Медведев выбирает отечественное

 

Дмитрий Медведев
Дмитрий Медведев
Фото: government.ru

 

Премьер-министр Дмитрий Медведев 14 июля подписал постановление правительства, которое запрещает государственным и муниципальным учреждениям закупать различную технику иностранного производства. В первую очередь речь идет об иномарках, но затем под ограничения попадет продукция для текстильной промышленности и медицинское оборудование.

На первый взгляд глава правительства, фактически, удовлетворил давним требованиям оппозиции по запрету на приобретение для чиновников дорогих автомобилей. В постановлении правительства ничего не сказано про ограничение цены, однако очевидно, что иномарки премиум-класса у нас в стране пока не производятся. Чтобы обойти запрет, придется к 2018 году локализовать производство на 60-70%, а это может быть выгодно только в случае массового выпуска бюджетных моделей — но не дорогостоящих автомобилей бизнес-класса.

Однако в свежем постановлении правительства все не так просто. Это признал и сам премьер. «Речь идет не только о резонансных темах, но и об общественном транспорте, специальной технике, которая используется экстренными службами, бюджетными организациями, о технике, которая применяется в коммунальном хозяйстве, строительстве, целом ряде других сфер», — заявил Дмитрий Медведев.

Таким образом, во-первых, постановление касается не только чиновников, но и всех государственных и муниципальных структур. Иными словами, даже очень богатый город не сможет заказать уборочную технику за границей — он будет вынужден покупать отечественные аналоги, пусть они немного чаще ломаются, немного больше загрязняют окружающую среду и немного шумнее. Также за государственный счет не получится купить за границей комбайн или сеялку.

Во-вторых, под вопросом и закупки общественного транспорта. Например, Москва недавно заказала у польской компании PESA партию низкопольных трамваев, аналоги которых в России на данный момент просто не производятся. В будущем планируется локализовать производство и собирать трамваи в России, но другие города, согласно решение правительства, будут лишены возможности закупки пробной партии за рубежом.

В самом правительстве уверены, что документ не накладывает ограничения на сотрудничество с иностранными производителями, а напротив, создает стимулы для более тесных контактов, для создания производственной кооперации и переноса производства в Россию.

Вице-премьер Аркадий Дворкович специально пояснил, что запрет касается не иностранных компаний, а техники, произведенной за рубежом. Таким образом правительство сможет и дальше закупать иномарки — но только при том условии, что они произведены в России.

Сегодня, согласно подзаконным актам, российской техникой считается та, производство которой локализовано на 30-40%. Зачастую это означает «отверточную сборку», когда на российское предприятие поступают все необходимые детали, а здесь их просто свинчивают друг с другом для получения конечного продукта.

По словам Дворковича, уровень необходимой локализации будет постепенно повышаться и достигнет к 2018 году 60-70% для различных предприятий. «Если компании будут этот график соблюдать, то они будут иметь возможность продавать эту технику и для государственных и муниципальных нужд, а не только на обычных коммерческих условиях на рынке», — подчеркнул Аркадий Дворкович.

Аркадий Дворкович и Дмитрий Медведев

Правительство, по утверждению Дворковича, взяло цифры не с потолка. Вначале были проанализированы имеющиеся возможности российский предприятий, а также существующие планы по сотрудничеству с иностранными компаниями. «По всем позициям у нас есть уверенность, что эту технику можно будет выпустить в России приемлемого, конкурентоспособного качества и по ценам, которые соответствуют уровню конкурентов. Никакого завышения цен здесь не предвидится, условия конкуренции не нарушаются», — заверил Аркадий Дворкович.

Постановление правительства даже одобрила Федеральная антимонопольная служба, которой, в теории, по роду своей деятельности надо бороться за сохранение максимальной конкуренции на всех возможных рынках.

Перечень ограничений, которые планируется ввести для закупок медицинского оборудования и в области текстильной промышленности, пока только разрабатывается. Однако, очевидно, основные критерии и логика будут такие же: запрет будет введен для той техники, которая, теоретически, может производиться на территории России.

Открыто на заседании правительства про это не говорили, однако очевидно, что преференции для отечественных производителей были приняты не последнюю очередь из-за сокращения инвестиций внутри страны и общих проблем в экономике. Частный бизнес и так собираются облагать увеличенными налогами, так что очередные сборы были бы восприняты крайне негативно. В этих условиях обязательства, которые берет на себя государство, не приведет к большим расходам частных предпринимателей, а вдобавок будет стимулировать инвестиции в Россию.

Логика, которой руководствуется правительство, в целом понятна. Считается, что производство автомобилей и сложной техники очень благотворно сказывается на устойчивости экономики. Дело в том, что для выпуска одного, например, автомобиля требуется не только работа достаточно большого завода, но и добыча металла, его обработка, производство сотен наименований различных комплектующих, в конце концов, не должна отставать от всего этого логистика. Таким образом в производственном цикле задействованы тысячи и десятки тысяч человек, работу которых оплачивает конечный покупатель. Если эти люди работают хорошо, то техника выходит с конвейера качественной, ее более охотно раскупают, зарплаты рабочих по всей производственной цепочке увеличиваются, они, в свою очередь, идут в магазины за продуктами, ходят в парикмахерские, делают ремонт в квартирах и т. д. Некоторые из этих граждан, в свою очередь, идут в автосалоны и покупают новые машины — таким образом, деньги ходят по кругу, доставляя каждому их временному держателю свою долю счастья. Получается, что от производства такой сложной техники выигрывают все — если они, конечно, хотят хоть как-то работать — а значит, государству, безусловно, имеет смысл стимулировать производство сложной техники внутри страны.

Приверженцы другой точки зрения считают, что ограничение конкуренции — а запрет на закупку иностранной техники, безусловно, можно описать именно так — в любом случае лишает производителей, которые оказались в выигрышных условиях, стимулов работать хорошо. В данном случае это означает, что муниципалитеты в любом случае должны будут закупать уборочную технику — при отсутствии предложения со стороны западных производителей они будут вынуждены обращаться к их российским конкурентам, даже если их продукция хуже или дороже.

Преференции отечественным производителям часто принимаются за счет того, что у них очень большие лоббистские возможности. Завод от введения запрета выигрывает в миллион раз больше того, что проигрывает один обычный покупатель. Соответственно, у него намного больше желания продавить в правительстве или парламенте свою точку зрения — покупатели почти всегда оказываются более пассивны.

Вице-премьер Аркадий Дворкович надеется, что благодаря нововведениям страна сможет «реализовать в полной мере преимущества российской промышленности, поднять ее на новый технологический уровень за счет таких дополнительных преференций».

Остается наедятся, что иностранные производители и правда разместят в России свои производства — иначе российские города и больницы окажутся лишены качественной техники. Ведь, как показывает практика, принять решение о предоставлении преференций намного проще, чем его отменить.

http://polit.ru/article/2014/07/15/russ/

15 Июля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов