаторов 31 региона, полномочия которых истекают в 2016-2017 годах;

– рассмотреть возможность смешанной системы выборов в Госдуму, чтобы снизить риск возникновения внутриэлитных конфликтов на местах (депутаты-одномандатники могут иметь губернаторские амбиции и рассматривать участие в думских выборах как этап своей губернаторской кампании);

– вернуть порог явки избирателей на выборах, отмененный в 2006 году, и установить его на планке 35% (предложение ИСЭПИ будет изучено, – сразу же заявил депутат ГД от «Единой России» Владимир Плигин).

Вечером в четверг доклад был, наконец, опубликован целиком на сайте «Единой России». Оказалось, последняя его часть – самая резонансная. Эксперты фактически предложили вернуться к системе назначения губернаторов – в тех субъектах РФ, которые сами откажутся от прямых выборов на региональном референдуме (согласно Конституции, утверждает Дмитрий Бадовский, такое право есть у каждого субъекта РФ).

Субъектам предлагается формировать региональные власти по одной из четырех моделей:

– выбирать губернатора из числа региональных депутатов;

– выбирать главу региональными депутатами по списку кандидатов от зарегистрированных в субъекте партий;

– прямые выборы населением по списку кандидатов, сформированному партиями, представленными в региональном парламенте;

– партия-победитель на выборах в парламенте субъекта РФ сразу после выборов (до декабря 2011 года – по истечении полномочий главы субъекта) предлагает президенту для назначения главой региона кандидатов из первой тройки своего списка (раньше — любых), одного из которых он вносит на одобрение регионального парламента.

Четвертая модель особенно нравится авторам доклада. Она лишь нюансами отличается от формы назначения губернаторов, от которой власти отказались после митингов протеста в декабре 2011 года. «Эта модель мне нравится больше всего. Я не являюсь сторонником прямых выборов губернаторов», – заявил господин Бадовский.

Словом, Кремль всерьез взялся за укрепление властной вертикали, несколько расшатанной в годы президентства Дмитрия Медведева.

 

«Доклад ИСЭПИ – это отражение политической ситуации в России», – уверен профессор МГИМО, лидер партии «Новая сила» Валерий Соловей.

 

– Считается, что в российских элитах идет борьба между сторонниками жесткого курса и сторонниками политических реформ, – говорит Соловей. – Но Бадовский, как человек умный, понимает: настоящие реформы – либерализация законодательства, политический жизни – чреваты потерей управляемости. Поэтому он вынужден лавировать между сторонниками условно жесткого и условно либерального курса, да еще учитывать реалии. В результате, в недрах ИСЭПИ и появился гибридный проект: создать видимость политической реформы, при этом ничего не меняя по существу, и даже попытаться закрутить гайки. Усложнить политическую систему и назвать ее более либеральной, а на деле позволить реализовать заложенные возможности только одной партии – «Единой России». Другими словами, в очередной раз сказать о либерализации политической жизни и ничего не сделать в этом направлении.

«СП»: – Мы увидим массовое переназначение губернаторов через три года?

– Я бы не стал заглядывать так далеко вперед. На деле, ситуация очень нестабильна, и нестабильность нарастает. Внешне – я имею в виду политические проявления – это пока не очень очевидно. Но глубинные течения, которые можно обнаружить путем изучения социологических отчетов, показывают: риск дестабилизации крайне высок вследствие роста социальной напряженности. Поэтому я бы не стал загадывать на три года вперед, мне кажется, горизонт прогнозирования должен быть значительно ближе, поскольку ситуация начнет меняться раньше.

«СП»: – Каким образом Кремль может укрепить стабильность?

– Власть, которая вошла в состояние саморазрушения (именно это мы видим в России), традиционно пытается делать это одним способом. Она колеблется между некими либеральными шагами и закручиванием гаек. Или закручивает гайки под видом либерализации – как в случае с идеями Бадовского. Как правило, подобный курс приводит к катастрофе власти. Более того: власть, вступив в фазу саморазрушения, совершает шаги, каждый из которых ухудшает ее положение. Это рок, если хотите. Во всех странах, где происходили серьезные социальные и политические перемены, включая Россию, власть вела себя подобным образом. Знаете, это как цугцванг в шахматах, когда хороших ходов просто не остается.

«СП»: – Если брать исторические параллели, с каким временем можно сравнить то, что происходит сейчас?

– Параллель очевидна – 1990-1991-е годы. Кстати, именно этой параллелью питается страх власти перед проведением серьезных политических реформ демократического толка. Именно воспоминаниями о 1990-1991-х годах живет наша элита, и она в ужасе перед тем, что может произойти. Тем не менее, финал неотвратим: делать вид, что что-то меняется, и ничего не менять, больше не получится…

 

«Вряд ли власть решится выносить на референдум вопрос об отказе от прямых выборов губернаторов: результат голосования непредсказуем», – считает депутат Госдумы, член ЦК КПРФ Олег Куликов.

 

– За последний год избиратели намного лучше стали понимать политическую ситуацию, – говорит Куликов. – Власти пора бы понять, что нельзя вечно обманывать население, говорить, что у нас существует демократия и честные выборы. Надо или вводить прямые выборы, или сделать «Единую Россию» «руководящей и направляющей», по образцу КПСС. Правда, в этом случае единороссам придется отвечать за все, а они этого явно не хотят.

Бадовский предлагает вернуться к схеме, когда кандидатов в губернаторы выдвигает победившая в регионе партия. Но что значит победившая? В наших реалиях такая партия зачастую представляет интересы не самой большой части населения. Бесспорно, нам нужны прямые выборы глав субъектов РФ. Да, они тяжелые, но губернатор должен избираться населением, должен слышать население и отвечать перед избирателями за ситуацию в регионе. А у нас получается, что губернатор отвечает перед тем, кто его назначил – перед президентом или, в лучшем случае, перед заксобранием.

«СП»: – Можно ли доклад ИСЭПИ считать планом Кремля?

– Вряд ли Бадовский получил карт-бланш на написание такого плана. Это, скорее, один из вариантов плана, представленный одной из экспертных групп. Кроме того, я точно знаю, что референдумов власть боится и вряд ли согласится, чтобы вопрос об отмене прямых выборов решался в таком формате. Практика показывает, что референдум – вещь абсолютно непрогнозируемая. Поэтому политические вопросы на референдум никогда выносить не будут. Да, проблема формирования власти в регионах существует. И вариантов ее решения, с точки зрения власти, немного: вернуться к назначению губернаторов или придать этим назначениям вид якобы выборов. Это лукавая попытка уйти от прямых выборов глав регионов, но, думаю, уйти у Кремля не получится. Население не поймет курс на назначение наместников, которые на местах, как правило, не пользуются популярностью…

 

«Реформа, предлагаемая ИСЭПИ, будет способствовать дальнейшему росту недовольства», – предупреждает депутат Госдумы третьего и четвертого созывов Виктор Алкснис.

 

– Мы видим, как из-под ног власти потихоньку уходит фундамент – поддержка населения, – говорит Алкснис. – Кремль понимает, что на честных выборах губернаторов его кандидаты неизбежно потерпят поражение. Поэтому Владимиру Путину важно сделать процесс избрания глав регионов предельно контролируемым. Думаю, нынешняя власть просто забыла события, которые потрясли Россию 100 лет назад. Тогда имперская, центральная власть тоже делала вид, что готова поменять политическую модель, а на деле закручивала гайки. Чем это закончилось, мы все хорошо знаем…

Андрей Полунин

http://svpressa.ru/politic/article/60874/

16 Ноября 2012
Поделиться:

Комментарии

Критик , 16 Ноября 2012

За «делом Сердюкова» логичны отставка правительства и досрочные президентские выборы

Известный московский политолог

– о заговоре «кремлевских» против Путина и будущем президенте

Отставка Анатолия Сердюкова с поста министра обороны и назначение Сергея Шойгу

– свидетельство не усиления антикоррупционной кампании,

как преподносят официальные СМИ,

а заката Владимира Путина как единовластного лидера

и высшего арбитра элит,

убежден известный политолог Андрей Пионтковский.

Следующий шаг – отставка правительства Дмитрия Медведева,

а в обозримом будущем - досрочные президентские выборы.

- Андрей Андреевич, почему зачистка внутри «высшего эшелона» началась именно с Минобороны,

а не с какого-то другого ведомства?

Значит ли это, что Вооруженным силам вдруг стало

уделяться дополнительное внимание, и почему?

- Я думаю, это вопрос личностный, персональный.

Количество высокопоставленных врагов, которых нажил Сердюков,

просто зашкаливало за все разумные пределы.

Он настроил против себя весь генеральский корпус, весь ВПК.

(Кстати, единственное, в чем я на его стороне, это его жесткие требования

к качеству оборонной продукции, требования современного оружия,

а не того, что армии подсовывали,

- модификаций образцов еще советского оружия).

Добавим перспективу «распила» 23 трлн рублей,

выделенных на модернизацию армии.

Сердюков был явно лишним, поэтому его и съели.

А коррупция – это только повод, поскольку цифры,

вызвавшие скандал с «Оборонсервисом»,

– это весьма скромный масштаб по сравнению с тем,

что творится в любом государственном ведомстве

(напомним, бывший начальник департамента имущественных отношений МО Евгения Васильева

– один из основных фигурантов дела о нанесении бюджету,

с помощью подконтрольного министерству ОАО «Оборонсервис»,

ущерба на сумму более 3 млрд рублей; справочно:

по итогам 2011 года Счетная палата РФ насчитала нарушений

в расходовании бюджетных средств на 718,5 млрд рублей – ред.).

Генералы и ВПК – этого уже было достаточно,

но еще собралась влиятельная коалиция из ближайшего окружения

Путина – Иванов, Чемезов и «примкнувший к ним» Рогозин,

чтобы нанести окончательный удар по Сердюкову

(Сергей Иванов – руководитель администрации президента,

Сергей Чемезов – генеральный директор госкорпорации «Ростехнологии», Дмитрий Рогозин – зампред правительства РФ по ВПК

и гособоронзаказу – ред.).

Андрей Пионтковский:

"Шойгу может быть выходом и для политических кланов,

и для Путина, обеспечив ему такие же гарантии безопасности, какие он в свое время обеспечил для Ельцина"

Причем, по моему мнению, самое любопытное

с точки зрения дальнейших политических перспектив

- это то, что сделали они это независимо от Путина и даже вопреки ему, потому что он до последнего защищал Сердюкова,

считая, что тот правильно проводит военную реформу.

К тому же Путину нужен был противовес всем этим оборзевшим представителям ВПК.

И даже если бы Путин хотел уволить Сердюкова,

он бы сделал это элегантно, безо всякого скандала,

при формировании нового правительства.

Другими словами, этот скандал интересен прежде всего не тем,

что творится вокруг Министерства обороны, хотя это, конечно, важно,

а тем, что Путин абсолютно не контролирует ситуацию в своем ближайшем окружении, для которого уже не является бесспорным авторитетом.

То есть мы живем уже немножко в другой стране.

- Выходит, ворвавшись чуть ли не с телекамерами в квартиру Васильевой, где в то время находился Сердюков,

они вынудили Путина принять это решение?

- Совершенно верно.

Очевидно, что он сделал это под давлением.

Публичность – то, что не нужно Путину и не свойственно ему.

Если бы он хотел снять Сердюкова,

он бы не сделал этого в такой развязной манере,

дискредитирующей не только министра обороны, но и его, главнокомандующего, потому что все последние 4 года только он

защищал Сердюкова от многочисленных и влиятельных противников.

И еще один очень важный штрих:

информационная власть с первой минуты скандала работала,

можно сказать, против Путина.

Это очень тревожный сигнал для него.

Окружение уже задумывается, выполняет ли он те функции,

которые были возложены на него этой «бригадой» в 1999 году:

быть гарантом безопасности их собственности, ее легитимизации

и передачи по наследству, гарантом сохранения их власти.

- Я вспоминаю телерепортаж о том,

как только что назначенный министром обороны Шойгу приходит

к президенту вместе с новым начальником Генштаба

генерал-полковником Герасимовым,

и какое при этом выражение лица у Владимира Владимировича – унылое, подавленное.

- А текст?

Вспомните, что он говорил: наладьте взаимоотношения

с военно-промышленным комплексом, нужна стабильность.

Это же абсолютно противоположно всему пафосу его знаменитых предвыборных статей, где он писал,

что нам нужно современнейшее оружие, которое превосходит образцы

всех наших потенциальных противников.

Да, эта сцена «показаний под давлением» была наиболее показательной.

А сообщения о проблемах со здоровьем президента?

Это ведь тоже информационная атака.

Так вот, на что я хочу обратить внимание:

все эти неприятности вокруг Путина, вплоть до этой символической сцены, начались с сентября, когда он в довольно резкой манере потребовал

у элиты, включая высших чиновников и депутатов,

перевести все их зарубежные активы на родину.

Это встретило очень сильное сопротивление даже самых лояльных

– по этому поводу высказались Медведев,

Нарышкин (Сергей Нарышкин – спикер Госдумы – ред.),

вчера – Степашин

(Сергей Степашин – председатель Счетной палаты РФ – ред.),

за день до этого Верховный суд дал отрицательное заключение

на соответствующий законопроект

(документ был внесен всеми парламентскими фракциями и предусматривает уголовное наказание;

добавим,

что против его принятия выступили также зампред правительства РФ, курирующий СМИ, Владислав Сурков,

бывший руководитель фракции «Единой России» в Госдуме,

сын бывшего зама Шойгу в МЧС,

а теперь и.о. губернатора Подмосковья Андрей Воробьев,

представители губернаторского корпуса и Совета Федерации – ред.).

Это явное неповиновение элиты, которая смотрит на Путина

как на человека несколько, так сказать, неадекватного.

- Что на этом фоне означает фигура Шойгу?

- Это очень интересная фигура. Что Путин делал все 13 лет?

Он зачищал политическое пространство,

не позволяя появиться какой-то состоятельной и популярной личности.

То же самое несколько месяцев назад было сделано и в отношении Шойгу, которого отправили, как у нас говорят, «в деревню»,

на Московскую область.

Для него это было, конечно, понижением, потому что он таким образом отрывался от МЧС, своей «малой армии», подчинявшейся лично ему.

И вдруг, вопреки всей своей многолетней практике,

Путин собственными руками создает фигуру колоссальной политической силы.

Шойгу еще ничего не сделал, а уже любимец армии.

Только вернул парад суворовцев и нахимовцев на Красную площадь,

и все – за одно это его уже все генералы возлюбили (в 2010 году

Анатолий Сердюков заменил воспитанников суворовских и нахимовских училищ на параде Победы представителями союзнических войск – ред.).

- Я где-то читал, что в Минобороны замену Сердюкова на Шойгу отмечали как весть о Победе 9 Мая 1945 года.

- Это написал бывший пресс-секретарь Минобороны Виктор Баранец

(в настоящее время – военный корреспондент «Комсомольской правды»

и популярный блогер – ред.).

А он знает, что пишет.

Вообще, это кощунственное сравнение,

но оно передает степень ликования.

Но самое главное - Шойгу для нашего затюканного избирателя

- это самый незапятнанный человек: тушит, спасает, выносит детей из огня. Если власти нужен «другой парень» - это определение не мое,

а инсайдера Павловского (Глеб Павловский, политолог и политтехнолог,

в свое время участвовавший в PR-сопровождении Путина – ред.),

- то это идеальный вариант, который при полной дискредитации всего политического класса и в значительной степени самого Путина сможет обеспечить стабильность.

То есть если завтра досрочные выборы, то это единственная фигура, которую власть может спокойно «продать» населению.

И Путин создал ее своими руками –

это тоже указывает на вынужденность принимаемых им решений

и давление, в условиях которого он работает.

- Недавно, выступая в Екатеринбурге, Сергей Кургинян заявил,

что есть два клуба:

консервативный, путинский, и либеральный, медведевский. Выходит, защищая свою собственность, свое будущее,

эти два клуба могут «подружиться против» Путина?

- Да! Шойгу может обеспечить их перемирие.

А Путин, впервые столкнувшись с такими откровениями

– что он не может рассчитывать на безусловную лояльность своего ближайшего окружения,

- возможно, впервые начал задумываться над тем,

что ему не удастся пробежать президентом всю жизненную дистанцию. Если такой скандал и облом случился в 2012 году,

то что будет в 18-м, 24-м, 30-м?

Там, наверху, постепенно отрываешься от реальности,

но когда вот так откровенно опускают носом в это самое,

мозги быстро прочищаются.

Путин человек неглупый, видимо, начал соображать,

что просидеть в Кремле еще лет 20 не получится,

и начинает думать о стратегии добровольного ухода.

И тут Шойгу может быть выходом и для обоих политических кланов,

о которых вы говорите, и для Путина, обеспечив ему такие же гарантии безопасности, какие он в свое время обеспечил для Ельцина.

Ведь что произошло в 1999 году?

Правящий клан поставил вместо Ельцина абсолютно проельцинского Путина, но продавали-то его нам как анти-Ельцина: спортивный, государственник, державник.

Теперь и Шойгу, откровенный ставленник клептократии,

который гарантирует безопасность ей и Путину,

тоже будет «продаваться» нам как анти-Путин,

как безукоризненно честный человек.

- Хотя таким он, вероятно, не является… Андрей Андреевич,

в «деле Сердюкова» задействованы Следственный комитет, прокуратура, а Иванов и Чемезов – выходцы и КГБ.

Значит, Путин не контролирует даже силовые органы?

- История с Сердюковым – яркая иллюстрация этого.

А когда первому лицу навязывают решения,

он перестает быть первым лицом.

Путин-мачо никогда бы не позволил возвыситься такой фигуре,

как Шойгу.

Значит, он уже не мачо.

- А антикоррупционные дела о ГЛОНАССе, об АТЭС,

последовавшие сразу после «переворота» в Минобороны,

– это что за сигналы?

- А это уже отмашка другим кланам.

Сейчас начинается война всех против всех по реализации

своих мелких рейдерских задач:

если Путин уже не «пахан» и у Иванова, Чемезова и Рогозина получилось, то почему не получится у тех, кто хотел бы «сожрать» Иванова, например?

- То есть дело о ГЛОНАССе направлено против Иванова?

- По-моему это очевидно.

Вспомните его дурацкую фразу:

я знал об этом два года, но боялся спугнуть.

Она войдет в учебники истории.

Он тем самым подписал себе «смертный приговор».

- По логике вещей следующий шаг

– отставка правительства Медведева.

По данным наших источников, она произойдет в декабре…

- Об этом вся Москва говорит.

Медведев никогда не был «паханом»,

а после публичного позора 24 сентября 2011 года и подавно

(имеется в виду заявление Медведева на съезде «Единой России» о решении передать Путину президентскую власть – ред.).

Да и Путин не планировал его в премьер-министры,

тот просто на коленях вымолил.

Так что отставка правительства Медведева

– дело решенное, это вопрос времени.

А вот кем он будет заменен, зависит оттого,

как стремительно будет развиваться ситуация,

которую мы только что обсудили.

Если быстро, то логично назначение премьер-министром Шойгу.

И это будет означать, что все обо всем уже договорились и развязка,

то есть досрочные выборы президента, неминуема и близка.

Близка, потому что Шойгу нельзя засидеться в премьер-министрах,

иначе этот бренд «протухнет».

Ссылка на статью

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов