Чего боится Кремль. «Все ждут сигнала от первого лица…»

Последние шаги Кремля направлены на успокоение бизнес-элит, хотя интересы простого населения страдают. Эксперты считают, что раскол элит беспокоит руководство страны больше, чем социальные проблемы населения.

 

Если собрать воедино последние громкие инициативы правительства и Кремля, получится, что их довольно легко разделить на двух условных адресатов: элиты и широкие слои общества, причем сигнал к этим двум группам будет исходить ровно противоположный. Так, последние скандальные законопроекты, принятые Госдумой в рекордные сроки, по мнению экспертов, имели не только политическую, но и экономическую подоплеку. Так, к примеру, запрет на размещение рекламы на кабельных каналах, отчасти – запрет иностранцам  учреждать и инвестировать в российские СМИ,  которые провоцируют масштабный передел рекламного и медиарынка, крайне выгодны крупным медиахолдингам, контролируемым людьми из ближайшего окружения президента Владимира Путина (ВГТРК, Первый канал, Газпром-Медиа Холдинг и Национальная МедиаГруппа) и новой объединенной рекламной компании, которую они создают.

 

Со скандалом приняли и так называемый «закон Ротенберга», предусматривающий материальные компенсации из бюджета россиянам, пострадавшим от «заведомо неправомочных» с точки зрения российского правосудия решений зарубежных судов.

 

Кроме того, еще месяц назад министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев заявил, что для поддержки компаний, попавших под санкции, могут быть использованы пенсионные накопления и средства Фонда национального благосостояния. Примерно тогда же стало известно, что государство окажет поддержку «Роснефти» - впрочем, необязательно выкупом за счет Фонда национального благосостояния новых облигаций «Роснефти» на 1,5 трлн руб,  как еще в августе предлагала сама «Роснефть».

 

При этом решения правительства и Кремля, которые касаются экономической жизни обычных граждан, малого или среднего бизнеса, носят ровно противоположный характер: платить придется больше, льгот станет меньше.

 

В итоговом проекте бюджета все-таки нет предложения  повысить налог с продаж, против которого все лето выступали различные бизнес-ассоциации («В условиях замедления экономики было принято решение не увеличивать налоговую нагрузку, за исключением точечных решений», – сказал журналистам накануне передачи бюджета в Госдуму министр финансов Антон Силуанов), также пока не дошли до реализации предложения повысить НДФЛ, НДС и отменить упрощенное налогообложение для ряда видов малого бизнеса.

 

Однако другие предложения со стороны правительства весьма вероятно будут реализованы и могут сильно сказаться на благосостоянии обычных граждан. Так, к примеру, Минфин предлагает с 2018 года обязать граждан самостоятельно уплачивать обязательные страховые взносы (сейчас эту функцию выполняет работодатель). Кроме того, Минздрав предлагает убрать порог страховых взносов (сейчас он составляет 52 000 рублей в месяц; остатки зарплаты, превышающие этот порог, налогом не облагаются). Увеличится и ставка на доходы физических лиц, полученные в виде дивидендов (с 9 до 13%). Сложнее станет покупать дешевые товары за границей через Интернет: правительство уже обсуждает идею снизить беспошлинный порог для интернет-торговли с 1000 евро до 150 евро. Поднимутся акцизы на сигареты, водный налог, плата за использование лесов.

 

Уже одобрено серьезное повышение  налога на имущество для физических лиц. Так, теперь налоговая база в отношении квартир будет определяться как ее кадастровая стоимость, уменьшенная на величину кадастровой стоимости 20 квадратных метров общей площади этой квартиры. Для жилых домов налоговая база будет уменьшена на стоимость 50 квадратных метров этого дома.  Кроме того, поправки дают возможность муниципалитетам повышать базовую ставку налога на имущество с 0,1 до 0,3% или понижать ее до нуля, устанавливая свои налоговые льготы, основания и порядок их применения.

 

Одновременно граждан ждет понижение темпов роста зарплат (напомним, что повышение зарплат бюджетникам было одним из главных предвыборных обещаний Владимира Путина в 2012 году перед президентскими выборами). Так, Минфин предлагает сократить темпы роста зарплат бюджетников до уровня инфляции, то есть до 5,5% в год, хотя ранее оно предполагалось на 10% в год. В частности, замедлится темп роста зарплат в сфере образования и здравоохранения. Ранее в «дорожной карте» правительства 2013 года к 2018 году зарплаты этих категорий граждан должны были увеличиться примерно в полтора раза.

 

Пока неизвестно, что станет с госпрограммами: правительство только начало их ревизию; для этого создана комиссия по повышению эффективности бюджетных расходов во главе с первым вице-премьером Игорем Шуваловым.

 

Если наложить последние экономические инициативы правительства на модные в последнее время в политических кулуарах слухи о заговоре против Путина и о том, что настоящая цель санкций Запада – давление на крупный бизнес с тем, чтобы в итоге спровоцировать смену режима, возникает ощущение, что Кремль в условиях серьезного экономического кризиса предпринимает все усилия, чтобы смягчить эффект от санкций для крупного бизнеса, однако готов пожертвовать качеством жизни россиян.

 

Руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев отмечает, что, действительно, внутриэлитный раскол сейчас Кремлю кажется большим риском; в то время как машина госпропаганды для управления массами отстроена.

 

«Я думаю, что политика Кремля - латание кафтана там, где он трещит. Не случайно такое внимание уделяется социологическим опросам, а в них блоку вопросов по проблемному полю. Пока протест не выражен, можно заниматься перераспределением от населения к тем, например, кто в результате санкций теряет собственность и активы за рубежом. Но это пока. Система известная - сдержки, противовесы, движение - всё, конечная цель - ничто. Прожить еще один год спокойно. И еще один. И еще один хотя бы относительно спокойно. За деревьями не видно леса. Но эта тактика себя оправдывает. Вот буквально на днях президент России Владимир Путин поручил правительству уточнить государственные программы с учетом приоритетов социально-экономического развития РФ, а также установить персональную ответственность чиновников за эффективность проводимых мероприятий и достижение целевых показателей. Все красиво и правильно. Но о каких приоритетах речь? Уровень и качество жизни как приоритет выпали. И это печально», - отмечает Калачев.

 

Политконсультант Глеб Кузнецов считает, что трактовать последние действия Кремля и правительства как игру на интересы элиты в противовес интересам населения ошибочно.

 

«Это не шаг в интересах элиты. Это арифметика. Когда ты отнимаешь по тысяче у 150 миллионов человек, это больше, чем если ты отбираешь по сто тысяч у миллиона. Вопрос не в политике, а в экономике. Разграбить пенсионные фонды, заставить платить больше налогов и выгнать на улицу врачей, поставив ноль в графе ЖКХ попутно, - это легко администрируемые большие доходы. А с богатых деньги выбивать технически тяжело, и не те объемы. Богатых мало, бедных много», - отмечает Кузнецов.

 

Собеседник Znak.сom, близкий к администрации президента, на вопрос о том, насколько Кремль опасается внутриэлитного раскола и насколько готов предпринимать какие-то экономические действия для того, чтобы его избежать, отвечает уклончиво: «Проблема в том, что все ждут сигнала от первого лица, чтобы первое лицо определило стратегию. Но сигнала пока нет».

 

Астраханский политик, справедливоросс Олег Шеин считает, что Кремль не совершал и ранее никаких антиэлитных шагов.

 

«Достаточно вспомнить регрессивный ЕСН, плоскую шкалу подоходного налога и льготное (9%) налогообложение рантье по сравнению с налогообложением работников (13%). Просто дыры, которые расширяются с неимоверной быстротой, заполняют за счет экономии на социалке. Не забудьте и закон об уголовном наказании за вторичный “незаконный” митинг или пикет», - сказал Шеин Znak.сom.

 

Оппозиционный политик Илья Яшин считает, что политика Кремля по умиротворению элит вполне осознанная.

 

«Население пока несильно почувствовало эффект от санкций, а так называемые элиты ощутили удар в полной мере. Путин демонстрирует им, что своих людей он не бросает, а так как нельзя раздать всем сестрам по серьгам, то народу достается пропагандистское пойло, а реальные дивиденды получают приближенные к Кремлю бизнесмены», - считает Яшин.

 

Член Высшего совета «Единой России», глава АПЭК Дмитрий Орлов считает подобные гипотезы несостоятельными: по его мнению, раскола в элитах нет, за исключением ситуативных разногласий.

 

 «Тот же самый «закон Ротенберга» адресован не владельцам вилл, а компаниям, которые могут пострадать, поэтому, на мой взгляд, дело не во внутриэлитном расколе, а в системных угрозах для экономики», - сказал Орлов Znak.сom.

 

 

 

Екатерина Винокурова

http://znak.com/moscow/articles/15-10-12-28/103084.html

16 Октября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов